Атлант

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Атлант (иногда Атлас) (Ἄτλας)

Атлант из коллекции Фарнезе (римская копия греческой скульптуры, 2 век до н. э., Национальный археологический музей, Неаполь)
Отец: Иапет
Мать: Климена
Дети: Алкиона, Геспер, Гиас, Келено, Майя, Меропа, Стеропа, Тайгета, Электра,Калипсо.
Иллюстрации на ВикискладеК:Википедия:Ссылка на категорию Викисклада отсутствует в Викиданных‎?
АтлантАтлант

А́тлас или Атла́нт (др.-греч. Ἄτλας) — в древнегреческой мифологии[1][2] могучий титан, держащий на плечах небесный свод.





Мифология

Сын титана Иапета и Климены (варианты: Фемиды, Асии[3]), брат Прометея, Эпиметея и Менетия.

Имя Атланта в греческом языке традиционно возводится к «tlēnai» (означающему «нести») — однокоренному глаголу со словом талант[4]. Оно, в свою очередь, восходит к гипотетическому праиндоевропейскому корню *telh₂- с тем же значением.

Наследие

Отец семи плеяд: Алкионы, Келено, Майи, Меропы, Стеропы, Тайгеты и Электры (мать — Плейона или Эфра[5]), Геспера, Гиаса и семи гиад (мать — Плейона или Эфра[5]), отец либо дед Гесперид, а также (по Гомеру[6]) отец Калипсо[7], Дионы и Меры. Упомянуты также «четыре дочери Атланта, имена которых неизвестны», включая мать Тантала[8].

Как отмечает Е. Г. Рабинович, у Овидия [9] Персей головой Медузы превращает Атланта в Атласские горы, его отождествление Атланта с ними имеется ещё у Геродота[4].

От имени Атлант также произошло название Атлантического океана, поскольку титан поддерживал небо недалеко от сада Гесперид на крайнем западе земной тверди.

Истолкования

Явная фантастичность мифа об Атланте породила попытки его рационалистически истолковать. Считалось, что он научил Геракла естественной философии[10]. По другой версии, у него были овцы с руном светлого золотистого цвета[11], и он изобрел небесную сферу со звёздами и научил Геракла астрологии[12]. По другим толкованиям, Атлант был первым царём Аркадии, жившим у Тавмасийской горы[13]; либо жил у местечка Полос (Небесная ось) в Беотии[14]; либо был ливийцем, построившим первый корабль и плававшим на нём[15]. По Дионисию Периэгету, на горе Атлант в Ливии стоит бронзовая колонна, устремленная к небу[16].

Атлант является символом выносливости и терпения. С Атлантом связана тема посильности и непосильности (буквальный перевод греческого слова "атлант". родственного слову "атлет", - "превозмогающий")[4].

См. также

Напишите отзыв о статье "Атлант"

Примечания

  1. Атлас, мифологический персонаж // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Мифы народов мира. М., 1991-92. В 2 т. Т.1. С.121; Любкер Ф. Реальный словарь классических древностей. М., 2001. В 3 т. Т.1. С.210
  3. Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека I 2, 3
  4. 1 2 3 Е. Г. Рабинович. [ec-dejavu.net/t-2/Talent.html Мерное бремя] // Ноосфера и художественное творчество. М.: Наука, 1991, с. 139—153
  5. 1 2 Мусей, фр.7 Керн = Сервий. Комментарий к «Георгикам» Вергилия I 138, схолии к Германику, стр.75
  6. [enc-dic.com/colier/Atlant-702.html Атлант — Энциклопедия Кольера — Энциклопедии & Словари]
  7. Гомер. Одиссея IV 51-53
  8. Первый Ватиканский мифограф III 1, 23
  9. Овидий. Метаморфозы, IV, 604-662
  10. Плутарх. Об Е в Дельфах 6; Геродор, фр.13 Якоби = Климент. Строматы I 73, 2
  11. что и называли «золотыми» яблоками
  12. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека IV 27, 5; Гераклит-аллегорист. О невероятном 4
  13. Дионисий Галикарнасский. Римские древности I 61, 1
  14. Павсаний. Описание Эллады IX 20, 3
  15. Климент. Строматы I 75, 3
  16. Евстафий. Комментарий к «Одиссее» Гомера // Комментарий 5 В. Н. Ярхо к Гераклиту-аллегористу
  17. Giles, Lionel (1912), [www.sacred-texts.com/tao/tt/tt08.htm "BOOK V: The Questions of Pang"], Book of Lieh-Tzü, with Introduction and Notes by LIONEL GILES, <www.sacred-texts.com/tao/tt/tt08.htm>  (Интересно, что Нюйва в переводе Джайлза — мужского рода!)
  18. Игорь Меланьин, «[orient.rsl.ru/upload/101-cherepaha.pdf Черепаха]», стр. 14-15. [orient.rsl.ru/magazine-101.html «Восточная коллекция» № 1/2001]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Атлант

– Да что ж, до первого дела…
– Там видно будет.
Опять они помолчали.
– Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков.
Долохов усмехнулся.
– Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму.
– Да что ж, я так…
– Ну, и я так.
– Прощай.
– Будь здоров…
… и высоко, и далеко,
На родиму сторону…
Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.


Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией. Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего. Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата.
– А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор.
– Я только говорю одно, генерал, – говорил Кутузов с приятным изяществом выражений и интонации, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо сказанное слово. Видно было, что Кутузов и сам с удовольствием слушал себя. – Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена. Я давно уже присоединился бы к эрцгерцогу. И верьте моей чести, что для меня лично передать высшее начальство армией более меня сведущему и искусному генералу, какими так обильна Австрия, и сложить с себя всю эту тяжкую ответственность для меня лично было бы отрадой. Но обстоятельства бывают сильнее нас, генерал.
И Кутузов улыбнулся с таким выражением, как будто он говорил: «Вы имеете полное право не верить мне, и даже мне совершенно всё равно, верите ли вы мне или нет, но вы не имеете повода сказать мне это. И в этом то всё дело».
Австрийский генерал имел недовольный вид, но не мог не в том же тоне отвечать Кутузову.
– Напротив, – сказал он ворчливым и сердитым тоном, так противоречившим лестному значению произносимых слов, – напротив, участие вашего превосходительства в общем деле высоко ценится его величеством; но мы полагаем, что настоящее замедление лишает славные русские войска и их главнокомандующих тех лавров, которые они привыкли пожинать в битвах, – закончил он видимо приготовленную фразу.
Кутузов поклонился, не изменяя улыбки.
– А я так убежден и, основываясь на последнем письме, которым почтил меня его высочество эрцгерцог Фердинанд, предполагаю, что австрийские войска, под начальством столь искусного помощника, каков генерал Мак, теперь уже одержали решительную победу и не нуждаются более в нашей помощи, – сказал Кутузов.
Генерал нахмурился. Хотя и не было положительных известий о поражении австрийцев, но было слишком много обстоятельств, подтверждавших общие невыгодные слухи; и потому предположение Кутузова о победе австрийцев было весьма похоже на насмешку. Но Кутузов кротко улыбался, всё с тем же выражением, которое говорило, что он имеет право предполагать это. Действительно, последнее письмо, полученное им из армии Мака, извещало его о победе и о самом выгодном стратегическом положении армии.
– Дай ка сюда это письмо, – сказал Кутузов, обращаясь к князю Андрею. – Вот изволите видеть. – И Кутузов, с насмешливою улыбкой на концах губ, прочел по немецки австрийскому генералу следующее место из письма эрцгерцога Фердинанда: «Wir haben vollkommen zusammengehaltene Krafte, nahe an 70 000 Mann, um den Feind, wenn er den Lech passirte, angreifen und schlagen zu konnen. Wir konnen, da wir Meister von Ulm sind, den Vortheil, auch von beiden Uferien der Donau Meister zu bleiben, nicht verlieren; mithin auch jeden Augenblick, wenn der Feind den Lech nicht passirte, die Donau ubersetzen, uns auf seine Communikations Linie werfen, die Donau unterhalb repassiren und dem Feinde, wenn er sich gegen unsere treue Allirte mit ganzer Macht wenden wollte, seine Absicht alabald vereitelien. Wir werden auf solche Weise den Zeitpunkt, wo die Kaiserlich Ruseische Armee ausgerustet sein wird, muthig entgegenharren, und sodann leicht gemeinschaftlich die Moglichkeit finden, dem Feinde das Schicksal zuzubereiten, so er verdient». [Мы имеем вполне сосредоточенные силы, около 70 000 человек, так что мы можем атаковать и разбить неприятеля в случае переправы его через Лех. Так как мы уже владеем Ульмом, то мы можем удерживать за собою выгоду командования обоими берегами Дуная, стало быть, ежеминутно, в случае если неприятель не перейдет через Лех, переправиться через Дунай, броситься на его коммуникационную линию, ниже перейти обратно Дунай и неприятелю, если он вздумает обратить всю свою силу на наших верных союзников, не дать исполнить его намерение. Таким образом мы будем бодро ожидать времени, когда императорская российская армия совсем изготовится, и затем вместе легко найдем возможность уготовить неприятелю участь, коей он заслуживает».]
Кутузов тяжело вздохнул, окончив этот период, и внимательно и ласково посмотрел на члена гофкригсрата.
– Но вы знаете, ваше превосходительство, мудрое правило, предписывающее предполагать худшее, – сказал австрийский генерал, видимо желая покончить с шутками и приступить к делу.