Ахмадов, Муса Магомедович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Муса Магомедович Ахмадов
Место рождения:

Киргизская ССР, СССР

Род деятельности:

писатель, поэт, драматург, редактор

Годы творчества:

с 1983 года по настоящее время

Направление:

реализм

Жанр:

рассказ, повесть, роман, пьеса, стихотворение, поэма

Язык произведений:

чеченский, русский

Ахма́дов, Муса́ Магоме́дович (28 января 1956, Киргизская ССР, СССР) — чеченский писатель, поэт и драматург, член Союза писателей Чечни, Заслуженный работник культуры Чеченской Республики, Народный писатель Чеченской Республики (2006 год), вице-президент Клуба писателей Кавказа, главный редактор литературно-художественного журнала «Вайнах», лауреат премии «Серебряная сова» (2006 год).





Биография

Муса Ахмадов родился 28 января 1956 года в Киргизии. В 1957 года его семья вернулась из мест высылки на родину в село Лаха-Варанды Шатойского района. Там Муса окончил восьмилетнюю школу, полное среднее образование получил в Шатое.

В 1979 году окончил филологический факультет ЧИГУ. После окончания вуза работал учителем в сельской школе, редактором книжного издательства, старшим редактором детского журнала «СтелаIад» («Радуга»), главным редактором литературно-художественного журнала «Орга», заведующим литературным отделом Чеченского театра, заведующим отделом учебно-методического центра Министерства культуры Чеченской республики, преподавателем ЧГУ. С 2000 по 2002 годы работал в организации «Врачи мира» (Франция) в качестве этнопсихолога. С 2004 года по настоящее время является главным редактором литературно- художественного журнала «Вайнах».

Его пьеса «Волки» была издана отдельной книгой на французском языке в Париже в 2002 году. В 2005 году по этой пьесе был поставлен спектакль на сцене театра «Дом восточно-европейской пьесы».

Является автором учебно-методических пособий и программ по чеченскому языку, этике и культуре для школ и вузов. Произведения писателя переведены на балкарский, французский, японский, немецкий языки.

Библиография

на чеченском языке
  • «Деревья в сумерках» (1989, роман, повести, рассказы);
  • «Сто тысяч добрых дел» (2002, рассказы, пьесы и стихи для детей);
  • «Собрание сочинений в 5 томах»:
  • «Учим буквы» (Азбука в стихах, 2006);
  • «Ночь в пустом доме» (1991);
  • Муса Ахмадов. [books.google.ru/books?id=ifCBHAAACAAJ&dq=%D0%BC%D1%83%D1%81%D0%B0+%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2&hl=ru&sa=X&ei=eOxAVMxb5f7KA_XfgPAP&ved=0CD0Q6AEwCA Гулдина йозанаш: жайна. Дийцарш, повесташ]. — Грозный: Dosh, 2005. — Т. 1.
на русском языке
  • «Ночь в пустом доме» (1983, рассказы, повести);
  • «На заре, когда звезды гаснут» (1986, роман, рассказы);
  • Муса Ахмадов. [books.google.ru/books?id=xsYYAQAAMAAJ&q=%D0%BC%D1%83%D1%81%D0%B0+%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2&dq=%D0%BC%D1%83%D1%81%D0%B0+%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2&hl=ru&sa=X&ei=eOxAVMxb5f7KA_XfgPAP&ved=0CBsQ6AEwAA Чеченская традиционная культура и этика]. — ГУ "Литературно-художественный журнал Вайнах", 2006. — 208 с. — (Библиотека журнала "Вайнах").
  • Муса Ахмадов. [books.google.ru/books?id=SDRIAAAACAAJ&dq=%D0%BC%D1%83%D1%81%D0%B0+%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2&hl=ru&sa=X&ei=eOxAVMxb5f7KA_XfgPAP&ved=0CCMQ6AEwAg И муравейник не разрушай]. — Москва: Молодая гвардия, 1990. — 76 с. — ISBN 5235016424.
  • Муса Ахмадов. [books.google.ru/books?id=U1J0kgAACAAJ&dq=%D0%BC%D1%83%D1%81%D0%B0+%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2&hl=ru&sa=X&ei=eOxAVMxb5f7KA_XfgPAP&ved=0CCcQ6AEwAw Деревянные куклы: повести, рассказы, пьесы]. — Грозный: Республиканский полиграфкомбинат, 2010. — Т. 1. — 581 с. — ISBN 5999600278.
  • Муса Ахмадов. [books.google.ru/books?id=3xB0kgAACAAJ&dq=%D0%BC%D1%83%D1%81%D0%B0+%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2&hl=ru&sa=X&ei=eOxAVMxb5f7KA_XfgPAP&ved=0CB8Q6AEwAQ И текла река в ночь: романы]. — Грозный: Республиканский полиграфкомбинат, 2010. — Т. 2. — 492 с.

Учебно-методические пособия

  • Учебник для старших классов «Чеченская традиционная культура и этика» (2002);
  • учебное пособие 4 класса по чеченским традициям «Ты пришел в этот мир» (2006).

Спектакли по пьесам Мусы Ахмадова

Чеченский государственный драматический театр имени Х. Нурадилова
  • «После землетрясения» (1989);
  • «Ушедший за саваном» (1993).
Чеченский государственный театр юного зрителя
  • «Похождения блохи» (1988)
Ингушский государственный драматический театр имени И. Базоркина
  • комедия «Волчий хвост» (2000)
Ингушский кукольный театр
  • «Новые похождения Чирдига» (2001)
Чеченский молодёжный театр «Серло»
  • «Башня, построенная на льду»;
  • «Денисолт»;
  • «Ушедший за саваном»;
  • «Время героев»;
  • «Новогодние сновидения» (мюзикл).

Семья

Жена — актриса, режиссёр, телеведущая, поэтесса, певица, основатель и художественный руководитель молодёжного театра «Серло», Заслуженный деятель искусств Чеченской Республики Хава Ахмадова. У них три дочери и два сына.

Напишите отзыв о статье "Ахмадов, Муса Магомедович"

Ссылки

  • [www.mk.ru/culture/news/2009/12/28/407033_v-groznom-postavili-pervyiy-myuzikl-na-chechenskom-yazyike.html В Грозном поставили первый мюзикл на чеченском языке]
  • [vaynakh-jornal.ru/publ/tvorcheskaja_labaratorija/jubilej/kogda_zvezdy_ne_gasnut_muse_akhmadovu_55_let/18-1-0-273comments Когда звезды не гаснут]
  • [kavpolit.com/pered-vyborom-zhit-po-bogu-ili-po-satane/ Муса Ахмадов: Перед выбором: жить по Богу или по Сатане]
  • [www.ms-chr.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=343:2012-04-13-13-56-36&catid=56:2011-09-04-10-56-15&Itemid=168 Спектакль, который заставляет думать]
  • [mtserlo.ru/aktery/ahmadov.htm Муса Ахмадов]

Отрывок, характеризующий Ахмадов, Муса Магомедович

Наташе не хотелось ехать, но нельзя было отказаться от ласковости Марьи Дмитриевны, исключительно для нее предназначенной. Когда она, одетая, вышла в залу, дожидаясь отца и поглядевшись в большое зеркало, увидала, что она хороша, очень хороша, ей еще более стало грустно; но грустно сладостно и любовно.
«Боже мой, ежели бы он был тут; тогда бы я не так как прежде, с какой то глупой робостью перед чем то, а по новому, просто, обняла бы его, прижалась бы к нему, заставила бы его смотреть на меня теми искательными, любопытными глазами, которыми он так часто смотрел на меня и потом заставила бы его смеяться, как он смеялся тогда, и глаза его – как я вижу эти глаза! думала Наташа. – И что мне за дело до его отца и сестры: я люблю его одного, его, его, с этим лицом и глазами, с его улыбкой, мужской и вместе детской… Нет, лучше не думать о нем, не думать, забыть, совсем забыть на это время. Я не вынесу этого ожидания, я сейчас зарыдаю», – и она отошла от зеркала, делая над собой усилия, чтоб не заплакать. – «И как может Соня так ровно, так спокойно любить Николиньку, и ждать так долго и терпеливо»! подумала она, глядя на входившую, тоже одетую, с веером в руках Соню.
«Нет, она совсем другая. Я не могу»!
Наташа чувствовала себя в эту минуту такой размягченной и разнеженной, что ей мало было любить и знать, что она любима: ей нужно теперь, сейчас нужно было обнять любимого человека и говорить и слышать от него слова любви, которыми было полно ее сердце. Пока она ехала в карете, сидя рядом с отцом, и задумчиво глядела на мелькавшие в мерзлом окне огни фонарей, она чувствовала себя еще влюбленнее и грустнее и забыла с кем и куда она едет. Попав в вереницу карет, медленно визжа колесами по снегу карета Ростовых подъехала к театру. Поспешно выскочили Наташа и Соня, подбирая платья; вышел граф, поддерживаемый лакеями, и между входившими дамами и мужчинами и продающими афиши, все трое пошли в коридор бенуара. Из за притворенных дверей уже слышались звуки музыки.
– Nathalie, vos cheveux, [Натали, твои волосы,] – прошептала Соня. Капельдинер учтиво и поспешно проскользнул перед дамами и отворил дверь ложи. Музыка ярче стала слышна в дверь, блеснули освещенные ряды лож с обнаженными плечами и руками дам, и шумящий и блестящий мундирами партер. Дама, входившая в соседний бенуар, оглянула Наташу женским, завистливым взглядом. Занавесь еще не поднималась и играли увертюру. Наташа, оправляя платье, прошла вместе с Соней и села, оглядывая освещенные ряды противуположных лож. Давно не испытанное ею ощущение того, что сотни глаз смотрят на ее обнаженные руки и шею, вдруг и приятно и неприятно охватило ее, вызывая целый рой соответствующих этому ощущению воспоминаний, желаний и волнений.
Две замечательно хорошенькие девушки, Наташа и Соня, с графом Ильей Андреичем, которого давно не видно было в Москве, обратили на себя общее внимание. Кроме того все знали смутно про сговор Наташи с князем Андреем, знали, что с тех пор Ростовы жили в деревне, и с любопытством смотрели на невесту одного из лучших женихов России.
Наташа похорошела в деревне, как все ей говорили, а в этот вечер, благодаря своему взволнованному состоянию, была особенно хороша. Она поражала полнотой жизни и красоты, в соединении с равнодушием ко всему окружающему. Ее черные глаза смотрели на толпу, никого не отыскивая, а тонкая, обнаженная выше локтя рука, облокоченная на бархатную рампу, очевидно бессознательно, в такт увертюры, сжималась и разжималась, комкая афишу.
– Посмотри, вот Аленина – говорила Соня, – с матерью кажется!
– Батюшки! Михаил Кирилыч то еще потолстел, – говорил старый граф.
– Смотрите! Анна Михайловна наша в токе какой!
– Карагины, Жюли и Борис с ними. Сейчас видно жениха с невестой. – Друбецкой сделал предложение!
– Как же, нынче узнал, – сказал Шиншин, входивший в ложу Ростовых.
Наташа посмотрела по тому направлению, по которому смотрел отец, и увидала, Жюли, которая с жемчугами на толстой красной шее (Наташа знала, обсыпанной пудрой) сидела с счастливым видом, рядом с матерью.
Позади их с улыбкой, наклоненная ухом ко рту Жюли, виднелась гладко причесанная, красивая голова Бориса. Он исподлобья смотрел на Ростовых и улыбаясь говорил что то своей невесте.
«Они говорят про нас, про меня с ним!» подумала Наташа. «И он верно успокоивает ревность ко мне своей невесты: напрасно беспокоятся! Ежели бы они знали, как мне ни до кого из них нет дела».
Сзади сидела в зеленой токе, с преданным воле Божией и счастливым, праздничным лицом, Анна Михайловна. В ложе их стояла та атмосфера – жениха с невестой, которую так знала и любила Наташа. Она отвернулась и вдруг всё, что было унизительного в ее утреннем посещении, вспомнилось ей.
«Какое право он имеет не хотеть принять меня в свое родство? Ах лучше не думать об этом, не думать до его приезда!» сказала она себе и стала оглядывать знакомые и незнакомые лица в партере. Впереди партера, в самой середине, облокотившись спиной к рампе, стоял Долохов с огромной, кверху зачесанной копной курчавых волос, в персидском костюме. Он стоял на самом виду театра, зная, что он обращает на себя внимание всей залы, так же свободно, как будто он стоял в своей комнате. Около него столпившись стояла самая блестящая молодежь Москвы, и он видимо первенствовал между ними.
Граф Илья Андреич, смеясь, подтолкнул краснеющую Соню, указывая ей на прежнего обожателя.
– Узнала? – спросил он. – И откуда он взялся, – обратился граф к Шиншину, – ведь он пропадал куда то?
– Пропадал, – отвечал Шиншин. – На Кавказе был, а там бежал, и, говорят, у какого то владетельного князя был министром в Персии, убил там брата шахова: ну с ума все и сходят московские барыни! Dolochoff le Persan, [Персианин Долохов,] да и кончено. У нас теперь нет слова без Долохова: им клянутся, на него зовут как на стерлядь, – говорил Шиншин. – Долохов, да Курагин Анатоль – всех у нас барынь с ума свели.
В соседний бенуар вошла высокая, красивая дама с огромной косой и очень оголенными, белыми, полными плечами и шеей, на которой была двойная нитка больших жемчугов, и долго усаживалась, шумя своим толстым шелковым платьем.
Наташа невольно вглядывалась в эту шею, плечи, жемчуги, прическу и любовалась красотой плеч и жемчугов. В то время как Наташа уже второй раз вглядывалась в нее, дама оглянулась и, встретившись глазами с графом Ильей Андреичем, кивнула ему головой и улыбнулась. Это была графиня Безухова, жена Пьера. Илья Андреич, знавший всех на свете, перегнувшись, заговорил с ней.
– Давно пожаловали, графиня? – заговорил он. – Приду, приду, ручку поцелую. А я вот приехал по делам и девочек своих с собой привез. Бесподобно, говорят, Семенова играет, – говорил Илья Андреич. – Граф Петр Кириллович нас никогда не забывал. Он здесь?
– Да, он хотел зайти, – сказала Элен и внимательно посмотрела на Наташу.
Граф Илья Андреич опять сел на свое место.
– Ведь хороша? – шопотом сказал он Наташе.