Аракава, Ёдзи

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ёдзи Аракава
荒川 洋治
Дата рождения:

18 апреля 1949(1949-04-18) (75 лет)

Место рождения:

Микуни (Япония)

Род деятельности:

поэт, эссеист

Годы творчества:

с 1970-х

Жанр:

гэндайси

Дебют:

«Морской вокзал» (水駅)

Премии:

премия Таками Дзюн</br>премия Ёмиури

Ёдзи Аракава (яп. 荒川 洋治 Аракава Ё:дзи?, р. 18 апреля 1949) — современный японский поэт гэндайси и эссеист. Изначальное чтение имени — Хирохару Аракава.





Жизнь и творчество

Родился в городке Микуни префектуры Фукуи. Окончил филологический факультет Университета Васэда. Писать стихи начал в школе. Первый сборник стихов «О жизни продажных женщин» (1971) издал на собственные деньги, ещё будучи студентом. Опубликованный в 1975 году сборник «Морской вокзал» был удостоен премии H (негласный аналог премии Акутагавы для поэтов). Известен также как эссеист и знаток современной японской литературы. Продолжительное время преподавал соответствующие курсы в Осакском университете и Университете Васэда.

Поэтическое творчество Аракавы и его отношение к литературе подчёркнуто обособлены от каких-либо течений: сам он занимает маргинальное место в японском литературном мире (бундан). Его поэтика — сознательный разрыв с традицией предшествующего поколения послевоенных поэтов, тяготевших к многослойности метафор и другим литературным изыскам. Последним Аракавой противопоставляется верлибр, балансирующий на грани с разговорной речью. Сам предпочитает называть себя не поэтом, а писателем гэндайси.

Аракаве принадлежит критика сложившейся в японском литературоведении ситуации, характеризующейся сосредоточенностью по сути на одном поэте — Кэндзи Миядзаве, которому он отказывает в центральном месте в японской поэзии; известны и его разгромные рецензии на произведения Кэндзабуро Оэ, Ёрико Сёно и других видных авторов.

Литературные награды

Переводы на русский

  • Ёдзи Аракава // Голоса вещей. Послевоенная японская поэзия гэндайси / Пер. А. Долина. — М.: Радуга, 1989. — С. 202—214. В сборник вошли стихотворения «Подпереть ветви сливы», «Лик Бартока», «Почему бы не попробовать?», «Пути-дороги», «От деда—внуку», «Токийская история», «Соскучившись», «О южном небе», «Синеглазая зима», «Встречаю восход».
  • Ёдзи Аракава // Странный ветер. Современная японская поэзия / Пер. И. Мотобрывцевой. — М.: Иностранка, 2003. — С. 58—72. — ISBN 5941451660.. В сборник вошли стихотворения «Киргизское шило», «Часть музыкального произведения», «Среди зелени Мицукэ», «Подпирая сливу», «Жизнь», «Оконченная симфония».

Сочинения

Сборники стихов

  • «О продажных женщинах» (娼婦論, 1971)
  • «Морской вокзал» (水駅, 1975)
  • «Харибара» (針原, 1982)
  • «Цвет сна в обществе морали» (倫理社会は夢の色, 1984)
  • «Героиня» (ヒロイン, 1986)
  • «Машина Холмса» (ホームズの車, 1987)
  • «Кымпулунгская комедия» (笑うクンプルング, 1991)
  • «Шахтёр включил свет» (坑夫トッチルは電気をつけた, 1994)
  • «Жизненный путь» (渡世, 1997)
  • «Елагнус на фоне неба» (空中の茱萸, 1999)
  • «Сокровенное» (心理, 2005)
  • «Двойная звезда перед глазами» (実視連星, 2009)

Избранные сборники эссе

  • «Взывая из бездны IQ» (アイ・キューの淵より, 1979)
  • «Вариации на тему анализа стихотворений» (詩論のバリエーション, 1989)
  • «Введение в светскую жизнь» (世間入門, 1992)
  • «Люблю литературу» (文学が好き, 2001)
  • «Забытое прошлое» (忘れられる過去, 2003)
  • «Поэзия и слово» (詩とことば, 2004)
  • «Актуальные вопросы художественной литературы» (文芸時評という感想, 2005)
  • «Введение в литературу» (文学の門, 2009)

Напишите отзыв о статье "Аракава, Ёдзи"

Ссылки

  • [uraaozora.jpn.org/poarakawa.html Избранные стихотворения]  (яп.)

Отрывок, характеризующий Аракава, Ёдзи

– Est ce que les dames francaises ne quitteraient pas Paris si les Russes y entraient? [Разве французские дамы не уехали бы из Парижа, если бы русские вошли в него?] – сказал Пьер.
– Ah, ah, ah!.. – Француз весело, сангвинически расхохотался, трепля по плечу Пьера. – Ah! elle est forte celle la, – проговорил он. – Paris? Mais Paris Paris… [Ха, ха, ха!.. А вот сказал штуку. Париж?.. Но Париж… Париж…]
– Paris la capitale du monde… [Париж – столица мира…] – сказал Пьер, доканчивая его речь.
Капитан посмотрел на Пьера. Он имел привычку в середине разговора остановиться и поглядеть пристально смеющимися, ласковыми глазами.
– Eh bien, si vous ne m'aviez pas dit que vous etes Russe, j'aurai parie que vous etes Parisien. Vous avez ce je ne sais, quoi, ce… [Ну, если б вы мне не сказали, что вы русский, я бы побился об заклад, что вы парижанин. В вас что то есть, эта…] – и, сказав этот комплимент, он опять молча посмотрел.
– J'ai ete a Paris, j'y ai passe des annees, [Я был в Париже, я провел там целые годы,] – сказал Пьер.
– Oh ca se voit bien. Paris!.. Un homme qui ne connait pas Paris, est un sauvage. Un Parisien, ca se sent a deux lieux. Paris, s'est Talma, la Duschenois, Potier, la Sorbonne, les boulevards, – и заметив, что заключение слабее предыдущего, он поспешно прибавил: – Il n'y a qu'un Paris au monde. Vous avez ete a Paris et vous etes reste Busse. Eh bien, je ne vous en estime pas moins. [О, это видно. Париж!.. Человек, который не знает Парижа, – дикарь. Парижанина узнаешь за две мили. Париж – это Тальма, Дюшенуа, Потье, Сорбонна, бульвары… Во всем мире один Париж. Вы были в Париже и остались русским. Ну что же, я вас за то не менее уважаю.]
Под влиянием выпитого вина и после дней, проведенных в уединении с своими мрачными мыслями, Пьер испытывал невольное удовольствие в разговоре с этим веселым и добродушным человеком.
– Pour en revenir a vos dames, on les dit bien belles. Quelle fichue idee d'aller s'enterrer dans les steppes, quand l'armee francaise est a Moscou. Quelle chance elles ont manque celles la. Vos moujiks c'est autre chose, mais voua autres gens civilises vous devriez nous connaitre mieux que ca. Nous avons pris Vienne, Berlin, Madrid, Naples, Rome, Varsovie, toutes les capitales du monde… On nous craint, mais on nous aime. Nous sommes bons a connaitre. Et puis l'Empereur! [Но воротимся к вашим дамам: говорят, что они очень красивы. Что за дурацкая мысль поехать зарыться в степи, когда французская армия в Москве! Они пропустили чудесный случай. Ваши мужики, я понимаю, но вы – люди образованные – должны бы были знать нас лучше этого. Мы брали Вену, Берлин, Мадрид, Неаполь, Рим, Варшаву, все столицы мира. Нас боятся, но нас любят. Не вредно знать нас поближе. И потом император…] – начал он, но Пьер перебил его.
– L'Empereur, – повторил Пьер, и лицо его вдруг привяло грустное и сконфуженное выражение. – Est ce que l'Empereur?.. [Император… Что император?..]
– L'Empereur? C'est la generosite, la clemence, la justice, l'ordre, le genie, voila l'Empereur! C'est moi, Ram ball, qui vous le dit. Tel que vous me voyez, j'etais son ennemi il y a encore huit ans. Mon pere a ete comte emigre… Mais il m'a vaincu, cet homme. Il m'a empoigne. Je n'ai pas pu resister au spectacle de grandeur et de gloire dont il couvrait la France. Quand j'ai compris ce qu'il voulait, quand j'ai vu qu'il nous faisait une litiere de lauriers, voyez vous, je me suis dit: voila un souverain, et je me suis donne a lui. Eh voila! Oh, oui, mon cher, c'est le plus grand homme des siecles passes et a venir. [Император? Это великодушие, милосердие, справедливость, порядок, гений – вот что такое император! Это я, Рамбаль, говорю вам. Таким, каким вы меня видите, я был его врагом тому назад восемь лет. Мой отец был граф и эмигрант. Но он победил меня, этот человек. Он завладел мною. Я не мог устоять перед зрелищем величия и славы, которым он покрывал Францию. Когда я понял, чего он хотел, когда я увидал, что он готовит для нас ложе лавров, я сказал себе: вот государь, и я отдался ему. И вот! О да, мой милый, это самый великий человек прошедших и будущих веков.]