Баварская народная партия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Баварская народная партия
Bayerische Volkspartei; BVP
Лидер:

Генрих Хельд

Дата основания:

12 ноября 1918

Дата роспуска:

4 июля 1933

Идеология:

христианская демократия, консерватизм, регионализм

К:Политические партии, основанные в 1918 году

К:Исчезли в 1933 году Баварская народная партия (нем. Bayerische Volkspartei; BVP) — консервативная католическая партия, самая влиятельная политическая сила Баварии в период Веймарской республики. Выражала интересы крестьянства и в целом сельских жителей, средней буржуазии и части промышленных кругов.





История

Баварская народная партия была создана на базе баварского отделения католической Партии Центра 12 ноября 1918 года в Регенсбурге Георгом Геймом (руководитель баварского католического крестьянского движения) и Генрихом Хельдом (лидер фракции центристов в баварском парламенте). С 1919 по 1933 годы Баварская народная партия была самой влиятельной политической силой в Баварии, неизменно входя во все провинциальные правительства. Её представители трижды становились премьер-министрами Баварии:

В 1929—1933 председателем партии (но не лидером) был Фриц Шеффер.

В первых в веймарской Германии федеральных выборах 19 января 1919 года Баварская народная партия участвовала вместе с Партией Центра, сформировав в Национальном собрании единую депутатскую группу. Позднее отношения партий ухудшились и они нередко конкурировали друг с другом на выборах. Так, на президентских выборах 1925 года в первом туре обе партии выдвинули своих кандидатов (кандидат БНП Г. Хельд набрал 3,75 % голосов), а во втором туре Баварская народная партия вошла в «Имперский блок», поддержавший Пауля фон Гинденбурга, а Партия Центра стала одним из основателей «Народного блока», который выдвинул Вильгельма Маркса. Только в 1927 году обе католические партии вновь стали сближаться.

На федеральных выборах в период с 1920 по 1932 годы Баварская народная партия получала от 31,6 до 39,4 % голосов баварских избирателей, что обеспечивало партии от 3,0 до 4,3 % голосов от всех избирателей Германии. После начала Великой депрессии и роста популярности НСДАП в начале 1930-х годов в отличие от других буржуазных партий (например Национальной народной, Народной и демократов) Баварская народная смогла избежать резкого падения популярности, благодаря тому, что основу её электората составляли консервативно настроенные сельчане-католики, менее восприимчивые к нацистской пропаганде и отличающиеся повышенной лояльностью.

После захвата власти нацистской партией и начала политики гляйхшальтунг, захвата контроля над общественными и политическими процессами в жизни государства и общества, Баварская народная партия была распущена 4 июля 1933 года.

Идеология

В отличие от общегерманской Партии Центра баварские центристы традиционно занимали более консервативные позиции, в частности в оценке Ноябрьской революции. Важной для партии также была защита интересов Баварии, в связи с чем делался акцент на построении федеративного государства в Германии. Хотя в целом партия признавала Веймарскую конституцию, в ней, как и во всей земле, существовали антиреспубликанские настроения, особенно на правом фланге, что проявлялось, в частности, в желании части членов партии возродить монархию (многие баварцы не принимали свержения династии Виттельсбахов в 1918 году) и в попытках исключить из баварской политики социал-демократов.

Послевоенная Германия

После Второй мировой войны Баварская народная партия, в отличие от родственной ей Партии Центра, не была воссоздана. Её преемниками можно рассматривать основанные в 1946 году консервативно-католический Христианско-социальный союз и консервативно-сепаратистскую Баварскую партию.

Поддержка партии на федеральных выборах и количество мест в Рейхстаге

Количество поданных голосов (%)
<timeline>

ImageSize = width:500 height:200 PlotArea = left:50 right:30 top:25 bottom:30 TimeAxis = orientation:vertical AlignBars = late Colors =

 id:linegrey2 value:gray(0.9)
 id:linegrey value:gray(0.7)
 id:cobar value:rgb(0.2,0.7,0.8)
 id:cobar2 value:rgb(0.6,0.9,0.6)

DateFormat = yyyy Period = from:0 till:45 ScaleMajor = unit:year increment:10 start:0 gridcolor:linegrey ScaleMinor = unit:year increment:5 start:0 gridcolor:linegrey2 PlotData =

 color:cobar width:44 align:left
 bar:1919 from:0 till:35
 bar:1920 from:0 till:39
 bar:05.24 from:0 till:33
 bar:12.24 from:0 till:33
 bar:1928 from:0 till:29
 bar:1930 from:0 till:28
 bar:07.32 from:0 till:29
 bar:11.32 from:0 till:28
 bar:1933 from:0 till:24

PlotData=

 textcolor:black fontsize:S
 bar:1919 at: 35 text: 34,60 shift:(-5,5)
 bar:1920 at: 39 text: 38,86 shift:(-5,5)
 bar:05.24 at: 33 text: 32,70 shift:(-5,5)
 bar:12.24 at: 33 text: 33,10 shift:(-5,5)
 bar:1928 at: 29 text: 27,88 shift:(-5,5)
 bar:1930 at: 28 text: 28,03 shift:(-5,5)
 bar:07.32 at: 29 text: 29,15 shift:(-5,5)
 bar:11.32 at: 28 text: 28,26 shift:(-5,5)
 bar:1933 at: 24 text: 24,21 shift:(-5,5)

</timeline>

Мест в Рейхстаге
<timeline>

ImageSize = width:450 height:200 PlotArea = left:50 right:30 top:25 bottom:30 TimeAxis = orientation:vertical AlignBars = late Colors =

 id:linegrey2 value:gray(0.9)
 id:linegrey value:gray(0.7)
 id:cobar value:rgb(0.2,0.7,0.8)
 id:cobar2 value:rgb(0.6,0.9,0.6)

DateFormat = yyyy Period = from:0 till:25 ScaleMajor = unit:year increment:10 start:0 gridcolor:linegrey ScaleMinor = unit:year increment:5 start:0 gridcolor:linegrey2 PlotData =

 color:cobar width:44 align:left
 bar:1920 from:0 till:20
 bar:05.24 from:0 till:16
 bar:12.24 from:0 till:19
 bar:1928 from:0 till:17
 bar:1930 from:0 till:19
 bar:07.32 from:0 till:19
 bar:11.32 from:0 till:20
 bar:1933 from:0 till:19

PlotData=

 textcolor:black fontsize:S
 bar:1920 at: 21 text: 20 shift:(-5,5)
 bar:05.24 at: 17 text: 16 shift:(-5,5)
 bar:12.24 at: 20 text: 19 shift:(-5,5)
 bar:1928 at: 18 text: 17 shift:(-5,5)
 bar:1930 at: 20 text: 19 shift:(-5,5)
 bar:07.32 at: 20 text: 19 shift:(-5,5)
 bar:11.32 at: 21 text: 20 shift:(-5,5)
 bar:1933 at: 20 text: 19 shift:(-5,5)

</timeline>

Источник: [www.gonschior.de/weimar/Bayern/Uebersicht_RTW.html Der Freistaat Bayern Reichstagswahlen 1919—1933] (нем.)

Поддержка партии на земельных выборах и количество мест в Ландтаге

Количество поданных голосов (%)
<timeline>

ImageSize = width:400 height:200 PlotArea = left:60 right:30 top:25 bottom:30 TimeAxis = orientation:vertical AlignBars = late Colors =

 id:linegrey2 value:gray(0.9)
 id:linegrey value:gray(0.7)
 id:cobar value:rgb(0.2,0.7,0.8)
 id:cobar2 value:rgb(0.6,0.9,0.6)

DateFormat = yyyy Period = from:0 till:50 ScaleMajor = unit:year increment:10 start:0 gridcolor:linegrey ScaleMinor = unit:year increment:5 start:0 gridcolor:linegrey2 PlotData =

 color:cobar width:44 align:left
 bar:1919 from:0 till:35
 bar:1920 from:0 till:39
 bar:1924 from:0 till:33
 bar:1928 from:0 till:32
 bar:1932 from:0 till:33
 bar:1933 from:0 till:27

PlotData=

 textcolor:black fontsize:S
 bar:1919 at: 35 text: 34,99 shift:(-5,5)
 bar:1920 at: 40 text: 39,39 shift:(-5,5)
 bar:1924 at: 33 text: 32,84 shift:(-5,5)
 bar:1928 at: 32 text: 31,57 shift:(-5,5)
 bar:1932 at: 33 text: 32,55 shift:(-5,5)
 bar:1933 at: 28 text: 27,22 shift:(-5,5)

</timeline>

Мест в Ландтаге
<timeline>

ImageSize = width:400 height:200 PlotArea = left:60 right:30 top:25 bottom:30 TimeAxis = orientation:vertical AlignBars = late Colors =

 id:linegrey2 value:gray(0.9)
 id:linegrey value:gray(0.7)
 id:cobar value:rgb(0.2,0.7,0.8)
 id:cobar2 value:rgb(0.6,0.9,0.6)

DateFormat = yyyy Period = from:0 till:70 ScaleMajor = unit:year increment:10 start:0 gridcolor:linegrey ScaleMinor = unit:year increment:5 start:0 gridcolor:linegrey2 PlotData =

 color:cobar width:44 align:left
 bar:1919 from:0 till:66
 bar:1920 from:0 till:65
 bar:1924 from:0 till:46
 bar:1928 from:0 till:46
 bar:1932 from:0 till:45
 bar:1933 from:0 till:30

PlotData=

 textcolor:black fontsize:S
 bar:1919 at: 67 text: 66 shift:(-5,5)
 bar:1920 at: 66 text: 65 shift:(-5,5)
 bar:1924 at: 47 text: 46 shift:(-5,5)
 bar:1928 at: 47 text: 46 shift:(-5,5)
 bar:1932 at: 46 text: 45 shift:(-5,5)
 bar:1933 at: 31 text: 30 shift:(-5,5)

</timeline>

Источник: [www.gonschior.de/weimar/Bayern/Uebersicht_LTW.html Der Freistaat Bayern Landtagswahlen 1919—1933] (нем.)

Известные члены партии

С 1919 по 1923 годы членом Баварской народной партии был Генрих Гиммлер, вспоследствии один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха.

Напишите отзыв о статье "Баварская народная партия"

Примечания

Ссылки

  • Stefan Primbs: [www.historisches-lexikon-bayerns.de/artikel/artikel_44667 Bayerische Volkspartei Correspondenz in: Historisches Lexikon Bayerns]

Отрывок, характеризующий Баварская народная партия

В день отъезда графа, Соня с Наташей были званы на большой обед к Карагиным, и Марья Дмитриевна повезла их. На обеде этом Наташа опять встретилась с Анатолем, и Соня заметила, что Наташа говорила с ним что то, желая не быть услышанной, и всё время обеда была еще более взволнована, чем прежде. Когда они вернулись домой, Наташа начала первая с Соней то объяснение, которого ждала ее подруга.
– Вот ты, Соня, говорила разные глупости про него, – начала Наташа кротким голосом, тем голосом, которым говорят дети, когда хотят, чтобы их похвалили. – Мы объяснились с ним нынче.
– Ну, что же, что? Ну что ж он сказал? Наташа, как я рада, что ты не сердишься на меня. Говори мне всё, всю правду. Что же он сказал?
Наташа задумалась.
– Ах Соня, если бы ты знала его так, как я! Он сказал… Он спрашивал меня о том, как я обещала Болконскому. Он обрадовался, что от меня зависит отказать ему.
Соня грустно вздохнула.
– Но ведь ты не отказала Болконскому, – сказала она.
– А может быть я и отказала! Может быть с Болконским всё кончено. Почему ты думаешь про меня так дурно?
– Я ничего не думаю, я только не понимаю этого…
– Подожди, Соня, ты всё поймешь. Увидишь, какой он человек. Ты не думай дурное ни про меня, ни про него.
– Я ни про кого не думаю дурное: я всех люблю и всех жалею. Но что же мне делать?
Соня не сдавалась на нежный тон, с которым к ней обращалась Наташа. Чем размягченнее и искательнее было выражение лица Наташи, тем серьезнее и строже было лицо Сони.
– Наташа, – сказала она, – ты просила меня не говорить с тобой, я и не говорила, теперь ты сама начала. Наташа, я не верю ему. Зачем эта тайна?
– Опять, опять! – перебила Наташа.
– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.
«Она убежит с ним! думала Соня. Она на всё способна. Нынче в лице ее было что то особенно жалкое и решительное. Она заплакала, прощаясь с дяденькой, вспоминала Соня. Да это верно, она бежит с ним, – но что мне делать?» думала Соня, припоминая теперь те признаки, которые ясно доказывали, почему у Наташи было какое то страшное намерение. «Графа нет. Что мне делать, написать к Курагину, требуя от него объяснения? Но кто велит ему ответить? Писать Пьеру, как просил князь Андрей в случае несчастия?… Но может быть, в самом деле она уже отказала Болконскому (она вчера отослала письмо княжне Марье). Дяденьки нет!» Сказать Марье Дмитриевне, которая так верила в Наташу, Соне казалось ужасно. «Но так или иначе, думала Соня, стоя в темном коридоре: теперь или никогда пришло время доказать, что я помню благодеяния их семейства и люблю Nicolas. Нет, я хоть три ночи не буду спать, а не выйду из этого коридора и силой не пущу ее, и не дам позору обрушиться на их семейство», думала она.


Анатоль последнее время переселился к Долохову. План похищения Ростовой уже несколько дней был обдуман и приготовлен Долоховым, и в тот день, когда Соня, подслушав у двери Наташу, решилась оберегать ее, план этот должен был быть приведен в исполнение. Наташа в десять часов вечера обещала выйти к Курагину на заднее крыльцо. Курагин должен был посадить ее в приготовленную тройку и везти за 60 верст от Москвы в село Каменку, где был приготовлен расстриженный поп, который должен был обвенчать их. В Каменке и была готова подстава, которая должна была вывезти их на Варшавскую дорогу и там на почтовых они должны были скакать за границу.
У Анатоля были и паспорт, и подорожная, и десять тысяч денег, взятые у сестры, и десять тысяч, занятые через посредство Долохова.
Два свидетеля – Хвостиков, бывший приказный, которого употреблял для игры Долохов и Макарин, отставной гусар, добродушный и слабый человек, питавший беспредельную любовь к Курагину – сидели в первой комнате за чаем.
В большом кабинете Долохова, убранном от стен до потолка персидскими коврами, медвежьими шкурами и оружием, сидел Долохов в дорожном бешмете и сапогах перед раскрытым бюро, на котором лежали счеты и пачки денег. Анатоль в расстегнутом мундире ходил из той комнаты, где сидели свидетели, через кабинет в заднюю комнату, где его лакей француз с другими укладывал последние вещи. Долохов считал деньги и записывал.
– Ну, – сказал он, – Хвостикову надо дать две тысячи.
– Ну и дай, – сказал Анатоль.
– Макарка (они так звали Макарина), этот бескорыстно за тебя в огонь и в воду. Ну вот и кончены счеты, – сказал Долохов, показывая ему записку. – Так?
– Да, разумеется, так, – сказал Анатоль, видимо не слушавший Долохова и с улыбкой, не сходившей у него с лица, смотревший вперед себя.
Долохов захлопнул бюро и обратился к Анатолю с насмешливой улыбкой.
– А знаешь что – брось всё это: еще время есть! – сказал он.
– Дурак! – сказал Анатоль. – Перестань говорить глупости. Ежели бы ты знал… Это чорт знает, что такое!
– Право брось, – сказал Долохов. – Я тебе дело говорю. Разве это шутка, что ты затеял?
– Ну, опять, опять дразнить? Пошел к чорту! А?… – сморщившись сказал Анатоль. – Право не до твоих дурацких шуток. – И он ушел из комнаты.
Долохов презрительно и снисходительно улыбался, когда Анатоль вышел.
– Ты постой, – сказал он вслед Анатолю, – я не шучу, я дело говорю, поди, поди сюда.
Анатоль опять вошел в комнату и, стараясь сосредоточить внимание, смотрел на Долохова, очевидно невольно покоряясь ему.
– Ты меня слушай, я тебе последний раз говорю. Что мне с тобой шутить? Разве я тебе перечил? Кто тебе всё устроил, кто попа нашел, кто паспорт взял, кто денег достал? Всё я.
– Ну и спасибо тебе. Ты думаешь я тебе не благодарен? – Анатоль вздохнул и обнял Долохова.
– Я тебе помогал, но всё же я тебе должен правду сказать: дело опасное и, если разобрать, глупое. Ну, ты ее увезешь, хорошо. Разве это так оставят? Узнается дело, что ты женат. Ведь тебя под уголовный суд подведут…
– Ах! глупости, глупости! – опять сморщившись заговорил Анатоль. – Ведь я тебе толковал. А? – И Анатоль с тем особенным пристрастием (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом, повторил то рассуждение, которое он раз сто повторял Долохову. – Ведь я тебе толковал, я решил: ежели этот брак будет недействителен, – cказал он, загибая палец, – значит я не отвечаю; ну а ежели действителен, всё равно: за границей никто этого не будет знать, ну ведь так? И не говори, не говори, не говори!
– Право, брось! Ты только себя свяжешь…
– Убирайся к чорту, – сказал Анатоль и, взявшись за волосы, вышел в другую комнату и тотчас же вернулся и с ногами сел на кресло близко перед Долоховым. – Это чорт знает что такое! А? Ты посмотри, как бьется! – Он взял руку Долохова и приложил к своему сердцу. – Ah! quel pied, mon cher, quel regard! Une deesse!! [О! Какая ножка, мой друг, какой взгляд! Богиня!!] A?