Арутюнова, Нина Давидовна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Нина Давидовна Арутюнова
Род деятельности:

лингвист

Дата рождения:

30 апреля 1923(1923-04-30) (96 лет)

Место рождения:

Москва

Награды и премии:

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Ни́на Дави́довна Арутю́нова (р. 30 апреля 1923, Москва) — советский и российский лингвист, член-корреспондент АН СССР15 декабря 1990 года) по Отделению литературы и языка (языкознание), член-корреспондент РАН (с 1991 года). Лауреат Государственной премии России (1995).

Ученица академика В. Ф. Шишмарёва и профессора Д. Е. Михальчи.

Многолетняя научная и организационная деятельность Арутюновой способствовала возникновению нового направления в современной лингвистике, известного под названием «логический анализ языка».



Печатные труды

  • Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл: Логико-семантические проблемы / Н. Д. Арутюнова. — 3-е изд., стер. — М.: Едиториал УРСС, 2003. — 383 с.; 22 см. — (Лингвистическое наследие XX века). — Предм. указ.: с. 379—381
  • Арутюнова Н. Д. Проблемы морфологии и словообразования: на материале испанского языка. – М.: Языки славянских культур, 2007. – 288 с.
  • Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. — М.: Языки русской культуры, 1998. — 896с.

Библиография

  • Сокровенные смыслы: слово, текст, культура. Сборник статей в честь чл.-корр. РАН Нины Давидовны Арутюновой / Ю. Д. Апресян и др. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — 880 с. — ISBN 5-94457-168-3.

Напишите отзыв о статье "Арутюнова, Нина Давидовна"

Ссылки

  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-2588.ln-ru Профиль Нины Давидовны Арутюновой] на официальном сайте РАН
  • [www.sci.am/members.php?mid=477&langid=3 Страница] на сайте НАН Армении
  • [about-msu.ru/next.asp?m1=person1&type=kor&fio=%C0%F0%F3%F2%FE%ED%EE%E2%E0%20%CD%E8%ED%E0%20%C4%E0%E2%E8%E4%EE%E2%ED%E0 Биографические сведения] на сайте «Всё о Московском университете»
  • [isaran.ru/?q=ru/person&guid=56D15BCC-DE83-CE46-53E0-9E40726E12FA Историческая справка] на сайте Архива РАН


Отрывок, характеризующий Арутюнова, Нина Давидовна

Анатоль пошел в заднюю комнату.
– Ну скоро ли вы? Копаетесь тут! – крикнул он на слуг.
Долохов убрал деньги и крикнув человека, чтобы велеть подать поесть и выпить на дорогу, вошел в ту комнату, где сидели Хвостиков и Макарин.
Анатоль в кабинете лежал, облокотившись на руку, на диване, задумчиво улыбался и что то нежно про себя шептал своим красивым ртом.
– Иди, съешь что нибудь. Ну выпей! – кричал ему из другой комнаты Долохов.
– Не хочу! – ответил Анатоль, всё продолжая улыбаться.
– Иди, Балага приехал.
Анатоль встал и вошел в столовую. Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля, и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз он был бит ими, не раз напаивали они его шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «пошел! пошел!» тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так ни жив, ни мертв сторонился от него. «Настоящие господа!» думал он.
Анатоль и Долохов тоже любили Балагу за его мастерство езды и за то, что он любил то же, что и они. С другими Балага рядился, брал по двадцати пяти рублей за двухчасовое катанье и с другими только изредка ездил сам, а больше посылал своих молодцов. Но с своими господами, как он называл их, он всегда ехал сам и никогда ничего не требовал за свою работу. Только узнав через камердинеров время, когда были деньги, он раз в несколько месяцев приходил поутру, трезвый и, низко кланяясь, просил выручить его. Его всегда сажали господа.
– Уж вы меня вызвольте, батюшка Федор Иваныч или ваше сиятельство, – говорил он. – Обезлошадничал вовсе, на ярманку ехать уж ссудите, что можете.
И Анатоль и Долохов, когда бывали в деньгах, давали ему по тысяче и по две рублей.
Балага был русый, с красным лицом и в особенности красной, толстой шеей, приземистый, курносый мужик, лет двадцати семи, с блестящими маленькими глазами и маленькой бородкой. Он был одет в тонком синем кафтане на шелковой подкладке, надетом на полушубке.