Аутинг

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

А́утинг (англ. Outing) — предание гласности, публичное разглашение информации о сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека без его на то согласия. Аутинг противоположен по смыслу каминг-ауту — добровольному раскрытию собственной сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Аутинг может быть расцененен как нарушение права на неприкосновенность частной жизни и может быть использован для компрометирования человека и нанесения вреда его репутации. Иногда аутинг используется в политической борьбе или в целях продемонстрировать противоречие между личной жизнью человека и его официальной публичной позицией.





Феномен аутинга

Термин «аутинг» не является тождественным термину «каминг-аут». В то время как каминг-аут обозначает умышленное и осознанное обнародование человеком информации о собственной гомосексуальности, аутинг подразумевает предание огласке гомосексуальности человека, который до этого скрывал или предпочитал не предавать широкой огласке эту информацию, без его на то согласия[1][2][3][4][5].

Аутинг является предметом споров и в самом ЛГБТ-сообществе. Многие его представители считают аутинг неприемлемым. Однако другие считают его необходимым средством борьбы со скрытыми гомосексуалами, которые, например, ввиду занимаемой ими должности, имеют антигомосексуальные взгляды и проводят антигомосексуальную политику[2].

Сторонники аутинга известных людей называют следующие причины для необходимого разглашения информации и сексуальной ориентации знаменитостей:

  • аутинг способствует детабуизации гомосексуальности и распространению информации о числе представителей ЛГБТ,
  • благодаря известности людей, о ком сделан аутинг, будет повышаться терпимость к ЛГБТ в обществе,
  • будет облегчен каминг-аут для представителей ЛГБТ,
  • будут разоблачены скрытые представители ЛГБТ, выступающие против гомосексуальности и формирующие политику против неё[5][1].

Соответственно противники аутинга также обосновывают его недопустимость следующими причинами:

  • вмешательство в личную жизнь и нарушение приватной сферы,
  • нарушение принципа добровольности разглашения информации о себе,
  • аутинг не решает проблемы ЛГБТ, но служит спектаклем для СМИ[5][1].

Известные примеры аутинга

Наиболее часто аутингу подвергаются публичные фигуры, в своей публичной деятельности выступающие за ужесточение существующего законодательства в отношении ЛГБТ или за принятие новых законов, ограничивающих их права[6]. Кроме того, аутинг используется для дискредитации и нанесения вреда репутации человека.

«Оставаясь „закрытым“, Вы тем самым поддерживаете идею о том, что в вашем гействе есть что-то постыдное… Поэтому выход из подполья так важен. Но когда и как — это личное дело каждого. Единственное исключение — это „закрытые“ общественные деятели — геи, которые используют свою власть, чтобы наносить вред другим геям. Это парламентарии и священники, принимающие гомофобные законы или читающие гомофобные проповеди. В этих исключительных случаях аутинг оправдан».

Питер Тэтчелл[6]

Практика аутинга известных людей получила распространение с конца 1980-х годов в США, когда знаменитости, скрывающие свои гомосексуальные предпочтения, целеноправленно подвергались разоблачению и публичной огласке[1]. В частности, представители Act-Up-движения в США во время своих провокационных акций вынуждали известных людей публично признаваться в своей гомосексуальности.

В разгар гей-освободительного движения в США аутингу подвергались не только гомофобы, но и обычные представители ЛГБТ, скрывавшие свою ориентацию. Например, аутинг американскому национальному герою Оливеру Сипплу, спасшему жизнь президенту Джеральду Форду во время покушения, произвёл один из первых открытых политиков-геев США Харви Милк для того, чтобы общество знало, что герои есть в том числе и среди ЛГБТ. Это однако плохо закончилось для Сиппла: его семья отреклась от него, он начал пить и умер в возрасте 47 лет[6].

Позднее аутинг превратился в метод борьбы со скрытыми геями, публично поддерживающими гомофобные взгляды в обществе или работающие на людей, имеющих такие взгляды[6].

В Великобритании аутинг стал одной из основный видов деятельности организации OutRage![en] и её лидера Питера Тэтчелла. В частности, организация сделала аутинг епископу Дарэмскому Энтони Тернбуллу и епископу Лондонскому Дэвиду Хоупу, которые резко выступали против рукоположения открытых геев в священники[6].

Аутинг в истории

Первым из наиболее известных общественных скандалов с принудительным разглашением информации о гомосексуальности может считаться дело Гардена-Эйленбурга[de] в 1907—1909 годах. Журналисты, представлявшие левую оппозицию по отношению к политике кайзера Вильгельма II, предали огласке информацию о гомосексуальности некоторых известных членов правительственного кабинета и его ближайшего окружения, подразумевая и самого кайзера. Процесс начался с обвинения Максимилианом Гарденом аристократического дипломата принца Эйленбурга[de]. Обвинения Гардена сподвигли других журналистов последовать его примеру, включая Адольфа Бранда (Adolf Brand), основателя гей-журнала «Der Eigene». Другим примером аутинга в истории является также дело Фрича — Бломберга.

Аутинг священнослужителей

Глава Ассоциации евангелистов США Тед Хаггард, в недавнем прошлом активно выступавший за недопущение однополых браков, ушёл в отставку в конце 2006 года из-за обвинений в гомосексуальных контактах. Отрицая сексуальную связь с сотрудником службы эскорта Майком Джонсом, продолжавшуюся в течение последних трёх лет, Хаггард продолжал утверждать, что всегда оставался верен своей жене[7]. Кроме того, он заявил об уходе с поста пастора «Новой церкви» в Колорадо-Спрингс. Со своей стороны Майк Джонс заявил[8], что пастор, кроме занятий однополым сексом, несколько раз также принимал наркотики. «Люди могут смотреть на меня и обвинять в безнравственности, — сказал Джонс. — Но я думаю, что должен был сделать и кое-что „моральное“, а именно выставить того, кто проповедует одно, а делает совсем другое за спиной у всех».

Позднее Тэд Хаггард признался, что обвинения Майка Джонса справедливы и публично покаялся[9], отметив, что «годами искал помощи разными путями, которые ни к чему не привели». 50-летний экс-пастор, отец пятерых детей, признался, что это «часть моей жизни, которая настолько отвратительная и темная, что я борюсь с ней на протяжении всей своей взрослой жизни».

Аутинг в политике

Крайне правый австрийский политик, лидер Партии свободы Йорг Хайдер, известный своими симпатиями к нацистам, подвергся аутингу весной 2000 года, когда австрийская и немецкая пресса распространила сведения о его гомосексуальных контактах. В частности пресса сообщала, что Хайдер имеет регулярные интимные отношения с юношами, чей возраст даже ниже порога согласия (на тот момент возраст согласия для гомосексуальных контактов в Австрии составлял 18 лет — см. Права ЛГБТ в Австрии), и с этой целью часто бывает в Словакии, где возраст согласия — 15 лет. Представители крупнейшей ЛГБТ-организации Австрии HOSI заявили, что располагали сведениями о гомосексуальности Хайдера уже около десяти лет.[10]

Законодательство

Аутинг может быть расцененен как нарушение права на неприкосновенность частной жизни, также и распространение ложной информации о гомосексуальности может трактоваться как диффамация или клевета и подвергаться уголовному преследованию в некоторых странах. Известны случаи публичных судебных разбирательств по обвинениям в клевете или вмешательстве в личную жизнь в связи с распространением информации о гомосексуальности.

Глава британской энергетической компании BP 59-летний лорд Джон Браун (John Browne) был вынужден подать в отставку в мае 2007 года после того, как 27-летний канадец Джефф Шевалье (Jeff Chevalier), в течение четырёх лет состоявший с Брауном в близких отношениях, решил предать их публичной огласке. В результате предшествовавшего публикации судебного разбирательства о вмешательстве в личную жизнь, инициированного со стороны Брауна, суд пришёл к выводу, что действия Шевалье не противоречат закону. Джон Браун, 41 год проработавший в BP и возглавлявший BP с 1995 года, добровольно покинул свой пост всего за несколько месяцев до выхода на пенсию и лишившись компенсации в 21 миллион фунтов стерлингов.[11]

Напишите отзыв о статье "Аутинг"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [www.faz.net/aktuell/sport/fussball/begriffsverwirrungen-was-unterscheidet-coming-out-und-outing-12742505.html Was unterscheidet Coming-out und Outing?] (нем.). Frankfurter Allgemeine Zeitung (8. Januar 2014). Проверено 14 июня 2014.
  2. 1 2 Chuck Stewart. [books.google.de/books?id=sdKvt-GoidYC&pg=PA377 Gay and Lesbian Issues: A Reference Handbook], 2003. — С. 377
  3. Guide to Gay Studies, 2000, с. 429.
  4. Статья «[mokc.by/content/seksologicheskij-slovar-chast-i Аутинг]» в Сексологическом словаре // Минский областной клинический центр «Психиатрия-Наркология»
  5. 1 2 3 [dic.academic.ru/dic.nsf/seksolog/303 Аутинг] в Сексологической энциклопедии // Словари и энциклопедии на Академике
  6. 1 2 3 4 5 Иван Шекин. [www.openspace.ru/article/874 Аутинг — оружие гея]. OpenSpace.ru (4 февраля 2014). Проверено 14 июня 2014.
  7. [lenta.ru/news/2006/11/03/haggard/ Главный евангелист США обвинен в мужеложстве]. Lenta.ru (3 ноября 2006). Проверено 24 августа 2010. [www.webcitation.org/65ZgERoSg Архивировано из первоисточника 19 февраля 2012].
  8. Виктория Петрова. [www.gazeta.ru/2006/11/03/oa_222737.shtml Мужеложественный поступок]. Газета.ру (3 ноября 2006). Проверено 24 августа 2010. [www.webcitation.org/65ZgG4GSo Архивировано из первоисточника 19 февраля 2012].
  9. [news.invictory.org/issue8568.html Обращение Теда Хаггарда к церкви New Life Church]. Invictory.org (5 ноября 2006). Проверено 24 августа 2010. [www.webcitation.org/65ZgKo4m7 Архивировано из первоисточника 19 февраля 2012].
  10. [www.guardian.co.uk/austria/article/0,2763,184724,00.html Хайдер — гей, сообщает немецкая пресса // The Guardian, 24 марта 2000 года]
  11. [www.lenta.ru/articles/2007/05/02/bp/ Александр Амзин. Милый лжец // Lenta.ru, 2 мая, 2007]

Литература

  • Timothy F. Murphy. [books.google.de/books?id=MtoAG6kymyIC&&pg=PA27 Outing and the Closet] // Gay Ethics: Controversies in Outing, Civil Rights, and Sexual Science. — Routledge, 2013. — P. 27-111. — 365 p.
  • Timothy F. Murphy. [books.google.de/books?id=RBO6fSGuj34C&pg=PA429 Outing] // Reader's Guide to Lesbian and Gay Studies. — Taylor & Francis, 2000. — P. 429-430. — 720 p.
  • Gross, Larry. Contested Closets: The Politics and Ethics of Outing. Minneapolis & London, University of Minneapolis Press, 1993.
  • Johansson, Warren & Percy, William A. [www.williamapercy.com/wiki/index.php/Portal:Books#Outing:Shattering_the_Conspiracy_of_Silence Outing: Shattering the Conspiracy of Silence]. Harrington Park Press, 1994.

Ссылки

  • Статья [www.glbtq.com/social-sciences/outing.html Outing] в Онлайн-энциклопедии Glbtq.com  (англ.)
  • [www.blsj.de/projekte/outing/zwoelf-arten-des-outens/ 12 Arten des Outens] (нем.). Bund Lesbischer und Schwuler JournalistInnen. Проверено 14 июня 2014.


Отрывок, характеризующий Аутинг

– Как куда? Отсылаю под г'асписки! – вдруг покраснев, вскрикнул Денисов. – И смело скажу, что на моей совести нет ни одного человека. Разве тебе тг'удно отослать тг'идцать ли, тг'иста ли человек под конвоем в гог'од, чем маг'ать, я пг'ямо скажу, честь солдата.
– Вот молоденькому графчику в шестнадцать лет говорить эти любезности прилично, – с холодной усмешкой сказал Долохов, – а тебе то уж это оставить пора.
– Что ж, я ничего не говорю, я только говорю, что я непременно поеду с вами, – робко сказал Петя.
– А нам с тобой пора, брат, бросить эти любезности, – продолжал Долохов, как будто он находил особенное удовольствие говорить об этом предмете, раздражавшем Денисова. – Ну этого ты зачем взял к себе? – сказал он, покачивая головой. – Затем, что тебе его жалко? Ведь мы знаем эти твои расписки. Ты пошлешь их сто человек, а придут тридцать. Помрут с голоду или побьют. Так не все ли равно их и не брать?
Эсаул, щуря светлые глаза, одобрительно кивал головой.
– Это все г'авно, тут Рассуждать нечего. Я на свою душу взять не хочу. Ты говог'ишь – помг'ут. Ну, хог'ошо. Только бы не от меня.
Долохов засмеялся.
– Кто же им не велел меня двадцать раз поймать? А ведь поймают – меня и тебя, с твоим рыцарством, все равно на осинку. – Он помолчал. – Однако надо дело делать. Послать моего казака с вьюком! У меня два французских мундира. Что ж, едем со мной? – спросил он у Пети.
– Я? Да, да, непременно, – покраснев почти до слез, вскрикнул Петя, взглядывая на Денисова.
Опять в то время, как Долохов заспорил с Денисовым о том, что надо делать с пленными, Петя почувствовал неловкость и торопливость; но опять не успел понять хорошенько того, о чем они говорили. «Ежели так думают большие, известные, стало быть, так надо, стало быть, это хорошо, – думал он. – А главное, надо, чтобы Денисов не смел думать, что я послушаюсь его, что он может мной командовать. Непременно поеду с Долоховым во французский лагерь. Он может, и я могу».
На все убеждения Денисова не ездить Петя отвечал, что он тоже привык все делать аккуратно, а не наобум Лазаря, и что он об опасности себе никогда не думает.
– Потому что, – согласитесь сами, – если не знать верно, сколько там, от этого зависит жизнь, может быть, сотен, а тут мы одни, и потом мне очень этого хочется, и непременно, непременно поеду, вы уж меня не удержите, – говорил он, – только хуже будет…


Одевшись в французские шинели и кивера, Петя с Долоховым поехали на ту просеку, с которой Денисов смотрел на лагерь, и, выехав из леса в совершенной темноте, спустились в лощину. Съехав вниз, Долохов велел сопровождавшим его казакам дожидаться тут и поехал крупной рысью по дороге к мосту. Петя, замирая от волнения, ехал с ним рядом.
– Если попадемся, я живым не отдамся, у меня пистолет, – прошептал Петя.
– Не говори по русски, – быстрым шепотом сказал Долохов, и в ту же минуту в темноте послышался оклик: «Qui vive?» [Кто идет?] и звон ружья.
Кровь бросилась в лицо Пети, и он схватился за пистолет.
– Lanciers du sixieme, [Уланы шестого полка.] – проговорил Долохов, не укорачивая и не прибавляя хода лошади. Черная фигура часового стояла на мосту.
– Mot d'ordre? [Отзыв?] – Долохов придержал лошадь и поехал шагом.
– Dites donc, le colonel Gerard est ici? [Скажи, здесь ли полковник Жерар?] – сказал он.
– Mot d'ordre! – не отвечая, сказал часовой, загораживая дорогу.
– Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d'ordre… – крикнул Долохов, вдруг вспыхнув, наезжая лошадью на часового. – Je vous demande si le colonel est ici? [Когда офицер объезжает цепь, часовые не спрашивают отзыва… Я спрашиваю, тут ли полковник?]
И, не дожидаясь ответа от посторонившегося часового, Долохов шагом поехал в гору.
Заметив черную тень человека, переходящего через дорогу, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Человек этот, с мешком на плече, солдат, остановился, близко подошел к лошади Долохова, дотрогиваясь до нее рукою, и просто и дружелюбно рассказал, что командир и офицеры были выше на горе, с правой стороны, на дворе фермы (так он называл господскую усадьбу).
Проехав по дороге, с обеих сторон которой звучал от костров французский говор, Долохов повернул во двор господского дома. Проехав в ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылавшему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котелке с краю варилось что то, и солдат в колпаке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, мешал в нем шомполом.
– Oh, c'est un dur a cuire, [С этим чертом не сладишь.] – говорил один из офицеров, сидевших в тени с противоположной стороны костра.
– Il les fera marcher les lapins… [Он их проберет…] – со смехом сказал другой. Оба замолкли, вглядываясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, подходивших к костру с своими лошадьми.
– Bonjour, messieurs! [Здравствуйте, господа!] – громко, отчетливо выговорил Долохов.
Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, обойдя огонь, подошел к Долохову.
– C'est vous, Clement? – сказал он. – D'ou, diable… [Это вы, Клеман? Откуда, черт…] – но он не докончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как с незнакомым, поздоровался с Долоховым, спрашивая его, чем он может служить. Долохов рассказал, что он с товарищем догонял свой полк, и спросил, обращаясь ко всем вообще, не знали ли офицеры чего нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры враждебно и подозрительно стали осматривать его и Долохова. Несколько секунд все молчали.
– Si vous comptez sur la soupe du soir, vous venez trop tard, [Если вы рассчитываете на ужин, то вы опоздали.] – сказал с сдержанным смехом голос из за костра.
Долохов отвечал, что они сыты и что им надо в ночь же ехать дальше.
Он отдал лошадей солдату, мешавшему в котелке, и на корточках присел у костра рядом с офицером с длинной шеей. Офицер этот, не спуская глаз, смотрел на Долохова и переспросил его еще раз: какого он был полка? Долохов не отвечал, как будто не слыхал вопроса, и, закуривая коротенькую французскую трубку, которую он достал из кармана, спрашивал офицеров о том, в какой степени безопасна дорога от казаков впереди их.
– Les brigands sont partout, [Эти разбойники везде.] – отвечал офицер из за костра.
Долохов сказал, что казаки страшны только для таких отсталых, как он с товарищем, но что на большие отряды казаки, вероятно, не смеют нападать, прибавил он вопросительно. Никто ничего не ответил.
«Ну, теперь он уедет», – всякую минуту думал Петя, стоя перед костром и слушая его разговор.
Но Долохов начал опять прекратившийся разговор и прямо стал расспрашивать, сколько у них людей в батальоне, сколько батальонов, сколько пленных. Спрашивая про пленных русских, которые были при их отряде, Долохов сказал:
– La vilaine affaire de trainer ces cadavres apres soi. Vaudrait mieux fusiller cette canaille, [Скверное дело таскать за собой эти трупы. Лучше бы расстрелять эту сволочь.] – и громко засмеялся таким странным смехом, что Пете показалось, французы сейчас узнают обман, и он невольно отступил на шаг от костра. Никто не ответил на слова и смех Долохова, и французский офицер, которого не видно было (он лежал, укутавшись шинелью), приподнялся и прошептал что то товарищу. Долохов встал и кликнул солдата с лошадьми.
«Подадут или нет лошадей?» – думал Петя, невольно приближаясь к Долохову.
Лошадей подали.
– Bonjour, messieurs, [Здесь: прощайте, господа.] – сказал Долохов.
Петя хотел сказать bonsoir [добрый вечер] и не мог договорить слова. Офицеры что то шепотом говорили между собою. Долохов долго садился на лошадь, которая не стояла; потом шагом поехал из ворот. Петя ехал подле него, желая и не смея оглянуться, чтоб увидать, бегут или не бегут за ними французы.
Выехав на дорогу, Долохов поехал не назад в поле, а вдоль по деревне. В одном месте он остановился, прислушиваясь.
– Слышишь? – сказал он.
Петя узнал звуки русских голосов, увидал у костров темные фигуры русских пленных. Спустившись вниз к мосту, Петя с Долоховым проехали часового, который, ни слова не сказав, мрачно ходил по мосту, и выехали в лощину, где дожидались казаки.
– Ну, теперь прощай. Скажи Денисову, что на заре, по первому выстрелу, – сказал Долохов и хотел ехать, но Петя схватился за него рукою.
– Нет! – вскрикнул он, – вы такой герой. Ах, как хорошо! Как отлично! Как я вас люблю.
– Хорошо, хорошо, – сказал Долохов, но Петя не отпускал его, и в темноте Долохов рассмотрел, что Петя нагибался к нему. Он хотел поцеловаться. Долохов поцеловал его, засмеялся и, повернув лошадь, скрылся в темноте.

Х
Вернувшись к караулке, Петя застал Денисова в сенях. Денисов в волнении, беспокойстве и досаде на себя, что отпустил Петю, ожидал его.
– Слава богу! – крикнул он. – Ну, слава богу! – повторял он, слушая восторженный рассказ Пети. – И чег'т тебя возьми, из за тебя не спал! – проговорил Денисов. – Ну, слава богу, тепег'ь ложись спать. Еще вздг'емнем до утг'а.
– Да… Нет, – сказал Петя. – Мне еще не хочется спать. Да я и себя знаю, ежели засну, так уж кончено. И потом я привык не спать перед сражением.
Петя посидел несколько времени в избе, радостно вспоминая подробности своей поездки и живо представляя себе то, что будет завтра. Потом, заметив, что Денисов заснул, он встал и пошел на двор.
На дворе еще было совсем темно. Дождик прошел, но капли еще падали с деревьев. Вблизи от караулки виднелись черные фигуры казачьих шалашей и связанных вместе лошадей. За избушкой чернелись две фуры, у которых стояли лошади, и в овраге краснелся догоравший огонь. Казаки и гусары не все спали: кое где слышались, вместе с звуком падающих капель и близкого звука жевания лошадей, негромкие, как бы шепчущиеся голоса.
Петя вышел из сеней, огляделся в темноте и подошел к фурам. Под фурами храпел кто то, и вокруг них стояли, жуя овес, оседланные лошади. В темноте Петя узнал свою лошадь, которую он называл Карабахом, хотя она была малороссийская лошадь, и подошел к ней.
– Ну, Карабах, завтра послужим, – сказал он, нюхая ее ноздри и целуя ее.
– Что, барин, не спите? – сказал казак, сидевший под фурой.
– Нет; а… Лихачев, кажется, тебя звать? Ведь я сейчас только приехал. Мы ездили к французам. – И Петя подробно рассказал казаку не только свою поездку, но и то, почему он ездил и почему он считает, что лучше рисковать своей жизнью, чем делать наобум Лазаря.
– Что же, соснули бы, – сказал казак.
– Нет, я привык, – отвечал Петя. – А что, у вас кремни в пистолетах не обились? Я привез с собою. Не нужно ли? Ты возьми.