Аргеландер, Фридрих Вильгельм Август

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Фридрих Вильгельм Август Аргеландер
нем. Friedrich Wilhelm August Argelander
Дата рождения:

22 марта 1799(1799-03-22)

Место рождения:

Мемель, Пруссия (ныне Клайпеда, Литва)

Дата смерти:

17 февраля 1875(1875-02-17) (75 лет)

Место смерти:

Бонн, Германская империя

Научная сфера:

астрономия, геодезия

Научный руководитель:

Ф. В. Бессель

Награды и премии:


Золотая медаль Королевского астрономического общества (1863)

Фридрих Вильгельм Август Аргеландер (нем. Friedrich Wilhelm August Argelander; 22 марта 1799, Мемель — 17 февраля 1875, Бонн) — немецкий астроном.





Биография

В 1822 окончил Кёнигсбергский университет. С 1820 работал ассистентом Бесселя в Кёнигсбергской обсерватории. В 1823 был назначен наблюдателем только что созданной обсерватории в Або (Турку), в 1832 переезжает в Гельсингфорс (Хельсинки), где руководит постройкой новой обсерватории (завершена в 1835) и до 1837 возглавляет её. С 1828 был профессором университета в Хельсинки. В 1837 принял приглашение возглавить кафедру астрономии Боннского университета. В Бонне занимался также строительством университетской обсерватории, которое было завершено в 1845. В 18641867 был председателем Германского астрономического общества.

Научная деятельность

Основные направления научной деятельности относятся к позиционной астрономии и фотометрии. Внёс большой вклад в организацию широкого систематического изучения переменных звёзд. В 1844 опубликовал «Воззвание к друзьям астрономии», которое способствовало привлечению интереса к изучению переменных звёзд не только профессионального сообщества, но и астрономов-любителей. Разработал простой метод визуальных оценок блеска исследуемой звезды по сравнению с окружающими постоянными звёздами (метод степеней), который широко применяется и поныне, впервые ввёл десятые доли в измерение звёздных величин, ввел современную номенклатуру переменных звёзд.

Аргеландер предложил обозначать переменные звезды каждого созвездия, в порядке их обнаружения, заглавными буквами латинского алфавита начиная с от R до Z (поскольку буквы до Q встречались в названии звезд в атласе Байера). Например, первая переменная обнаруженная в созвездии Андромеды получала название R Andromedae или сокращенно R And. Вторая переменная звезда в этом же созвездии получила название S And и так далее до Z.

На протяжении более 30 лет — с 1838 по 1870 — получил более 12 000 оценок блеска около 40 переменных звёзд, открыл вместе со своими учениками большое количество переменных. В 1843 вышел в свет труд Аргеландера «Новая уранометрия» — атлас и каталог всех звезд, видимых невооруженным глазом. В нём были упорядочены обозначения звезд, четко разграничены созвездия и более точно (до десятых долей) указаны звёздные величины.

В 1852—1859 Аргеландер руководил созданием фундаментального каталога «Боннское обозрение», содержащего положения (с точностью до 0,1') и яркости (с точностью до 0,3 звездной величины) всех звезд ярче 9-й визуальной величины от Северного полюса до склонения −2 (всего 324 198 звезд).

Проанализировав собственные движения 390 звезд, получил уверенное подтверждение существования движения Солнца относительно других звёзд, а также подтвердил местоположение апекса, определенное ранее В. Гершелем по собственным движениям всего семи звёзд.

Научная школа

Сформировал свою школу исследователей переменных звёзд, наиболее известными представителями которой являются И. Ф. Ю. Шмидт, А. Виннеке, А. Крюгер, Э. Шёнфельд, Э. Гейс. Большая часть наблюдений для «Боннского обозрения» выполнена Э. Шёнфельдом и А. Крюгером.

Награды

Членство в академиях наук

Напишите отзыв о статье "Аргеландер, Фридрих Вильгельм Август"

Литература

  • Колчинский И.Г., Корсунь А.А., Родригес М.Г. Астрономы: Биографический справочник. — 2-е изд., перераб. и доп.. — Киев: Наукова думка, 1986. — 512 с.
  • Кукаркин Б.В. История изучения переменных звезд. — В кн.: Методы изучения переменных звезд. — М. — Л., 1947.
  • Ньюкомб С.,Энгельман Р. Астрономия в общепонятном изложении. — СПб, 1896.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Аргеландер, Фридрих Вильгельм Август

Приказав вести за собой лошадь, Пьер пошел по улице к кургану, с которого он вчера смотрел на поле сражения. На кургане этом была толпа военных, и слышался французский говор штабных, и виднелась седая голова Кутузова с его белой с красным околышем фуражкой и седым затылком, утонувшим в плечи. Кутузов смотрел в трубу вперед по большой дороге.
Войдя по ступенькам входа на курган, Пьер взглянул впереди себя и замер от восхищенья перед красотою зрелища. Это была та же панорама, которою он любовался вчера с этого кургана; но теперь вся эта местность была покрыта войсками и дымами выстрелов, и косые лучи яркого солнца, поднимавшегося сзади, левее Пьера, кидали на нее в чистом утреннем воздухе пронизывающий с золотым и розовым оттенком свет и темные, длинные тени. Дальние леса, заканчивающие панораму, точно высеченные из какого то драгоценного желто зеленого камня, виднелись своей изогнутой чертой вершин на горизонте, и между ними за Валуевым прорезывалась большая Смоленская дорога, вся покрытая войсками. Ближе блестели золотые поля и перелески. Везде – спереди, справа и слева – виднелись войска. Все это было оживленно, величественно и неожиданно; но то, что более всего поразило Пьера, – это был вид самого поля сражения, Бородина и лощины над Колочею по обеим сторонам ее.
Над Колочею, в Бородине и по обеим сторонам его, особенно влево, там, где в болотистых берегах Во йна впадает в Колочу, стоял тот туман, который тает, расплывается и просвечивает при выходе яркого солнца и волшебно окрашивает и очерчивает все виднеющееся сквозь него. К этому туману присоединялся дым выстрелов, и по этому туману и дыму везде блестели молнии утреннего света – то по воде, то по росе, то по штыкам войск, толпившихся по берегам и в Бородине. Сквозь туман этот виднелась белая церковь, кое где крыши изб Бородина, кое где сплошные массы солдат, кое где зеленые ящики, пушки. И все это двигалось или казалось движущимся, потому что туман и дым тянулись по всему этому пространству. Как в этой местности низов около Бородина, покрытых туманом, так и вне его, выше и особенно левее по всей линии, по лесам, по полям, в низах, на вершинах возвышений, зарождались беспрестанно сами собой, из ничего, пушечные, то одинокие, то гуртовые, то редкие, то частые клубы дымов, которые, распухая, разрастаясь, клубясь, сливаясь, виднелись по всему этому пространству.
Эти дымы выстрелов и, странно сказать, звуки их производили главную красоту зрелища.
Пуфф! – вдруг виднелся круглый, плотный, играющий лиловым, серым и молочно белым цветами дым, и бумм! – раздавался через секунду звук этого дыма.
«Пуф пуф» – поднимались два дыма, толкаясь и сливаясь; и «бум бум» – подтверждали звуки то, что видел глаз.
Пьер оглядывался на первый дым, который он оставил округлым плотным мячиком, и уже на месте его были шары дыма, тянущегося в сторону, и пуф… (с остановкой) пуф пуф – зарождались еще три, еще четыре, и на каждый, с теми же расстановками, бум… бум бум бум – отвечали красивые, твердые, верные звуки. Казалось то, что дымы эти бежали, то, что они стояли, и мимо них бежали леса, поля и блестящие штыки. С левой стороны, по полям и кустам, беспрестанно зарождались эти большие дымы с своими торжественными отголосками, и ближе еще, по низам и лесам, вспыхивали маленькие, не успевавшие округляться дымки ружей и точно так же давали свои маленькие отголоски. Трах та та тах – трещали ружья хотя и часто, но неправильно и бедно в сравнении с орудийными выстрелами.
Пьеру захотелось быть там, где были эти дымы, эти блестящие штыки и пушки, это движение, эти звуки. Он оглянулся на Кутузова и на его свиту, чтобы сверить свое впечатление с другими. Все точно так же, как и он, и, как ему казалось, с тем же чувством смотрели вперед, на поле сражения. На всех лицах светилась теперь та скрытая теплота (chaleur latente) чувства, которое Пьер замечал вчера и которое он понял совершенно после своего разговора с князем Андреем.
– Поезжай, голубчик, поезжай, Христос с тобой, – говорил Кутузов, не спуская глаз с поля сражения, генералу, стоявшему подле него.
Выслушав приказание, генерал этот прошел мимо Пьера, к сходу с кургана.
– К переправе! – холодно и строго сказал генерал в ответ на вопрос одного из штабных, куда он едет. «И я, и я», – подумал Пьер и пошел по направлению за генералом.
Генерал садился на лошадь, которую подал ему казак. Пьер подошел к своему берейтору, державшему лошадей. Спросив, которая посмирнее, Пьер взлез на лошадь, схватился за гриву, прижал каблуки вывернутых ног к животу лошади и, чувствуя, что очки его спадают и что он не в силах отвести рук от гривы и поводьев, поскакал за генералом, возбуждая улыбки штабных, с кургана смотревших на него.


Генерал, за которым скакал Пьер, спустившись под гору, круто повернул влево, и Пьер, потеряв его из вида, вскакал в ряды пехотных солдат, шедших впереди его. Он пытался выехать из них то вправо, то влево; но везде были солдаты, с одинаково озабоченными лицами, занятыми каким то невидным, но, очевидно, важным делом. Все с одинаково недовольно вопросительным взглядом смотрели на этого толстого человека в белой шляпе, неизвестно для чего топчущего их своею лошадью.
– Чего ездит посерёд батальона! – крикнул на него один. Другой толконул прикладом его лошадь, и Пьер, прижавшись к луке и едва удерживая шарахнувшуюся лошадь, выскакал вперед солдат, где было просторнее.
Впереди его был мост, а у моста, стреляя, стояли другие солдаты. Пьер подъехал к ним. Сам того не зная, Пьер заехал к мосту через Колочу, который был между Горками и Бородиным и который в первом действии сражения (заняв Бородино) атаковали французы. Пьер видел, что впереди его был мост и что с обеих сторон моста и на лугу, в тех рядах лежащего сена, которые он заметил вчера, в дыму что то делали солдаты; но, несмотря на неумолкающую стрельбу, происходившую в этом месте, он никак не думал, что тут то и было поле сражения. Он не слыхал звуков пуль, визжавших со всех сторон, и снарядов, перелетавших через него, не видал неприятеля, бывшего на той стороне реки, и долго не видал убитых и раненых, хотя многие падали недалеко от него. С улыбкой, не сходившей с его лица, он оглядывался вокруг себя.