Бабич, Михаил Викторович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Викторович Бабич<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе
с 15 декабря 2011 года
Президент: Владимир Владимирович Путин
Предшественник: Григорий Алексеевич Рапота
Председатель Правительства Чеченской республики
13 ноября 2002 года — 8 февраля 2003 года
Предшественник: Станислав Валентинович Ильясов
Преемник: Анатолий Александрович Попов
 
Рождение: 28 мая 1969(1969-05-28) (55 лет)
Рязань, РСФСР, СССР
Супруга: женат
Дети: трое детей
Партия: Единая Россия
Образование: Рязанское высшее военное командное училище связи
Московский институт экономики, менеджмента и права
Государственная академия управления
Учёная степень: кандидат экономических наук
 
Сайт: [pfo.gov.ru/ pfo.gov.ru]
 
Военная служба
Годы службы: 1986 год1995 год
Принадлежность: СССР СССР (19861991 год)
Россия Россия 19911995 год)
Род войск:  Воздушно-десантные войска
Звание: Полковник запаса
 
Награды:

Михаил Викторович Ба́бич (род. 28 мая 1969, Рязань, РСФСР, СССР) — российский государственный деятель. Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Приволжском Федеральном округе с 15 декабря 2011 года.

Действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса (2012). Кандидат экономических наук, член партии «Единая Россия».





Образование

Карьера

С 1990 года по 1994 год проходил военную службу в ВДВ. C 1995 года предприниматель, до 1998 года руководил ЗАО «Корпорация „Антей“» в Москве.

С 1998 года по 1999 год — первый вице-президент компании «Росмясомолторг», одновременно являлся председателем наблюдательного совета ОАО «Шуйские ситцы». В 1999 году перешел на государственную службу. С 1999 года по январь 2000 года являлся первым заместителем генерального директора ГУП «Федеральное агентство по регулированию продовольственного рынка» при Министерстве сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации.

С 2000 по 2001 год — первый заместитель председателя Правительства Московской области (по финансово-экономическому блоку).

С 2001 года — первый заместитель главы администрации Ивановской области и глава представительства области в Москве и работал на данной должности до 2002 года.

С ноября 2002 года по февраль 2003 года — председатель Правительства Чеченской Республики.

В июле 2003 года назначен помощником министра экономического развития и торговли Российской Федерации.

7 декабря 2003 года был избран депутатом Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации четвёртого созыва по Кинешемскому одномандатному избирательному округу № 81 (Ивановская область).

2 декабря 2007 года вновь был избран депутатом Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации пятого созыва по списку партии «Единая Россия» (Владимирская региональная группа). В Государственной думе являлся заместителем председателя Комитета по обороне и членом Комиссии по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение обороны и государственной безопасности Российской Федерации.

4 декабря 2011 года был избран депутатом Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации шестого созыва по списку партии «Единая Россия» (Владимирская региональная группа).

15 декабря 2011 года Указом Президента Российской Федерации № 1626 назначен Полномочным Представителем Президента в ПФО[1].

29 декабря 2011 года Указом Президента Российской Федерации № 1709 назначен Председателем Государственной комиссии по химическому разоружению.

С 19 января 2012 года является действительным государственным советником Российской Федерации 1 класса.

После увольнения 28 июля 2016 года посла России на Украине Михаила Зурабова, в российской прессе претендентом на эту должность был назван Михаил Бабич, что было публично подтверждено пресс-секретарём президента РФ Владимира Путина Дмитрием Песковым. Спустя сутки его кандидатура была предложена на рассмотрение Госдуме[2] вместе с запросом на получение агремана от Украины[3].

Украинское экспертное сообщество высказало ряд причин, по которой Михаилу Бабичу может быть отказано украинским МИДом в получении агремана[3] :

  • Биография кандидата, отсутствие какого-либо дипломатического опыта.
  • Публичное объявление неутверждённой и неодобренной кандидатуры посла является нарушением дипломатических правил.
  • Будучи членом Совета безопасности Российской Федерации, Михаил Бабич в 2014 году принимал участие в решении о поддержке Крыма, в его решении отделиться от Украины и вводе туда российских миротворцев.

4 августа заместитель главы МИД Украины Елена Зеркаль сообщила о снятии вопроса об утверждении Михаила Бабича послом по инициативе её страны[4]. 5 августа украинский МИД сообщил о своём решении: Российскую Федерацию в этой стране будет представлять нынешний временный поверенный Сергей Торопов. Аналогичная ситуация в посольстве Украины в Российской Федерации с декабря 2015 года[5].

Награды

Государственные
Конфессиональные

Напишите отзыв о статье "Бабич, Михаил Викторович"

Примечания

  1. [news.kremlin.ru/media/events/files/41d3ba6bf9ff5e0734c8.pdf Указ Президента Российской Федерации от 15 декабря 2011 года № 1629]
  2. [tass.ru/politika/3496297 Госдума официально получила письмо по вопросу назначения посла РФ на Украине] // ТАСС, 29.08.2016
  3. 1 2 Червоненко В. [www.bbc.com/ukrainian/politics/2016/08/160802_ambassador_ukraine_russia_vc Казус Бабича: почему в Киеве и в Москве может не быть послов] // «Украинская служба BBC», 02.08.2016
  4. [focus.ua/country/354743/ Украина отказалась утвердить кандидатуру посла РФ в Киеве] «Фокус», 04.08.2015
  5. [tass.ru/politika/3496297 МИД Украины: Москву в Киеве будет представлять временный поверенный] «ТАСС», 05.08.2016
  6. [murom-tv.ru/mikhail_babich_nagrazhden_ordenom_quot_za_zaslugi_pered_otechestvom_quot_-19536.html Михаил Бабич награждён Орденом]
  7. [graph.document.kremlin.ru/page.aspx?878085 Указ Президента Российской Федерации от 25 июля 2006 года № 772 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»]
  8. [graph.document.kremlin.ru/page.aspx?1046308 Распоряжение Президента Российской Федерации от 9 января 2010 года № 6-рп «О награждении Почётной грамотой Президента Российской Федерации»]
  9. [www.patriarchia.ru/db/text/3710895.html В праздник Успения Божией Матери Предстоятель Русской Церкви совершил Литургию в Успенском соборе Московского Кремля]

Ссылки

  • [www.ria.ru/spravka/20111215/517277716.html Биография на сайте РИА «Новости»]
  • [mydeputy.ru/index.php?page=4&news_id=5&id=193 Биография на сайте mydeputy.ru]
  • [names.1000inf.ru/name.aspx?id=13 Биография]

Отрывок, характеризующий Бабич, Михаил Викторович

– Ну, теперь все, – сказал Кутузов, подписывая последнюю бумагу, и, тяжело поднявшись и расправляя складки своей белой пухлой шеи, с повеселевшим лицом направился к двери.
Попадья, с бросившеюся кровью в лицо, схватилась за блюдо, которое, несмотря на то, что она так долго приготовлялась, она все таки не успела подать вовремя. И с низким поклоном она поднесла его Кутузову.
Глаза Кутузова прищурились; он улыбнулся, взял рукой ее за подбородок и сказал:
– И красавица какая! Спасибо, голубушка!
Он достал из кармана шаровар несколько золотых и положил ей на блюдо.
– Ну что, как живешь? – сказал Кутузов, направляясь к отведенной для него комнате. Попадья, улыбаясь ямочками на румяном лице, прошла за ним в горницу. Адъютант вышел к князю Андрею на крыльцо и приглашал его завтракать; через полчаса князя Андрея позвали опять к Кутузову. Кутузов лежал на кресле в том же расстегнутом сюртуке. Он держал в руке французскую книгу и при входе князя Андрея, заложив ее ножом, свернул. Это был «Les chevaliers du Cygne», сочинение madame de Genlis [«Рыцари Лебедя», мадам де Жанлис], как увидал князь Андрей по обертке.
– Ну садись, садись тут, поговорим, – сказал Кутузов. – Грустно, очень грустно. Но помни, дружок, что я тебе отец, другой отец… – Князь Андрей рассказал Кутузову все, что он знал о кончине своего отца, и о том, что он видел в Лысых Горах, проезжая через них.
– До чего… до чего довели! – проговорил вдруг Кутузов взволнованным голосом, очевидно, ясно представив себе, из рассказа князя Андрея, положение, в котором находилась Россия. – Дай срок, дай срок, – прибавил он с злобным выражением лица и, очевидно, не желая продолжать этого волновавшего его разговора, сказал: – Я тебя вызвал, чтоб оставить при себе.
– Благодарю вашу светлость, – отвечал князь Андрей, – но я боюсь, что не гожусь больше для штабов, – сказал он с улыбкой, которую Кутузов заметил. Кутузов вопросительно посмотрел на него. – А главное, – прибавил князь Андрей, – я привык к полку, полюбил офицеров, и люди меня, кажется, полюбили. Мне бы жалко было оставить полк. Ежели я отказываюсь от чести быть при вас, то поверьте…
Умное, доброе и вместе с тем тонко насмешливое выражение светилось на пухлом лице Кутузова. Он перебил Болконского:
– Жалею, ты бы мне нужен был; но ты прав, ты прав. Нам не сюда люди нужны. Советчиков всегда много, а людей нет. Не такие бы полки были, если бы все советчики служили там в полках, как ты. Я тебя с Аустерлица помню… Помню, помню, с знаменем помню, – сказал Кутузов, и радостная краска бросилась в лицо князя Андрея при этом воспоминании. Кутузов притянул его за руку, подставляя ему щеку, и опять князь Андрей на глазах старика увидал слезы. Хотя князь Андрей и знал, что Кутузов был слаб на слезы и что он теперь особенно ласкает его и жалеет вследствие желания выказать сочувствие к его потере, но князю Андрею и радостно и лестно было это воспоминание об Аустерлице.
– Иди с богом своей дорогой. Я знаю, твоя дорога – это дорога чести. – Он помолчал. – Я жалел о тебе в Букареште: мне послать надо было. – И, переменив разговор, Кутузов начал говорить о турецкой войне и заключенном мире. – Да, немало упрекали меня, – сказал Кутузов, – и за войну и за мир… а все пришло вовремя. Tout vient a point a celui qui sait attendre. [Все приходит вовремя для того, кто умеет ждать.] A и там советчиков не меньше было, чем здесь… – продолжал он, возвращаясь к советчикам, которые, видимо, занимали его. – Ох, советчики, советчики! – сказал он. Если бы всех слушать, мы бы там, в Турции, и мира не заключили, да и войны бы не кончили. Всё поскорее, а скорое на долгое выходит. Если бы Каменский не умер, он бы пропал. Он с тридцатью тысячами штурмовал крепости. Взять крепость не трудно, трудно кампанию выиграть. А для этого не нужно штурмовать и атаковать, а нужно терпение и время. Каменский на Рущук солдат послал, а я их одних (терпение и время) посылал и взял больше крепостей, чем Каменский, и лошадиное мясо турок есть заставил. – Он покачал головой. – И французы тоже будут! Верь моему слову, – воодушевляясь, проговорил Кутузов, ударяя себя в грудь, – будут у меня лошадиное мясо есть! – И опять глаза его залоснились слезами.
– Однако до лжно же будет принять сражение? – сказал князь Андрей.
– До лжно будет, если все этого захотят, нечего делать… А ведь, голубчик: нет сильнее тех двух воинов, терпение и время; те всё сделают, да советчики n'entendent pas de cette oreille, voila le mal. [этим ухом не слышат, – вот что плохо.] Одни хотят, другие не хотят. Что ж делать? – спросил он, видимо, ожидая ответа. – Да, что ты велишь делать? – повторил он, и глаза его блестели глубоким, умным выражением. – Я тебе скажу, что делать, – проговорил он, так как князь Андрей все таки не отвечал. – Я тебе скажу, что делать и что я делаю. Dans le doute, mon cher, – он помолчал, – abstiens toi, [В сомнении, мой милый, воздерживайся.] – выговорил он с расстановкой.
– Ну, прощай, дружок; помни, что я всей душой несу с тобой твою потерю и что я тебе не светлейший, не князь и не главнокомандующий, а я тебе отец. Ежели что нужно, прямо ко мне. Прощай, голубчик. – Он опять обнял и поцеловал его. И еще князь Андрей не успел выйти в дверь, как Кутузов успокоительно вздохнул и взялся опять за неконченный роман мадам Жанлис «Les chevaliers du Cygne».
Как и отчего это случилось, князь Андрей не мог бы никак объяснить; но после этого свидания с Кутузовым он вернулся к своему полку успокоенный насчет общего хода дела и насчет того, кому оно вверено было. Чем больше он видел отсутствие всего личного в этом старике, в котором оставались как будто одни привычки страстей и вместо ума (группирующего события и делающего выводы) одна способность спокойного созерцания хода событий, тем более он был спокоен за то, что все будет так, как должно быть. «У него не будет ничего своего. Он ничего не придумает, ничего не предпримет, – думал князь Андрей, – но он все выслушает, все запомнит, все поставит на свое место, ничему полезному не помешает и ничего вредного не позволит. Он понимает, что есть что то сильнее и значительнее его воли, – это неизбежный ход событий, и он умеет видеть их, умеет понимать их значение и, ввиду этого значения, умеет отрекаться от участия в этих событиях, от своей личной волн, направленной на другое. А главное, – думал князь Андрей, – почему веришь ему, – это то, что он русский, несмотря на роман Жанлис и французские поговорки; это то, что голос его задрожал, когда он сказал: „До чего довели!“, и что он захлипал, говоря о том, что он „заставит их есть лошадиное мясо“. На этом же чувстве, которое более или менее смутно испытывали все, и основано было то единомыслие и общее одобрение, которое сопутствовало народному, противному придворным соображениям, избранию Кутузова в главнокомандующие.


После отъезда государя из Москвы московская жизнь потекла прежним, обычным порядком, и течение этой жизни было так обычно, что трудно было вспомнить о бывших днях патриотического восторга и увлечения, и трудно было верить, что действительно Россия в опасности и что члены Английского клуба суть вместе с тем и сыны отечества, готовые для него на всякую жертву. Одно, что напоминало о бывшем во время пребывания государя в Москве общем восторженно патриотическом настроении, было требование пожертвований людьми и деньгами, которые, как скоро они были сделаны, облеклись в законную, официальную форму и казались неизбежны.
С приближением неприятеля к Москве взгляд москвичей на свое положение не только не делался серьезнее, но, напротив, еще легкомысленнее, как это всегда бывает с людьми, которые видят приближающуюся большую опасность. При приближении опасности всегда два голоса одинаково сильно говорят в душе человека: один весьма разумно говорит о том, чтобы человек обдумал самое свойство опасности и средства для избавления от нее; другой еще разумнее говорит, что слишком тяжело и мучительно думать об опасности, тогда как предвидеть все и спастись от общего хода дела не во власти человека, и потому лучше отвернуться от тяжелого, до тех пор пока оно не наступило, и думать о приятном. В одиночестве человек большею частью отдается первому голосу, в обществе, напротив, – второму. Так было и теперь с жителями Москвы. Давно так не веселились в Москве, как этот год.
Растопчинские афишки с изображением вверху питейного дома, целовальника и московского мещанина Карпушки Чигирина, который, быв в ратниках и выпив лишний крючок на тычке, услыхал, будто Бонапарт хочет идти на Москву, рассердился, разругал скверными словами всех французов, вышел из питейного дома и заговорил под орлом собравшемуся народу, читались и обсуживались наравне с последним буриме Василия Львовича Пушкина.
В клубе, в угловой комнате, собирались читать эти афиши, и некоторым нравилось, как Карпушка подтрунивал над французами, говоря, что они от капусты раздуются, от каши перелопаются, от щей задохнутся, что они все карлики и что их троих одна баба вилами закинет. Некоторые не одобряли этого тона и говорила, что это пошло и глупо. Рассказывали о том, что французов и даже всех иностранцев Растопчин выслал из Москвы, что между ними шпионы и агенты Наполеона; но рассказывали это преимущественно для того, чтобы при этом случае передать остроумные слова, сказанные Растопчиным при их отправлении. Иностранцев отправляли на барке в Нижний, и Растопчин сказал им: «Rentrez en vous meme, entrez dans la barque et n'en faites pas une barque ne Charon». [войдите сами в себя и в эту лодку и постарайтесь, чтобы эта лодка не сделалась для вас лодкой Харона.] Рассказывали, что уже выслали из Москвы все присутственные места, и тут же прибавляли шутку Шиншина, что за это одно Москва должна быть благодарна Наполеону. Рассказывали, что Мамонову его полк будет стоить восемьсот тысяч, что Безухов еще больше затратил на своих ратников, но что лучше всего в поступке Безухова то, что он сам оденется в мундир и поедет верхом перед полком и ничего не будет брать за места с тех, которые будут смотреть на него.