Полярный климат

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Арктический климат»)
Перейти к: навигация, поиск

Полярный климат — климат полярных районов Земли, характеризуется круглогодичными отрицательными температурами воздуха и скудными осадками (100—200 мм в год). Господствует в Арктике — зоне Северного Ледовитого океана и в Антарктике. Наиболее мягок в атлантическом секторе Арктики, самый суровый — на плато Восточной Антарктиды[1]. В классификации Кёппена к полярному климату относятся не только зоны ледового климата, но и климат зоны распространения тундры[2].



Арктический климат

Основная статья:Климат Арктики (англ.)

Минимальные температуры в этих районах иногда снижаются до −57,7 °C на острове Врангеля, −62 °C на Таймыре (Гремяка, Имангда), до −67 °C на Ямале (Аксарка), до −46,3 °C на Шпицбергене. Средняя температура февраля на мысе Челюскин −28,2 °C, июля +1,4 °C, среднегодовая −14,5 °C, минимальная −48,8 °C, на Северном полюсе средняя температура воздуха в феврале −43 °C, близкие к 0 °C средние температуры воздуха летних месяцев при отрицательной среднегодовой температуре. На острове Голомянный средняя температура мая −9,6 °C, июня −1,5 °C, июля +0,6 °C, августа 0 °C, сентября −3,5 °C. Средняя температура июля на острове Хейса, где находится обсерватория имени Кренкеля, и острове Гукера составляет +0,7 °C. На самой северной метеостанции мира, обсерватории имени Кренкеля, абсолютный минимум температуры −44,4 °C, абсолютный максимум +10,3 °C. На острове Визе средняя температура мая −9,2 °C, июня −1,6 °C, июля +0,5 °C, августа +0,1 °C, сентября −2,8 °C. С апреля и мая по сентябрь арктические регионы часто являются самыми холодными местами Северного полушарияК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1948 дней].

Огромные территории в Арктике покрыты мощными ледниками, их площадь больше 2 млн км2. Круглогодично покрытая льдами водная поверхность за Полярным кругом составляет, около 11 млн км2 зимой и примерно 8 млн км2 летом. Толщина однолетних льдов около 1—2 м, а многолетних 3—4 м. Высота торосов — 3—5 м, иногда достигает 10—15 м. Полярные день и ночь обусловливают крайне неравномерное поступление солнечного тепла в течение года[3]. Радиационный баланс в южных районах Арктики положительный, составляет 420—630 Мдж/(м2 в год) [10—15 ккал/(см2 в год)], фактически в 2—3 раза меньше, чем в умеренных широтах, а в Арктическом бассейне, как правило, отрицательный [потеря тепла 85—125 Мдж/(м2 в год) или 2—3 ккал/(см2 в год)]. Потери компенсируются притоком тёплых водных и воздушных массК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1948 дней].

См. также

Напишите отзыв о статье "Полярный климат"

Примечания

  1. Полярный климат — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание).
  2. Михеев В. А. Классификация климатов // [window.edu.ru/resource/878/71878/files/ulstu2010-145.pdf Климатология и метеорология]. — Ульяновск: Ульяновский государственный технический университет, 2009. — С. 66. — 114 с. — ISBN 978-5-9795-0533-6.
  3. [www.somegeography.ru/somems-765-3.html Интересная география]

Отрывок, характеризующий Полярный климат

24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.