Арчидона (кантон)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Арчидона
Archidona
Флаг
Страна

Эквадор Эквадор

Статус

кантон

Входит в

Напо

Административный центр

Арчидона

Население (2001)

18 551

Площадь

3029 км²

Координаты: 0°55′ ю. ш. 77°47′ з. д. / 0.917° ю. ш. 77.783° з. д. / -0.917; -77.783 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-0.917&mlon=-77.783&zoom=12 (O)] (Я)

Арчидона (исп. Archidona) — один из 5 кантонов эквадорской провинции Напо. Площадь составляет 3029 км². Население по данным переписи 2001 года — 18 551 человек[1], плотность населения — 6,1 чел/км². Административный центр — одноимённый город.



История

Кантон был создан 21 апреля 1981 года.

География

Расположен в центральной части провинции. Граничит с провинциями Пичинча и Котопакси (на западе), Орельяна (на востоке), а также с кантонами Тена (на юге) и Кихос (на севере).

Напишите отзыв о статье "Арчидона (кантон)"

Примечания

  1. [www.statoids.com/yec.html Cantons of Ecuador]


Отрывок, характеризующий Арчидона (кантон)

И страстную любовь итальянца Пьер теперь заслужил только тем, что он вызывал в нем лучшие стороны его души и любовался ими.
Последнее время пребывания Пьера в Орле к нему приехал его старый знакомый масон – граф Вилларский, – тот самый, который вводил его в ложу в 1807 году. Вилларский был женат на богатой русской, имевшей большие имения в Орловской губернии, и занимал в городе временное место по продовольственной части.
Узнав, что Безухов в Орле, Вилларский, хотя и никогда не был коротко знаком с ним, приехал к нему с теми заявлениями дружбы и близости, которые выражают обыкновенно друг другу люди, встречаясь в пустыне. Вилларский скучал в Орле и был счастлив, встретив человека одного с собой круга и с одинаковыми, как он полагал, интересами.
Но, к удивлению своему, Вилларский заметил скоро, что Пьер очень отстал от настоящей жизни и впал, как он сам с собою определял Пьера, в апатию и эгоизм.
– Vous vous encroutez, mon cher, [Вы запускаетесь, мой милый.] – говорил он ему. Несмотря на то, Вилларскому было теперь приятнее с Пьером, чем прежде, и он каждый день бывал у него. Пьеру же, глядя на Вилларского и слушая его теперь, странно и невероятно было думать, что он сам очень недавно был такой же.
Вилларский был женат, семейный человек, занятый и делами имения жены, и службой, и семьей. Он считал, что все эти занятия суть помеха в жизни и что все они презренны, потому что имеют целью личное благо его и семьи. Военные, административные, политические, масонские соображения постоянно поглощали его внимание. И Пьер, не стараясь изменить его взгляд, не осуждая его, с своей теперь постоянно тихой, радостной насмешкой, любовался на это странное, столь знакомое ему явление.