Апостольские постановления

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Апо́стольские постановле́ния (греч. Ἀποστολικαὶ Διαταγαί; Διαταγαί τῶν ἁγίων Ἀποστόλων; лат. Constitutiones apostolicae); Постановления святых Апостолов чрез Климента, епископа и гражданина Римского — один из древних сборников канонического права Церкви, традиционно приписываемый святому Клименту Римскому; исследователями обычно датируется 380 годом и считается, что он создан в Сирии.

Но эта дата является приблизительной, книга написана гораздо раньше, была читаемой и имела распространение и авторитет среди православных, упоминается в книге Епифания Кипрского (315—403 годы) «Панарион», в главе «Против раскола авдиан», в споре о праздновании Пасхи. Епифаний пишет:

10. Для подтверждения своего учения авдиане ссылаются на Постановления Апостольские (τὴν τῶν ἀποστόλων διάταξιν), которые многими подвергаются сомнению; но их нельзя отвергать, ибо в них заключается все, относящееся к благочинию экклесии, и нет ничего, повреждающего веру, её исповедание, управление экклесии и правила. Изречение же, приведенное для подтверждения учения о Пасхе, вышеупомянутые авдиане плохо толкуют и по невежеству не так понимают.

Первые шесть книг «Апостольских Постановлений» корреспондируют с «Дидаскалией». 7-я книга «Постановлений» близка по содержанию к «Дидахе». 8-я книга сборника («Постановления Святых Апостолов о рукоположениях») носит по преимуществу церковно-правовой характер и содержит ряд изреченных от лица каждого из 12 апостолов правил о рукоположении клириков, об их правах и обязанностях и о церковной дисциплине.

85-е Апостольское правило («Правила святых апостолов») дает перечень «чтимых и святых книг», который включает два постановления святого Климента Римского, что подразумевает «Апостольские Постановления». Однако, как на Западе, так и Востоке статус «Апостольских Постановлений» был под сомнением. Так Правило 2-е Трульского Собора 691 года отвергает «Апостольские Постановления» как книгу, поврежденную еретиками:

Поелику же в сих правилах поведено нам приимати оных же Святых Апостолов постановления, чрез Климента преданныя, в которые некогда иномыслящие, ко вреду Церкви, привнесли нечто подложное и чуждое благочестия, и помрачившее для нас благолепную красоту Божественнаго учения, то мы, ради назидания и ограждения христианнейшия паствы, оныя Климентовы постановления благоразсмотрительно отложили, отнюдь не допуская порождений еретическаго лжесловесия, и не вмешивая их в чистое и совершенное апостольское учение.

Тем не менее, 8-я книга «Апостольских Постановлений» в извлечении и после Трулльского собора продолжала включаться в церковно-правовые сборники Православной церкви, в частности толкование на «Синопсис» Аристина, который лёг в основу русской «Кормчей».

Правила, заимствованные в «Кормчую книгу» из "Апостольских Постановлений", не были включены в «Книгу правил», которая играет роль действующего канонического кодекса в современной Русской Церкви.

Напишите отзыв о статье "Апостольские постановления"



Примечания

Ссылки

  • Апостольские постановления // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [khazarzar.skeptik.net/books/epiph/panarium/70.htm Епифаний Кипрский "Панарион" Против раскола авдиан,10]
  • [www.pravenc.ru/text/Апостольских%20постановлений.html Апостольские постановления] статья в Православной энциклопедии
  • [www.sedmitza.ru/text/432353.html Источники права доникейской эпохи] Глава книги: Протоиерей Владислав Цыпин. Церковное право (М.: Круглый стол по религиозному образованию в Русской Православной церкви, 1994. Изд-во МФТИ.)
  • [www.krotov.info/acts/04/2/constit_apost.htm Апостольские Поставновления (чрез Климента, епископа и гражданина Римского)] Текст в русском переводе (Казань, 1864).

Отрывок, характеризующий Апостольские постановления

– Ma bonne amie, [Мой добрый друг,] – сказала маленькая княгиня утром 19 го марта после завтрака, и губка ее с усиками поднялась по старой привычке; но как и во всех не только улыбках, но звуках речей, даже походках в этом доме со дня получения страшного известия была печаль, то и теперь улыбка маленькой княгини, поддавшейся общему настроению, хотя и не знавшей его причины, – была такая, что она еще более напоминала об общей печали.
– Ma bonne amie, je crains que le fruschtique (comme dit Фока – повар) de ce matin ne m'aie pas fait du mal. [Дружочек, боюсь, чтоб от нынешнего фриштика (как называет его повар Фока) мне не было дурно.]
– А что с тобой, моя душа? Ты бледна. Ах, ты очень бледна, – испуганно сказала княжна Марья, своими тяжелыми, мягкими шагами подбегая к невестке.
– Ваше сиятельство, не послать ли за Марьей Богдановной? – сказала одна из бывших тут горничных. (Марья Богдановна была акушерка из уездного города, жившая в Лысых Горах уже другую неделю.)
– И в самом деле, – подхватила княжна Марья, – может быть, точно. Я пойду. Courage, mon ange! [Не бойся, мой ангел.] Она поцеловала Лизу и хотела выйти из комнаты.
– Ах, нет, нет! – И кроме бледности, на лице маленькой княгини выразился детский страх неотвратимого физического страдания.
– Non, c'est l'estomac… dites que c'est l'estomac, dites, Marie, dites…, [Нет это желудок… скажи, Маша, что это желудок…] – и княгиня заплакала детски страдальчески, капризно и даже несколько притворно, ломая свои маленькие ручки. Княжна выбежала из комнаты за Марьей Богдановной.
– Mon Dieu! Mon Dieu! [Боже мой! Боже мой!] Oh! – слышала она сзади себя.
Потирая полные, небольшие, белые руки, ей навстречу, с значительно спокойным лицом, уже шла акушерка.
– Марья Богдановна! Кажется началось, – сказала княжна Марья, испуганно раскрытыми глазами глядя на бабушку.
– Ну и слава Богу, княжна, – не прибавляя шага, сказала Марья Богдановна. – Вам девицам про это знать не следует.
– Но как же из Москвы доктор еще не приехал? – сказала княжна. (По желанию Лизы и князя Андрея к сроку было послано в Москву за акушером, и его ждали каждую минуту.)
– Ничего, княжна, не беспокойтесь, – сказала Марья Богдановна, – и без доктора всё хорошо будет.
Через пять минут княжна из своей комнаты услыхала, что несут что то тяжелое. Она выглянула – официанты несли для чего то в спальню кожаный диван, стоявший в кабинете князя Андрея. На лицах несших людей было что то торжественное и тихое.
Княжна Марья сидела одна в своей комнате, прислушиваясь к звукам дома, изредка отворяя дверь, когда проходили мимо, и приглядываясь к тому, что происходило в коридоре. Несколько женщин тихими шагами проходили туда и оттуда, оглядывались на княжну и отворачивались от нее. Она не смела спрашивать, затворяла дверь, возвращалась к себе, и то садилась в свое кресло, то бралась за молитвенник, то становилась на колена пред киотом. К несчастию и удивлению своему, она чувствовала, что молитва не утишала ее волнения. Вдруг дверь ее комнаты тихо отворилась и на пороге ее показалась повязанная платком ее старая няня Прасковья Савишна, почти никогда, вследствие запрещения князя,не входившая к ней в комнату.
– С тобой, Машенька, пришла посидеть, – сказала няня, – да вот княжовы свечи венчальные перед угодником зажечь принесла, мой ангел, – сказала она вздохнув.
– Ах как я рада, няня.
– Бог милостив, голубка. – Няня зажгла перед киотом обвитые золотом свечи и с чулком села у двери. Княжна Марья взяла книгу и стала читать. Только когда слышались шаги или голоса, княжна испуганно, вопросительно, а няня успокоительно смотрели друг на друга. Во всех концах дома было разлито и владело всеми то же чувство, которое испытывала княжна Марья, сидя в своей комнате. По поверью, что чем меньше людей знает о страданиях родильницы, тем меньше она страдает, все старались притвориться незнающими; никто не говорил об этом, но во всех людях, кроме обычной степенности и почтительности хороших манер, царствовавших в доме князя, видна была одна какая то общая забота, смягченность сердца и сознание чего то великого, непостижимого, совершающегося в эту минуту.