Ашрафян, Клара Зармайровна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Клара Зармайровна Ашрафян
Дата рождения:

15 сентября 1924(1924-09-15)

Место рождения:

Ереван

Дата смерти:

7 августа 1999(1999-08-07) (74 года)

Место смерти:

Москва

Страна:

Научная сфера:

история Индии

Место работы:

Институт востоковедения РАН

Учёная степень:

доктор исторических наук

Известна как:

ведущий специалист СССР по истории Делийского султаната и Могольской империи.

Кла́ра Зарма́йровна Ашрафя́н (15 сентября 1924, Ереван — 7 августа 1999, Москва) — советский и российский учёный-индолог, доктор исторических наук (1966).





Биография

Дочь Зармайра Андреевича Ашрафяна — армянского и украинского партийного и государственного деятеля, репрессированного в 1936 г. вместе с женой. После ареста родителей жила у родственников в Москве.

Окончила исторический факультет МГУ (1947) и аспирантуру (1950).

В 1950—1955 гг. редактор бюллетеня иностранной литературы в ФБОН АН СССР.

С 1955 года сотрудник Института востоковедения АН СССР (РАН), с 1984 г. заведовала Сектором истории народов Востока.

Основные работы

  • «Делийский султанат. К истории экономического строя и общественных отношений (XIII—XIV века)» (1960),
  • «Аграрный строй Северной Индии. XIII — середина XVIII в.» (1965),
  • «Феодализм в Индии: особенности и этапы развития» (1977),
  • «Средневековый город Индии. XIII — середина XVIII в.» (1983),
  • «Дели: история и культура» (1987).
  • История народов Восточной и Центральной Азии с древнейших времен до наших дней. М.: Наука, Глав. ред. восточной лит-ры, 1986 - 583 с.

Напишите отзыв о статье "Ашрафян, Клара Зармайровна"

Литература

  • Котовский Г. Г. Памяти Клары Зармайровны Ашрафян (15 сентября 1924 г. — 7 августа 1999 г.) // Восток, 2000, № 1, с. 216—217.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Ашрафян, Клара Зармайровна

– Это моя чашка, – говорил он. – Только вложите пальчик, все выпью.
Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется.
– Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин.
– Она и так королева! И приказания ее – закон.
Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат.
– Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор.
– Я сам стану на часы! – сказал Ильин.
– Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры.
Глядя на мрачное лицо доктора, косившегося на свою жену, офицерам стало еще веселей, и многие не могла удерживаться от смеха, которому они поспешно старались приискивать благовидные предлоги. Когда доктор ушел, уведя свою жену, и поместился с нею в кибиточку, офицеры улеглись в корчме, укрывшись мокрыми шинелями; но долго не спали, то переговариваясь, вспоминая испуг доктора и веселье докторши, то выбегая на крыльцо и сообщая о том, что делалось в кибиточке. Несколько раз Ростов, завертываясь с головой, хотел заснуть; но опять чье нибудь замечание развлекало его, опять начинался разговор, и опять раздавался беспричинный, веселый, детский хохот.


В третьем часу еще никто не заснул, как явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне.
Все с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошел к эскадрону. Уже светало; дождик перестал, тучи расходились. Было сыро и холодно, особенно в непросохшем платье. Выходя из корчмы, Ростов и Ильин оба в сумерках рассвета заглянули в глянцевитую от дождя кожаную докторскую кибиточку, из под фартука которой торчали ноги доктора и в середине которой виднелся на подушке чепчик докторши и слышалось сонное дыхание.