Армия освобождения юга

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Армия освобождения юга
Ejército Libertador del Sur
Идеология:

Сапатизм

Лидеры:

Эмилиано Сапата
Эуфемио Сапата

Активна в:

Морелос, Мексика Мексика

Дата формирования:

1910

Дата роспуска:

1920

Противники:

Правительство Мексики

Количество членов:

27 000

Участие в конфликтах:

Мексиканская революция

Армия освобождения юга (исп. Ejército Libertador del Sur; ELS) — армия, действовавшая во время Мексиканской революции, организованная и возглавленная Эмилиано Сапатой. Основной причиной появления и целью её деятельности было проведение аграрной реформы.



История

Армия освобождения юга была создана в Морелосе для поддержки движения Франсиско Мадеро, направленного против президента Порфирио Диаса. В мае 1911 года Диас был свергнут. Самым известным сражением АОЮ в начальный период Мексиканской революции стала битва при Куаутле. В ней войска сапатистов численностью от 4 до 5 тысяч человек противостояли 5-му «Золотому полку», собранному из лучших солдат, преданных старому режиму. После свержения Диаса, Мадеро в ноябре того же года стал президентом Мексики, но вскоре выяснилось, что он не намеревается придерживаться аграрной реформы, и Армия освобождения юга, ведомая Эмилиано Сапатой, отвернулась от него.

18 февраля 1913 года генерал Викториано Уэрта совершил переворот и сверг Мадеро[1], после чего Уэрта был провозглашён временным президентом страны. К началу 1914 года численность Армии освобождения юга достигала 14 тысяч человек, это была вторая по мощности армия в Мексике. До самого окончания Мексиканской революции АОЮ была одним из главных участников всех военных событий. Убийство Эуфемио (в 1917), а затем и Эмилиано Сапаты (в апреле 1919 года) значительно ослабили позиции Армии освобождения юга. Руководство перешло к Дженовево де ла О, однако это не уберегло армию от полного разложения.

По мнению историка Генри Бэмфорда Паркса, сапатистская Армия не была армией в обычном смысле. В ней значительная роль отводилась крестьянам, взявшим в руки оружие[2].

Напишите отзыв о статье "Армия освобождения юга"

Примечания

  1. Через 4 дня Мадеро был расстрелян.
  2. [books.google.ru/books?id=KfsUAAAAYAAJ&hl=ru&source=gbs_book_similarbooks Ejército libertador del Sur (1911—1923). Archivo Histórico de la UNAM.]

Ссылки

  • [hicu1.dosmildiez.net/marcov/wp-content/uploads/2009/05/jaimeintidominguezgallardo1.pdf Movimientos del Ejercito Libertador del Sur.]  (исп.)
  • [libertadordelsur.blogspot.com/ Блог об Армии освобождения юга]


Отрывок, характеризующий Армия освобождения юга

Когда Михаил Иваныч вошел, у него в глазах стояли слезы воспоминания о том времени, когда он писал то, что читал теперь. Он взял из рук Михаила Иваныча письмо, положил в карман, уложил бумаги и позвал уже давно дожидавшегося Алпатыча.
На листочке бумаги у него было записано то, что нужно было в Смоленске, и он, ходя по комнате мимо дожидавшегося у двери Алпатыча, стал отдавать приказания.
– Первое, бумаги почтовой, слышишь, восемь дестей, вот по образцу; золотообрезной… образчик, чтобы непременно по нем была; лаку, сургучу – по записке Михаила Иваныча.
Он походил по комнате и заглянул в памятную записку.
– Потом губернатору лично письмо отдать о записи.
Потом были нужны задвижки к дверям новой постройки, непременно такого фасона, которые выдумал сам князь. Потом ящик переплетный надо было заказать для укладки завещания.
Отдача приказаний Алпатычу продолжалась более двух часов. Князь все не отпускал его. Он сел, задумался и, закрыв глаза, задремал. Алпатыч пошевелился.
– Ну, ступай, ступай; ежели что нужно, я пришлю.
Алпатыч вышел. Князь подошел опять к бюро, заглянув в него, потрогал рукою свои бумаги, опять запер и сел к столу писать письмо губернатору.
Уже было поздно, когда он встал, запечатав письмо. Ему хотелось спать, но он знал, что не заснет и что самые дурные мысли приходят ему в постели. Он кликнул Тихона и пошел с ним по комнатам, чтобы сказать ему, где стлать постель на нынешнюю ночь. Он ходил, примеривая каждый уголок.
Везде ему казалось нехорошо, но хуже всего был привычный диван в кабинете. Диван этот был страшен ему, вероятно по тяжелым мыслям, которые он передумал, лежа на нем. Нигде не было хорошо, но все таки лучше всех был уголок в диванной за фортепиано: он никогда еще не спал тут.
Тихон принес с официантом постель и стал уставлять.
– Не так, не так! – закричал князь и сам подвинул на четверть подальше от угла, и потом опять поближе.
«Ну, наконец все переделал, теперь отдохну», – подумал князь и предоставил Тихону раздевать себя.
Досадливо морщась от усилий, которые нужно было делать, чтобы снять кафтан и панталоны, князь разделся, тяжело опустился на кровать и как будто задумался, презрительно глядя на свои желтые, иссохшие ноги. Он не задумался, а он медлил перед предстоявшим ему трудом поднять эти ноги и передвинуться на кровати. «Ох, как тяжело! Ох, хоть бы поскорее, поскорее кончились эти труды, и вы бы отпустили меня! – думал он. Он сделал, поджав губы, в двадцатый раз это усилие и лег. Но едва он лег, как вдруг вся постель равномерно заходила под ним вперед и назад, как будто тяжело дыша и толкаясь. Это бывало с ним почти каждую ночь. Он открыл закрывшиеся было глаза.