Арброт (футбольный клуб)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Арброт
Полное
название
Arbroath Football Club
Прозвища The Red Lichties, The Smokies
Основан 1878
Стадион Гайфилд Парк
Вместимость 5 940
Президент Джон Кристисон
Тренер Дик Кэмпбелл
Соревнование Вторая лига Шотландии по футболу
2014/15 3-е
Основная
форма
Гостевая
форма
К:Футбольные клубы, основанные в 1878 годуАрброт (футбольный клуб)Арброт (футбольный клуб)

«Арбро́т» (англ. и скотс Arbroath F.C.) — шотландский футбольный клуб из одноимённого города, выступающий во Втором дивизионе Шотландии. Основан в 1878 году, домашние матчи проводит на стадионе «Гайфилд Парк», вмещающем 5 940 зрителей. Принципиальным соперником клуба считается клуб «Монтроз». В высшем дивизионе шотландского футбола «Арброт» провёл в общей сложности 9 сезонов, первым из которых был сезон 1935/36, а последним 1974/75. Лучший результат клуба в чемпионатах Шотландии, 11-е места в сезонах 1935/36 и 1937/38. Лучший результат клуба в Кубке Шотландии, выход в полуфинал в сезоне 1946/47. Клуб является автором рекордной победы в истории профессионального футбола, 12 сентября 1885 года в первом раунде Кубка Шотландии им был обыгран клуб «Бон Аккорд» со счётом 36:0, и по сей день этот результат является самым крупным из зафиксированных в официальных матчах профессиональных клубов, в том матче лидер нападения «Арброта» Джоки Петри забил 13 мячей, и этот результат является рекордным для профессионального британского футбола. Примечательно, что в тот же день был зафиксирован и в второй самый крупный результат в истории профессионального футбола, так же в матче Кубка Шотландии «Данди Харп» разгромил «Абердин Роверс» со счётом 35:0.





Достижения

Известные игроки

Известные тренеры

Напишите отзыв о статье "Арброт (футбольный клуб)"

Ссылки

  • [www.arbroathfc.co.uk/ Официальный сайт]  (англ.)
  • [www.arbroathfc.org.uk/ Сайт болельщиков]
  • [www.arbroath-mad.co.uk/ Сайт болельщиков]


Отрывок, характеризующий Арброт (футбольный клуб)

– Так, так, – повторила графиня и, трясясь всем своим телом, засмеялась добрым, неожиданным старушечьим смехом.
– Полноте смеяться, перестаньте, – закричала Наташа, – всю кровать трясете. Ужасно вы на меня похожи, такая же хохотунья… Постойте… – Она схватила обе руки графини, поцеловала на одной кость мизинца – июнь, и продолжала целовать июль, август на другой руке. – Мама, а он очень влюблен? Как на ваши глаза? В вас были так влюблены? И очень мил, очень, очень мил! Только не совсем в моем вкусе – он узкий такой, как часы столовые… Вы не понимаете?…Узкий, знаете, серый, светлый…
– Что ты врешь! – сказала графиня.
Наташа продолжала:
– Неужели вы не понимаете? Николенька бы понял… Безухий – тот синий, темно синий с красным, и он четвероугольный.
– Ты и с ним кокетничаешь, – смеясь сказала графиня.
– Нет, он франмасон, я узнала. Он славный, темно синий с красным, как вам растолковать…
– Графинюшка, – послышался голос графа из за двери. – Ты не спишь? – Наташа вскочила босиком, захватила в руки туфли и убежала в свою комнату.
Она долго не могла заснуть. Она всё думала о том, что никто никак не может понять всего, что она понимает, и что в ней есть.
«Соня?» подумала она, глядя на спящую, свернувшуюся кошечку с ее огромной косой. «Нет, куда ей! Она добродетельная. Она влюбилась в Николеньку и больше ничего знать не хочет. Мама, и та не понимает. Это удивительно, как я умна и как… она мила», – продолжала она, говоря про себя в третьем лице и воображая, что это говорит про нее какой то очень умный, самый умный и самый хороший мужчина… «Всё, всё в ней есть, – продолжал этот мужчина, – умна необыкновенно, мила и потом хороша, необыкновенно хороша, ловка, – плавает, верхом ездит отлично, а голос! Можно сказать, удивительный голос!» Она пропела свою любимую музыкальную фразу из Херубиниевской оперы, бросилась на постель, засмеялась от радостной мысли, что она сейчас заснет, крикнула Дуняшу потушить свечку, и еще Дуняша не успела выйти из комнаты, как она уже перешла в другой, еще более счастливый мир сновидений, где всё было так же легко и прекрасно, как и в действительности, но только было еще лучше, потому что было по другому.

На другой день графиня, пригласив к себе Бориса, переговорила с ним, и с того дня он перестал бывать у Ростовых.


31 го декабря, накануне нового 1810 года, le reveillon [ночной ужин], был бал у Екатерининского вельможи. На бале должен был быть дипломатический корпус и государь.
На Английской набережной светился бесчисленными огнями иллюминации известный дом вельможи. У освещенного подъезда с красным сукном стояла полиция, и не одни жандармы, но полицеймейстер на подъезде и десятки офицеров полиции. Экипажи отъезжали, и всё подъезжали новые с красными лакеями и с лакеями в перьях на шляпах. Из карет выходили мужчины в мундирах, звездах и лентах; дамы в атласе и горностаях осторожно сходили по шумно откладываемым подножкам, и торопливо и беззвучно проходили по сукну подъезда.