Астекские языки

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Ацтекский язык»)
Перейти к: навигация, поиск
Ацтекские языки
Страны:

Мексика, Сальвадор

Классификация
Категория:

Языки Северной Америки

Юто-ацтекские языки

Южная подсемья
Корачоль-ацтекская ветвь
Ацтекская группа

nci — (классический)
azd — восточно-дурангский
azn — западно-дурангский
azz — горно-пуэбланский
naz — коатепекский
nch — центрально-уастеканский
ncj — северо-пуэбланский
ncl — мичоаканский
ncx — центрально-пуэбланский
ngu — геррерский
nhc — табаскский
nhe — восточно-уастеканский
nhg — тетельсингский
nhi — сакатлан-ауакатлан-тепецинтланский
nhj — тлалицлипанский
nhk — истмус-косолеакакенский
nhm — морелосский
nhn — центральный
nhp — истмус-пахапанский
nhq — уаскалеканский
nhs — юго-восточный пуэбланский
nht — ометепекский
nhv — темаскальтепекский
nhw — западно-уастеканский
nhx — истмус-мекаяпанский
nhy — северо-оахакский
nhz — санта-мария-ла-альтанский
nln — дурангский
nlv — орисабанский
npl — юго-восточный пуэбланский
nsu — сьерра-негранский
nuz — тламакасапанский

См. также: Проект:Лингвистика

Ацте́кские языки (астекские, науаские, на́уа, на́уатль, нахуатль) — группа индейских языков в Мексике и Сальвадоре, одна из основных групп южных юто-ацтекских языков. Общее число говорящих около 1,5 млн чел. (оценка, кон. 1990-х гг.) — этноязыковая общность науа. Оценки числа языков разнятся от 2—3 до 30, по данным лексикостатистики уверенно выделяются 5 основных живых языков и несколько вымерших. Ацтекские языки часто называют диалектами, что неверно. Социальный статус ацтекских языков в Мексике и Сальвадоре невысок, многие находятся на грани вымирания, другие преподаются в школе.





Классификация

По лексикостатистическим данным распад ацтекских языков датируется V веком н. э., распад собственно ацтекских языков — VIII веком н. э. Предположение о родстве ацтекских языков с другими юто-ацтекскими языками высказывалось ещё в конце XIX в. и было доказано Э. Сепиром. Ацтекские языки исследуются с середины XVI в., когда появились первые грамматики и словари. Многие подробно документированы, некоторые ещё в колониальную эпоху (XVI—XVII вв.).

Согласные: p, t, k, c, č, λ, kw, m, n, s, š, y, w, l, '. Латеральная аффриката λ есть не во всех ацтекских языках. В классическом ацтекском языке w в языке женщин произносилось как v. Гласные: i, e, a, o, u (краткие и долгие). Ударение всегда на предпоследний слог.

Ацтекские языки высоко синтетические, агглютинативные, имеют аккузативную конструкцию предложения. Порядок слов: сказуемое — прямое дополнение — подлежащее. Развита редупликация. Два статуса существительных: абсолютус, маркируемый абсолютивным суффиксом, и конструктус, а также ед. и мн. число. Глагол имеет категории времени, вида, наклонения, переходности-непереходности.

Большое количество послелогов с локативным значением. Исключительно развита система вежливых форм. Продуктивная словообразовательная модель представлена соположением слов с противоположным или взаимодополняющим значением: altepetl «царство, страна» букв. «вода — гора», in xochitl, in cuicatl «поэзия» букв. «цветок — песня»[1].

Задолго до прихода испанцев ацтеки стали пользоваться оригинальным словесно-слоговым письмом. С XVI в. используется письменность на латинской основе, интересная тем, что w и kw в начале слога передаются как hu и cu, а в конце — как uh и uc.

Заимствования в европейских языках

Из ацтекских языков происходят такие европейские слова, как авокадо, какао, чили (название перца — не имеет общего с названием страны Чили), койот, мескаль, оцелот, кетцаль (название птицы и монеты), томат, шоколад (изначально — «агуакатль», «койотль», «шитоматль», «чоколатль»), аксолотль и др.

История

Доколумбов период

По вопросу о географическом происхождении лингвисты в XX веке пришли к выводу, что юто-ацтекская языковая семья возникла на юго-западе США[2]. Данные археологии и этноистории также поддерживают тезис о диффузии на юг и, в частности, о том, что носители ранних науанских языков мигрировали несколькими волнами из северных мексиканских пустынь в центральную Мексику. Но в последнее время это традиционное мнение оспаривает Джейн Х. Хилл, которая утверждает, что юто-ацтекская языковая семья возникла в центральной Мексике и распространилась на север в очень раннюю эпоху[3]. Гипотеза и анализ Хилл подвергаются серьёзной критике[4][5].

Предполагаемая миграция носителей прото-науанского языка в Центральную Америку должна была произойти около 500 года н. э., к концу раннего классического периода в мезоамериканской хронологии[6][7]. Прежде чем дойти до центрального плоскогорья, прото-науанские группы, вероятно, провели некоторое время в контакте с корачольскими языками кора и уичоль на северо-западе Мексики (которые также входят в юто-ацтекскую семью)[8].

Грамматика

Существительные

Существительное в науатль изменяется по числам (единственному и множественному) и принадлежности («мой», «твой» и т. д.). Например:

Единственное число:

/hueʃolo-tl/
индюк-ABSOLUTIVE
«индюк» (Классический науатль)

Множественное число:

/hueʃolo-meh/
индюк-PLURAL
«индюки» (Классический науатль)
/no-hueʃolo/
мой-индюк</small>
«мой индюк» (Классический науатль)
/no-hueʃolo-waːn/
мой-индюк-PLURAL
«мои индюки» (Классический науатль)

Местоимения

В большинстве современных ацтекских языков существует шесть местоимений - для первого, второго и третьего лиц в единственном и множественном числах. Но в истмус-науатле местоимение для первого лица во множественном числе имеет две формы: инклюзивную и эксклюзивную:

Классический науатль:

tehwaːntin - мы

Истмус-науатль:

nejamēn - эксклюзив (мы, но не ты)
tejamēn - инклюзив (мы и ты)

Глаголы

Глагол в науатле, как правило, состоит из корня, префиксов и суффиксов. Префикс может выражать лицо субъекта, лицо и число объекта, суффикс может выражать время, вид, наклонение, а также число субъекта. Большинство современных ацтекских языков различают прошедшее, нацтоящее и будущее время, а также совершенный и несовершенный виды. Некоторые также выделяют аспект продолжительности действия. Во всех языках имеется изъявительное и повелительное наклонение, в некоторых - также желательное и нежелательное. В большинстве современных ацтекских языков не сохранился страдательный залог, имевшийся в классическом науатле, но имеются аппликатив и каузатив. Во многих языках глагольные конструкции формируются из корней двух и более глаголов.

ni-kin-tla-kwa-ltiː-s-neki
Я-их-что-то-есть (пищу)-CAUSATIVE-FUTURE-хотеть
«Я хочу их накормить» (Классический науатль)

Напишите отзыв о статье "Астекские языки"

Примечания

  1. «Ин шочитль ин куэкатль» — «цветы и песни» — классический стиль ацтекской поэзии, называемый, напр., Кинжаловым «поэзией цветов и песен» (см. Несауалькойотль).
  2. Canger 1980:12; Kaufman 2001:1.
  3. Hill 2001
  4. Merrill, Hard et al. 2009
  5. Kaufman & Justeson 2009
  6. Justeson et al. 1985, passim.; Kaufman 2001:3-6,12
  7. Kaufman & Justeson
  8. Kaufman 2001:6,12

Литература

  • Бернардино де Саагун, Куприенко С.А. [kuprienko.info/bernardino-de-saagun-s-a-kuprienko-obshhaya-istoriya-o-delah-novoj-ispanii-knigi-x-xi-poznaniya-astekov-v-meditsine-i-botanike/ Общая история о делах Новой Испании. Книги X-XI: Познания астеков в медицине и ботанике] / Ред. и пер. С. А. Куприенко.. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2013. — 218 с. — (Месоамерика. Источники. История. Человек). — ISBN 978-617-7085-07-1.
  • Анонимные авторы. [books.google.ru/books?printsec=frontcover&id=8Q0DFMQYchUC#v=onepage&q&f=false Кодекс Мальябекки] / Ред. и пер. В.Н. Талаха, С.А. Куприенко. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2013. — 202 с. — ISBN 978-617-7085-04-0.
  • Анонимный автор. [kuprienko.info/codice-mendoza/ Кодекс Мендоса] / Ред. и пер. С. А. Куприенко, В. Н. Талах.. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2013. — 308 с. — ISBN 978-617-7085-05-7.
  • Пресвитер Хуан; Антонио Перес; фрай Педро де лос Риос (глоссы). [kuprienko.info/codice-mexicano-385-telleriano-remensis-con-codice-rios-codex-azteca/ Мексиканская рукопись 385 «Кодекс Теллериано-Ременсис» (с дополнениями из Кодекса Риос)] / Ред. и пер. С. А. Куприенко, В. Н. Талах.. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2013. — 317 с. — ISBN 978-617-7085-06-4.
  • Талах В.Н., Куприенко С.А. [kuprienko.info/talah-v-n-kuprienko-s-a-amerika-pervonachal-naya-istochniki-po-istorii-majya-naua-astekov-i-inkov/ Америка первоначальная. Источники по истории майя, науа (астеков) и инков] / Ред. В. Н. Талах, С. А. Куприенко.. — К.: Видавець Купрієнко С.А., 2013. — 370 с. — ISBN 978-617-7085-00-2.
  • Canger U. (1988) Nahuatl dialectology; a survey and some suggestions // Int. J. of Am. Linguistics 54(1): 28—72.
  • Carochi H. (1645) Arte de la lengua mexicana. México, 1892.
  • Karttunen F. (1983) An analytical dictionary of Náhuatl. Austin (Texas)
  • Sapir E. (1913, 1915) Southern Paiute and Nahuatl: a study in Uto-Aztecan. // Journal de la Société des Américanistes de Paris 10: 379—-425, Am. Anthr. 17 (1—2): 98-120, 306—328.

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на ацтекском языке
«Calīxatl»

В Викисловаре список слов ацтекского языка содержится в категории «Науатль»
  • [www.ethnologue.com/show_iso639.asp?code=nah Ethnologue reports on Náhuatl]
  • [www.public.iastate.edu/~rjsalvad/scmfaq/nahuatl.html Náhuatl Learning Resource List, by Ricardo J. Salvador]
  • [weber.ucsd.edu/~dkjordan/nahuatl/nahuatl.html Brief Notes on Classical Náhuatl, by David K. Jordan]
  • [www.sil.org/americas/mexico/nahuatl/00i-nahuatl.htm Nahuatl (Aztec) family, SIL-Mexico, with subsites on some specific variants]
  • [www.yale.edu/nahuatl/ Náhuatl Summer Language Institute, Yale University]
  • [www.mrs.umn.edu/academic/history/Nahuatl/engl-nah.txt English → Náhuatl],   [www.mrs.umn.edu/academic/history/Nahuatl/florent.txt Nahuatl → English]   (Florentine Codex Vocabulary 1997, by R. Joe Campbell)
  • [web.archive.org/web/20030605090411/www.acoyauh.com/naheng.html Náhuatl → English]   (Basic Dictionary, by Acoyauh)
  • [ohui.net/aulex/es-nah/?idioma=en Spanish → Náhuatl],   [ohui.net/aulex/nah-es/?idioma=en Náhuatl → Spanish]   (Ohui.net)
  • [www.ifrance.com/nahuatl/nahuatl.page.html Náhuatl-French dictionary] Includes basic grammar
  • [www.mexica-movement.org/timexihcah/nahuatl.htm Náhuatl Names] An introduction to Náhuatl names.
  • [www.gutenberg.org/browse/languages/nah Books at Project Gutenberg in Nahuatl]
  • [www.indiansworld.org/nahuatl_russian_a.html Науатль-русско-английский словарь]
  • [www.indiansworld.org/nahugram.html Язык науатль. Пособие по грамматике] (рус.)
  • [erlang.kirillpanfilov.com/euskara/?azt Ацтекский язык]. Некоторые лингвистические сведения

Отрывок, характеризующий Астекские языки

– Да, да, – подтвердил Пьер.
Ритор прокашлялся, сложил на груди руки в перчатках и начал говорить:
– Теперь я должен открыть вам главную цель нашего ордена, – сказал он, – и ежели цель эта совпадает с вашею, то вы с пользою вступите в наше братство. Первая главнейшая цель и купно основание нашего ордена, на котором он утвержден, и которого никакая сила человеческая не может низвергнуть, есть сохранение и предание потомству некоего важного таинства… от самых древнейших веков и даже от первого человека до нас дошедшего, от которого таинства, может быть, зависит судьба рода человеческого. Но так как сие таинство такого свойства, что никто не может его знать и им пользоваться, если долговременным и прилежным очищением самого себя не приуготовлен, то не всяк может надеяться скоро обрести его. Поэтому мы имеем вторую цель, которая состоит в том, чтобы приуготовлять наших членов, сколько возможно, исправлять их сердце, очищать и просвещать их разум теми средствами, которые нам преданием открыты от мужей, потрудившихся в искании сего таинства, и тем учинять их способными к восприятию оного. Очищая и исправляя наших членов, мы стараемся в третьих исправлять и весь человеческий род, предлагая ему в членах наших пример благочестия и добродетели, и тем стараемся всеми силами противоборствовать злу, царствующему в мире. Подумайте об этом, и я опять приду к вам, – сказал он и вышел из комнаты.
– Противоборствовать злу, царствующему в мире… – повторил Пьер, и ему представилась его будущая деятельность на этом поприще. Ему представлялись такие же люди, каким он был сам две недели тому назад, и он мысленно обращал к ним поучительно наставническую речь. Он представлял себе порочных и несчастных людей, которым он помогал словом и делом; представлял себе угнетателей, от которых он спасал их жертвы. Из трех поименованных ритором целей, эта последняя – исправление рода человеческого, особенно близка была Пьеру. Некое важное таинство, о котором упомянул ритор, хотя и подстрекало его любопытство, не представлялось ему существенным; а вторая цель, очищение и исправление себя, мало занимала его, потому что он в эту минуту с наслаждением чувствовал себя уже вполне исправленным от прежних пороков и готовым только на одно доброе.
Через полчаса вернулся ритор передать ищущему те семь добродетелей, соответствующие семи ступеням храма Соломона, которые должен был воспитывать в себе каждый масон. Добродетели эти были: 1) скромность , соблюдение тайны ордена, 2) повиновение высшим чинам ордена, 3) добронравие, 4) любовь к человечеству, 5) мужество, 6) щедрость и 7) любовь к смерти.
– В седьмых старайтесь, – сказал ритор, – частым помышлением о смерти довести себя до того, чтобы она не казалась вам более страшным врагом, но другом… который освобождает от бедственной сей жизни в трудах добродетели томившуюся душу, для введения ее в место награды и успокоения.
«Да, это должно быть так», – думал Пьер, когда после этих слов ритор снова ушел от него, оставляя его уединенному размышлению. «Это должно быть так, но я еще так слаб, что люблю свою жизнь, которой смысл только теперь по немногу открывается мне». Но остальные пять добродетелей, которые перебирая по пальцам вспомнил Пьер, он чувствовал в душе своей: и мужество , и щедрость , и добронравие , и любовь к человечеству , и в особенности повиновение , которое даже не представлялось ему добродетелью, а счастьем. (Ему так радостно было теперь избавиться от своего произвола и подчинить свою волю тому и тем, которые знали несомненную истину.) Седьмую добродетель Пьер забыл и никак не мог вспомнить ее.
В третий раз ритор вернулся скорее и спросил Пьера, всё ли он тверд в своем намерении, и решается ли подвергнуть себя всему, что от него потребуется.
– Я готов на всё, – сказал Пьер.
– Еще должен вам сообщить, – сказал ритор, – что орден наш учение свое преподает не словами токмо, но иными средствами, которые на истинного искателя мудрости и добродетели действуют, может быть, сильнее, нежели словесные токмо объяснения. Сия храмина убранством своим, которое вы видите, уже должна была изъяснить вашему сердцу, ежели оно искренно, более нежели слова; вы увидите, может быть, и при дальнейшем вашем принятии подобный образ изъяснения. Орден наш подражает древним обществам, которые открывали свое учение иероглифами. Иероглиф, – сказал ритор, – есть наименование какой нибудь неподверженной чувствам вещи, которая содержит в себе качества, подобные изобразуемой.
Пьер знал очень хорошо, что такое иероглиф, но не смел говорить. Он молча слушал ритора, по всему чувствуя, что тотчас начнутся испытанья.
– Ежели вы тверды, то я должен приступить к введению вас, – говорил ритор, ближе подходя к Пьеру. – В знак щедрости прошу вас отдать мне все драгоценные вещи.
– Но я с собою ничего не имею, – сказал Пьер, полагавший, что от него требуют выдачи всего, что он имеет.
– То, что на вас есть: часы, деньги, кольца…
Пьер поспешно достал кошелек, часы, и долго не мог снять с жирного пальца обручальное кольцо. Когда это было сделано, масон сказал:
– В знак повиновенья прошу вас раздеться. – Пьер снял фрак, жилет и левый сапог по указанию ритора. Масон открыл рубашку на его левой груди, и, нагнувшись, поднял его штанину на левой ноге выше колена. Пьер поспешно хотел снять и правый сапог и засучить панталоны, чтобы избавить от этого труда незнакомого ему человека, но масон сказал ему, что этого не нужно – и подал ему туфлю на левую ногу. С детской улыбкой стыдливости, сомнения и насмешки над самим собою, которая против его воли выступала на лицо, Пьер стоял, опустив руки и расставив ноги, перед братом ритором, ожидая его новых приказаний.
– И наконец, в знак чистосердечия, я прошу вас открыть мне главное ваше пристрастие, – сказал он.
– Мое пристрастие! У меня их было так много, – сказал Пьер.
– То пристрастие, которое более всех других заставляло вас колебаться на пути добродетели, – сказал масон.
Пьер помолчал, отыскивая.
«Вино? Объедение? Праздность? Леность? Горячность? Злоба? Женщины?» Перебирал он свои пороки, мысленно взвешивая их и не зная которому отдать преимущество.
– Женщины, – сказал тихим, чуть слышным голосом Пьер. Масон не шевелился и не говорил долго после этого ответа. Наконец он подвинулся к Пьеру, взял лежавший на столе платок и опять завязал ему глаза.
– Последний раз говорю вам: обратите всё ваше внимание на самого себя, наложите цепи на свои чувства и ищите блаженства не в страстях, а в своем сердце. Источник блаженства не вне, а внутри нас…
Пьер уже чувствовал в себе этот освежающий источник блаженства, теперь радостью и умилением переполнявший его душу.


Скоро после этого в темную храмину пришел за Пьером уже не прежний ритор, а поручитель Вилларский, которого он узнал по голосу. На новые вопросы о твердости его намерения, Пьер отвечал: «Да, да, согласен», – и с сияющею детскою улыбкой, с открытой, жирной грудью, неровно и робко шагая одной разутой и одной обутой ногой, пошел вперед с приставленной Вилларским к его обнаженной груди шпагой. Из комнаты его повели по коридорам, поворачивая взад и вперед, и наконец привели к дверям ложи. Вилларский кашлянул, ему ответили масонскими стуками молотков, дверь отворилась перед ними. Чей то басистый голос (глаза Пьера всё были завязаны) сделал ему вопросы о том, кто он, где, когда родился? и т. п. Потом его опять повели куда то, не развязывая ему глаз, и во время ходьбы его говорили ему аллегории о трудах его путешествия, о священной дружбе, о предвечном Строителе мира, о мужестве, с которым он должен переносить труды и опасности. Во время этого путешествия Пьер заметил, что его называли то ищущим, то страждущим, то требующим, и различно стучали при этом молотками и шпагами. В то время как его подводили к какому то предмету, он заметил, что произошло замешательство и смятение между его руководителями. Он слышал, как шопотом заспорили между собой окружающие люди и как один настаивал на том, чтобы он был проведен по какому то ковру. После этого взяли его правую руку, положили на что то, а левою велели ему приставить циркуль к левой груди, и заставили его, повторяя слова, которые читал другой, прочесть клятву верности законам ордена. Потом потушили свечи, зажгли спирт, как это слышал по запаху Пьер, и сказали, что он увидит малый свет. С него сняли повязку, и Пьер как во сне увидал, в слабом свете спиртового огня, несколько людей, которые в таких же фартуках, как и ритор, стояли против него и держали шпаги, направленные в его грудь. Между ними стоял человек в белой окровавленной рубашке. Увидав это, Пьер грудью надвинулся вперед на шпаги, желая, чтобы они вонзились в него. Но шпаги отстранились от него и ему тотчас же опять надели повязку. – Теперь ты видел малый свет, – сказал ему чей то голос. Потом опять зажгли свечи, сказали, что ему надо видеть полный свет, и опять сняли повязку и более десяти голосов вдруг сказали: sic transit gloria mundi. [так проходит мирская слава.]
Пьер понемногу стал приходить в себя и оглядывать комнату, где он был, и находившихся в ней людей. Вокруг длинного стола, покрытого черным, сидело человек двенадцать, всё в тех же одеяниях, как и те, которых он прежде видел. Некоторых Пьер знал по петербургскому обществу. На председательском месте сидел незнакомый молодой человек, в особом кресте на шее. По правую руку сидел итальянец аббат, которого Пьер видел два года тому назад у Анны Павловны. Еще был тут один весьма важный сановник и один швейцарец гувернер, живший прежде у Курагиных. Все торжественно молчали, слушая слова председателя, державшего в руке молоток. В стене была вделана горящая звезда; с одной стороны стола был небольшой ковер с различными изображениями, с другой было что то в роде алтаря с Евангелием и черепом. Кругом стола было 7 больших, в роде церковных, подсвечников. Двое из братьев подвели Пьера к алтарю, поставили ему ноги в прямоугольное положение и приказали ему лечь, говоря, что он повергается к вратам храма.
– Он прежде должен получить лопату, – сказал шопотом один из братьев.
– А! полноте пожалуйста, – сказал другой.
Пьер, растерянными, близорукими глазами, не повинуясь, оглянулся вокруг себя, и вдруг на него нашло сомнение. «Где я? Что я делаю? Не смеются ли надо мной? Не будет ли мне стыдно вспоминать это?» Но сомнение это продолжалось только одно мгновение. Пьер оглянулся на серьезные лица окружавших его людей, вспомнил всё, что он уже прошел, и понял, что нельзя остановиться на половине дороги. Он ужаснулся своему сомнению и, стараясь вызвать в себе прежнее чувство умиления, повергся к вратам храма. И действительно чувство умиления, еще сильнейшего, чем прежде, нашло на него. Когда он пролежал несколько времени, ему велели встать и надели на него такой же белый кожаный фартук, какие были на других, дали ему в руки лопату и три пары перчаток, и тогда великий мастер обратился к нему. Он сказал ему, чтобы он старался ничем не запятнать белизну этого фартука, представляющего крепость и непорочность; потом о невыясненной лопате сказал, чтобы он трудился ею очищать свое сердце от пороков и снисходительно заглаживать ею сердце ближнего. Потом про первые перчатки мужские сказал, что значения их он не может знать, но должен хранить их, про другие перчатки мужские сказал, что он должен надевать их в собраниях и наконец про третьи женские перчатки сказал: «Любезный брат, и сии женские перчатки вам определены суть. Отдайте их той женщине, которую вы будете почитать больше всех. Сим даром уверите в непорочности сердца вашего ту, которую изберете вы себе в достойную каменьщицу». И помолчав несколько времени, прибавил: – «Но соблюди, любезный брат, да не украшают перчатки сии рук нечистых». В то время как великий мастер произносил эти последние слова, Пьеру показалось, что председатель смутился. Пьер смутился еще больше, покраснел до слез, как краснеют дети, беспокойно стал оглядываться и произошло неловкое молчание.
Молчание это было прервано одним из братьев, который, подведя Пьера к ковру, начал из тетради читать ему объяснение всех изображенных на нем фигур: солнца, луны, молотка. отвеса, лопаты, дикого и кубического камня, столба, трех окон и т. д. Потом Пьеру назначили его место, показали ему знаки ложи, сказали входное слово и наконец позволили сесть. Великий мастер начал читать устав. Устав был очень длинен, и Пьер от радости, волнения и стыда не был в состоянии понимать того, что читали. Он вслушался только в последние слова устава, которые запомнились ему.
«В наших храмах мы не знаем других степеней, – читал „великий мастер, – кроме тех, которые находятся между добродетелью и пороком. Берегись делать какое нибудь различие, могущее нарушить равенство. Лети на помощь к брату, кто бы он ни был, настави заблуждающегося, подними упадающего и не питай никогда злобы или вражды на брата. Будь ласков и приветлив. Возбуждай во всех сердцах огнь добродетели. Дели счастье с ближним твоим, и да не возмутит никогда зависть чистого сего наслаждения. Прощай врагу твоему, не мсти ему, разве только деланием ему добра. Исполнив таким образом высший закон, ты обрящешь следы древнего, утраченного тобой величества“.