Анна (имя)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Анна
еврейское

Другие формы: Энн, Ханна, Анни, Энни, Ания, Нана
Производ. формы: Анночка (Аннечка), Аннушка, Аннуша, Аннуся (Аннюся), Аннюня, Нюня, Аня (Ана), Анюра, Нюра, Нюрася, Нюраха, Нюраша, Анюша (Ануша), Нюша, Анюта, Нюта, Ануся (Анюся), Нуся (Нюса), Аннета, Нета, Ася[1]
Иноязычные аналоги:

азерб. Hanna
англ. Ann(e), Hanna
араб. حنان
арм. Աննա (Анна)
белор. Ганна
болг. Анна
венг. Anna
греч. Άννα
ивр.חנה ,אננה ,אנָּה‏‎
идишאַנע‏‎
исп. Ana
итал. Anna
кит. 安娜
кор. 안나
лат. Anna
нем. Anne, Anna
польск. Anna
рум. Anna
серб. Ана, Ana
укр. Ганна (Анна)
фин. Anna
фр. Anne, Anna
хорв. Ana
чеш. Anna
яп. アンナ

Связанные статьи: начинающиеся с «Анна»

[ru.wikipedia.org/wiki/Special:Search?search=%D0%90%D0%BD%D0%BD%D0%B0&fulltext=Search все статьи с «Анна»]

    В Викисловаре есть статья
     «Анна»

А́нна (от ивр.חַנָּה‏‎, Хан(н)а — «расположение, благосклонность, благоволение»[1]; тж. др.-греч. Άννα) — женское имя еврейского происхождения.

Анна — библейское имя; встречается 13 раз в первой книге Самуила (см. Книга Самуила). Библейский мужской вариант имени — Ханан.

Классический словарь библейского древнееврейского языка под редакцией Брауна, Драйвера и Бригса переводит корень חן имени Анна как «favour», «grace» (благосклонность, благоволение); при этом эта благосклонность может означать как благосклонность со стороны Бога, так и благосклонность со стороны людей[2].

Словарь русских имён Н. А. Петровского (2000) неверно интерпретирует имя Анна как означающее «грация, миловидность»[1][2][3][4].

Имя Анна никак не связано с шумерским богом Ану, и пришло в европейские языки через Септуагинту и Вульгату.

Производные: Анночка (Аннечка), Аннушка, Аннуша, Аннуся (Аннюся), Аська, Аннюня, Нюня, Аня (Ана), Анюра, Нюра, Нюрася, Нюраха, Нюраша, Анюша (Ануша), Нюша, Анюта, Нюта, Ануся (Анюся), Нуся (Нюса), Аннета, Нета, Ася[1].

В том же случае, если это имя переносится из английского языка, где оно также фигурирует как А(n)na(h), его принято писать и произносить по-русски как Анна; более обычная английская форма этого имени — англ. Ann(e) (Энн). Такие же колебания представлены в немецком (нем. Anna — Анна, нем. Anne — Анне). В романских языках: фр. Anne (Анн), исп. Ana (Ана), итал. Anna (Анна). В грузинском — груз. ანა (Ана).

Также существует индийское мужское имя Анна (см. Хазаре, Анна).





Известные носители

Библейские персонажи и христианские святые

Библейские персонажи (мужское имя)

  • Анна — иудейский первосвященник, персонаж Нового Завета.

Правители

Королевы Анны: см. Королева Анна

Имя Анна в искусстве

Напишите отзыв о статье "Анна (имя)"

Примечания

  1. 1 2 3 4 Петровский Н.А. [www.gramota.ru/slovari/dic/?pe=x&word=анна Анна]. Словарь русских личных имён. Грамота.ру (2002).
  2. 1 2 Brown, Driver, Briggs, «A Hebrew and English Lexicon of the Old Testament»
  3. Wilhelm Gesenius, «Hebrew and Chaldee Lexicon to the Old Testament Scriptures», Baker Books, 2000 Reprint
  4. Koehler, Baumgartner et al., The Hebrew and Aramaic Lexicon of the Old Testament
  5. [days.pravoslavie.ru/Life/life6429.htm Святая благоверная великая княгиня Анна]

Отрывок, характеризующий Анна (имя)

На породистой, худой, с подтянутыми боками лошади, в бурке и папахе, с которых струилась вода, ехал Денисов. Он, так же как и его лошадь, косившая голову и поджимавшая уши, морщился от косого дождя и озабоченно присматривался вперед. Исхудавшее и обросшее густой, короткой, черной бородой лицо его казалось сердито.
Рядом с Денисовым, также в бурке и папахе, на сытом, крупном донце ехал казачий эсаул – сотрудник Денисова.
Эсаул Ловайский – третий, также в бурке и папахе, был длинный, плоский, как доска, белолицый, белокурый человек, с узкими светлыми глазками и спокойно самодовольным выражением и в лице и в посадке. Хотя и нельзя было сказать, в чем состояла особенность лошади и седока, но при первом взгляде на эсаула и Денисова видно было, что Денисову и мокро и неловко, – что Денисов человек, который сел на лошадь; тогда как, глядя на эсаула, видно было, что ему так же удобно и покойно, как и всегда, и что он не человек, который сел на лошадь, а человек вместе с лошадью одно, увеличенное двойною силою, существо.
Немного впереди их шел насквозь промокший мужичок проводник, в сером кафтане и белом колпаке.
Немного сзади, на худой, тонкой киргизской лошаденке с огромным хвостом и гривой и с продранными в кровь губами, ехал молодой офицер в синей французской шинели.
Рядом с ним ехал гусар, везя за собой на крупе лошади мальчика в французском оборванном мундире и синем колпаке. Мальчик держался красными от холода руками за гусара, пошевеливал, стараясь согреть их, свои босые ноги, и, подняв брови, удивленно оглядывался вокруг себя. Это был взятый утром французский барабанщик.
Сзади, по три, по четыре, по узкой, раскиснувшей и изъезженной лесной дороге, тянулись гусары, потом казаки, кто в бурке, кто во французской шинели, кто в попоне, накинутой на голову. Лошади, и рыжие и гнедые, все казались вороными от струившегося с них дождя. Шеи лошадей казались странно тонкими от смокшихся грив. От лошадей поднимался пар. И одежды, и седла, и поводья – все было мокро, склизко и раскисло, так же как и земля, и опавшие листья, которыми была уложена дорога. Люди сидели нахохлившись, стараясь не шевелиться, чтобы отогревать ту воду, которая пролилась до тела, и не пропускать новую холодную, подтекавшую под сиденья, колени и за шеи. В середине вытянувшихся казаков две фуры на французских и подпряженных в седлах казачьих лошадях громыхали по пням и сучьям и бурчали по наполненным водою колеям дороги.
Лошадь Денисова, обходя лужу, которая была на дороге, потянулась в сторону и толканула его коленкой о дерево.
– Э, чег'т! – злобно вскрикнул Денисов и, оскаливая зубы, плетью раза три ударил лошадь, забрызгав себя и товарищей грязью. Денисов был не в духе: и от дождя и от голода (с утра никто ничего не ел), и главное оттого, что от Долохова до сих пор не было известий и посланный взять языка не возвращался.
«Едва ли выйдет другой такой случай, как нынче, напасть на транспорт. Одному нападать слишком рискованно, а отложить до другого дня – из под носа захватит добычу кто нибудь из больших партизанов», – думал Денисов, беспрестанно взглядывая вперед, думая увидать ожидаемого посланного от Долохова.
Выехав на просеку, по которой видно было далеко направо, Денисов остановился.
– Едет кто то, – сказал он.
Эсаул посмотрел по направлению, указываемому Денисовым.
– Едут двое – офицер и казак. Только не предположительно, чтобы был сам подполковник, – сказал эсаул, любивший употреблять неизвестные казакам слова.
Ехавшие, спустившись под гору, скрылись из вида и через несколько минут опять показались. Впереди усталым галопом, погоняя нагайкой, ехал офицер – растрепанный, насквозь промокший и с взбившимися выше колен панталонами. За ним, стоя на стременах, рысил казак. Офицер этот, очень молоденький мальчик, с широким румяным лицом и быстрыми, веселыми глазами, подскакал к Денисову и подал ему промокший конверт.
– От генерала, – сказал офицер, – извините, что не совсем сухо…
Денисов, нахмурившись, взял конверт и стал распечатывать.
– Вот говорили всё, что опасно, опасно, – сказал офицер, обращаясь к эсаулу, в то время как Денисов читал поданный ему конверт. – Впрочем, мы с Комаровым, – он указал на казака, – приготовились. У нас по два писто… А это что ж? – спросил он, увидав французского барабанщика, – пленный? Вы уже в сраженье были? Можно с ним поговорить?
– Ростов! Петя! – крикнул в это время Денисов, пробежав поданный ему конверт. – Да как же ты не сказал, кто ты? – И Денисов с улыбкой, обернувшись, протянул руку офицеру.
Офицер этот был Петя Ростов.
Во всю дорогу Петя приготавливался к тому, как он, как следует большому и офицеру, не намекая на прежнее знакомство, будет держать себя с Денисовым. Но как только Денисов улыбнулся ему, Петя тотчас же просиял, покраснел от радости и, забыв приготовленную официальность, начал рассказывать о том, как он проехал мимо французов, и как он рад, что ему дано такое поручение, и что он был уже в сражении под Вязьмой, и что там отличился один гусар.
– Ну, я г'ад тебя видеть, – перебил его Денисов, и лицо его приняло опять озабоченное выражение.
– Михаил Феоклитыч, – обратился он к эсаулу, – ведь это опять от немца. Он пг'и нем состоит. – И Денисов рассказал эсаулу, что содержание бумаги, привезенной сейчас, состояло в повторенном требовании от генерала немца присоединиться для нападения на транспорт. – Ежели мы его завтг'а не возьмем, они у нас из под носа выг'вут, – заключил он.