Балашов, Пётр Иванович

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Балашов, Петр Иванович»)
Перейти к: навигация, поиск
Пётр Иванович Балашов
Дата рождения:

1835 (?)

Дата смерти:

12 января 1888(1888-01-12)

Место смерти:

Санкт-Петербург

Подданство:

Российская империя Российская империя

Жанр:

Пейзаж

Учёба:

Императорская Академия художеств

Награды:

Малая серебряная медаль Императорской Академии художеств

Работы на Викискладе

Балашов, Пётр Иванович (1835(?)—12 января 1888, Санкт-Петербург) — русский живописец-пейзажист и гравер.





Биография

В 1852 году поступил в Императорскую Академию художеств в класс гипсовых голов, с 1853 года переведён в класс гипсовых фигур, с 1855 года — в натурный класс, где обучался под руководством профессора пейзажной живописи С. М. Воробьёва. В этом же году впервые принял участие в академической выставке с акварельным пейзажем «Вид из окрестностей С.- Петербурга».[1] В 1858 году удостоен малой серебряной медали Императорской Академии художеств за выставленный пейзаж. В 1859 году закончил обучение в академии в звании неклассного художника.[2]

Работал в должности старшего художника в «Редакции военной хроники» (впоследствии переименованной в «Музеум Главного Интендантского Управления»).

В 1663 году вышел в свет альбом «Собрание видов местностей острова Валаама, рисованных с натуры художником П. И. Балашовым, изданное усердием Валаамского настоятеля игумена Дамаскина с братиею» в котором представлены 26 созданных художником литографических пейзажей острова Валаам и Валаамского монастыря. Некоторыми специалистами данный альбом оценен как «роскошный».[1][3]

В 1867 году удостоен звания классного художника второй степени (за портрет протоиерея И. С. Денисова и за «Вид на острове Валааме»), в 1868 году — классного художника первой степени (за четыре миниатюры дивизии, изображающие 15-ю, 16-ю, 17-ю и 18-ю дивизии для альбома Государя Императора и два портрета: генерал-майора В. В. Штейнгеля и г-на Зворского).[1][4] По другим данным — классный художник первой степени с 1867 года за портрет Денисова.[2][3]

Умер 12 января 1888 года. Был похоронен на Митрофаниевском кладбище Санкт-Петербурга.[5]

Галерея

Напишите отзыв о статье "Балашов, Пётр Иванович"

Примечания

  1. 1 2 3 Л. Н. Печёрина [museum-valamo.narod.ru/index_Balashov_PI.html Художник Петр Иванович Балашов (?-1888)] (рус.) // Свет Валаама : газета. — 2010. — № 12.
  2. 1 2 Балашов, Петр Иванович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  3. 1 2 Д. А. Ровинский. Балашов, Петр Иванович // Подробный словарь русских гравёров XVI—XIX веков, т. 1—2. — СПб., 1895—1899. — Т. 2 Словарь граверов. — С. 46. — 806 с.
  4. [www.antiqinfo.narod.ru/kondakov/kond-016.htm Балашов, Пётр Иванович] // [leb.nlr.ru/fullpage/330181/Юбилейный-справочник-Императорской-Академии-художеств Юбилейный справочник Императорской Академии художеств. 1764-1914] / Сост. С.Н. Кондаков. — СПб.: т-во Р. Голике и А. Вильборг, 1914-1915. — Т. 2 Список русских художников к Юбилейному справочнику Императорской Академии художеств. — С. 11. — 272 с.
  5. [mitrofanievskoe.ru/necropol/view/item/id/182/catid/3 Балашов Петр Иванович на сайте «Митрофаниевское кладбище»]

Литература

  • П. Н. Петров. Материалы по истории Академии Художеств.

Ссылки

  • [www.liveinternet.ru/users/irinka_koch/post217589629 Валаам в живописи. Литографии из альбома видов Валаама П. И. Балашова.]

Отрывок, характеризующий Балашов, Пётр Иванович

– Я ни в чем не беру назад своего слова, – сказал он. – И потом, Соня такая прелесть, что какой же дурак станет отказываться от своего счастия?
– Нет, нет, – закричала Наташа. – Мы про это уже с нею говорили. Мы знали, что ты это скажешь. Но это нельзя, потому что, понимаешь, ежели ты так говоришь – считаешь себя связанным словом, то выходит, что она как будто нарочно это сказала. Выходит, что ты всё таки насильно на ней женишься, и выходит совсем не то.
Ростов видел, что всё это было хорошо придумано ими. Соня и вчера поразила его своей красотой. Нынче, увидав ее мельком, она ему показалась еще лучше. Она была прелестная 16 тилетняя девочка, очевидно страстно его любящая (в этом он не сомневался ни на минуту). Отчего же ему было не любить ее теперь, и не жениться даже, думал Ростов, но теперь столько еще других радостей и занятий! «Да, они это прекрасно придумали», подумал он, «надо оставаться свободным».
– Ну и прекрасно, – сказал он, – после поговорим. Ах как я тебе рад! – прибавил он.
– Ну, а что же ты, Борису не изменила? – спросил брат.
– Вот глупости! – смеясь крикнула Наташа. – Ни об нем и ни о ком я не думаю и знать не хочу.
– Вот как! Так ты что же?
– Я? – переспросила Наташа, и счастливая улыбка осветила ее лицо. – Ты видел Duport'a?
– Нет.
– Знаменитого Дюпора, танцовщика не видал? Ну так ты не поймешь. Я вот что такое. – Наташа взяла, округлив руки, свою юбку, как танцуют, отбежала несколько шагов, перевернулась, сделала антраша, побила ножкой об ножку и, став на самые кончики носков, прошла несколько шагов.
– Ведь стою? ведь вот, – говорила она; но не удержалась на цыпочках. – Так вот я что такое! Никогда ни за кого не пойду замуж, а пойду в танцовщицы. Только никому не говори.
Ростов так громко и весело захохотал, что Денисову из своей комнаты стало завидно, и Наташа не могла удержаться, засмеялась с ним вместе. – Нет, ведь хорошо? – всё говорила она.
– Хорошо, за Бориса уже не хочешь выходить замуж?
Наташа вспыхнула. – Я не хочу ни за кого замуж итти. Я ему то же самое скажу, когда увижу.
– Вот как! – сказал Ростов.
– Ну, да, это всё пустяки, – продолжала болтать Наташа. – А что Денисов хороший? – спросила она.
– Хороший.
– Ну и прощай, одевайся. Он страшный, Денисов?
– Отчего страшный? – спросил Nicolas. – Нет. Васька славный.
– Ты его Васькой зовешь – странно. А, что он очень хорош?
– Очень хорош.
– Ну, приходи скорей чай пить. Все вместе.
И Наташа встала на цыпочках и прошлась из комнаты так, как делают танцовщицы, но улыбаясь так, как только улыбаются счастливые 15 летние девочки. Встретившись в гостиной с Соней, Ростов покраснел. Он не знал, как обойтись с ней. Вчера они поцеловались в первую минуту радости свидания, но нынче они чувствовали, что нельзя было этого сделать; он чувствовал, что все, и мать и сестры, смотрели на него вопросительно и от него ожидали, как он поведет себя с нею. Он поцеловал ее руку и назвал ее вы – Соня . Но глаза их, встретившись, сказали друг другу «ты» и нежно поцеловались. Она просила своим взглядом у него прощения за то, что в посольстве Наташи она смела напомнить ему о его обещании и благодарила его за его любовь. Он своим взглядом благодарил ее за предложение свободы и говорил, что так ли, иначе ли, он никогда не перестанет любить ее, потому что нельзя не любить ее.
– Как однако странно, – сказала Вера, выбрав общую минуту молчания, – что Соня с Николенькой теперь встретились на вы и как чужие. – Замечание Веры было справедливо, как и все ее замечания; но как и от большей части ее замечаний всем сделалось неловко, и не только Соня, Николай и Наташа, но и старая графиня, которая боялась этой любви сына к Соне, могущей лишить его блестящей партии, тоже покраснела, как девочка. Денисов, к удивлению Ростова, в новом мундире, напомаженный и надушенный, явился в гостиную таким же щеголем, каким он был в сражениях, и таким любезным с дамами и кавалерами, каким Ростов никак не ожидал его видеть.


Вернувшись в Москву из армии, Николай Ростов был принят домашними как лучший сын, герой и ненаглядный Николушка; родными – как милый, приятный и почтительный молодой человек; знакомыми – как красивый гусарский поручик, ловкий танцор и один из лучших женихов Москвы.
Знакомство у Ростовых была вся Москва; денег в нынешний год у старого графа было достаточно, потому что были перезаложены все имения, и потому Николушка, заведя своего собственного рысака и самые модные рейтузы, особенные, каких ни у кого еще в Москве не было, и сапоги, самые модные, с самыми острыми носками и маленькими серебряными шпорами, проводил время очень весело. Ростов, вернувшись домой, испытал приятное чувство после некоторого промежутка времени примеривания себя к старым условиям жизни. Ему казалось, что он очень возмужал и вырос. Отчаяние за невыдержанный из закона Божьего экзамен, занимание денег у Гаврилы на извозчика, тайные поцелуи с Соней, он про всё это вспоминал, как про ребячество, от которого он неизмеримо был далек теперь. Теперь он – гусарский поручик в серебряном ментике, с солдатским Георгием, готовит своего рысака на бег, вместе с известными охотниками, пожилыми, почтенными. У него знакомая дама на бульваре, к которой он ездит вечером. Он дирижировал мазурку на бале у Архаровых, разговаривал о войне с фельдмаршалом Каменским, бывал в английском клубе, и был на ты с одним сорокалетним полковником, с которым познакомил его Денисов.