Атлас мира

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

А́тлас ми́ра — крупнейшее картографическое издание, содержащее географическую информацию о рельефе суши и дна морей, гидрографии, населённых пунктах, путях сообщения, почвенно-растительном покрове, географических названиях, политическом устройстве мира и административно-территориальном делении государств.

Структура атласа мира:

  • справочные сведения
  • общегеографические карты
  • указатель географических названий.

Атлас мира выдержал три издания: в 1954 году, в 1967 году и в 1999 году.



Третье издание

В третьем издании содержание «Атласа мира» было существенно переработано и обновлено. Общегеографические карты занимают 286 страниц и сведены в следующие разделы: Мир, Россия, Европа, Азия, Африка, Северная Америка, Южная Америка, Австралия и Океания, Арктика и Антарктика, Атлантический, Индийский и Тихий океаны. Масштабы основных карт — от 1:1 250 000 до 1:7 500 000. Масштабы некоторых карт отдельных островов, проливов, столиц, крупнейших городов, густонаселённых и важнейших промышленно-экономических районов составляют от 1:25 000 до 1:1 000 000.

Основные карты (с показом отдельных частей материков, государств и районов) даны в нормальной равноугольной конической проекции, карты городов и небольших территорий — в проекции Гаусса-Крюгера.

Рельеф суши обозначен горизонталями, а морского дна — изобатами с послойной окраской по ступеням высот и глубин с указанием отметок высот, глубин и подписей орографических объектов.

Практически одновременно с русским изданием вышло аналогичное издание на английском языке (World Atlas), где для передачи иноязычных географических названий использовались как общепринятые переводы, так и транслитерация на латинской основе.

Напишите отзыв о статье "Атлас мира"

Литература

  • Атлас мира. — М.: Федеральная служба геодезии и картографии России, 2002. (Стереотипное издание, отпечатанное в 2002 г. с диапозитивов 1999 г.) — 563 стр. ISBN 5-85120-055-3

Отрывок, характеризующий Атлас мира

Безумие Пьера состояло в том, что он не дожидался, как прежде, личных причин, которые он называл достоинствами людей, для того чтобы любить их, а любовь переполняла его сердце, и он, беспричинно любя людей, находил несомненные причины, за которые стоило любить их.


С первого того вечера, когда Наташа, после отъезда Пьера, с радостно насмешливой улыбкой сказала княжне Марье, что он точно, ну точно из бани, и сюртучок, и стриженый, с этой минуты что то скрытое и самой ей неизвестное, но непреодолимое проснулось в душе Наташи.
Все: лицо, походка, взгляд, голос – все вдруг изменилось в ней. Неожиданные для нее самой – сила жизни, надежды на счастье всплыли наружу и требовали удовлетворения. С первого вечера Наташа как будто забыла все то, что с ней было. Она с тех пор ни разу не пожаловалась на свое положение, ни одного слова не сказала о прошедшем и не боялась уже делать веселые планы на будущее. Она мало говорила о Пьере, но когда княжна Марья упоминала о нем, давно потухший блеск зажигался в ее глазах и губы морщились странной улыбкой.
Перемена, происшедшая в Наташе, сначала удивила княжну Марью; но когда она поняла ее значение, то перемена эта огорчила ее. «Неужели она так мало любила брата, что так скоро могла забыть его», – думала княжна Марья, когда она одна обдумывала происшедшую перемену. Но когда она была с Наташей, то не сердилась на нее и не упрекала ее. Проснувшаяся сила жизни, охватившая Наташу, была, очевидно, так неудержима, так неожиданна для нее самой, что княжна Марья в присутствии Наташи чувствовала, что она не имела права упрекать ее даже в душе своей.
Наташа с такой полнотой и искренностью вся отдалась новому чувству, что и не пыталась скрывать, что ей было теперь не горестно, а радостно и весело.
Когда, после ночного объяснения с Пьером, княжна Марья вернулась в свою комнату, Наташа встретила ее на пороге.
– Он сказал? Да? Он сказал? – повторила она. И радостное и вместе жалкое, просящее прощения за свою радость, выражение остановилось на лице Наташи.