Армия Южного Ливана

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Армия южного Ливана
(до мая 1980 года: Армия свободного Ливана)
Годы существования

1976—2000

Численность

~ 900 (1979)
около 2,5 тыс. (2000)

Участие в

гражданская война в Ливане
Операция «Литани» (1978)
израильское вторжение в Ливан (1982)
конфликт в южном Ливане (1978—2000)

Командиры
Известные командиры

Саад Хаддад,
Сами Шидьяк,
Антуан Лахад,
Акл Хашим,
Жозеф Карам.

Армия южного Ливана (араб. جيش لبنان الجنوبي‎ или «Джайш Лубнан аль-Джануби»; ивр.צבא דרום לבנון, צד"ל‏‎ или «Цва Дром Левано́н», «ЦАДАЛ») — южноливанское военизированное формированиe, созданное на основе подразделения кадровой ливанской армии при поддержке Израиля в ходе гражданской войны на территории южного Ливана и прекратившее своё существование в мае 2000 года. «Армия южного Ливана» (АЮЛ) комплектовалась из ливанских шиитов (60% личного состава[1]), христиан-маронитов[2] и друзов , она принимала активное участие в гражданской войне и вела боевые действия против вооружённых формирований антиправительственного[3][4] блока «Национально-патриотических сил Ливана» и палестинских боевиков.





История

Как пишет в своих воспоминаниях начальник генерального штаба Израиля генерал Рафаэль Эйтан, идея о создании на территории южного Ливана дружественного к Израилю «христианского анклава» с собственными вооружёнными силами появилась в правительственных кругах Израиля ещё в 1950-е годы[5], в числе её сторонников были М. Шарет и генерал М. Даян[6].

Во главе с С. Хаддадом

Основателем и первым руководителем «Армии южного Ливана» стал командир батальона ливанской армии, майор Саад Хаддад (англ.), греко-католик, уроженец южноливанского города Марджаюн, а его ближайшим помощником — майор Сами Шидьяк. Костяком будущей АЮЛ стало подразделение ливанской армии в составе 600 человек, направленное на Юг страны для обеспечения безопасности местных жителей. Согласно приказу 3860 от 14 августа 1976 года командующего ливанской армией генерала Ханны Саида и министерства обороны, майор Саад Хаддад был назначен командующим сектора эль-Колейа с населенными пунктами эль-Колейа, Бурж эль-Мулук, Каукаба, Рмейш, Дебиль, Айн Эбель и Джедейдет Марджаюн. В задачи Хаддада входило: собрать и сгруппировать солдат, разбежавшихся после захвата их казарм палестинскими боевиками и ливанскими антиправительственными мусульманско-левацкими милициями; защищать местное население от резни и нападений; поддерживать спокойствие на ливано-израильской границе.[7][8] Не имея возможности получать снабжение и поддержку от ливанской армии, будучи отрезанным антиправительственными силами от основной части страны, Саад Хаддад несколько раз обращался к сирийскому правительству с просьбой прислать войска для защиты местного населения от палестинцев и т. н. Национально-патриотического движения. После того, как ответа от Сирии не последовало, Хаддад обратился за помощью к Израилю[9].

По некоторым данным, первые контакты между С. Хаддадом и израильтянами были установлены в декабре 1975 года, а помощь начала поступать с января 1976 года[10].

В 1976 году в селении Метула состоялись переговоры, в которых приняли участие генерал М. Гур, генерал Э. Вейцман, М. Бегин, а также С. Хаддад и С. Шидьяк. В это же время в южном Ливане началось формирование полувоенных и военизированных подразделений, получивших название «силы свободного Ливана». Израильтяне устанавливали контакты с представителями ряда христианских общин в южной части Ливана: сначала в приграничных с Израилем деревнях (Клея, Ромиш и др.), впоследствии — в более отдаленных (село Ашайя находилось севернее реки Литани). Потенциальным союзникам скрытно поставляли оружие («английские винтовки и гранаты»), боеприпасы, медикаменты и продукты питания[11]. Согласно А. Палову, к маю 1976 года правительство Израиля израсходовали на «помощь жителям южного Ливана» 100 млн. долларов[12].

После проведения ЦАХАЛ операции «Литани» 14—21 марта 1978 года, позиции сторонников С. Хаддада в южном Ливане существенно укрепились. Летом 1978 года он получил подкрепления от христианской милиции из северного Ливана[13].

2324 сентября 1978 года Хаддад перешёл в наступление, в ходе которого «Силами свободного Ливана» были заняты несколько поселений, к 1979 году они контролировали территории в 500—600 км² (А. Павлов[12]).

После того, как под давлением Сирии, президент Ливана Э. Саркис своим декретом No. 1942 от 18 апреля 1979 года, отстранил Хаддада от должности, Хаддад провозгласил на территории южного Ливана, находившейся под контролем его сил, «независимое государство свободный Ливан» (Dawlet Lebnaan El Horr El Mest’ell)[7][14] со столицей в Бейруте[15] . Правительство Ливана объявило его предателем и дезертиром из ливанской армии. Тем не менее, ливанское правительство платило жалование военнослужащим АЮЛ до 2000 года, за исключением периода 1979—1982 гг., когда оно было заморожено тогдашним президентом Э. Саркисом[7][8]. Генерал Антуан Лахад (англ.), командовавший АЮЛ с 1984 г. по 2000 г. получал своё жалованье как минимум до 2002 года, уже находясь в Израиле[16].

При этом, Саад Хаддад тщательно избегал локальных сепаратистских тенденций, чтобы не противопоставлять себя христианской милиции Башира Жмайеля, контролировавшей христианский анклав и Восточный Бейрут[15].

4 января 1984 года, незадолго до своей смерти, Саад Хаддад был официально восстановлен в ливанской армии и под его командование было поставлено несколько сотен ливанских солдат, находившихся на Юге[17]. Апелляционный суд отменил решение об увольнении Хаддада из армии на основании того, что действительного военного суда над Хаддадом не проводилось[18]. Его семья получила все его жалованье и компенсации, не выплаченные в своё время.

В мае 1980 года «силы свободного Ливана» были переименованы в «Армию южного Ливана».

После начала войны 1982 года силы АЮЛ действовали, при поддержке израильской армии, против ООП и других вооружённых формирований. После войны израильтяне передали АЮЛ значительное количество трофейного вооружения ливанской армииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4370 дней], палестинских и ливанских вооружённых формирований.

В середине 1982 года командование израильской армии передало АЮЛ контроль над замком Бофор[19], в дальнейшем АЮЛ установила контроль над некоторыми другими объектами на территории Ливана, ранее захваченными частями ЦАХАЛ.

  • так, 16 февраля 1983 года на пресс-конференции С. Хаддад сообщил, что части АЮЛ получили приказ начать выдвижение на позиции в долине Бекаа (Е. Коршунов[20]), 17 февраля 1983 года подразделения АЮЛ заняли города Сайда, Набатия и селение Хош ад-Динейбе. Согласно Е. Коршунову, для выполнения перемещения войск, израильтяне предоставили АЮЛ технику и сопровождение со стороны ЦАХАЛ[21].
  • 25 февраля 1983 года части АЮЛ заняли город Джуб-Дженнин[22].

В середине февраля 1982 года правительство Ливана опубликовало официальное сообщение о том, что С. Хаддад не может быть восстановлен в звании офицера ливанской армии и сведения, распространяемые на этот счёт израильскими печатными изданиями, не соответствуют действительности (Е. Коршунов[20]). Позднее, в марте 1983 года на пресс-конференции министр иностранных дел Ливана Э. Салем еще раз опроверг слухи о возможном восстановлении Хаддада в рядах ливанской армии, как не соответствующие действительности (Е. Коршунов[23]).

Тем не менее, 4 января 1984 года решением ливанского суда Хаддад был восстановлен в ливанской армии[24]. Ему было возвращено его звание и награды.

14 января 1984 года С. Хаддад умер от лейкемии[25]. На его похоронах присутствовали премьер-министр Израиля Ицхак Шамир, министр обороны Моше Аренс, начальник генштаба израильской армии Моше Леви, экс-министр обороны Ариэль Шарон, глава оппозиции в кнессете Шимон Перес[18].

Во главе с А. Лахадом

Новым командующим АЮЛ был назначен генерал-майор ливанской армии (в резерве) Антуан Лахад (англ.). Лахад подтвердил независимость АЮЛ от правительства, заявив, что будет подчиняться ливанскому правительству, как только оно станет свободным от сирийского контроля[26].

В марте 1984 года, под давлением Сирии, руководство Ливана отменило подписанный в мае 1983 года мирный договор с Израилем, ранее уже ратифицированный Кнессетом[27].

14 декабря 1984 года правительство Израиля приняло решение об отводе бо́льшей части подразделений ЦАХАЛ из Ливана (отвод войск начался 20 января 1985 года)[27].

В 1985 году силы АЮЛ установили контроль над христианским городом Джезин и окрестностями (т.н. "Джеззинский палец"). Ряды АЮЛ пополнились боевиками ливанской националистической организации «Стражи Кедра» во главе с Жозефом Карамом, незадолго до этого отбившими наступление шиитов и друзов на город.

10 июня 1985 года объявленный отход ЦАХАЛ был завершён, и несмотря на наличие армейских подразделений израильтян на территории южного Ливана (в так называемой «зоне безопасности» общей площадью 850 км²), положение АЮЛ существенно осложнилось. Несмотря на поддержку израильской артиллерии и авиации, участились случаи нападений на АЮЛ со стороны ливанских и палестинских сил.

По данным советских источников, только в период с июня 1982 по май 1984 года потери АЮЛ составили до 600 чел. убитыми и около 4 тыс. ранеными[28].

17 ноября 1988 года состоялось покушение на генерала А. Лахада: активистка Ливанской коммунистической партии по имени Соухе Фавваз Бешара дважды выстрелила в него из револьвера, прежде чем была схвачена охраной[29].

По состоянию на начало 1989 года, «Армия южного Ливана» контролировала 850 км² — 8 % территории Ливана, здесь находились 107 деревень и 63 фермы и проживали около 110 тыс. чел. Под непосредственным контролем сил АЮЛ находились 50 шиитских, 11 христианских и 6 друзских деревень и два посёлка со смешанным населением (Ю. Седов[30]). Согласно С. Стоклицкому, на содержание АЮЛ с местного населения собирали налоги, а с импортируемых товаров взимали пошлины[29].

В 1993 году, после проведения израильтянами операции «Сведение счётов» оперативная обстановка для АЮЛ временно улучшилась.

В июне 1999 года силы АЮЛ были вынуждены оставить сектор Джезин. После отступления АЮЛ, в ряде оставленных населённых пунктов состоялись суды над бывшими военнослужащими АЮЛ по обвинению в государственной измене (в форме сотрудничества с врагом)[31][32].

Тем не менее, ещё в середине сентября 1999 года бригадный генерал ЦАХАЛ Бени Ганц оценивал оперативную обстановку в южном Ливане как «относительно стабильную»[31].

В январе 2000 года боевиками «Хезболла» был убит полковник Акл Хашим[33], командующий западной бригадой АЮЛ. Он был вторым человеком в руководстве АЮЛ, предполагаемым преемником Лахада на посту командующего и пользовался популярностью у солдат. Акл Хашим поддерживал идею создания автономного анклава в "зоне безопасности" после вывода всех израильских войск и превращения АЮЛ в военную силу, подконтрольную избранному мультикофессиональному правительству анклава, которое будет править там вплоть до вывода сирийских войск с территории Ливана[34].

В начале февраля 2000 года силы АЮЛ взорвали один из своих ключевых опорных пунктов - "Sojod", и отступили к опорному пункту "Rihan"[35].

В мае 2000 года начался вывод подразделений ЦАХАЛ из южного Ливана — в соответствии с резолюцией СБ ООН № 425 от 19 марта 1978 года. Военно-морские силы Израиля прекратили патрулирование территориальных вод Ливана, израильские ВВС — полёты над Ливаном. Часть укреплений, отстроенных в период с 1982 по 2000 годы, были разрушены, однако в распоряжении АЮЛ по-прежнему сохранялась подготовленные в инженерном отношении оборонительные позиции и укрепленные пункты, а также значительные запасы вооружения, техники и военного имущества. Тем не менее, в мае 2000 года АЮЛ разваливается, большая часть военнослужащих и их семьи оставили свои дома и перебрались в Израиль в качестве беженцев[36].

22 мая 2000 года, после переговоров с представителями ливанских сил, о прекращении участия в боевых действиях объявили 11 населённых пунктов и 8 укрепленных постов АЮЛ на центральном участке оборонительной линии (службу на которых несли мусульмане-шииты)[37]. А. Лахад в это время находился в Париже и не имел возможности своевременно реагировать на изменения в оперативной обстановке, что способствовало дальнейшему развитию событий.

23 мая 2000 года фактически прекратил своё существование западный сектор обороны (службу на котором несли в основном друзы).

24 мая 2000 года ливанские силы заняли маленький город Марджуюн, который являлся «столицей» южного Ливана. Установленный здесь памятник С. Хаддаду был сброшен[38].

День 25 мая в Ливане является праздником, «Днем освобождения» южной части страны.

После распада

16 июня 2000 года был окончательно завершен вывод израильских войск с территории южного Ливана, к этому времени «Армия южного Ливана» уже прекратила своё существование. В Израиль перебрались около 8,5 тыс. жителей южного Ливана — военнослужащие АЮЛ, гражданские служащие местных органов власти и члены их семей[39].

Военнослужащие АЮЛ и гражданские служащие местных органов власти, оставшиеся на территории Ливана были разоружены и интернированы подразделениями ливанской правительственной армии (большая часть, около 1250 чел. находилась под стражей в армейских казармах в городе Баальбек), расследованием их деятельности, определением степени вины и назначением наказания занимались военные трибуналы[40]. Всего было задержано до 1700 чел.[41].

По сведениям «Комитета поддержки вынужденных переселенцев из Южного Ливана в Израиле», общие потери южноливанских сил в период с 1978 по 2000 год составляют 821 чел. убитыми (621 военнослужащих АЮЛ + 200 гражданских лиц) и 310 инвалидов и искалеченных (230 военнослужащих АЮЛ + 80 гражданских лиц)[42].

Тем не менее, по состоянию на ноябрь 2001 года, в Израиле существовало «правительство свободного Ливана в изгнании»[43].

17 августа 2008 года в Тель-Авиве около 100 бывших солдат АЮЛ и членов их семей вышли на демонстрацию протеста. Они жаловались на пренебрежительное отношения к ним со стороны государственных институтов Израиля, тяжёлые условия жизни, отсутствие работы и недостаточную помощь государства[44]. В 2009 году в Израиле проживали около 2,5 тыс. бывших военнослужащих АЮЛ и членов их семей[45]. Дочь Саада Хаддада — Арза Хаддад стала специалистом по ракетной технике, закончив университет "Технион" в Хайфе[46].

Организационная структура

Вооружённые силы

В конце июня 1978 года общая численность формирований С. Хаддада составляла около 600 чел.[47], на начало марта 1979 года около 900 чел.[48] По состоянию на 1983 год, «Армия южного Ливана» имела численность около 2 тыс. человек[49].

Hа начало 1990-х годов, «Армия южного Ливана» имела численность до 3 тыс. человек и включала в себя:

  • две пехотные бригады общей численностью в пять-шесть пехотных батальонов:
  • Западная бригада включала в себя штаб, 70-й, 80-й и 81-й пехотные батальоны;
  • Восточная бригада включала в себя штаб, 10-й, 30-й и 90-й пехотные батальоны;
  • четыре танковые роты;
  • четыре артиллерийские батареи;
  • службу безопасности, выполнявшую функции контрразведки и военной полиции (около 250 чел.).

По состоянию на 2000 год, общая численность АЮЛ составляла около 2,5 тыс. чел.[50][51].

Комплектование АЮЛ личным составом проводилось по принципу выборочной мобилизации мужчин в возрасте от 17 до 40 лет, отказавшимся от службы грозило лишение права на работу. Солдаты получали жалование в размере 500 долларов США[50], офицеры — до 1000 долларов США в месяц[52], кроме того, родственникам военнослужащих АЮЛ было разрешено работать на территории Израиля[53].

Иностранные наёмники, советники и военные специалисты

  • ещё в 1980 году один голландский солдат дезертировал из контингента UNIFIL и перешел на сторону "милиции" С. Хаддада[54];
  • по данным советских источников, в 1982 году в «Армии южного Ливана» служили несколько израильских военных советников и инструкторов и около 40 иностранных наёмников из западных государств (в основном, из США)[55];
  • в середине 1982 года один из наёмников, гражданин США по имени Дэвид Макгреди (бывший житель Родезии) дал интервью американскому журналу «Солдат удачи», в котором сообщил, что лично участвовал в боевых действиях[56] и упомянул, что является не единственным «иностранным военным специалистом» в АЮЛ[57].
  • в 1985 году во время обстрела автомашины АЮЛ был убит израильский советник, полковник ЦАХАЛ Абрахам Идо и ранен находившийся вместе с ним в машине гражданин ФРГ К. Хейнц. После этого министр обороны Израиля Ицхак Рабин был вынужден признать, что Хейнц «не являлся единственным иностранным военным специалистом» в АЮЛ (Е. Коршунов[58]).

Укрепления

В ходе выполнения операции «Северный берег», в «зоне безопасности» на территории южного Ливана израильскими военными специалистами были построены инженерные заграждения и 57 укрепленных опорных пунктов (из них 46 находились в приграничной зоне и 11 — в глубине территории), непосредственно на демаркационной линии были оборудованы контрольно-пропускные пункты (фактически исполнявшие функции таможенных постов) (Ю. Седов[30]). Помимо инженерных укреплений, здесь были установлены около 130 тысяч минно-взрывных устройств[59], системы тревожной сигнализации и электронная аппаратура слежения за движущимися объектами[60].

После вывода израильских войск из Ливана в мае 2000 года, несмотря на просьбу правительства Ливана, правительство Израиля не предоставило в распоряжение командования ливанской армии карты с точным местонахождением минных полей на территории Ливана. В результате, только в течение первых 15 месяцев после вывода израильских войск из Ливана на минных полях, установленных израильской армией, погибли 19 и были ранены 123 человек[59].

Тюрьмы

  • «Аль-Хиям» — в апреле 1985 года в городе Аль-Хиям старые армейские казармы ливанской армии были обнесены колючей проволокой и превращены в концентрационный лагерь (А. Павлов)[61]). В январе 1989 года в нём содержались более 800 заключённых (С. Стоклицкий[29]), в середине июля 1990 года — 304 чел.[62], последние 140 чел. были освобождены при ликвидации лагеря 24 мая 2000[63].

Средства массовой информации

В распоряжении руководства «Армии южного Ливана» имелись собственные средства массовой информации, возможности которых использовались для ведения пропаганды и агитации:

  • типография
  • с 1979 года — радиостанция «Саут аль-Амаль» («Голос надежды»), в штате которой работали до 30 человек, общее руководство осуществлял гражданин США Дан Отис;
  • с 1980 года — телеканал METV («Middle East Television»), владельцем которого являлся гражданин США Пол Робертсон, а учредителем и основным спонсором выступила калифорнийская миссионерская организация «Ассоциация божественного вознесения» (А. Павлов[64]).

Вооружение и экипировка

Единого стандарта используемого «Армией южного Ливана» стрелкового вооружения и техники не существовало, на снабжении состоял конгломерат систем производства западноевропейских стран (в основном, оружие ливанской армии), американского и израильского производства (предоставленное Израилем), а также оружие социалистических стран (предоставленное Израилем или трофейное).

Военнослужащие АЮЛ были обмундированы в израильскую военную форму (с собственными знаками различия[65]), снабжались штатным военным снаряжением ЦАХАЛ (как правило, устаревших образцов) — в частности, израильскими армейскими касками RO-201 «Orlite», бронежилетами и радиостанциями «Tadiran».

В качестве стрелкового оружия использовались пистолеты нескольких систем, пистолет-пулемёты UZI, автоматы АК и АКМ, автоматические винтовки M-16A1, FN FAL, Galil и HK G3, пулемёты «браунинг» M1919A4, РПД и FN MAG.

Подразделения АЮЛ располагали также тяжёлым вооружением, у них имелись:

Кроме того, у АЮЛ имелись автотранспорт и бронетехника:

  • танки: первоначально — несколько лёгких танков AMX-13 (находившихся на вооружении ливанской армии); в 1976 году израильтяне передали им 35 шт. танков «супер-шерман» (15 шт. М-50 и 20 шт. М-51); в 1984 году они получили 7 шт. танков M48A5 «Паттон» (ранее находившихся на вооружении ливанской армии), а также до 55 шт. модернизированных в Израиле советских Т-54 и Т-55 различных модификаций (из них 10 шт. Ti-67 были переданы в 1986 году и 24 шт. «Тиран-4» — в 1987 году);
  • бронетранспортёры: до 50 шт. M3A1 и M-3 «Zahlan», 30 шт. M-113 (некоторые — модернизированные), 20 шт. БТР-50, несколько БТР-152 и др.
  • кроме того, в Израиле для АЮЛ было изготовлено несколько БТРов «нагматиран» (шасси танка Т-54 или Т-55, на которые вместо снятой башни монтировали открытую сверху броневую рубку с пулемётом).
  • бронемашины: AML-90 (ранее находившиеся на вооружении ливанской армии), израильские Ramta RAM-2V, RBY-2 и др.
  • спецмашины и инженерная техника: бронированные бульдозеры «катерпиллар» D-8H и др.
  • автомашины: американские армейские 2,5-тонные грузовики GMC CCKW и M35; «джипы» M151A2 и «лендроверы» (ранее находившиеся на вооружении ливанской армии) и др.

23—24 мая 2000 года, когда распад АЮЛ стал очевиден, израильская авиация наносила ракетно-бомбовые удары по технике и оружейным складам АЮЛ, чтобы не допустить их захвата противником. Тем не менее, в распоряжении ливанской армии оказались 7 танков Т-55, 3 бронетранспортёра M-113 и 9 полугусеничных бронетранспортёров M-3 «Zahlan», а также стрелковое оружие, боеприпасы и иное военное имущество. «Хезболла» захватила несколько самоходных 160-мм миномётов «Makmat» (160-мм миномёт «Soltam» израильского производства на шасси танка «шерман»)[67], автомашины, стрелковое оружие и др. трофеи.

Ещё некоторое количество трофейной техники АЮЛ (серьёзно поврежденной и уже не подлежащей восстановлению) было частично разукомплектовано и оставлено в поселениях в качестве памятников.

Опознавательные знаки, эмблемы и символика

Большая часть бронетехники «Армии южного Ливана» была окрашена в однотонный серо-синий цвет (тем не менее, в первые годы некоторые бронемашины АЮЛ были окрашены в темно-зеленый цвет, характерный для бронетехники ливанской армии, а во второй половине 1980-х годов нередко встречаются танки и бронетранспортёры в маскировочной окраске в виде крупных желто-коричневых пятен). По крайней мере на некоторых образцах бронетанковой техники встречается эмблема в виде белого креста.

На многих автомашинах имелись эмблемы в виде стилизованного ливанского кедра (в нескольких вариантах исполнения), и в некоторых случаях — надписи на арабском языке.

Деятельность

«Армия южного Ливана» на протяжении длительного времени сражалась против палестинских сил и своих политических противников, неоднократно совершая убийства гражданского населения[68] и разрушая гражданские объекты:

  • так, в 1981 году во время одного из выступлений в эфире радиостанции АЮЛ «Голос надежды», С. Хаддад потребовал от правительства Ливана предоставить ему 5 млн долларов для выплаты денежного довольствия своим войскам — или его артиллерия начнёт обстреливать город Сидон. Деньги не были перечислены, и в конце апреля 1981 года артиллерия АЮЛ обстреляла город[49][69]. В результате обстрела погибли 16 и были ранены 60 жителей[70].
  • Некоторые источники утверждают, что 1617 сентября 1982 года боевики АЮЛ (совместно с боевиками иных военизированных правохристианских формирований), участвовали в расправе в лагерях Сабра и Шатила, в ходе которой было убито и ранено значительное количество палестинцев (в том числе, старики, женщины и дети). В 1982 году Томас Фридман писал о том, что согласно «косвенным уликам» участие военнослужащих АЮЛ кажется ему очевидным[71][72]. При этом, в своей последующей (1989) книге «From Beirut To Jerusalem» в отношении событий в Сабре и Шатиле он пишет только о фалангистах, не упоминая АЮЛ[73]. Комиссия Кахана однозначно отвергла предположения об участии каких-либо подразделений АЮЛ в этой расправе[74][75]. Согласно Мордехаю Нисану, имелись сведения, что командовавший фалангистами И. Хобейка приказал нанести на несколько единиц бронетехники знаки АЮЛ, чтобы возложить на неё ответственность за операцию[76].
  • 1819 марта 1985 года, после отхода израильских войск из района города Сидон, отряды АЮЛ приказали «убираться в течение часа» мусульманскому населению деревень Кайяха-Веста и Хайлийе, с целью закрепить своё присутствие в этом районе (Е. Коршунов[77])
  • В середине апреля 1986 года АЮЛ обстреляла из артиллерийских орудий селения Хасбайя, Кафра и Харис, расположенные к северу от границы «зоны безопасности» (А.Кузнецов[78]).
  • 18 августа 1997 года части АЮЛ открыли огонь из артиллерийских орудий по городу Сидон, в результате обстрела погибли 6 и были ранены не менее 34 жителей. Части ливанской армии открыли ответный огонь по позициям АЮЛ[79].

АЮЛ вступала в боевые столкновения с подразделениями ливанской правительственной армии:

  • так, в августе 1978 года силы Хаддада остановили[80], а затем обстреляли армейские части, направленные в соответствии с резолюцией СБ ООН № 444 (1978 года) для размещения в зоне миротворческого контингента ООН (UNIFIL) (А.Тимофеев[81]).
  • 18—19 марта 1985 года, после отхода израильских войск из района города Сидон, отряды АЮЛ несколько раз атаковали в этом районе подразделения ливанской армии, стремясь замедлить и ограничить их продвижение на юг (Е. Коршунов[77]).

Бойцы АЮЛ неоднократно атаковали военнослужащих из размещённого в южном Ливане миротворческого контингента ООН:

  • 19 апреля 1978 года в результате артиллерийского обстрела АЮЛ штаба UNIFIL погибли 8 миротворцев ООН (Robert Fisk[82][нет в источнике 4386 дней]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)).
  • 27 июля 1979 года Хаддад заявил, что его люди будут преследовать палестинских террористов, которые скрываются в зоне контроля ООН и будут атаковать каждого солдата ООН, который станет им в этом препятствовать ([83]) (позже, 24 апреля 1981 года, после переговоров с израильтянами, он сообщил, что впредь его бойцы будут воздерживаться от столкновений с силами ООН[84].
  • в апреле 1980 года трое ирландских солдат из UNIFIL были похищены вооружёнными людьми из «милиции» Хаддада, двое были застрелены из автоматического оружия[49], а третий — тяжело ранен, но выжил.
  • в начале сентября 1981 года бойцы АЮЛ обстреляли позиции голландского батальона UNIFIL в окрестностях селения Ятер, но миротворцы потерь не имели («Известия»[85]).
  • Согласно информации, опубликованной советским журналом «Новое время», 27 октября 1982 года люди из «милиции» Хаддада атаковали пост UNIFIL в районе деревни Тибнин, в результате погибли трое ирландских миротворцев и ещё один получил ранение[86]. По данным западных источников, в том числе ирландских, все три миротворца были убиты своим товарищем, который впоследствии был приговорён к пожизненному заключению (однако в 2010 году его освободили)[87][88][89].
  • в мае 1983 года в перестрелке с людьми из «милиции» Хаддада был убит один солдат UNIFIL[90].
  • 7 июня 1985 года[91] отряд АЮЛ разоружил и захватил в заложники 24 финских солдат и 1 французского полковника UNIFIL[30]. Боевики АЮЛ угрожали убить финских миротворцев, но позднее отпустили троих[92], оставшиеся заложники были освободены 16 июня 1985[93].
  • 28 июня 1985 года АЮЛ обстреляла из артиллерийских орудий пост непальского контингента UNIFIL, в результате миротворцы были вынуждены открыть ответный огонь (Е. Коршунов[94]).
  • в октябре 1985 года боевики АЮЛ атаковали контрольно-пропускной пост UNIFIL, расположенный южнее селения Блат (в окрестностях Марджаюна), и разоружили находившихся на посту норвежских миротворцев, похитив стрелковое оружие, средства связи и автомашины(«Известия»[95]).
  • 3 октября 1988 года АЮЛ обстреляла из артиллерийских орудий христианскую деревню, в которой находились миротворцы UNIFIL, в результате были ранены 1 миротворец, 3 женщины и мальчик[96]

Материалы и источники

  • Beate Hamizrachi, The Emergence of South Lebanon Security Belt, Praeger, New York 1984.
  • [www.dailystar.com.lb/Opinion/Commentary/Aug/16/The-quandary-of-an-SLA-amnesty.ashx#axzz1effXLqqY Nicholas Blanford. The quandary of an SLA amnesty // «The Daily Star» от 16 августа 2005]
  • Moustafa el-Assad, Blue Steel II: M-3 Halftracks in South Lebanon, Blue Steel Books, Sidon 2006.
  • Moustafa el-Assad, Blue Steel III: M-113 Carriers in South Lebanon, Blue Steel Books, Sidon 2007.
  • Moustafa el-Assad, Blue Steel IV: M-50 Shermans and M-50 APCs in South Lebanon, Blue Steel books, Sidon 2007.
  • [armstrade.sipri.org/armstrade/page/trade_register.php Stockholm International Peace Research Institute (сведения о поставках вооружения и военной техники)]
  • [outofkhiam.tripod.com/HashemAkel.htm Интервью с полковником Акл Хашемом]
  • [www.dailystar.com.lb/News/Politics/2012/May-28/174885-south-lebanon-army-members-today.ashx&sa=U&ei=lYTiUcanLomI4gSQq4DoCw&ved=0CCAQFjAB&sig2=BUy7dJMu-Jz9WVn7Siay1w&usg=AFQjCNHlALQUFBMKaUWG9PHtf55lo--KoA South Lebanon Army members today]
  • [als.miniature.perso.neuf.fr/haddad.html Saad Haddad (1938-1984)]

Напишите отзыв о статье "Армия Южного Ливана"

Примечания

  1. [articles.baltimoresun.com/2000-03-07/news/0003070505_1_south-lebanon-army-hezbollah-lebanese Israeli pullout will strand South Lebanon Army allies]
  2. [articles.sfgate.com/1999-12-20/news/17709991_1_israel-first-invaded-lebanon-israeli-army-hezbollah Tracy Wilkinson. Uncertain Fate for South Lebanon Army // «Los Angeles Times» от 20 декабря 1999]
  3. [www.nationalreview.com/articles/218483/old-non-solution/keith-roderick An Old Non-Solution - Keith Roderick - National Review Online]
  4. Ливан // Страны мира: справочник, 2006 / под общ. ред. С.В. Лаврова. М., "Республика", 2006. стр.286-289
  5. Рафаэль Эйтан. Повесть солдата. / пер. с иврита — Ефим Баух. Израиль, изд-во «Яир», 1991. стр.221
  6. «Maariv» от 9 июня 1982
  7. 1 2 3 [www.lebaneseinisrael.com/X/?p=13262 THE WAR AGAINST «SOUTH LEBANON — SOUTH LEBANESE ARMY»]
  8. 1 2 [www.gpo.gov/fdsys/pkg/CHRG-106shrg67981/pdf/CHRG-106shrg67981.pdf HEARING BEFORE THE SUBCOMMITTEE ON NEAR EASTERN AND SOUTH ASIAN AFFAIRS OF THE COMMITTEE ON FOREIGN RELATIONS UNITED STATES SENATE] (англ.). Committee on Foreign Relations (JUNE 14, 2000). Проверено 3 июля 2012. [www.webcitation.org/69f2GcUF3 Архивировано из первоисточника 4 августа 2012].
  9. [books.google.com.ua/books?id=pk2GxcpojakC&pg=PA106#v=onepage&q&f=false Antoine J. Abraham The Lebanon War. стр.106]
  10. [www.waronline.org/IDF/Articles/lebanon-chronology/ Олег Грановский. Хронология событий в Ливане (17.11.2003, ред. 02.07.2007) // сайт «War Online»]
  11. Рафаэль Эйтан. Повесть солдата. / пер. с иврита — Ефим Баух. Израиль, изд-во «Яир», 1991. стр.222-229
  12. 1 2 А. И. Павлов. «Ястребы» над Ливаном. М., «Мысль», 1990. стр.85
  13. Lebanese Christians to add border units // «The New York Times» от 18 июня 1978, стр.7
  14. Jonathan Kandell. Militia in Lebanon Declares Border Area Independent; Coordination With Israel Denied // «The New York Times» от 19 апреля 1979
  15. 1 2 Walid Phares [www.meforum.org/418/liberating-lebanon Liberating Lebanon] Middle East Quarterly December 1996, pp. 21-30
  16. [old.naharnet.com/domino/tn/NewsDesk.nsf/getstory?openform&841A5A9A3793DAA3C2256B73003C79AB Gen. Lahad May Lose Lebanese Citizenship and Pension Pay]
  17. [middleeast.about.com/od/arabisraeliconflict/p/me081026b.htm Saad Haddad and the South Lebanon Army (SLA)]
  18. 1 2 [news.google.com/newspapers?id=-AEtAAAAIBAJ&sjid=6s4FAAAAIBAJ&pg=3204,4853955&hl=en] Shamir attends Haddad’s burial
  19. Е. Савельев. Хаддад обижается. // «Новое время», № 37 (1943) от 10 сентября 1982, стр.17
  20. 1 2 Е. Коршунов. Положение в Ливане // «Известия», № 48 (20394) от 17 февраля 1983. стр.4
  21. Е. Коршунов. Оккупанты шантажируют // «Известия», № 49 (20395) от 18 февраля 1983. стр.4
  22. Сопротивление нарастает // «Известия», № 57 (20403) от 26 февраля 1983. стр.4
  23. Е. Коршунов. Пешка в большой игре // «Известия», № 82 (20428) от 23 марта 1983. стр.5
  24. [www.cedarguards.org/documents/document0001.htm THE WAR AGAINST "SOUTH LEBANON- SOUTH LEBANESE ARMY"]
  25. [news.google.com/newspapers?nid=1499&dat=19840115&id=c2oaAAAAIBAJ&sjid=BSoEAAAAIBAJ&pg=5929,1960908 Saad Haddad, major Israeli ally in Lebanon, dies]
  26. [articles.latimes.com/1991-01-03/news/mn-10635_1_south-lebanon-army Militia Won’t Heed Syrian-Backed Beirut]
  27. 1 2 [www.globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=9340 Shiar Youssef What really happened in Beirut? July 3, 2012]
  28. Л. Л. Вольнов. Ливан: эхо агрессии. М., Политиздат, 1984. стр.100
  29. 1 2 3 С. Л. Стоклицкий. Ливан: бремя событий. М., «Мысль», 1990. стр.73
  30. 1 2 3 Ю. Седов. Юг Ливана: аннексия под предлогом «обеспечения безопасности» // «Международная жизнь», № 3, 1987. стр.32-38
  31. 1 2 [nvo.ng.ru/wars/1999-09-17/parallel.html Игорь Коротченко. Из первых рук. Северокавказские параллели Южного Ливана // «Независимое военное обозрение» от 17.09.1999]
  32. [articles.latimes.com/1999/dec/20/news/mn-45838 Tracy Wilkinson. Pro-Israel Militia in Lebanon Seeks Asylum // «Los Angeles Times» от 20 декабря 1999]
  33. [www.guardian.co.uk/world/2000/may/24/israelandthepalestinians.lebanon1?INTCMP=SRCH Derek Brown. The real losers in Lebanon // guardian.co.uk, Wednesday 24 May 2000]
  34. [www.meforum.org/meib/articles/0002_l1.htm Assassination of Akl Hashem May Presage Demise of SLA]
  35. [articles.latimes.com/2000/feb/04/news/mn-61150 Israeli-Allied Militia Pulls Back in Lebanon] // "Los Angeles Times" от 4 февраля 2000
  36. [www.duel.ru/200350/?50_7_8 Георгий Перов. Участь коллаборанта. // газета «Дуэль», № 50 (347) от 16 декабря 2003 г.]
  37. [articles.chicagotribune.com/2000-05-23/news/0005230162_1_israeli-occupation-zone-south-lebanese-army-lebanese-civilians Hugh Dellios. Israel Reels As Buffer Collapses // «Chicago Tribune» от 23 мая 2000]
  38. [www.guardian.co.uk/world/2000/may/25/israelandthepalestinians.lebanon?INTCMP=SRCH David Hirst. Hizbullah savours victory as defeated foe looks on // «The Guardian», Thursday 25 May 2000]
  39. [cursorinfo.co.il/news/novosti/2004/12/07/zadal/ 07.12.2004. Бывшие воины Армии Южного Ливана станут израильтянами]
  40. [www.nytimes.com/2000/05/25/world/after-lebanon-convulsion-an-uncertain-landscape.html Deborah Sontag. After Lebanon Convulsion, An Uncertain Landscape // «The New York Times» от 25 мая 2000]
  41. [www.albawaba.com/news/seventeen-sla-men-stand-trial-treason Seventeen SLA Men Stand Trial for Treason, // «Albawaba» от 17 июня 2000]
  42. [gotc-se.org/statements/SOUTH_OF_LEBANON_UPD1.html Claude Hajjar. The war against «South Lebanon — South Lebanese army» // «The Committee of Support for the Lebanese in Enforced Exile in Israel», январь 2007 г.]
  43. [www.free-lebanon.com/LFPNews/GovLebExile/govlebexile.html The Government of Lebanon in Exile (Jerusalem)]
  44. [www.newsru.co.il/israel/17aug2008/zadal8021.html 17.08.2008 Бывшие бойцы ЦАДАЛ провели демонстрацию в Тель-Авиве]
  45. [www.newsru.co.il/israel/02aug2009/zadal8015.html 2.08.2009 Нетаниягу поручил министру Пеледу решить проблемы бывших солдат ЦАДАЛ]
  46. [www.timesofisrael.com/from-lebanese-refugee-to-israeli-rocket-scientist/From Lebanese refugee to Israeli rocket scientist]
  47. Christians arrest officers // «The New York Times» от 20 июня 1978
  48. Israeli jets buzz Lebanese capital // «The New York Times» от 6 марта 1979
  49. 1 2 3 [www.people.com/people/archive/article/0,,20085062,00.html Peter Carlson. Israel’s embattled Arab ally, Lebanese Major Saad Haddad, complicates Mideast diplomacy // «People» Vol. 19, № 20 от 23 мая 1983]
  50. 1 2 [news.bbc.co.uk/2/hi/middle_east/760914.stm Martin Asser. Analysis: Role of the SLA. // BBC News от 23 мая 2000]
  51. [www.time.com/time/nation/article/0,8599,45827,00.html#ixzz1ci8fa5JR Tony Karon. Israel’s Lebanon Retreat Is a Gift to Syria // «Time» от 23 мая 2000]
  52. [www.time.com/time/magazine/article/0,9171,925940,00.html The Renegade Militia Major // «Time» от 16 мая 1983]
  53. [articles.baltimoresun.com/2000-03-07/news/0003070505_1_south-lebanon-army-hezbollah-lebanese Mark Matthews. Israeli pullout will strand South Lebanon Army allies // «The Baltimor Sun» от 7 марта 2000]
  54. Dutch Soldier Quits U.N. Forces In Lebanon and Joins Militia Unit // "The New York Times" от 27 апреля 1980
  55. Израиль // «Зарубежное военное обозрение», № 6, 1982. стр.80
  56. Свидетельствует "очевидец" // "Красная звезда", № 168 (17855) от 22 июля 1982. стр.3
  57. Г. Борисова. «Приличные люди» в Африке… в Ливане… // «Новое время», № 35 (1941) от 28 августа 1982. стр.16
  58. Е. Коршунов. [Израиль — Ливан] Используют наемников // «Известия», № 85 (21162) от 26 марта 1985, стр.1
  59. 1 2 Ливан // "Зарубежное военное обозрение", № 8 (653), 2001. стр.57
  60. В. Лашкул. Израиль: доты на чужой земле // «Известия», № 303 (2210) от 30 октября 1987. стр.1
  61. А. И. Павлов. «Ястребы» над Ливаном. М., «Мысль», 1990. стр.100
  62. [www.time.com/time/magazine/article/0,9171,970651,00.html#ixzz1d7dKQaln Middle East human pawns in a sordid game. // «Time» от 16 июля 1990]
  63. [www.washingtontimes.com/news/2000/may/24/20000524-011403-2404r/?page=all Israelis flee south Lebanon as allied army crumbles // «The Washington Times» от 24 мая 2000]
  64. А. И. Павлов. «Ястребы» над Ливаном. М., «Мысль», 1990. стр.70, 99
  65. нарукавный шеврон со стилизованным изображением ливанского кедра
  66. «в сентябре 1994 г. Израиль передал несколько десятков этих орудий в буксируемом варианте Армии Южного Ливана для стрельбы по наземным целям»
    [www.waronline.org/IDF/Articles/PVO/other.htm Олег Грановский. Прочие системы ПВО (10.05.2002, ред. 15.12.2004) // сайт «War Online»]
  67. [www.waronline.org/mideast/hizballah.htm Хизбалла — Партия Аллаха, часть вторая (сайт WarOnline)]
  68. [www.time.com/time/magazine/article/0,9171,954398,00.html#ixzz1eOE3FFid James Kelly; John Borrell; Harry Kelly. Where roots of violence grow: Lebanon, in the Israeli-occupied South // «Time» от 1 октября 1984]
  69. И. Тимофеев. «Среди серых стен и горячей пыли…» Хроника ливанской трагедии. М., «Молодая гвардия», 1984, стр.72
  70. [www.nytimes.com/1981/04/20/world/16-killed-in-shelling-of-lebanon-port-city-by-christian-militias.html Pranay B. Gupte. 16 Killed in shelling of Lebanon port city by Christian militias // «The New York Times» от 20 апреля 1980]
  71. [www.nytimes.com/1982/09/26/world/the-beirut-massacre-the-four-days.html Thomas L. Friedman. The Beirut Massacre: The Four Days // "The New York Times" от 26 сентября 1982]
  72. [www.guardian.co.uk/theguardian/2001/jul/13/warcrimes?INTCMP=SRCH Ben Alofs. Demolition job on Middle East peace hopes // "The Guardian", Friday 13 July 2001]
  73. Thomas L. Friedman From Beirut to Jerusalem (FIRST EDITION, 1989)
  74. [www.mfa.gov.il/MFA/Foreign%20Relations/Israels%20Foreign%20Relations%20since%201947/1982-1984/104%20Report%20of%20the%20Commission%20of%20Inquiry%20into%20the%20e Israel MFA 104 Report of the Commission of Inquiry into the events at the refugee camps in Beirut]
  75. [www.jcpa.org/art/brief1-17.htm 30 January 2002, Elie Hobeika’s Assassination: Covering Up the Secrets of Sabra and Shatilla] JERUSALEM ISSUE BRIEF, Vol. 1, No. 17, 30 January 2002
  76. Mordechai Nisan. [books.google.co.il/books?id=1bgCAzR5V68C The Conscience of Lebanon: A Political Biography of Etienne Sakr (Abu-Arz)]. — Routledge, 2003. — P. 68. — 189 p. — ISBN 0714653926, 9780714653921.
  77. 1 2 Е. Коршунов. По плану Тель-Авива // «Известия», № 80 (21157) от 21 марта 1985. стр.5
  78. А. В. Кузнецов. Вторжение: международно-правовой анализ механизма агрессии Израиля. Рига, «Зинатне», 1987. стр.97
  79. [articles.latimes.com/1997/aug/19/news/mn-23923 6 Killed in Shelling of Lebanese Port // "Los Angeles Times" от 19 августа 1997]
  80. [select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F2081EFE345A11728DDDA80894D0405B888BF1D3&scp=103&sq=Saad%20Haddad&st=cse Lebanese Army moves into South, but is blocked by Christian units // «The New York Times» от 1 августа 1978]
  81. И. Тимофеев. «Среди серых стен и горячей пыли…» Хроника ливанской трагедии. М., «Молодая гвардия», 1984, стр.68
  82. Robert Fisk. Pity the Nation: The Abduction of Lebanon. Nation Books. 2002. p.138
  83. [select.nytimes.com/gst/abstract.html?res=F60916FE3E5A12728DDDA10A94DF405B898BF1D3&scp=68&sq=Saad%20Haddad&st=cse David K. Shipler. Militia leader in Lebanon vows to hunt guerrillas in U.N. zone // «The New York Times» от 28 июля 1979]
  84. [www.nytimes.com/1981/04/24/world/christian-officer-vows-lebanon-curb.html Christian officer vows Lebanon curb // «The New York Times» от 24 апреля 1981, стр.3]
  85. Обострение положения // «Известия», № 212 (19888) от 10 сентября 1981. стр.4
  86. «Новое время» № 45 от 05.11.1982, стр.4
  87. [www.courtsni.gov.uk/en-GB/Judicial%20Decisions/Life%20Sentence%20Tariff%20Rulings/Documents/2008%20NILST%2015/j_j_2008%20NILST%2015%20FINAL.htm THE STATE -v- MICHAEL McALEAVEY]
  88. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/northern_ireland/8575636.stm Irish army triple killer released from prison]
  89. [www.herald.ie/opinion/columnists/gerry-ocarroll/killer-must-serve-every-minute-of-his-sentence-1433355.html Killer must serve every minute of his sentence]
  90. [www.nytimes.com/1983/05/31/world/un-says-haddad-men-killed-a-fijian-soldier.html U.N. Says Haddad Men Killed a Fijian Soldier // «The New York Times» от 31 мая 1983]
  91. Е. Коршунов. О провокации наёмников Тель-Авива // «Известия», № 162 (21239) от 11 июня 1985. стр.4
  92. Dan Fisher. [articles.latimes.com/1985-06-13/news/mn-10664_1_south-lebanon-army Israelis Try to Limit Diplomatic Losses Over U.N. Soldiers Held Hostage] // "Los Angeles Times" от 13 июня 1985
  93. "The Israeli-backed South Lebanon Army militia released 21 U.N. peacekeeping soldiers from Finland on Saturday after holding them hostage for eight days and at one point threatening to kill them."
    [articles.latimes.com/1985-06-16/news/mn-2706_1_south-lebanon-army South Lebanon Army Frees 21 Finns: Troops in 'Good Condition, Only Bored,' U.N. Officer Says] // "Los Angeles Times" от 16 июня 1985
  94. Е. Коршунов. Оккупанты бесчинствуют. // «Известия», № 180 (21257) от 29.06.1985. стр.5
  95. Нападение на войска ООН // «Известия», № 302 (21379) от 29.10.1985. стр.1
  96. [articles.latimes.com/1988-10-04/news/mn-3502_1_south-lebanon-army U.N. Soldier Injured in Lebanon Shelling] // "Los Angeles Times" от 4 октября 1988

Отрывок, характеризующий Армия Южного Ливана

И владелец мужественного голоса, видимо, пехотный офицер, засмеялся.
– А всё боишься, – продолжал первый знакомый голос. – Боишься неизвестности, вот чего. Как там ни говори, что душа на небо пойдет… ведь это мы знаем, что неба нет, a сфера одна.
Опять мужественный голос перебил артиллериста.
– Ну, угостите же травником то вашим, Тушин, – сказал он.
«А, это тот самый капитан, который без сапог стоял у маркитанта», подумал князь Андрей, с удовольствием признавая приятный философствовавший голос.
– Травничку можно, – сказал Тушин, – а всё таки будущую жизнь постигнуть…
Он не договорил. В это время в воздухе послышался свист; ближе, ближе, быстрее и слышнее, слышнее и быстрее, и ядро, как будто не договорив всего, что нужно было, с нечеловеческою силой взрывая брызги, шлепнулось в землю недалеко от балагана. Земля как будто ахнула от страшного удара.
В то же мгновение из балагана выскочил прежде всех маленький Тушин с закушенною на бок трубочкой; доброе, умное лицо его было несколько бледно. За ним вышел владетель мужественного голоса, молодцоватый пехотный офицер, и побежал к своей роте, на бегу застегиваясь.


Князь Андрей верхом остановился на батарее, глядя на дым орудия, из которого вылетело ядро. Глаза его разбегались по обширному пространству. Он видел только, что прежде неподвижные массы французов заколыхались, и что налево действительно была батарея. На ней еще не разошелся дымок. Французские два конные, вероятно, адъютанта, проскакали по горе. Под гору, вероятно, для усиления цепи, двигалась явственно видневшаяся небольшая колонна неприятеля. Еще дым первого выстрела не рассеялся, как показался другой дымок и выстрел. Сраженье началось. Князь Андрей повернул лошадь и поскакал назад в Грунт отыскивать князя Багратиона. Сзади себя он слышал, как канонада становилась чаще и громче. Видно, наши начинали отвечать. Внизу, в том месте, где проезжали парламентеры, послышались ружейные выстрелы.
Лемарруа (Le Marierois) с грозным письмом Бонапарта только что прискакал к Мюрату, и пристыженный Мюрат, желая загладить свою ошибку, тотчас же двинул свои войска на центр и в обход обоих флангов, надеясь еще до вечера и до прибытия императора раздавить ничтожный, стоявший перед ним, отряд.
«Началось! Вот оно!» думал князь Андрей, чувствуя, как кровь чаще начинала приливать к его сердцу. «Но где же? Как же выразится мой Тулон?» думал он.
Проезжая между тех же рот, которые ели кашу и пили водку четверть часа тому назад, он везде видел одни и те же быстрые движения строившихся и разбиравших ружья солдат, и на всех лицах узнавал он то чувство оживления, которое было в его сердце. «Началось! Вот оно! Страшно и весело!» говорило лицо каждого солдата и офицера.
Не доехав еще до строившегося укрепления, он увидел в вечернем свете пасмурного осеннего дня подвигавшихся ему навстречу верховых. Передовой, в бурке и картузе со смушками, ехал на белой лошади. Это был князь Багратион. Князь Андрей остановился, ожидая его. Князь Багратион приостановил свою лошадь и, узнав князя Андрея, кивнул ему головой. Он продолжал смотреть вперед в то время, как князь Андрей говорил ему то, что он видел.
Выражение: «началось! вот оно!» было даже и на крепком карем лице князя Багратиона с полузакрытыми, мутными, как будто невыспавшимися глазами. Князь Андрей с беспокойным любопытством вглядывался в это неподвижное лицо, и ему хотелось знать, думает ли и чувствует, и что думает, что чувствует этот человек в эту минуту? «Есть ли вообще что нибудь там, за этим неподвижным лицом?» спрашивал себя князь Андрей, глядя на него. Князь Багратион наклонил голову, в знак согласия на слова князя Андрея, и сказал: «Хорошо», с таким выражением, как будто всё то, что происходило и что ему сообщали, было именно то, что он уже предвидел. Князь Андрей, запихавшись от быстроты езды, говорил быстро. Князь Багратион произносил слова с своим восточным акцентом особенно медленно, как бы внушая, что торопиться некуда. Он тронул, однако, рысью свою лошадь по направлению к батарее Тушина. Князь Андрей вместе с свитой поехал за ним. За князем Багратионом ехали: свитский офицер, личный адъютант князя, Жерков, ординарец, дежурный штаб офицер на энглизированной красивой лошади и статский чиновник, аудитор, который из любопытства попросился ехать в сражение. Аудитор, полный мужчина с полным лицом, с наивною улыбкой радости оглядывался вокруг, трясясь на своей лошади, представляя странный вид в своей камлотовой шинели на фурштатском седле среди гусар, казаков и адъютантов.
– Вот хочет сраженье посмотреть, – сказал Жерков Болконскому, указывая на аудитора, – да под ложечкой уж заболело.
– Ну, полно вам, – проговорил аудитор с сияющею, наивною и вместе хитрою улыбкой, как будто ему лестно было, что он составлял предмет шуток Жеркова, и как будто он нарочно старался казаться глупее, чем он был в самом деле.
– Tres drole, mon monsieur prince, [Очень забавно, мой господин князь,] – сказал дежурный штаб офицер. (Он помнил, что по французски как то особенно говорится титул князь, и никак не мог наладить.)
В это время они все уже подъезжали к батарее Тушина, и впереди их ударилось ядро.
– Что ж это упало? – наивно улыбаясь, спросил аудитор.
– Лепешки французские, – сказал Жерков.
– Этим то бьют, значит? – спросил аудитор. – Страсть то какая!
И он, казалось, распускался весь от удовольствия. Едва он договорил, как опять раздался неожиданно страшный свист, вдруг прекратившийся ударом во что то жидкое, и ш ш ш шлеп – казак, ехавший несколько правее и сзади аудитора, с лошадью рухнулся на землю. Жерков и дежурный штаб офицер пригнулись к седлам и прочь поворотили лошадей. Аудитор остановился против казака, со внимательным любопытством рассматривая его. Казак был мертв, лошадь еще билась.
Князь Багратион, прищурившись, оглянулся и, увидав причину происшедшего замешательства, равнодушно отвернулся, как будто говоря: стоит ли глупостями заниматься! Он остановил лошадь, с приемом хорошего ездока, несколько перегнулся и выправил зацепившуюся за бурку шпагу. Шпага была старинная, не такая, какие носились теперь. Князь Андрей вспомнил рассказ о том, как Суворов в Италии подарил свою шпагу Багратиону, и ему в эту минуту особенно приятно было это воспоминание. Они подъехали к той самой батарее, у которой стоял Болконский, когда рассматривал поле сражения.
– Чья рота? – спросил князь Багратион у фейерверкера, стоявшего у ящиков.
Он спрашивал: чья рота? а в сущности он спрашивал: уж не робеете ли вы тут? И фейерверкер понял это.
– Капитана Тушина, ваше превосходительство, – вытягиваясь, закричал веселым голосом рыжий, с покрытым веснушками лицом, фейерверкер.
– Так, так, – проговорил Багратион, что то соображая, и мимо передков проехал к крайнему орудию.
В то время как он подъезжал, из орудия этого, оглушая его и свиту, зазвенел выстрел, и в дыму, вдруг окружившем орудие, видны были артиллеристы, подхватившие пушку и, торопливо напрягаясь, накатывавшие ее на прежнее место. Широкоплечий, огромный солдат 1 й с банником, широко расставив ноги, отскочил к колесу. 2 й трясущейся рукой клал заряд в дуло. Небольшой сутуловатый человек, офицер Тушин, спотыкнувшись на хобот, выбежал вперед, не замечая генерала и выглядывая из под маленькой ручки.
– Еще две линии прибавь, как раз так будет, – закричал он тоненьким голоском, которому он старался придать молодцоватость, не шедшую к его фигуре. – Второе! – пропищал он. – Круши, Медведев!
Багратион окликнул офицера, и Тушин, робким и неловким движением, совсем не так, как салютуют военные, а так, как благословляют священники, приложив три пальца к козырьку, подошел к генералу. Хотя орудия Тушина были назначены для того, чтоб обстреливать лощину, он стрелял брандскугелями по видневшейся впереди деревне Шенграбен, перед которой выдвигались большие массы французов.
Никто не приказывал Тушину, куда и чем стрелять, и он, посоветовавшись с своим фельдфебелем Захарченком, к которому имел большое уважение, решил, что хорошо было бы зажечь деревню. «Хорошо!» сказал Багратион на доклад офицера и стал оглядывать всё открывавшееся перед ним поле сражения, как бы что то соображая. С правой стороны ближе всего подошли французы. Пониже высоты, на которой стоял Киевский полк, в лощине речки слышалась хватающая за душу перекатная трескотня ружей, и гораздо правее, за драгунами, свитский офицер указывал князю на обходившую наш фланг колонну французов. Налево горизонт ограничивался близким лесом. Князь Багратион приказал двум баталионам из центра итти на подкрепление направо. Свитский офицер осмелился заметить князю, что по уходе этих баталионов орудия останутся без прикрытия. Князь Багратион обернулся к свитскому офицеру и тусклыми глазами посмотрел на него молча. Князю Андрею казалось, что замечание свитского офицера было справедливо и что действительно сказать было нечего. Но в это время прискакал адъютант от полкового командира, бывшего в лощине, с известием, что огромные массы французов шли низом, что полк расстроен и отступает к киевским гренадерам. Князь Багратион наклонил голову в знак согласия и одобрения. Шагом поехал он направо и послал адъютанта к драгунам с приказанием атаковать французов. Но посланный туда адъютант приехал через полчаса с известием, что драгунский полковой командир уже отступил за овраг, ибо против него был направлен сильный огонь, и он понапрасну терял людей и потому спешил стрелков в лес.
– Хорошо! – сказал Багратион.
В то время как он отъезжал от батареи, налево тоже послышались выстрелы в лесу, и так как было слишком далеко до левого фланга, чтобы успеть самому приехать во время, князь Багратион послал туда Жеркова сказать старшему генералу, тому самому, который представлял полк Кутузову в Браунау, чтобы он отступил сколь можно поспешнее за овраг, потому что правый фланг, вероятно, не в силах будет долго удерживать неприятеля. Про Тушина же и баталион, прикрывавший его, было забыто. Князь Андрей тщательно прислушивался к разговорам князя Багратиона с начальниками и к отдаваемым им приказаниям и к удивлению замечал, что приказаний никаких отдаваемо не было, а что князь Багратион только старался делать вид, что всё, что делалось по необходимости, случайности и воле частных начальников, что всё это делалось хоть не по его приказанию, но согласно с его намерениями. Благодаря такту, который выказывал князь Багратион, князь Андрей замечал, что, несмотря на эту случайность событий и независимость их от воли начальника, присутствие его сделало чрезвычайно много. Начальники, с расстроенными лицами подъезжавшие к князю Багратиону, становились спокойны, солдаты и офицеры весело приветствовали его и становились оживленнее в его присутствии и, видимо, щеголяли перед ним своею храбростию.


Князь Багратион, выехав на самый высокий пункт нашего правого фланга, стал спускаться книзу, где слышалась перекатная стрельба и ничего не видно было от порохового дыма. Чем ближе они спускались к лощине, тем менее им становилось видно, но тем чувствительнее становилась близость самого настоящего поля сражения. Им стали встречаться раненые. Одного с окровавленной головой, без шапки, тащили двое солдат под руки. Он хрипел и плевал. Пуля попала, видно, в рот или в горло. Другой, встретившийся им, бодро шел один, без ружья, громко охая и махая от свежей боли рукою, из которой кровь лилась, как из стклянки, на его шинель. Лицо его казалось больше испуганным, чем страдающим. Он минуту тому назад был ранен. Переехав дорогу, они стали круто спускаться и на спуске увидали несколько человек, которые лежали; им встретилась толпа солдат, в числе которых были и не раненые. Солдаты шли в гору, тяжело дыша, и, несмотря на вид генерала, громко разговаривали и махали руками. Впереди, в дыму, уже были видны ряды серых шинелей, и офицер, увидав Багратиона, с криком побежал за солдатами, шедшими толпой, требуя, чтоб они воротились. Багратион подъехал к рядам, по которым то там, то здесь быстро щелкали выстрелы, заглушая говор и командные крики. Весь воздух пропитан был пороховым дымом. Лица солдат все были закопчены порохом и оживлены. Иные забивали шомполами, другие посыпали на полки, доставали заряды из сумок, третьи стреляли. Но в кого они стреляли, этого не было видно от порохового дыма, не уносимого ветром. Довольно часто слышались приятные звуки жужжанья и свистения. «Что это такое? – думал князь Андрей, подъезжая к этой толпе солдат. – Это не может быть атака, потому что они не двигаются; не может быть карре: они не так стоят».
Худощавый, слабый на вид старичок, полковой командир, с приятною улыбкой, с веками, которые больше чем наполовину закрывали его старческие глаза, придавая ему кроткий вид, подъехал к князю Багратиону и принял его, как хозяин дорогого гостя. Он доложил князю Багратиону, что против его полка была конная атака французов, но что, хотя атака эта отбита, полк потерял больше половины людей. Полковой командир сказал, что атака была отбита, придумав это военное название тому, что происходило в его полку; но он действительно сам не знал, что происходило в эти полчаса во вверенных ему войсках, и не мог с достоверностью сказать, была ли отбита атака или полк его был разбит атакой. В начале действий он знал только то, что по всему его полку стали летать ядра и гранаты и бить людей, что потом кто то закричал: «конница», и наши стали стрелять. И стреляли до сих пор уже не в конницу, которая скрылась, а в пеших французов, которые показались в лощине и стреляли по нашим. Князь Багратион наклонил голову в знак того, что всё это было совершенно так, как он желал и предполагал. Обратившись к адъютанту, он приказал ему привести с горы два баталиона 6 го егерского, мимо которых они сейчас проехали. Князя Андрея поразила в эту минуту перемена, происшедшая в лице князя Багратиона. Лицо его выражало ту сосредоточенную и счастливую решимость, которая бывает у человека, готового в жаркий день броситься в воду и берущего последний разбег. Не было ни невыспавшихся тусклых глаз, ни притворно глубокомысленного вида: круглые, твердые, ястребиные глаза восторженно и несколько презрительно смотрели вперед, очевидно, ни на чем не останавливаясь, хотя в его движениях оставалась прежняя медленность и размеренность.
Полковой командир обратился к князю Багратиону, упрашивая его отъехать назад, так как здесь было слишком опасно. «Помилуйте, ваше сиятельство, ради Бога!» говорил он, за подтверждением взглядывая на свитского офицера, который отвертывался от него. «Вот, изволите видеть!» Он давал заметить пули, которые беспрестанно визжали, пели и свистали около них. Он говорил таким тоном просьбы и упрека, с каким плотник говорит взявшемуся за топор барину: «наше дело привычное, а вы ручки намозолите». Он говорил так, как будто его самого не могли убить эти пули, и его полузакрытые глаза придавали его словам еще более убедительное выражение. Штаб офицер присоединился к увещаниям полкового командира; но князь Багратион не отвечал им и только приказал перестать стрелять и построиться так, чтобы дать место подходившим двум баталионам. В то время как он говорил, будто невидимою рукой потянулся справа налево, от поднявшегося ветра, полог дыма, скрывавший лощину, и противоположная гора с двигающимися по ней французами открылась перед ними. Все глаза были невольно устремлены на эту французскую колонну, подвигавшуюся к нам и извивавшуюся по уступам местности. Уже видны были мохнатые шапки солдат; уже можно было отличить офицеров от рядовых; видно было, как трепалось о древко их знамя.
– Славно идут, – сказал кто то в свите Багратиона.
Голова колонны спустилась уже в лощину. Столкновение должно было произойти на этой стороне спуска…
Остатки нашего полка, бывшего в деле, поспешно строясь, отходили вправо; из за них, разгоняя отставших, подходили стройно два баталиона 6 го егерского. Они еще не поровнялись с Багратионом, а уже слышен был тяжелый, грузный шаг, отбиваемый в ногу всею массой людей. С левого фланга шел ближе всех к Багратиону ротный командир, круглолицый, статный мужчина с глупым, счастливым выражением лица, тот самый, который выбежал из балагана. Он, видимо, ни о чем не думал в эту минуту, кроме того, что он молодцом пройдет мимо начальства.
С фрунтовым самодовольством он шел легко на мускулистых ногах, точно он плыл, без малейшего усилия вытягиваясь и отличаясь этою легкостью от тяжелого шага солдат, шедших по его шагу. Он нес у ноги вынутую тоненькую, узенькую шпагу (гнутую шпажку, не похожую на оружие) и, оглядываясь то на начальство, то назад, не теряя шагу, гибко поворачивался всем своим сильным станом. Казалось, все силы души его были направлены на то,чтобы наилучшим образом пройти мимо начальства, и, чувствуя, что он исполняет это дело хорошо, он был счастлив. «Левой… левой… левой…», казалось, внутренно приговаривал он через каждый шаг, и по этому такту с разно образно строгими лицами двигалась стена солдатских фигур, отягченных ранцами и ружьями, как будто каждый из этих сотен солдат мысленно через шаг приговаривал: «левой… левой… левой…». Толстый майор, пыхтя и разрознивая шаг, обходил куст по дороге; отставший солдат, запыхавшись, с испуганным лицом за свою неисправность, рысью догонял роту; ядро, нажимая воздух, пролетело над головой князя Багратиона и свиты и в такт: «левой – левой!» ударилось в колонну. «Сомкнись!» послышался щеголяющий голос ротного командира. Солдаты дугой обходили что то в том месте, куда упало ядро; старый кавалер, фланговый унтер офицер, отстав около убитых, догнал свой ряд, подпрыгнув, переменил ногу, попал в шаг и сердито оглянулся. «Левой… левой… левой…», казалось, слышалось из за угрожающего молчания и однообразного звука единовременно ударяющих о землю ног.
– Молодцами, ребята! – сказал князь Багратион.
«Ради… ого го го го го!…» раздалось по рядам. Угрюмый солдат, шедший слева, крича, оглянулся глазами на Багратиона с таким выражением, как будто говорил: «сами знаем»; другой, не оглядываясь и как будто боясь развлечься, разинув рот, кричал и проходил.
Велено было остановиться и снять ранцы.
Багратион объехал прошедшие мимо его ряды и слез с лошади. Он отдал казаку поводья, снял и отдал бурку, расправил ноги и поправил на голове картуз. Голова французской колонны, с офицерами впереди, показалась из под горы.
«С Богом!» проговорил Багратион твердым, слышным голосом, на мгновение обернулся к фронту и, слегка размахивая руками, неловким шагом кавалериста, как бы трудясь, пошел вперед по неровному полю. Князь Андрей чувствовал, что какая то непреодолимая сила влечет его вперед, и испытывал большое счастие. [Тут произошла та атака, про которую Тьер говорит: «Les russes se conduisirent vaillamment, et chose rare a la guerre, on vit deux masses d'infanterie Mariecher resolument l'une contre l'autre sans qu'aucune des deux ceda avant d'etre abordee»; а Наполеон на острове Св. Елены сказал: «Quelques bataillons russes montrerent de l'intrepidite„. [Русские вели себя доблестно, и вещь – редкая на войне, две массы пехоты шли решительно одна против другой, и ни одна из двух не уступила до самого столкновения“. Слова Наполеона: [Несколько русских батальонов проявили бесстрашие.]
Уже близко становились французы; уже князь Андрей, шедший рядом с Багратионом, ясно различал перевязи, красные эполеты, даже лица французов. (Он ясно видел одного старого французского офицера, который вывернутыми ногами в штиблетах с трудом шел в гору.) Князь Багратион не давал нового приказания и всё так же молча шел перед рядами. Вдруг между французами треснул один выстрел, другой, третий… и по всем расстроившимся неприятельским рядам разнесся дым и затрещала пальба. Несколько человек наших упало, в том числе и круглолицый офицер, шедший так весело и старательно. Но в то же мгновение как раздался первый выстрел, Багратион оглянулся и закричал: «Ура!»
«Ура а а а!» протяжным криком разнеслось по нашей линии и, обгоняя князя Багратиона и друг друга, нестройною, но веселою и оживленною толпой побежали наши под гору за расстроенными французами.


Атака 6 го егерского обеспечила отступление правого фланга. В центре действие забытой батареи Тушина, успевшего зажечь Шенграбен, останавливало движение французов. Французы тушили пожар, разносимый ветром, и давали время отступать. Отступление центра через овраг совершалось поспешно и шумно; однако войска, отступая, не путались командами. Но левый фланг, который единовременно был атакован и обходим превосходными силами французов под начальством Ланна и который состоял из Азовского и Подольского пехотных и Павлоградского гусарского полков, был расстроен. Багратион послал Жеркова к генералу левого фланга с приказанием немедленно отступать.
Жерков бойко, не отнимая руки от фуражки, тронул лошадь и поскакал. Но едва только он отъехал от Багратиона, как силы изменили ему. На него нашел непреодолимый страх, и он не мог ехать туда, где было опасно.
Подъехав к войскам левого фланга, он поехал не вперед, где была стрельба, а стал отыскивать генерала и начальников там, где их не могло быть, и потому не передал приказания.
Командование левым флангом принадлежало по старшинству полковому командиру того самого полка, который представлялся под Браунау Кутузову и в котором служил солдатом Долохов. Командование же крайнего левого фланга было предназначено командиру Павлоградского полка, где служил Ростов, вследствие чего произошло недоразумение. Оба начальника были сильно раздражены друг против друга, и в то самое время как на правом фланге давно уже шло дело и французы уже начали наступление, оба начальника были заняты переговорами, которые имели целью оскорбить друг друга. Полки же, как кавалерийский, так и пехотный, были весьма мало приготовлены к предстоящему делу. Люди полков, от солдата до генерала, не ждали сражения и спокойно занимались мирными делами: кормлением лошадей в коннице, собиранием дров – в пехоте.
– Есть он, однако, старше моего в чином, – говорил немец, гусарский полковник, краснея и обращаясь к подъехавшему адъютанту, – то оставляяй его делать, как он хочет. Я своих гусар не могу жертвовать. Трубач! Играй отступление!
Но дело становилось к спеху. Канонада и стрельба, сливаясь, гремели справа и в центре, и французские капоты стрелков Ланна проходили уже плотину мельницы и выстраивались на этой стороне в двух ружейных выстрелах. Пехотный полковник вздрагивающею походкой подошел к лошади и, взлезши на нее и сделавшись очень прямым и высоким, поехал к павлоградскому командиру. Полковые командиры съехались с учтивыми поклонами и со скрываемою злобой в сердце.
– Опять таки, полковник, – говорил генерал, – не могу я, однако, оставить половину людей в лесу. Я вас прошу , я вас прошу , – повторил он, – занять позицию и приготовиться к атаке.
– А вас прошу не мешивайтся не свое дело, – отвечал, горячась, полковник. – Коли бы вы был кавалерист…
– Я не кавалерист, полковник, но я русский генерал, и ежели вам это неизвестно…
– Очень известно, ваше превосходительство, – вдруг вскрикнул, трогая лошадь, полковник, и делаясь красно багровым. – Не угодно ли пожаловать в цепи, и вы будете посмотрейть, что этот позиция никуда негодный. Я не хочу истребить своя полка для ваше удовольствие.
– Вы забываетесь, полковник. Я не удовольствие свое соблюдаю и говорить этого не позволю.
Генерал, принимая приглашение полковника на турнир храбрости, выпрямив грудь и нахмурившись, поехал с ним вместе по направлению к цепи, как будто всё их разногласие должно было решиться там, в цепи, под пулями. Они приехали в цепь, несколько пуль пролетело над ними, и они молча остановились. Смотреть в цепи нечего было, так как и с того места, на котором они прежде стояли, ясно было, что по кустам и оврагам кавалерии действовать невозможно, и что французы обходят левое крыло. Генерал и полковник строго и значительно смотрели, как два петуха, готовящиеся к бою, друг на друга, напрасно выжидая признаков трусости. Оба выдержали экзамен. Так как говорить было нечего, и ни тому, ни другому не хотелось подать повод другому сказать, что он первый выехал из под пуль, они долго простояли бы там, взаимно испытывая храбрость, ежели бы в это время в лесу, почти сзади их, не послышались трескотня ружей и глухой сливающийся крик. Французы напали на солдат, находившихся в лесу с дровами. Гусарам уже нельзя было отступать вместе с пехотой. Они были отрезаны от пути отступления налево французскою цепью. Теперь, как ни неудобна была местность, необходимо было атаковать, чтобы проложить себе дорогу.
Эскадрон, где служил Ростов, только что успевший сесть на лошадей, был остановлен лицом к неприятелю. Опять, как и на Энском мосту, между эскадроном и неприятелем никого не было, и между ними, разделяя их, лежала та же страшная черта неизвестности и страха, как бы черта, отделяющая живых от мертвых. Все люди чувствовали эту черту, и вопрос о том, перейдут ли или нет и как перейдут они черту, волновал их.
Ко фронту подъехал полковник, сердито ответил что то на вопросы офицеров и, как человек, отчаянно настаивающий на своем, отдал какое то приказание. Никто ничего определенного не говорил, но по эскадрону пронеслась молва об атаке. Раздалась команда построения, потом визгнули сабли, вынутые из ножен. Но всё еще никто не двигался. Войска левого фланга, и пехота и гусары, чувствовали, что начальство само не знает, что делать, и нерешимость начальников сообщалась войскам.
«Поскорее, поскорее бы», думал Ростов, чувствуя, что наконец то наступило время изведать наслаждение атаки, про которое он так много слышал от товарищей гусаров.
– С Богом, г'ебята, – прозвучал голос Денисова, – г'ысыо, маг'ш!
В переднем ряду заколыхались крупы лошадей. Грачик потянул поводья и сам тронулся.
Справа Ростов видел первые ряды своих гусар, а еще дальше впереди виднелась ему темная полоса, которую он не мог рассмотреть, но считал неприятелем. Выстрелы были слышны, но в отдалении.
– Прибавь рыси! – послышалась команда, и Ростов чувствовал, как поддает задом, перебивая в галоп, его Грачик.
Он вперед угадывал его движения, и ему становилось все веселее и веселее. Он заметил одинокое дерево впереди. Это дерево сначала было впереди, на середине той черты, которая казалась столь страшною. А вот и перешли эту черту, и не только ничего страшного не было, но всё веселее и оживленнее становилось. «Ох, как я рубану его», думал Ростов, сжимая в руке ефес сабли.
– О о о а а а!! – загудели голоса. «Ну, попадись теперь кто бы ни был», думал Ростов, вдавливая шпоры Грачику, и, перегоняя других, выпустил его во весь карьер. Впереди уже виден был неприятель. Вдруг, как широким веником, стегнуло что то по эскадрону. Ростов поднял саблю, готовясь рубить, но в это время впереди скакавший солдат Никитенко отделился от него, и Ростов почувствовал, как во сне, что продолжает нестись с неестественною быстротой вперед и вместе с тем остается на месте. Сзади знакомый гусар Бандарчук наскакал на него и сердито посмотрел. Лошадь Бандарчука шарахнулась, и он обскакал мимо.
«Что же это? я не подвигаюсь? – Я упал, я убит…» в одно мгновение спросил и ответил Ростов. Он был уже один посреди поля. Вместо двигавшихся лошадей и гусарских спин он видел вокруг себя неподвижную землю и жнивье. Теплая кровь была под ним. «Нет, я ранен, и лошадь убита». Грачик поднялся было на передние ноги, но упал, придавив седоку ногу. Из головы лошади текла кровь. Лошадь билась и не могла встать. Ростов хотел подняться и упал тоже: ташка зацепилась за седло. Где были наши, где были французы – он не знал. Никого не было кругом.
Высвободив ногу, он поднялся. «Где, с какой стороны была теперь та черта, которая так резко отделяла два войска?» – он спрашивал себя и не мог ответить. «Уже не дурное ли что нибудь случилось со мной? Бывают ли такие случаи, и что надо делать в таких случаях?» – спросил он сам себя вставая; и в это время почувствовал, что что то лишнее висит на его левой онемевшей руке. Кисть ее была, как чужая. Он оглядывал руку, тщетно отыскивая на ней кровь. «Ну, вот и люди, – подумал он радостно, увидав несколько человек, бежавших к нему. – Они мне помогут!» Впереди этих людей бежал один в странном кивере и в синей шинели, черный, загорелый, с горбатым носом. Еще два и еще много бежало сзади. Один из них проговорил что то странное, нерусское. Между задними такими же людьми, в таких же киверах, стоял один русский гусар. Его держали за руки; позади его держали его лошадь.
«Верно, наш пленный… Да. Неужели и меня возьмут? Что это за люди?» всё думал Ростов, не веря своим глазам. «Неужели французы?» Он смотрел на приближавшихся французов, и, несмотря на то, что за секунду скакал только затем, чтобы настигнуть этих французов и изрубить их, близость их казалась ему теперь так ужасна, что он не верил своим глазам. «Кто они? Зачем они бегут? Неужели ко мне? Неужели ко мне они бегут? И зачем? Убить меня? Меня, кого так любят все?» – Ему вспомнилась любовь к нему его матери, семьи, друзей, и намерение неприятелей убить его показалось невозможно. «А может, – и убить!» Он более десяти секунд стоял, не двигаясь с места и не понимая своего положения. Передний француз с горбатым носом подбежал так близко, что уже видно было выражение его лица. И разгоряченная чуждая физиономия этого человека, который со штыком на перевес, сдерживая дыханье, легко подбегал к нему, испугала Ростова. Он схватил пистолет и, вместо того чтобы стрелять из него, бросил им в француза и побежал к кустам что было силы. Не с тем чувством сомнения и борьбы, с каким он ходил на Энский мост, бежал он, а с чувством зайца, убегающего от собак. Одно нераздельное чувство страха за свою молодую, счастливую жизнь владело всем его существом. Быстро перепрыгивая через межи, с тою стремительностью, с которою он бегал, играя в горелки, он летел по полю, изредка оборачивая свое бледное, доброе, молодое лицо, и холод ужаса пробегал по его спине. «Нет, лучше не смотреть», подумал он, но, подбежав к кустам, оглянулся еще раз. Французы отстали, и даже в ту минуту как он оглянулся, передний только что переменил рысь на шаг и, обернувшись, что то сильно кричал заднему товарищу. Ростов остановился. «Что нибудь не так, – подумал он, – не может быть, чтоб они хотели убить меня». А между тем левая рука его была так тяжела, как будто двухпудовая гиря была привешана к ней. Он не мог бежать дальше. Француз остановился тоже и прицелился. Ростов зажмурился и нагнулся. Одна, другая пуля пролетела, жужжа, мимо него. Он собрал последние силы, взял левую руку в правую и побежал до кустов. В кустах были русские стрелки.


Пехотные полки, застигнутые врасплох в лесу, выбегали из леса, и роты, смешиваясь с другими ротами, уходили беспорядочными толпами. Один солдат в испуге проговорил страшное на войне и бессмысленное слово: «отрезали!», и слово вместе с чувством страха сообщилось всей массе.
– Обошли! Отрезали! Пропали! – кричали голоса бегущих.
Полковой командир, в ту самую минуту как он услыхал стрельбу и крик сзади, понял, что случилось что нибудь ужасное с его полком, и мысль, что он, примерный, много лет служивший, ни в чем не виноватый офицер, мог быть виновен перед начальством в оплошности или нераспорядительности, так поразила его, что в ту же минуту, забыв и непокорного кавалериста полковника и свою генеральскую важность, а главное – совершенно забыв про опасность и чувство самосохранения, он, ухватившись за луку седла и шпоря лошадь, поскакал к полку под градом обсыпавших, но счастливо миновавших его пуль. Он желал одного: узнать, в чем дело, и помочь и исправить во что бы то ни стало ошибку, ежели она была с его стороны, и не быть виновным ему, двадцать два года служившему, ни в чем не замеченному, примерному офицеру.
Счастливо проскакав между французами, он подскакал к полю за лесом, через который бежали наши и, не слушаясь команды, спускались под гору. Наступила та минута нравственного колебания, которая решает участь сражений: послушают эти расстроенные толпы солдат голоса своего командира или, оглянувшись на него, побегут дальше. Несмотря на отчаянный крик прежде столь грозного для солдата голоса полкового командира, несмотря на разъяренное, багровое, на себя не похожее лицо полкового командира и маханье шпагой, солдаты всё бежали, разговаривали, стреляли в воздух и не слушали команды. Нравственное колебание, решающее участь сражений, очевидно, разрешалось в пользу страха.
Генерал закашлялся от крика и порохового дыма и остановился в отчаянии. Всё казалось потеряно, но в эту минуту французы, наступавшие на наших, вдруг, без видимой причины, побежали назад, скрылись из опушки леса, и в лесу показались русские стрелки. Это была рота Тимохина, которая одна в лесу удержалась в порядке и, засев в канаву у леса, неожиданно атаковала французов. Тимохин с таким отчаянным криком бросился на французов и с такою безумною и пьяною решительностью, с одною шпажкой, набежал на неприятеля, что французы, не успев опомниться, побросали оружие и побежали. Долохов, бежавший рядом с Тимохиным, в упор убил одного француза и первый взял за воротник сдавшегося офицера. Бегущие возвратились, баталионы собрались, и французы, разделившие было на две части войска левого фланга, на мгновение были оттеснены. Резервные части успели соединиться, и беглецы остановились. Полковой командир стоял с майором Экономовым у моста, пропуская мимо себя отступающие роты, когда к нему подошел солдат, взял его за стремя и почти прислонился к нему. На солдате была синеватая, фабричного сукна шинель, ранца и кивера не было, голова была повязана, и через плечо была надета французская зарядная сумка. Он в руках держал офицерскую шпагу. Солдат был бледен, голубые глаза его нагло смотрели в лицо полковому командиру, а рот улыбался.Несмотря на то,что полковой командир был занят отданием приказания майору Экономову, он не мог не обратить внимания на этого солдата.
– Ваше превосходительство, вот два трофея, – сказал Долохов, указывая на французскую шпагу и сумку. – Мною взят в плен офицер. Я остановил роту. – Долохов тяжело дышал от усталости; он говорил с остановками. – Вся рота может свидетельствовать. Прошу запомнить, ваше превосходительство!
– Хорошо, хорошо, – сказал полковой командир и обратился к майору Экономову.
Но Долохов не отошел; он развязал платок, дернул его и показал запекшуюся в волосах кровь.
– Рана штыком, я остался во фронте. Попомните, ваше превосходительство.

Про батарею Тушина было забыто, и только в самом конце дела, продолжая слышать канонаду в центре, князь Багратион послал туда дежурного штаб офицера и потом князя Андрея, чтобы велеть батарее отступать как можно скорее. Прикрытие, стоявшее подле пушек Тушина, ушло, по чьему то приказанию, в середине дела; но батарея продолжала стрелять и не была взята французами только потому, что неприятель не мог предполагать дерзости стрельбы четырех никем не защищенных пушек. Напротив, по энергичному действию этой батареи он предполагал, что здесь, в центре, сосредоточены главные силы русских, и два раза пытался атаковать этот пункт и оба раза был прогоняем картечными выстрелами одиноко стоявших на этом возвышении четырех пушек.
Скоро после отъезда князя Багратиона Тушину удалось зажечь Шенграбен.
– Вишь, засумятились! Горит! Вишь, дым то! Ловко! Важно! Дым то, дым то! – заговорила прислуга, оживляясь.
Все орудия без приказания били в направлении пожара. Как будто подгоняя, подкрикивали солдаты к каждому выстрелу: «Ловко! Вот так так! Ишь, ты… Важно!» Пожар, разносимый ветром, быстро распространялся. Французские колонны, выступившие за деревню, ушли назад, но, как бы в наказание за эту неудачу, неприятель выставил правее деревни десять орудий и стал бить из них по Тушину.
Из за детской радости, возбужденной пожаром, и азарта удачной стрельбы по французам, наши артиллеристы заметили эту батарею только тогда, когда два ядра и вслед за ними еще четыре ударили между орудиями и одно повалило двух лошадей, а другое оторвало ногу ящичному вожатому. Оживление, раз установившееся, однако, не ослабело, а только переменило настроение. Лошади были заменены другими из запасного лафета, раненые убраны, и четыре орудия повернуты против десятипушечной батареи. Офицер, товарищ Тушина, был убит в начале дела, и в продолжение часа из сорока человек прислуги выбыли семнадцать, но артиллеристы всё так же были веселы и оживлены. Два раза они замечали, что внизу, близко от них, показывались французы, и тогда они били по них картечью.
Маленький человек, с слабыми, неловкими движениями, требовал себе беспрестанно у денщика еще трубочку за это , как он говорил, и, рассыпая из нее огонь, выбегал вперед и из под маленькой ручки смотрел на французов.
– Круши, ребята! – приговаривал он и сам подхватывал орудия за колеса и вывинчивал винты.
В дыму, оглушаемый беспрерывными выстрелами, заставлявшими его каждый раз вздрагивать, Тушин, не выпуская своей носогрелки, бегал от одного орудия к другому, то прицеливаясь, то считая заряды, то распоряжаясь переменой и перепряжкой убитых и раненых лошадей, и покрикивал своим слабым тоненьким, нерешительным голоском. Лицо его всё более и более оживлялось. Только когда убивали или ранили людей, он морщился и, отворачиваясь от убитого, сердито кричал на людей, как всегда, мешкавших поднять раненого или тело. Солдаты, большею частью красивые молодцы (как и всегда в батарейной роте, на две головы выше своего офицера и вдвое шире его), все, как дети в затруднительном положении, смотрели на своего командира, и то выражение, которое было на его лице, неизменно отражалось на их лицах.