Астраханское ханство

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Астраханское ханство
Xacitarxan xanlığı

1459 — 1556





Карта Астраханского ханства
Столица Хаджи-Тархан
Язык(и) татарский, ногайский
Религия Ислам суннитского толка
Форма правления монархия
Первый правитель
 -  Махмуд
Последний правитель
 -  Дервиш-Али
К:Появились в 1459 годуК:Исчезли в 1556 году

Астраха́нское ханство (ног. Хаҗитархан ханлыгы, тат. Xacitarxan xanlığı) — татарское государство, возникшее в результате распада Золотой Орды и существовавшее в XVI веке в Нижнем Поволжье. Столица — город Хаджи-Тархан (Аждархан), располагался на правом берегу Волги, в 12 км от современной Астрахани («великое татарское торжище», городище Шареный бугор). Основное население составляли астраханские татары и ногаи[1]:37.





История

Астраханское ханство образовалось в 1459/60 г.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3250 дней], когда его возглавил бывший хан Большой Орды (так стала именоваться центральная часть Золотой Орды со столицей в Сарае) МахмудК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3250 дней], а с 1461 г. его сын КасимК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3250 дней]. Проиграв борьбу за власть своему брату Ахмату, он около 1460 г. ушёл в Хаджи-тархан, где и создал собственное владениеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3250 дней]. Выгодное местоположение и отсутствие конкуренции способствовало восстановлению торговых связей Астрахани с Хорезмом, Бухарой, Казанью. На невольничий рынок в Астрахани привозились рабы из Крыма, Казани, Большой Орды, Ногайской Орды. В годы правления Касима между Астраханью и Московским княжеством установились торговые отношения. В частности, при Иване III из Москвы по рекам Москве, Оке и Волге ежегодно отправлялись в Астрахань корабли за солью[2]. Полную самостоятельность Астраханское ханство получило в начале XVI века, после окончательного разгрома крымцами Большой Орды (1502 год). До этого правители Астрахани признавали зависимость от Большой ОрдыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3250 дней].

Астраханские ханы принадлежали к роду Джучидов, являясь потомками Тукай-Тимура, младшего брата Бату-хана. От последнего он получил удел, в который входили полуостров Мангышлак, Прикаспийская низменность (с Хаджи Тарханом /Астраханью) и земли асов на северном Кавказе. Вероятно, потомки Тукай-Тимура и далее контролировали эти территории, а позднее заняли престолы в Крымском, Казанском, Астраханском, Бухарском и Касимовском ханствах.

В 1554 году с помощью русских войск на трон Астраханского ханства был посажен Дервиш-Али с обязанностью платить дань Русскому царству. Интриги внутри Ногайской Орды и жалоба на Дервиш-Али, поданная ханом Измаилом на имя Ивана Грозного, привела к обострению отношений Москвы и Астрахани. Сам Дервиш-Али был обвинён в измене. 2 июня 1556 года небольшой отряд казаков атамана Ляпуна Филимонова подошёл к Астрахани. Хан Дервиш-Али, приняв казачий отряд за авангард русской армии, бежал вместе с войском в Азов к туркам. Астрахань была взята без боя отрядом воеводы Ивана Черемисинова, соединившегося с отрядом Филимонова, и Астраханское ханство прекратило своё существование.

Краткая характеристика

По размеру ханство было наименьшим среди всех татарских государств — осколков Золотой Орды. На западе территория ханства простиралась до реки Кубань и нижнего течения Дона. На востоке границы ханства доходили до реки Бузан. Здесь ханство граничило с Ногайской Ордой. На юге граница ханства достигала реки Терек, а на севере доходила до широты Переволоки. Большую часть территории государства занимали бесплодные солончаковые степи. Население ханства в основном было сосредоточено в дельте Волги. Численность населения составляла около 15—20 тысяч человек. Максимальная численность вооружённых сил ханства составляла 3000 человек.

Ханство находилось в зависимом положении от своих более сильных соседей — Ногайской Орды и Крымского ханства. На престоле ханства регулярно утверждались ставленники КрымаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3144 дня], что противоречило политике соседней Ногайской Орды, также стремившейся установить контроль над ханством.

Присоединение к России

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

После завоевания Казанского ханства и штурма его столицы, царь Иван Грозный решил подчинить своему влиянию южного соседа. Покорение Астраханского ханства позволило бы добиться контроля над всем бассейном Волги и получить прямой выход в Каспийское море. Поводом к началу военных действий стало пленение местным ханом Ямгурчеем московских послов в Астрахани.

Весной 1554 года по Волге в сторону Астрахани отправилось войско во главе с князем Пронским. 29 июня 1554 года русский авангард под командованием князя А.Вяземского нанес поражение головному отряду астраханцев у Чёрного острова. После этого Ямгурчей не стал вступать в новое сражение и при приближении русских к Астрахани бежал из города в турецкую крепость Азов. Русские войска без боя заняли Астрахань.

Там воцарился противник Ямгурчея и союзник московского царя – хан Дервиш-Али, обещавший поддержку Москве. Однако в 1556 году этот хан перешёл на сторону давних врагов России - Крымского ханства и Османской империи, спровоцировав этим новый поход русских на Астрахань. Его возглавил воевода Н.Черемисинов. Сначала донские казаки отряда атамана Л.Филимонова нанесли поражение ханскому войску под Астраханью, после чего 2 июля Астрахань была вновь взята без боя. В результате этого похода Астраханское ханство было полностью подчинено Российскому царству.

После покорения Астрахани русское влияние распространилось до Кавказа. В 1559 году князья Пятигорские и Черкасские просили Ивана Грозного прислать им отряд для защиты против набегов крымских татар и священников для поддержания веры. Царь послал им двух воевод и священников, которые обновили павшие древние церкви, а в Кабарде проявили широкую миссионерскую деятельность, крестив многих в православие.

Годы правления ханов Астраханского ханства

За время существования Астраханского ханства с 1459 по 1556 годы в нём правило 13 ханов.

Тукай-Тимуриды (Махмудовичи)

Тукай-Тимуриды (Ахматовичи)

Гираи

Тукай-Тимуриды (Ахматовичи)

Тукай-Тимуриды (Махмудовичи)

Тукай-Тимуриды (Ахматовичи)

Тукай-Тимуриды (Махмудовичи)

  • 13. Абдул-Рахман 1540—1545 (второй раз)

Тукай-Тимуриды (Ахматовичи)

См. также

Напишите отзыв о статье "Астраханское ханство"

Примечания

  1. Зайцев И. В. Астраханское ханство. — 2-е изд, испр.. — М.: Восточная литература, 2006. — 303 с. — ISBN 5-02-018538-8.
  2. Курбатов А.А. История Астраханского края (с древнейших времён до конца XIX века): Монография. Астрахань, 2007. 184с.

Ссылки

  • [www.astrakhan.ru/history/list/10/ Астраханское ханство]
  • [astrakhan.site/astr-news/07-12-2015/103-obretenie-astrahani-chast-i Обретение Астрахани]. По материалам «Астрахань в старые годы...», П. Х. Хлебников, 1907 год.

Отрывок, характеризующий Астраханское ханство

Гостья, не зная, что сказать, покачала головой.
– Совсем не из дружбы, – отвечал Николай, вспыхнув и отговариваясь как будто от постыдного на него наклепа. – Совсем не дружба, а просто чувствую призвание к военной службе.
Он оглянулся на кузину и на гостью барышню: обе смотрели на него с улыбкой одобрения.
– Нынче обедает у нас Шуберт, полковник Павлоградского гусарского полка. Он был в отпуску здесь и берет его с собой. Что делать? – сказал граф, пожимая плечами и говоря шуточно о деле, которое, видимо, стоило ему много горя.
– Я уж вам говорил, папенька, – сказал сын, – что ежели вам не хочется меня отпустить, я останусь. Но я знаю, что я никуда не гожусь, кроме как в военную службу; я не дипломат, не чиновник, не умею скрывать того, что чувствую, – говорил он, всё поглядывая с кокетством красивой молодости на Соню и гостью барышню.
Кошечка, впиваясь в него глазами, казалась каждую секунду готовою заиграть и выказать всю свою кошачью натуру.
– Ну, ну, хорошо! – сказал старый граф, – всё горячится. Всё Бонапарте всем голову вскружил; все думают, как это он из поручиков попал в императоры. Что ж, дай Бог, – прибавил он, не замечая насмешливой улыбки гостьи.
Большие заговорили о Бонапарте. Жюли, дочь Карагиной, обратилась к молодому Ростову:
– Как жаль, что вас не было в четверг у Архаровых. Мне скучно было без вас, – сказала она, нежно улыбаясь ему.
Польщенный молодой человек с кокетливой улыбкой молодости ближе пересел к ней и вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор, совсем не замечая того, что эта его невольная улыбка ножом ревности резала сердце красневшей и притворно улыбавшейся Сони. – В середине разговора он оглянулся на нее. Соня страстно озлобленно взглянула на него и, едва удерживая на глазах слезы, а на губах притворную улыбку, встала и вышла из комнаты. Всё оживление Николая исчезло. Он выждал первый перерыв разговора и с расстроенным лицом вышел из комнаты отыскивать Соню.
– Как секреты то этой всей молодежи шиты белыми нитками! – сказала Анна Михайловна, указывая на выходящего Николая. – Cousinage dangereux voisinage, [Бедовое дело – двоюродные братцы и сестрицы,] – прибавила она.
– Да, – сказала графиня, после того как луч солнца, проникнувший в гостиную вместе с этим молодым поколением, исчез, и как будто отвечая на вопрос, которого никто ей не делал, но который постоянно занимал ее. – Сколько страданий, сколько беспокойств перенесено за то, чтобы теперь на них радоваться! А и теперь, право, больше страха, чем радости. Всё боишься, всё боишься! Именно тот возраст, в котором так много опасностей и для девочек и для мальчиков.
– Всё от воспитания зависит, – сказала гостья.
– Да, ваша правда, – продолжала графиня. – До сих пор я была, слава Богу, другом своих детей и пользуюсь полным их доверием, – говорила графиня, повторяя заблуждение многих родителей, полагающих, что у детей их нет тайн от них. – Я знаю, что я всегда буду первою confidente [поверенной] моих дочерей, и что Николенька, по своему пылкому характеру, ежели будет шалить (мальчику нельзя без этого), то всё не так, как эти петербургские господа.
– Да, славные, славные ребята, – подтвердил граф, всегда разрешавший запутанные для него вопросы тем, что всё находил славным. – Вот подите, захотел в гусары! Да вот что вы хотите, ma chere!
– Какое милое существо ваша меньшая, – сказала гостья. – Порох!
– Да, порох, – сказал граф. – В меня пошла! И какой голос: хоть и моя дочь, а я правду скажу, певица будет, Саломони другая. Мы взяли итальянца ее учить.
– Не рано ли? Говорят, вредно для голоса учиться в эту пору.
– О, нет, какой рано! – сказал граф. – Как же наши матери выходили в двенадцать тринадцать лет замуж?
– Уж она и теперь влюблена в Бориса! Какова? – сказала графиня, тихо улыбаясь, глядя на мать Бориса, и, видимо отвечая на мысль, всегда ее занимавшую, продолжала. – Ну, вот видите, держи я ее строго, запрещай я ей… Бог знает, что бы они делали потихоньку (графиня разумела: они целовались бы), а теперь я знаю каждое ее слово. Она сама вечером прибежит и всё мне расскажет. Может быть, я балую ее; но, право, это, кажется, лучше. Я старшую держала строго.
– Да, меня совсем иначе воспитывали, – сказала старшая, красивая графиня Вера, улыбаясь.
Но улыбка не украсила лица Веры, как это обыкновенно бывает; напротив, лицо ее стало неестественно и оттого неприятно.
Старшая, Вера, была хороша, была неглупа, училась прекрасно, была хорошо воспитана, голос у нее был приятный, то, что она сказала, было справедливо и уместно; но, странное дело, все, и гостья и графиня, оглянулись на нее, как будто удивились, зачем она это сказала, и почувствовали неловкость.
– Всегда с старшими детьми мудрят, хотят сделать что нибудь необыкновенное, – сказала гостья.
– Что греха таить, ma chere! Графинюшка мудрила с Верой, – сказал граф. – Ну, да что ж! всё таки славная вышла, – прибавил он, одобрительно подмигивая Вере.
Гостьи встали и уехали, обещаясь приехать к обеду.
– Что за манера! Уж сидели, сидели! – сказала графиня, проводя гостей.


Когда Наташа вышла из гостиной и побежала, она добежала только до цветочной. В этой комнате она остановилась, прислушиваясь к говору в гостиной и ожидая выхода Бориса. Она уже начинала приходить в нетерпение и, топнув ножкой, сбиралась было заплакать оттого, что он не сейчас шел, когда заслышались не тихие, не быстрые, приличные шаги молодого человека.
Наташа быстро бросилась между кадок цветов и спряталась.
Борис остановился посереди комнаты, оглянулся, смахнул рукой соринки с рукава мундира и подошел к зеркалу, рассматривая свое красивое лицо. Наташа, притихнув, выглядывала из своей засады, ожидая, что он будет делать. Он постоял несколько времени перед зеркалом, улыбнулся и пошел к выходной двери. Наташа хотела его окликнуть, но потом раздумала. «Пускай ищет», сказала она себе. Только что Борис вышел, как из другой двери вышла раскрасневшаяся Соня, сквозь слезы что то злобно шепчущая. Наташа удержалась от своего первого движения выбежать к ней и осталась в своей засаде, как под шапкой невидимкой, высматривая, что делалось на свете. Она испытывала особое новое наслаждение. Соня шептала что то и оглядывалась на дверь гостиной. Из двери вышел Николай.
– Соня! Что с тобой? Можно ли это? – сказал Николай, подбегая к ней.
– Ничего, ничего, оставьте меня! – Соня зарыдала.
– Нет, я знаю что.
– Ну знаете, и прекрасно, и подите к ней.
– Соооня! Одно слово! Можно ли так мучить меня и себя из за фантазии? – говорил Николай, взяв ее за руку.
Соня не вырывала у него руки и перестала плакать.
Наташа, не шевелясь и не дыша, блестящими главами смотрела из своей засады. «Что теперь будет»? думала она.
– Соня! Мне весь мир не нужен! Ты одна для меня всё, – говорил Николай. – Я докажу тебе.
– Я не люблю, когда ты так говоришь.
– Ну не буду, ну прости, Соня! – Он притянул ее к себе и поцеловал.
«Ах, как хорошо!» подумала Наташа, и когда Соня с Николаем вышли из комнаты, она пошла за ними и вызвала к себе Бориса.
– Борис, подите сюда, – сказала она с значительным и хитрым видом. – Мне нужно сказать вам одну вещь. Сюда, сюда, – сказала она и привела его в цветочную на то место между кадок, где она была спрятана. Борис, улыбаясь, шел за нею.
– Какая же это одна вещь ? – спросил он.
Она смутилась, оглянулась вокруг себя и, увидев брошенную на кадке свою куклу, взяла ее в руки.
– Поцелуйте куклу, – сказала она.
Борис внимательным, ласковым взглядом смотрел в ее оживленное лицо и ничего не отвечал.
– Не хотите? Ну, так подите сюда, – сказала она и глубже ушла в цветы и бросила куклу. – Ближе, ближе! – шептала она. Она поймала руками офицера за обшлага, и в покрасневшем лице ее видны были торжественность и страх.
– А меня хотите поцеловать? – прошептала она чуть слышно, исподлобья глядя на него, улыбаясь и чуть не плача от волненья.
Борис покраснел.
– Какая вы смешная! – проговорил он, нагибаясь к ней, еще более краснея, но ничего не предпринимая и выжидая.
Она вдруг вскочила на кадку, так что стала выше его, обняла его обеими руками, так что тонкие голые ручки согнулись выше его шеи и, откинув движением головы волосы назад, поцеловала его в самые губы.
Она проскользнула между горшками на другую сторону цветов и, опустив голову, остановилась.
– Наташа, – сказал он, – вы знаете, что я люблю вас, но…
– Вы влюблены в меня? – перебила его Наташа.
– Да, влюблен, но, пожалуйста, не будем делать того, что сейчас… Еще четыре года… Тогда я буду просить вашей руки.
Наташа подумала.