Аристотелизм

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Аристотелизм — система мышления, которая в общем следует принципам и учению Аристотеля, особенно что касается личной и общественной этики (а также и политики) и толкования свойственных человеку благ. Этические принципы Аристотеля ярко выражены в одном из его известных произведений — Никомаховой этике. Работы Аристотеля первыми приняли и развивали Перипатетики, позже Неоплатоники, который написали много комментариев к трудам Аристотеля. В исламском мире, книги Аристотеля, переведённые на арабский язык, благодаря Аль-Кинди, Аль-Фараби, Ибн Сине и Ибн Рушде стали главной частью ранней исламской философии.

Аристотель рассматривал философию как двойное занятие: практическое и теоретическое. Практическая философия охватывает этику и политику, а теоретическая — логику и физику. Метафизика рассматривается как наука о субстанции, которая имеет внутреннее присущи ней принципы покоя и движения. Душой Аристотель считал то, благодаря чему человек живет, чувствует и понимает. Отсюда душе приписываются принципы и способности съедобные, чувственные и интеллектуальные. Далее, он рассматривал душу двойной — рациональной и иррациональной, в некоторых людях поднимая чувства над разумом. Аристотель определял мудрость как науку о первопричинах. Четырьмя главными разделами его философии были — диалектика, физика, этика и метафизика. Бог определялся им как Первый Двигатель, лучшая среди существенности, неподвижная субстанция, удаленная от чувственных вещей, лишенная телесных количеств, неделимая и не имеющая частей. Платонизм базируется на априорном рассуждении, а аристотелизм — на апостериорном рассуждении. Аристотель учил своего ученика, Александра Македонского, что, если он не сделал доброе дело, день пропал для него. Среди учеников Аристотеля были Теофраст, Стратон, Ликон, Аристон Хиосский, Критолай и Диодор Крон.

Напишите отзыв о статье "Аристотелизм"



Литература

  • Chappell, Timothy (ed.), Values and Virtues: Aristotelianism in Contemporary Ethics, Oxford University Press, 2006.
  • Ferrarin, Alfredo, Hegel and Aristotle, Cambridge University Press, 2001.
  • Kenny, Anthony, Essays on the Aristotelian Tradition, Oxford University Press, 2001.
  • Knight, Kelvin & Paul Blackledge (eds.), Revolutionary Aristotelianism: Ethics, Resistance and Utopia, Lucius & Lucius (Stuttgart, Germany), 2008.
  • MacIntyre, Alasdair, 'Natural Law as Subversive: The Case of Aquinas' and 'Rival Aristotles: 1. Aristotle Against Some Renaissance Aristotelians; 2. Aristotle Against Some Modern Aristotelians', in MacIntyre, Ethics and Politics: Selected Essays volume 2, Cambridge University Press, 2006.

Отрывок, характеризующий Аристотелизм



Прошло семь лет после 12 го года. Взволнованное историческое море Европы улеглось в свои берега. Оно казалось затихшим; но таинственные силы, двигающие человечество (таинственные потому, что законы, определяющие их движение, неизвестны нам), продолжали свое действие.
Несмотря на то, что поверхность исторического моря казалась неподвижною, так же непрерывно, как движение времени, двигалось человечество. Слагались, разлагались различные группы людских сцеплений; подготовлялись причины образования и разложения государств, перемещений народов.
Историческое море, не как прежде, направлялось порывами от одного берега к другому: оно бурлило в глубине. Исторические лица, не как прежде, носились волнами от одного берега к другому; теперь они, казалось, кружились на одном месте. Исторические лица, прежде во главе войск отражавшие приказаниями войн, походов, сражений движение масс, теперь отражали бурлившее движение политическими и дипломатическими соображениями, законами, трактатами…
Эту деятельность исторических лиц историки называют реакцией.
Описывая деятельность этих исторических лиц, бывших, по их мнению, причиною того, что они называют реакцией, историки строго осуждают их. Все известные люди того времени, от Александра и Наполеона до m me Stael, Фотия, Шеллинга, Фихте, Шатобриана и проч., проходят перед их строгим судом и оправдываются или осуждаются, смотря по тому, содействовали ли они прогрессу или реакции.
В России, по их описанию, в этот период времени тоже происходила реакция, и главным виновником этой реакции был Александр I – тот самый Александр I, который, по их же описаниям, был главным виновником либеральных начинаний своего царствования и спасения России.
В настоящей русской литературе, от гимназиста до ученого историка, нет человека, который не бросил бы своего камушка в Александра I за неправильные поступки его в этот период царствования.
«Он должен был поступить так то и так то. В таком случае он поступил хорошо, в таком дурно. Он прекрасно вел себя в начале царствования и во время 12 го года; но он поступил дурно, дав конституцию Польше, сделав Священный Союз, дав власть Аракчееву, поощряя Голицына и мистицизм, потом поощряя Шишкова и Фотия. Он сделал дурно, занимаясь фронтовой частью армии; он поступил дурно, раскассировав Семеновский полк, и т. д.».
Надо бы исписать десять листов для того, чтобы перечислить все те упреки, которые делают ему историки на основании того знания блага человечества, которым они обладают.