Ань Го, Мария

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Мария Ань Го
婦安郭 瑪利
Рождение

1836(1836)

Смерть

11 июля 1900(1900-07-11)

Почитается

Католическая церковь

Беатифицирована

1955 год

Канонизирована

2000 год

В лике

святая

День памяти

9 июля

Подвижничество

мученичество

Мария Ань Го (кит. 婦安郭 瑪利, 1836 г., провинция Хэбэй, Китай — 11 июля 1900, там же) — святая Римско-Католической Церкви, мученица.





Биография

Во время ихэтуаньского восстания боксёров в 1899—1900 гг. в Китае христиане подвергались жестоким гонениям. 11 июля 1900 года Мария Ань Го была арестована вместе с матерью мужа Анной Ань Синь и родственницами Анной Ань Цзяо и Марией Ань Линхуа. Повстанцы потребовали от них отказаться от христианства. Арестованные женщины остались верны своей вере, были выведены за пределы деревни и казнены.

Прославление

Мария Ань Го была беатифицирована 17 апреля 1955 года Римским Папой Пием XII и канонизирована 1 октября 2000 года Римским Папой Иоанном Павлом II вместе с группой 120 китайских мучеников.

День памяти в Католической Церкви — 9 июля.

Источник

  • [www.op-stjoseph.org/resources/publications/chinamartyrs.pdf George G. Christian OP, Augustine Zhao Rong and Companions, Martyrs of China, 2005, стр. 88]  (англ.)

Напишите отзыв о статье "Ань Го, Мария"

Ссылки

  • [www.chinesemartyrs.ca/Saints/ViewSaints.aspx?id=43 Индекс святых]  (кит.) —  (англ.)
  • [www.vatican.va/news_services/liturgy/saints/ns_lit_doc_20001001_zhao-rong-compagni_en.html Китайские мученики]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Ань Го, Мария

Он помолчал и вздохнул, видимо стараясь успокоиться.
– Ежели бы Его не было, – сказал он тихо, – мы бы с вами не говорили о Нем, государь мой. О чем, о ком мы говорили? Кого ты отрицал? – вдруг сказал он с восторженной строгостью и властью в голосе. – Кто Его выдумал, ежели Его нет? Почему явилось в тебе предположение, что есть такое непонятное существо? Почему ты и весь мир предположили существование такого непостижимого существа, существа всемогущего, вечного и бесконечного во всех своих свойствах?… – Он остановился и долго молчал.
Пьер не мог и не хотел прерывать этого молчания.
– Он есть, но понять Его трудно, – заговорил опять масон, глядя не на лицо Пьера, а перед собою, своими старческими руками, которые от внутреннего волнения не могли оставаться спокойными, перебирая листы книги. – Ежели бы это был человек, в существовании которого ты бы сомневался, я бы привел к тебе этого человека, взял бы его за руку и показал тебе. Но как я, ничтожный смертный, покажу всё всемогущество, всю вечность, всю благость Его тому, кто слеп, или тому, кто закрывает глаза, чтобы не видать, не понимать Его, и не увидать, и не понять всю свою мерзость и порочность? – Он помолчал. – Кто ты? Что ты? Ты мечтаешь о себе, что ты мудрец, потому что ты мог произнести эти кощунственные слова, – сказал он с мрачной и презрительной усмешкой, – а ты глупее и безумнее малого ребенка, который бы, играя частями искусно сделанных часов, осмелился бы говорить, что, потому что он не понимает назначения этих часов, он и не верит в мастера, который их сделал. Познать Его трудно… Мы веками, от праотца Адама и до наших дней, работаем для этого познания и на бесконечность далеки от достижения нашей цели; но в непонимании Его мы видим только нашу слабость и Его величие… – Пьер, с замиранием сердца, блестящими глазами глядя в лицо масона, слушал его, не перебивал, не спрашивал его, а всей душой верил тому, что говорил ему этот чужой человек. Верил ли он тем разумным доводам, которые были в речи масона, или верил, как верят дети интонациям, убежденности и сердечности, которые были в речи масона, дрожанию голоса, которое иногда почти прерывало масона, или этим блестящим, старческим глазам, состарившимся на том же убеждении, или тому спокойствию, твердости и знанию своего назначения, которые светились из всего существа масона, и которые особенно сильно поражали его в сравнении с своей опущенностью и безнадежностью; – но он всей душой желал верить, и верил, и испытывал радостное чувство успокоения, обновления и возвращения к жизни.