Апостроф

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Апостроф
' ’
# $ % & ' ( ) * +

Характеристики

Название

'apostrophe
right single quotation mark

Юникод

': U+0027
: U+2019

HTML-код

'' или '
’ или ’

UTF-16

': 0x27
: 0x2019

URL-код

': %27
: %E2%80%99

Мнемоника

''
’

Апостроф
   '   
Машинописный апостроф 
Пунктуация
апостроф (’ ')
скобки ([ ], ( ), { }, ⟨ ⟩)
двоеточие (:)
запятая (,)
тире (, –, —, ―)
многоточие (…, ..., . . .)
восклицательный знак (!)
точка (.)
дефис ()
дефис-минус (-)
вопросительный знак (?)
кавычки („ “, « », “ ”, ‘ ’, ‹ ›)
точка с запятой (;)
Словоразделители
пробел ( ) ( ) ( )
Апостроф
Диакритики
акцент
акут(´)
двойной акут(˝)
гравис / вария(`)
двойной гравис( ̏)
кратка(˘)
перевёрнутая кратка( ̑)
гачек / háček(ˇ)
седиль / cédille(¸)
циркумфлекс / vokáň(ˆ)
умлаут(¨)
точка(·, ̣ )
крюк / dấu hỏi( ̉)
рожок / dấu móc( ̛)
макрон(¯)
знак ударения(  ́)
огонэк / nosinė(˛)
кружок / kroužek(˚, ˳)
апостроф()
густое придыхание / дасия()
тонкое придыхание / псили(᾿)
Знаки, иногда использующиеся как диакритические
апостроф()
перечёркивание(|)
двоеточие(:)
запятая(,)
дефис(˗)
тильда(~)
титло( ҃)
Диакритические знаки в других письменностях
Арабские диакритики
Диакритики в гурмукхи
Еврейские диакритики
Индийские диакритики
анусвара( )
чандрабинду()
нукта()
вирама()
Диакритики МФА
Японские диакритики
дакутэн(◌゙)
хандакутэн(◌゚)
Кхмерские диакритики
Сирийские диакритики
Тайские диакритики
Родственные темы
Пунктирный круг
Пунктуационные знаки

Апостро́ф[1] (фр. apostrophe от др.-греч. ἀπόστροφος — «обращённый назад») — небуквенный орфографический знак в виде надстрочной запятой (), который употребляется в буквенном письме разных языков в различных функциях.





Древнегреческий язык

В древнегреческом языке апострофом может обозначаться элизия, то есть непроизношение краткого конечного гласного перед начальным гласным следующего слова. Такой апостроф не отличается от знака тонкого придыхания (псили), однако, в отличие от последнего, ставится вместо элидированного гласного, а не над буквой. (Апострофом также называется соединение знаков тонкого придыхания и тяжелого ударения; этот знак употребляется и в церковнославянском.)

Русский язык

Апостроф применяется:

  • на месте иноязычного апострофа в иностранных именах собственных, чаще всего после начальных элементов д’, О’ и л’ ((Жанна д’Арк, О’Коннор, д’Артаньян, Брен-л’Аллё);
  • для отделения русских окончаний и суффиксов от начальной части слова, записанной латиницей (c-moll’ная увертюра, пользоваться E-mail’ом, перевод A. Préchac’а). Сочетание иноалфавитного слова с русским наращением считается нежелательным архаизмом[2], но в новой (2006 года) редакции «Правил русской орфографии и пунктуации»[3] (одобренной Орфографической комиссией РАН, но официально в действие не вступившей) не указываются какие-либо стилистические ограничения.

В русском языке апостроф недавно отнесён в новую категорию знаков письменности — «небуквенные орфографические знаки»[4] (туда же входят дефис, косая черта и знак ударения).

В старинной кириллической письменности на месте обязательного твёрдого знака (ера) в конце слова, заканчивавшегося согласной буквой, часто писался паерок — знак, напоминавший апостроф.

В 192030-е годы (в газетах — до 1950-х) в русской орфографии (в пределах Советской России и СССР) апостроф очень часто применялся также вместо буквы «Ъ» («об’явление» вместо «объявление»). Периодически такое употребление встречалось (хотя уже вне книг и прессы) и позже, на протяжении всего XX века, а иногда даже в наше время (во многом из-за использования ms-dos кодировок).К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3373 дня] Использование апострофа было следствием распространённой в первые годы советской власти практики полного изъятия из типографского набора буквы «Ъ»[5], а также тем, что в некоторых дешёвых моделях пишущих машин буква «Ъ» вообще отсутствовала (её, апостроф и все виды кавычек заменял единственный знак «"»[6]). Сделанные в 1920-е годы рельефные надписи с апострофом «Под’езд 1, Под’езд 2…» в наше время можно видеть над подъездами московского Политехнического музея[значимость факта?].

Украинский и белорусский языки

Использование апострофа в качестве разделительного знака нормативно в украинском и белорусском языках (в алфавитах этих языков нет буквы «ъ»). Кроме того, в украинском и белорусском языке апостроф может использоваться на месте сокращения отдельных словК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3802 дня], как например «мо'» для сокращения слова «може» («может»)[7], «трэ'» для слова «трэба» («надо»).

Другие языки, транскрипционные системы

В зависимости от языка и выполняемой роли апостроф может причисляться к знакам препинания, диакритическим знакам и иным категориям (даже к буквам). Некоторые применения апострофа:

  1. Во многих языках обозначает пропуск гласных:
  2. В английском может использоваться при передаче на письме опущения в разговорной речи не только гласных, но и согласных или даже последовательностей звуков «согласный + гласный»: Give ’em a try вместо Give them a try «Дай им шанс», he’ll quit Britain вместо he will… «Он уедет из Англии», She would’ve said или she’d have said вместо she would have said «Она бы сказала». Интересен особый случай использования апострофа в словах, оканчивающихся на -ing, где он указывает, что последний звук должен читаться как [n], а не как [ŋ]: I spent most o’ the day replacin’ the broken bit… вместо replacing и of.
  3. В английском также является орфографическим выражением притяжательного падежа (для отличия от сходных форм множественного числа): cats «кошки», cat’s «кошачий; принадлежащий кошке», cats’ «кошачий; принадлежащий кошкам».
  4. В азербайджанском языке до 2004 года апостроф использовался в двух целях: 1. в положении после гласного и перед согласным удлинял гласный звук. 2. в словах, перешедших из арабского языка, в положении после согласного и до гласного разделял эти звуки для более четкого произношения. Отменен в 2004 году.
  5. В немецком языке является орфографическим выражением родительного падежа (для отличия от именительного) у слов, оканчивающихся звуком [s]: Marx «Маркс» — Marx’ «Маркса, принадлежащий Марксу». Также может использоваться для указания на «проглатываемый» звук при передаче устной речи, например, при записи песен.
  6. В македонском языке обозначает нейтральный гласный звук в диалектных вариантах некоторых слов (например: с’клет, к’смет вместо стандартных вариантов саклет, касмет), либо указывает на слогообразующее [р] в начале слова (’рѓа, ’рж, ’рбиново).
  7. В языке эсперанто апостроф используется для обозначения элизии конечной гласной существительных в именительном падеже единственного числа, а также для «сокращения» артикля «la» (например, «l' kor'» вместо «la koro»)[8].
  8. В транскрипции передает гортанную смычку (в семитских и других языках), в этой же роли используется в орфографии ненецкого языка (и при этом даже считается буквой).
  9. В вепсской письменности обозначает смягчение предыдущей согласной; в фонетической транскрипции славянских и некоторых других языков обозначает смягчение согласных (и фактически является при этом диакритическим знаком); в чешской и словацкой письменности знак в форме почти прилипшего к букве апострофа является графическим вариантом знака «гачек» (надбуквенной птички «ˇ») и входит в состав «высоких» букв для мягких согласных, наподобие Ľ и ď.
  10. В некоторых системах латинской практической транскрипции и транслитерации кириллицы апостроф (либо такой же прямой штрих, как в обозначении угловых минут) представляет мягкий знак (а твёрдый знак обозначается двумя апострофами либо двумя штрихами).

С апострофом по начертанию совпадает используемый в некоторых языках (например, в английском) знак препинания «закрывающая одиночная кавычка».

Вычислительная техника

  • В языке программирования Бейсик применяется для комментариев, в Паскале и Си — для записи строковых и символьных литералов (в Си — только символьных).
  • В вики-разметке количеством апострофов, окаймляющих текст, можно регулировать вид текста: курсив, полужирный, полужирный курсив.

Другие обозначения

Апостроф иногда ставится перед сокращённой записью года двумя цифрами (например, 2016 год обозначают '16), как правило используется на календарях и в названиях различных ежегодных мероприятий.

Коды апострофа и похожих на него символов

Типографский апостроф

Юникод содержит два кода для символов с одинаковым начертанием, типографски адекватно представляющих апостроф:

  •  ) собственно апостроф (как знак препинания), английская одиночная правая кавычка, кавычка-запятая («right single quotation mark», «single comma quotation mark»), имеет код U+2019 (’ или ’); как знак препинания, разделяет стоящие по разные от него стороны части на два слова.
  • ʼ ) «modifier letter apostrophe» (модификатор буквы апостроф), код U+02BC; используется в качестве небуквенного орфографического знака, то есть является частью слова и не разделяет его на два слова; может не поддерживаться старыми программами и шрифтами.

В различных 8-битовых кодировках эти символы занимают различные кодовые позиции, а часто вообще отсутствуют. В последнем случае апостроф (и одиночные кавычки) приходится заменять суррогатными обозначениями.

Машинописный апостроф

Два суррогатных символа (самостоятельное значение они имеют только в программировании) существуют как в Юникоде, так и в большинстве 8-битовых кодировок, в том числе в ASCII:

Знаки близкой формы

  •  ) штрих, используемый в научно-технических обозначениях (производные, угловые секунды, футы и др.), код U+2032 (′ или ′);
  •  ) одиночная английская левая кавычка, код U+2018 (‘ или ‘);
  • некоторые надстрочные диакритические знаки:
    • знаки ударения, острого ю́ (U+0301) и тяжелого ю̀ (U+0300);
    • знаки придыхания, тонкого ἀ (U+0313) и густого α (U+0314);
    • при буквах с вертикальной верхней частью (d, t, l, L) как апостроф выглядит птичка-гачек: ľ (U+030C).

См. также

Напишите отзыв о статье "Апостроф"

Примечания

  1. Ударение по источнику [gramota.ru/slovari/dic/?word=%E0%EF%EE%F1%F2%F0%EE%F4&lop=x&zar=x Словари русского языка под ред. В. В. Лопатина, М. В. Зарвы]. Слово заимствовано через французский (ударение на последнем слоге) из греческого (ударение на втором слоге). Ранее нормативным считался вариант «апо́строф» (в частности, только такое ударение приводится в Академическом словаре 1847 года), который теперь признан устаревшим.
  2. Р. С. Гиляревский, Б. А. Старостин. Иностранные имена и названия в русском тексте. Справочник. М.: Международные отношения, 1969. Стр. 3: «теперь этот способ [включение иностранного имени в русский текст с сохранением исходной графики, но с добавлением, при необходимости, русских окончаний] признан неудобным и применяется мало». Интересно, что в 3-м издании этого же справочника (М.: Высшая школа, 1985, стр. 11) пишут уже так: «этот способ и сейчас применяется некоторыми издательствами („Медицина“), хотя окончания уже не добавляются».
  3. Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник / Под ред. В. В. Лопатина. М.: Эксмо, 2006. Стр. 114—115. ISBN 5-699-18553-4.
  4. Те же «Правила…», стр. 111 и далее.
  5. Орфографическая реформа 1917—18 гг. упразднила не твёрдый знак как таковой, а лишь его основное употребление — на конце слов. Однако такие тонкости воспринимались с трудом и, по аналогии с ятем, «i», фитой и ижицей, люди часто считали и букву «Ъ» напрочь отменённой.
  6. Хотя, по правилам машинописи — апостроф проставляется путём поворота каретки на один щелчок вверх, нажатия клавиши запятой и поворота каретки на один щелчок обратно.
  7. [jooov.net/text/1970940/The_Ukrainians-tiha_voda.htmls Пример использования в песне]
  8. [www.akademio-de-esperanto.org/fundamento/gramatiko_rusa.html см. шестнадцатое правило из Основ эсперанто]

Ссылки


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Апостроф

«Aliment de poison d'une ame trop sensible,
«Toi, sans qui le bonheur me serait impossible,
«Tendre melancolie, ah, viens me consoler,
«Viens calmer les tourments de ma sombre retraite
«Et mele une douceur secrete
«A ces pleurs, que je sens couler».
[Ядовитая пища слишком чувствительной души,
Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно,
Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить,
Приди, утиши муки моего мрачного уединения
И присоедини тайную сладость
К этим слезам, которых я чувствую течение.]
Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.
Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса). Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли.
– Toujours charmante et melancolique, cette chere Julieie, [Она все так же прелестна и меланхолична, эта милая Жюли.] – говорила она дочери. – Борис говорит, что он отдыхает душой в вашем доме. Он так много понес разочарований и так чувствителен, – говорила она матери.
– Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать! Да и кто может не любить ее? Это такое неземное существо! Ах, Борис, Борис! – Она замолкала на минуту. – И как мне жалко ее maman, – продолжала она, – нынче она показывала мне отчеты и письма из Пензы (у них огромное имение) и она бедная всё сама одна: ее так обманывают!
Борис чуть заметно улыбался, слушая мать. Он кротко смеялся над ее простодушной хитростью, но выслушивал и иногда выспрашивал ее внимательно о пензенских и нижегородских имениях.
Жюли уже давно ожидала предложенья от своего меланхолического обожателя и готова была принять его; но какое то тайное чувство отвращения к ней, к ее страстному желанию выйти замуж, к ее ненатуральности, и чувство ужаса перед отречением от возможности настоящей любви еще останавливало Бориса. Срок его отпуска уже кончался. Целые дни и каждый божий день он проводил у Карагиных, и каждый день, рассуждая сам с собою, Борис говорил себе, что он завтра сделает предложение. Но в присутствии Жюли, глядя на ее красное лицо и подбородок, почти всегда осыпанный пудрой, на ее влажные глаза и на выражение лица, изъявлявшего всегдашнюю готовность из меланхолии тотчас же перейти к неестественному восторгу супружеского счастия, Борис не мог произнести решительного слова: несмотря на то, что он уже давно в воображении своем считал себя обладателем пензенских и нижегородских имений и распределял употребление с них доходов. Жюли видела нерешительность Бориса и иногда ей приходила мысль, что она противна ему; но тотчас же женское самообольщение представляло ей утешение, и она говорила себе, что он застенчив только от любви. Меланхолия ее однако начинала переходить в раздражительность, и не задолго перед отъездом Бориса, она предприняла решительный план. В то самое время как кончался срок отпуска Бориса, в Москве и, само собой разумеется, в гостиной Карагиных, появился Анатоль Курагин, и Жюли, неожиданно оставив меланхолию, стала очень весела и внимательна к Курагину.
– Mon cher, – сказала Анна Михайловна сыну, – je sais de bonne source que le Prince Basile envoie son fils a Moscou pour lui faire epouser Julieie. [Мой милый, я знаю из верных источников, что князь Василий присылает своего сына в Москву, для того чтобы женить его на Жюли.] Я так люблю Жюли, что мне жалко бы было ее. Как ты думаешь, мой друг? – сказала Анна Михайловна.
Мысль остаться в дураках и даром потерять весь этот месяц тяжелой меланхолической службы при Жюли и видеть все расписанные уже и употребленные как следует в его воображении доходы с пензенских имений в руках другого – в особенности в руках глупого Анатоля, оскорбляла Бориса. Он поехал к Карагиным с твердым намерением сделать предложение. Жюли встретила его с веселым и беззаботным видом, небрежно рассказывала о том, как ей весело было на вчерашнем бале, и спрашивала, когда он едет. Несмотря на то, что Борис приехал с намерением говорить о своей любви и потому намеревался быть нежным, он раздражительно начал говорить о женском непостоянстве: о том, как женщины легко могут переходить от грусти к радости и что у них расположение духа зависит только от того, кто за ними ухаживает. Жюли оскорбилась и сказала, что это правда, что для женщины нужно разнообразие, что всё одно и то же надоест каждому.
– Для этого я бы советовал вам… – начал было Борис, желая сказать ей колкость; но в ту же минуту ему пришла оскорбительная мысль, что он может уехать из Москвы, не достигнув своей цели и даром потеряв свои труды (чего с ним никогда ни в чем не бывало). Он остановился в середине речи, опустил глаза, чтоб не видать ее неприятно раздраженного и нерешительного лица и сказал: – Я совсем не с тем, чтобы ссориться с вами приехал сюда. Напротив… – Он взглянул на нее, чтобы увериться, можно ли продолжать. Всё раздражение ее вдруг исчезло, и беспокойные, просящие глаза были с жадным ожиданием устремлены на него. «Я всегда могу устроиться так, чтобы редко видеть ее», подумал Борис. «А дело начато и должно быть сделано!» Он вспыхнул румянцем, поднял на нее глаза и сказал ей: – «Вы знаете мои чувства к вам!» Говорить больше не нужно было: лицо Жюли сияло торжеством и самодовольством; но она заставила Бориса сказать ей всё, что говорится в таких случаях, сказать, что он любит ее, и никогда ни одну женщину не любил более ее. Она знала, что за пензенские имения и нижегородские леса она могла требовать этого и она получила то, что требовала.
Жених с невестой, не поминая более о деревьях, обсыпающих их мраком и меланхолией, делали планы о будущем устройстве блестящего дома в Петербурге, делали визиты и приготавливали всё для блестящей свадьбы.


Граф Илья Андреич в конце января с Наташей и Соней приехал в Москву. Графиня всё была нездорова, и не могла ехать, – а нельзя было ждать ее выздоровления: князя Андрея ждали в Москву каждый день; кроме того нужно было закупать приданое, нужно было продавать подмосковную и нужно было воспользоваться присутствием старого князя в Москве, чтобы представить ему его будущую невестку. Дом Ростовых в Москве был не топлен; кроме того они приехали на короткое время, графини не было с ними, а потому Илья Андреич решился остановиться в Москве у Марьи Дмитриевны Ахросимовой, давно предлагавшей графу свое гостеприимство.
Поздно вечером четыре возка Ростовых въехали во двор Марьи Дмитриевны в старой Конюшенной. Марья Дмитриевна жила одна. Дочь свою она уже выдала замуж. Сыновья ее все были на службе.
Она держалась всё так же прямо, говорила также прямо, громко и решительно всем свое мнение, и всем своим существом как будто упрекала других людей за всякие слабости, страсти и увлечения, которых возможности она не признавала. С раннего утра в куцавейке, она занималась домашним хозяйством, потом ездила: по праздникам к обедни и от обедни в остроги и тюрьмы, где у нее бывали дела, о которых она никому не говорила, а по будням, одевшись, дома принимала просителей разных сословий, которые каждый день приходили к ней, и потом обедала; за обедом сытным и вкусным всегда бывало человека три четыре гостей, после обеда делала партию в бостон; на ночь заставляла себе читать газеты и новые книги, а сама вязала. Редко она делала исключения для выездов, и ежели выезжала, то ездила только к самым важным лицам в городе.
Она еще не ложилась, когда приехали Ростовы, и в передней завизжала дверь на блоке, пропуская входивших с холода Ростовых и их прислугу. Марья Дмитриевна, с очками спущенными на нос, закинув назад голову, стояла в дверях залы и с строгим, сердитым видом смотрела на входящих. Можно бы было подумать, что она озлоблена против приезжих и сейчас выгонит их, ежели бы она не отдавала в это время заботливых приказаний людям о том, как разместить гостей и их вещи.
– Графские? – сюда неси, говорила она, указывая на чемоданы и ни с кем не здороваясь. – Барышни, сюда налево. Ну, вы что лебезите! – крикнула она на девок. – Самовар чтобы согреть! – Пополнела, похорошела, – проговорила она, притянув к себе за капор разрумянившуюся с мороза Наташу. – Фу, холодная! Да раздевайся же скорее, – крикнула она на графа, хотевшего подойти к ее руке. – Замерз, небось. Рому к чаю подать! Сонюшка, bonjour, – сказала она Соне, этим французским приветствием оттеняя свое слегка презрительное и ласковое отношение к Соне.
Когда все, раздевшись и оправившись с дороги, пришли к чаю, Марья Дмитриевна по порядку перецеловала всех.
– Душой рада, что приехали и что у меня остановились, – говорила она. – Давно пора, – сказала она, значительно взглянув на Наташу… – старик здесь и сына ждут со дня на день. Надо, надо с ним познакомиться. Ну да об этом после поговорим, – прибавила она, оглянув Соню взглядом, показывавшим, что она при ней не желает говорить об этом. – Теперь слушай, – обратилась она к графу, – завтра что же тебе надо? За кем пошлешь? Шиншина? – она загнула один палец; – плаксу Анну Михайловну? – два. Она здесь с сыном. Женится сын то! Потом Безухова чтоль? И он здесь с женой. Он от нее убежал, а она за ним прискакала. Он обедал у меня в середу. Ну, а их – она указала на барышень – завтра свожу к Иверской, а потом и к Обер Шельме заедем. Ведь, небось, всё новое делать будете? С меня не берите, нынче рукава, вот что! Намедни княжна Ирина Васильевна молодая ко мне приехала: страх глядеть, точно два боченка на руки надела. Ведь нынче, что день – новая мода. Да у тебя то у самого какие дела? – обратилась она строго к графу.
– Всё вдруг подошло, – отвечал граф. – Тряпки покупать, а тут еще покупатель на подмосковную и на дом. Уж ежели милость ваша будет, я времечко выберу, съезжу в Маринское на денек, вам девчат моих прикину.
– Хорошо, хорошо, у меня целы будут. У меня как в Опекунском совете. Я их и вывезу куда надо, и побраню, и поласкаю, – сказала Марья Дмитриевна, дотрогиваясь большой рукой до щеки любимицы и крестницы своей Наташи.
На другой день утром Марья Дмитриевна свозила барышень к Иверской и к m me Обер Шальме, которая так боялась Марьи Дмитриевны, что всегда в убыток уступала ей наряды, только бы поскорее выжить ее от себя. Марья Дмитриевна заказала почти всё приданое. Вернувшись она выгнала всех кроме Наташи из комнаты и подозвала свою любимицу к своему креслу.
– Ну теперь поговорим. Поздравляю тебя с женишком. Подцепила молодца! Я рада за тебя; и его с таких лет знаю (она указала на аршин от земли). – Наташа радостно краснела. – Я его люблю и всю семью его. Теперь слушай. Ты ведь знаешь, старик князь Николай очень не желал, чтоб сын женился. Нравный старик! Оно, разумеется, князь Андрей не дитя, и без него обойдется, да против воли в семью входить нехорошо. Надо мирно, любовно. Ты умница, сумеешь обойтись как надо. Ты добренько и умненько обойдись. Вот всё и хорошо будет.
Наташа молчала, как думала Марья Дмитриевна от застенчивости, но в сущности Наташе было неприятно, что вмешивались в ее дело любви князя Андрея, которое представлялось ей таким особенным от всех людских дел, что никто, по ее понятиям, не мог понимать его. Она любила и знала одного князя Андрея, он любил ее и должен был приехать на днях и взять ее. Больше ей ничего не нужно было.
– Ты видишь ли, я его давно знаю, и Машеньку, твою золовку, люблю. Золовки – колотовки, ну а уж эта мухи не обидит. Она меня просила ее с тобой свести. Ты завтра с отцом к ней поедешь, да приласкайся хорошенько: ты моложе ее. Как твой то приедет, а уж ты и с сестрой и с отцом знакома, и тебя полюбили. Так или нет? Ведь лучше будет?