Баратынский, Евгений Абрамович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Евгений Баратынский
Дата рождения:

7 (19) марта 1800(1800-03-19)

Место рождения:

село Вяжля, Кирсановский уезд, Тамбовская губерния, Российская империя

Дата смерти:

29 июня (11 июля) 1844(1844-07-11) (44 года)

Место смерти:

Неаполь, Королевство Обеих Сицилий

Род деятельности:

поэт, переводчик

Язык произведений:

русский

Подпись:

[az.lib.ru/b/baratynskij_e_a/ Произведения на сайте Lib.ru]

Евге́ний Абра́мович Бараты́нский (Бораты́нский[1][* 1]; 7 [19] марта 1800[4][5][6][7][8][* 2], село Вяжля Кирсановского уезда Тамбовской губернии — 29 июня [11 июля1844, Неаполь) — русский поэт, переводчик[10]. Одна из самых ярких и в то же время загадочных и недооценённых фигур русской литературы[11].





Детство и юность

Евгений Баратынский происходил из польского шляхетского рода Боратынских[12][13][14], в конце XVII века выехавшего в Россию. Боратынский — фамилия от замка Боратынь[15] в Галиции[16][17].

Дед поэта, Андрей Васильевич Баратынский (ок. 1738—1813) — помещик, титулярный советник; в молодости служил (от чина рядового до поручика) в полку Смоленской шляхты. Бабушка — Авдотья Матвеевна, урождённая Яцына (или Яцинина), дочь помещика села Подвойского, перешедшего в семью Баратынских как приданое[18].

Отец, Абрам Андреевич Баратынский (1767—1810) — отставной генерал-лейтенант, участник Русско-шведской войны (1788—1790), состоял в свите императора Павла Первого, был командиром Лейб-гвардии Гренадерского полка и инспектором Эстляндской дивизии[18]. Мать, Александра Фёдоровна (урождённая Черепанова; 1776—1852) — дочь коменданта Петропавловской крепости Фёдора Степановича Черепанова (ум. до 1812) и его супруги Авдотьи Сергеевны (ок. 1746 — ок. 1814); выпускница Смольного института, фрейлина императрицы Марии Фёдоровны[15]. В 1796 году Абраму Андреевичу и его брату Богдану Андреевичу Павел I пожаловал большое поместье с двумя тысячами душ[15] — Вяжля, в Кирсановском уезде Тамбовской губернии; где и родился будущий поэт[9].

В марте 1804 года Абрам Андреевич с женой и детьми перебрался из села Вяжля во вновь отстроенное имение Мара, неподалёку в Кирсановском уезде[19]. В усадьбе Мара проходило раннее детство Баратынского[2].

Дядькой у Евгения был итальянец Джьячинто Боргезе, поэтому мальчик рано познакомился с итальянским языком. Также владел французским[15], принятым в доме Баратынских, — писал на французском письма с восьми лет. В 1808[2] году[* 3] Баратынского отдали в частный немецкий пансион в Петербурге для подготовки к поступлению в Пажеский корпус, там он познакомился[20] с немецким языком[2].

В 1810 году умер Абрам Андреевич, и воспитанием Евгения занималась мать[2], умная, добрая, энергичная, но и несколько деспотичная женщина, — от её гиперлюбви поэт страдал до самой женитьбы[15].

В конце декабря[15] 1812 года Баратынский поступил в Пажеский корпус[21] — самое престижное учебное заведение Российской империи, имевшее целью предоставить сыновьям знатных дворянских фамилий возможность достижения военных чинов I—III класса[22]. В письмах матери Евгений писал о своём желании посвятить себя военно-морской службе[15].

До весны 1814 года всё обстояло благополучно. Потом успеваемость и поведение Баратынского становятся неровными[15]. Внутреннее сопротивление корпусным порядкам приводит его к оставлению весной 1814 на второй год[15].

Компания товарищей, в которую попал Баратынский в корпусе, развлекалась весёлыми проделками, досаждая начальникам и преподавателям, создав под влиянием «Разбойников» Шиллера «Общество мстителей»[23].

Мысль не смотреть ни на что, свергнуть с себя всякое принуждение меня восхитила; радостное чувство свободы волновало мою душу…[23]

В конце концов, в феврале 1816 года расшалившиеся подростки украли из бюро отца одного из соучастников (он сам предоставил ключ) пятьсот рублей и черепаховую табакерку в золотой оправе, накупили сладостей[15][18].

Это происшествие привело к исключению Баратынского из корпуса, к изменению всей линии жизни и к тяжёлой психотравме, отразившейся на его стихах: одно из драгоценных свойств его поэзии — особый призвук тайной печали[24].

После исключения из корпуса шестнадцатилетнему Баратынскому было запрещено поступать на государственную службу, кроме военной солдатом[15][2]. Покинув столицу, Баратынский несколько лет жил или с матерью в Маре, или у дяди, брата отца, отставного вице-адмирала Богдана Андреевича Баратынского, в Смоленской губернии, в селе Подвойском[15].

В деревне дяди Баратынский нашёл небольшое общество весёлой молодёжи[2][15], начал писать стихи (интерес к литературному творчеству появился у него ещё в Пажеском корпусе)[2]. Подобно многим другим людям того времени он писал французские куплеты, но до нас дошли и русские стихи от 1817 года (по словам В. Я. Брюсова, ещё слабые)[2].

Военная служба

В начале 1819 года Баратынский поступил рядовым в Лейб-гвардии Егерский полк[25].

Один раз меня поставили на часы во дворец во время пребывания в нём покойного государя императора Александра Павловича. Видно, ему доложили, кто стоит на часах: он подошёл ко мне, спросил фамилию, потрепал по плечу и изволил ласково сказать: «Послужи!»[26].

Приятель по корпусу Креницын[23][* 4] познакомил Баратынского с бароном Дельвигом. Как дворянин Баратынский имел бо́льшую свободу, чем простые нижние чины. Вне службы ходил во фраке, жил не в общей казарме. С Дельвигом они сняли небольшую квартирку и на пару сочинили стихотворение:

Там, где Семёновский полк, в пятой роте, в домике низком,
Жил поэт Боратынский с Дельвигом, тоже поэтом.
Тихо жили они, за квартиру платили немного,
В лавочку были должны, дома обедали редко…

Егерский полк в то время занимал Семёновские казармы на Звенигородской улице (позже названные Староегерскими)[27].

Через Дельвига Баратынский быстро сошёлся и с Пушкиным[2]. По словам Вяземского,

это была забавная компания: высокий, нервный, склонный к меланхолии Баратынский, подвижный, невысокий Пушкин и толстый вальяжный Дельвиг.

Тогда это были просто талантливые, беспокойные юноши, которые всё время говорили о поэзии, и каждый искал в ней свой путь[28].

Пушкин, Дельвиг, Баратынский — русской музы близнецы.

Пётр Вяземский

Баратынский познакомился с Кюхельбекером (Кюхлей)[2], Гнедичем и другими литераторами, начал печататься: послания «К Креницину», «Дельвигу», «К Кюхельбекеру», элегии, мадригалы, эпиграммы. Он посещал дружеские поэтические вечера (позже описанные в «Пирах»), салон Пономарёвой, литературные «среды» Плетнёва, «субботы» Жуковского[23].

К 1819 году Баратынский вполне овладел поэтической техникой. Его стихотворения стали приобретать то «необщее выражение», которое впоследствии он сам признавал главным достоинством своей поэзии[2]. Своими лирическими произведениями Баратынский быстро занял видное место среди поэтов-«романтиков».

В январе 1820 года Баратынский был произведён в унтер-офицеры и переведён из гвардии в Нейшлотский пехотный полк, стоявший в Финляндии в укреплении Кюмени[* 5] и окрестностях[2]. Полком командовал подполковник[* 6] Георгий Алексеевич Лутковский — родственник Баратынского[* 7].

Жизнь в Финляндии, среди суровой природы и вдали от общества, усилила романтический характер поэзии Баратынского, придав ей сосредоточенно-элегическое настроение. Финляндские впечатления вылились в нескольких его лучших лирических стихотворениях («Финляндия», «Водопад»). С особенной яркостью отразились они в первой поэме Баратынского «Эда»[2] (1826), о которой Пушкин писал:

…произведение, замечательное своей оригинальной простотой, прелестью рассказа, живостью красок и очерком характеров, слегка, но мастерски означенных.

Первоначально Баратынский вёл в Финляндии спокойную, размеренную жизнь. Его общество ограничивалось двумя-тремя офицерами, которых он встречал у полкового командира[2]. Баратынский живёт на правах близкого человека в доме Лутковского, дружит с командиром роты Николаем Коншиным, пишущим стихи[* 8], имеет возможность съездить в Петербург, его тяготит не служба, а противоречивость положения, в котором он оказался. Баратынский ожидает перемены судьбы, которую может принести офицерский чин[23].

Позже он подружился с адъютантами генерал-губернатора Финляндии А. А. Закревского Николаем Путятой и Александром Мухановым[2]. Путята, дружба с которым сохранилась у Баратынского на всю жизнь, описал внешний облик поэта, каким он увидел его впервые: "Он был худощав, бледен, и черты его выражали глубокое уныние"[2].

В период службы в Финляндии Баратынский продолжает печататься. Его стихи выходят в альманахе Бестужева и Рылеева «Полярная Звезда»[30]. Поэтов-декабристов не вполне устраивали стихи Баратынского, так как в них отсутствовала социальная тематика и чувствовалось влияние классицизма. Вместе с тем самобытность Баратынского не вызывала сомнений. Рано проявившаяся склонность к изощрённому анализу душевной жизни доставила Баратынскому славу тонкого и проницательного «диалектика»[23].

Осенью 1824 года, благодаря ходатайству Путяты, Баратынский получил разрешение состоять при корпусном штабе генерала Закревского в Гельсингфорсе. Там Баратынский окунулся в бурную светскую жизнь[31]. Он увлекается женой генерала Аграфеной Закревской, у которой позже был роман и с Пушкиным[2][32]. Эта страсть принесла Баратынскому много мучительных переживаний. Образ Закревской в его стихах отразился неоднократно — прежде всего в образе Нины, главной героини поэмы «Бал», а также в стихотворениях: «Мне с упоением заметным», «Фея», «Нет, обманула вас молва», «Оправдание», «Мы пьём в любви отраву сладкую», «Я безрассуден, и не диво…», «Как много ты в немного дней»[2]. В письме к Путяте Баратынский пишет:

Спешу к ней. Ты будешь подозревать, что я несколько увлечён: несколько, правда; но я надеюсь, что первые часы уединения возвратят мне рассудок. Напишу несколько элегий и засну спокойно[2].

И тут же писал:

Какой несчастный плод преждевременной опытности — сердце, жадное страсти, но уже неспособное предаваться одной постоянной страсти и теряющееся в толпе беспредельных желаний! Таково положение М. и моё[2].

Из Гельсингфорса Баратынский должен был вернуться в полк в Кюмень. Туда весной 1825 года Путята привёз ему приказ о производстве в офицеры. По словам Путяты, Баратынского это «очень обрадовало и оживило»[2].

В конце мая Баратынский из Роченсальма заказывал в Гельсингфорсе через Муханова голубые эполеты с вышитой шифровкой «23» (номер дивизии). Вскоре Нейшлотский полк был назначен в Петербург для несения караульной службы. Полк выступил в поход и 10 июня был в столице[26] — прапорщик Баратынский возобновил свои литературные знакомства[2].

В сентябре Баратынский возвращается с полком в Кюмень. Он съездил ненадолго в Гельсингфорс и, получив известие о болезни матери[26], 30 сентября 1825 года уехал в отпуск в Москву. В Финляндию Баратынский больше не вернулся[23][26].

Из письма Баратынского Путяте известно, что ещё в ноябре 1825 года из-за болезни матери Баратынский был намерен перевестись в один из полков, стоявших в Москве[33]. 13 ноября в доме Мухановых[* 9] Баратынский познакомился с Денисом Давыдовым, который убедил его выходить в отставку, предлагая своё участие. 10 декабря Давыдов писал Закревскому с просьбой, в случае прошения от Баратынского, решить без промедления[26].

31 января 1826 года, уладив дело посредством почты[26], Баратынский вышел в отставку[23].

Поэт

В Москве Баратынского ждут тяготы освоения светской жизни[23]. Он пишет Путяте:

Сердце моё требует дружбы, а не учтивостей, и кривлянье благорасположенья рождает во мне тяжёлое чувство… Москва для меня новое изгнание[23].

Денис Давыдов ввёл Баратынского в дом своего родственника отставного[33] генерал-майора Льва Николаевича Энгельгардта (Давыдов был женат на племяннице генерала Софье Николаевне Чирковой). Вскоре Баратынский женился на старшей дочери Энгельгардта Анастасии (1804—1860[33]). Венчание состоялось 9 июня 1826 года[2] в церкви Харитония в Огородниках. Его жена не считалась красавицей[24], но была умна, имела тонкий вкус. Её нервный характер доставлял много страданий Баратынскому и способствовал тому, что многие друзья от него отдалились[2].

Известность Баратынского началась после издания в 1826 году его поэм «Эда» и «Пиры» (одной книжкой, с предисловием автора) и первого собрания лирических стихотворений в 1827 году — итог первой половины его творчества[* 10]. В 1828 году вышла поэма «Бал»[* 11], в 1831 году — «Наложница» («Цыганка»)[2].

Поэмы отличались замечательным мастерством формы и выразительностью изящного стиха, не уступающего пушкинскому[34]. Их было принято ставить ниже лирических стихотворений Пушкина, однако по современному мнению Александра Кушнера, написанные раньше «Пиры» Баратынского «опередили на полшага „Евгения Онегина“»[35]. Кушнер отмечает необыкновенно живой, лёгкий и «правильный» слог в «Пирах», от которого Баратынский потом намеренно отойдёт[36].

Муза

Не ослеплён я Музою моею:
Красавицей её не назовут
И юноши, узрев её, за нею
Влюбленною толпой не побегут.
Приманивать изысканным убором,
Игрою глаз, блестящим разговором,
Ни склонности у ней, ни дара нет;
Но поражён бывает мельком свет
Её лица необщим выраженьем,
Её речей спокойной простотой;
И он, скорей чем едким осужденьем,
Её почтит небрежной похвалой.

Евгений Баратынский, 1830 г.

Баратынский был общим молчаливым согласием признан одним из лучших поэтов своего времени и стал желанным вкладчиком лучших журналов и альманахов, несмотря на то, что критика отнеслась к его стихам поверхностно[2][37]. Литературные враги кружка Пушкина (журнал «Благонамеренный» и др.) нападали на якобы «преувеличенный романтизм Баратынского»[2]. В то же время, в поэме «Эда» часть современников не нашла ожидаемого «высокого романтического содержания» и «высокого романтического героя»[38].

Брак принёс Баратынскому материальное благополучие и прочное положение в московском свете[33]. В семейной жизни постепенно сгладилось всё, что было в нём буйного, мятежного[2]. В 1828 году он писал Путяте:

Живу тихо, мирно, счастлив моею семейственною жизнью, но… Москва мне не по сердцу. Вообрази, что я не имею ни одного товарища, ни одного человека, которому мог бы сказать: помнишь? с кем мог бы потолковать нараспашку…[23]

В 1828 году Баратынский поступил на гражданскую службу в Межевую канцелярию[2] с чином коллежского регистратора (соответствовал его армейскому чину прапорщика), в 1830 году получил следующий чин губернского секретаря, в 1831 вышел в отставку[39][40][41] и больше не служил — занимался управлением имениями и поэзией.

В Москве Баратынский сошёлся с князем Петром Вяземским[33], с кружком московских литераторов: Иваном Киреевским, Николаем Языковым, Алексеем Хомяковым, Сергеем Соболевским, Николаем Павловым[2]. Но общается Баратынский преимущественно с Вяземским, иногда бывает в салоне Зинаиды Волконской, печатается в альманахе Дельвига «Северные Цветы» и журнале Полевого «Московский Телеграф»[33].

В 1831 году Киреевский предпринял издание журнала «Европеец»[2]. Баратынский написал для него, между прочим, рассказ «Перстень» и драму[20][* 12]. Также готовился вести в «Европееце» полемику с журналами. Когда «Европеец» был запрещён, Баратынский писал Киреевскому:

Я вместе с тобой лишился сильного побуждения к трудам словесным… Что делать!.. Будем мыслить в молчании и оставим литературное поприще Полевым и Булгариным[20].

К работе над прозой подталкивал Баратынского Вяземский, при поддержке Киреевского. Однако дальнейшие, после «Перстня», опыты Баратынского в прозе не были доведены до конца и остались неизвестны[20].

После запрещения «Европейца» и до 1835 года Баратынским было написано всего несколько стихотворений (напечатано только два, в альманахе Смирдина «Новоселье» в 1833 году). В это время Баратынский редактирует старое, готовит свои стихи к изданию[20].

В 1835 году вышло второе издание стихотворений Евгения Баратынского в двух частях[2]. Издание представлялось Баратынскому как итог его литературной работы. Он думает, что больше уже ничего не напишет[20].

После подавления восстания декабристов Баратынский, в отличие от Пушкина, считает невозможной для поэта близость к власти и участие в государственной политике[35]. Уйдя в частную жизнь, он жил то в Москве, то в своём подмосковном имении Мураново (приданое жены), то в Казани, много занимался хозяйством[2]. По переписке Боратынского конца 30-х — начала 40-х годов о нём создаётся впечатление, как о рачительном хозяине и заботливом отце. В Мураново он построил дом, переоборудовал мельницу, завёл лесопилку, насадил новый лес. Анастасия Львовна родила ему девятерых детей[42].

Изредка он ездил в Петербург, где в 1839 году познакомился с Михаилом Лермонтовым[2], не придав этому значения[43][44]. В обществе был ценим как интересный и иногда блестящий собеседник[2][45].

Баратынскому были свойственны неумение и нежелание производить впечатление, быть в центре внимания, застенчивость, отсутствие заботы о своей биографии и эффектном поведении[24]. Внутреннее целомудрие и сдержанность выгодно отличали его от других авторов, громко заявляющих о своих правах[38]. Вяземский вспоминал о Баратынском:

Едва ли можно было встретить человека умнее его, но ум его не выбивался с шумом и обилием…[35]

Придя окончательно к убеждению, что «в свете нет ничего дельнее поэзии»[2], Баратынский тем не менее писал мало. Он долго работал над своими стихотворениями и часто коренным образом переделывал уже опубликованные[2].

В поэзии Баратынского 30-х годов появляются новые черты. Он часто обращается к архаизмам, к опыту поэтов не карамзинской традиции, стихи его становятся более риторичными, торжественно-скорбными[46]. Печать лиризма, свойственного русской элегии 1810—1820-х годов, нежный, трогательный тон, весомые эмоциональные эпитеты позднее были отброшены. Неторопливость лирических жалоб сменилась лапидарностью, придающей некоторую сухость самому переживанию[45].

Теперь Баратынский борется с той «лёгкостью», накатанностью поэтического стиля, для которых так много сделал вместе с Пушкиным в начале 20-х годов[35]. В поздних редакциях появились и точные детали, в первой редакции «Финляндии» (1820) нет начальных строк о «гранитных расселинах» — были «гранитные пустыни»[45]. Сравнение окончательной редакции «Эды» («Стихотворения Евгения Баратынского», 1835), с первоначальной (1826) показывает последовательное стремление поэта отойти от романтической коллизии, стремление к прозаизации, к совершенной простоте[38]. Современники, в основном, не оценили этой работы и досадовали на Баратынского за то, что он лишал свои ранние стихотворения привычной лирической окраски[45].

Будучи истинным поэтом, Баратынский не был по сути литератором. Для того, чтобы писать что-либо, кроме стихов, ему нужна была внешняя причина. Так, по дружбе к юному Андрею Муравьёву он сделал прекрасный разбор сборника его стихов «Таврида»[2] («Московский телеграф», 1827), в котором высказал соображения, звучащие как собственный творческий принцип:

Истинные поэты потому именно так редки, что им должно обладать в то же время свойствами, совершенно противоречащими друг другу: пламенем воображения творческого и холодом ума поверяющего. Что касается до слога, то надобно помнить, что мы для того пишем, чтобы передавать друг другу свои мысли; если мы выражаемся неточно, нас понимают ошибочно или вовсе не понимают: для чего ж писать?..[23]

Затронутый критикой своей поэмы «Наложница», Баратынский написал «антикритику», в которой также есть мысли о поэзии и искусстве вообще[2].

Люди, лично знавшие Баратынского, говорили, что его стихи далеко не вполне «высказывают тот мир изящнаго, который он носил в глубине души своей».

Излив свою задушевную мысль в дружеском разговоре, живом, разнообразном, невероятно-увлекательном, исполненном счастливых слов и многозначительных мыслей, Баратынский часто довольствовался живым сочувствием своего близкого круга, не заботясь о возможно-далёких читателях[2].

В сохранившихся письмах Баратынского немало острых критических замечаний о современных ему литераторах, которые он никогда не пытался напечатать. Интересны замечания Баратынского о том, что он считал слабым или несовершенным у Пушкина. Впоследствии это дало основания некоторым авторам к обвинению Баратынского в зависти к Пушкину[2][* 13].

Чудовищные обвинения в сальеризме, в зависти к Пушкину, предъявленные Баратынскому посмертно недобросовестными любителями скользких предположений, могли возникнуть только потому, что пошлость всегда опирается на собственный опыт и не способна и не хочет понять истинных причин и побуждений[35].

Александр Кушнер

Предполагается, что в стихотворении «Осень» Баратынский имел в виду Пушкина, когда говорил о «буйственно несущемся урагане», которому всё в природе откликается, сравнивая с ним «глас, пошлый глас, вещатель общих дум», и в противоположность этому «вещателю общих дум» указывал, что «не найдёт отзыва тот глагол, что страстное земное перешёл»[2].

Известие о смерти Пушкина застало Баратынского в Москве в те дни, когда он работал над «Осенью». Баратынский бросил стихотворение, и оно осталось незавершённым[2].

«Сумерки»

Пишущему свойственно стремление к максимальному числу читателей. Баратынский же не претендует на всеохватность своего воздействия. Ему не нужен «широкий читатель» — достаточно «своего»[38]. В незаконченной статье Пушкина «Баратынский» есть такие слова:

Он шёл своею дорогой один и независим[38].

Отказ от «общих вопросов» в пользу «исключительного существования» вёл Баратынского к неизбежному внутреннему одиночеству и творческой изоляции. Последние его годы ознаменованы нарастающим одиночеством в литературе, конфликтом как с давними оппонентами пушкинского круга (литераторами вроде Полевого и Булгарина), так и с нарождавшимися западниками и славянофилами (редакция журнала «Москвитянин») — тем и другим Баратынский посвящал едкие эпиграммы[48]. Нелёгкий, «разборчивый», взыскательный характер и особые творческие задачи поставили Баратынского в обособленное положение и в жизни, и в литературе: «стал для всех чужим и никому не близким» (Николай Гоголь)[23].

Рубежом здесь является 1837 год — год утраты Баратынским последних иллюзий и окончательного разочарования в российской современности. Баратынский отходит от участия в литературной жизни, замыкается в Мураново, в письмах он пишет о желании поехать в Европу[49]. За весь 1838 год им написано только двадцать стихотворных строк[35].

В 1842 Баратынский издал свой последний, самый сильный сборник стихов — «Сумерки», который называют первой в русской литературе «книгой стихов» или «авторским циклом» в новом понимании, что будет характерно уже для поэзии начала XX века. «Сумерки» композиционно выстроены — каждое последующее стихотворение вытекает из предыдущего, внося в общее поэтическое повествование свои оттенки[46].

Это издание привело к новому удару судьбы, от которого страдавший от равнодушия и непонимания Баратынский оправиться уже не смог[35].

На фоне и вообще пренебрежительного тона критики на сборник удар нанёс Белинский[2], «прогрессистские воззрения которого на литературу, — по мнению Максима Амелина, — намутили много воды и отвратили от истинной поэзии несколько поколений читателей»[42]. Ни много ни мало Белинский заключил в рецензии на «Сумерки», что Баратынский в своих стихах восстал против науки и просвещения[2]. Имелись в виду следующие строки:

Век шествует путём своим железным;

В сердцах корысть, и общая мечта

Час от часу насущным и полезным

Отчётливей, бесстыдней занята.

Исчезнули при свете просвещенья

Поэзии ребяческие сны,

И не о ней хлопочут поколенья,

Промышленным заботам преданы.

Из стихотворения «Последний поэт»

Когда твой голос, о поэт,

Смерть в высших звуках остановит,

Когда тебя во цвете лет

Нетерпеливый рок уловит, —


Кого закат могучих дней

Во глубине сердечной тронет?

Кто в отзыв гибели твоей

Стеснённой грудию восстонет,


И тихий гроб твой посетит,

И, над умолкшей Аонидой

Рыдая, пепел твой почтит

Нелицемерной панихидой?


Никто! — но сложится певцу

Канон намеднишним Зоилом,

Уже кадящим мертвецу,

Чтобы живых задеть кадилом.

Евгений Баратынский, 1843 г.

Это было больше, чем глупостью. Заключение Белинского сопровождалось намеренным оскорблением поэта тоном, манерой, уничижительными сопоставлениями[35].

По мнению Александра Кушнера, Белинский был повинен в ранней смерти Баратынского, походя «убив» его словом не только в переносном смысле[35]. «Раненый» Баратынский ответил Белинскому стихотворением «На посев леса»[2]:

…Велик господь! Он милосерд, но прав:

Нет на земле ничтожного мгновенья;

Прощает Он безумию забав,

Но никогда пирам злоумышленья.


Кого измял души моей порыв,

Тот вызвать мог меня на бой кровавой;

Но подо мной, сокрытый ров изрыв,

Свои рога венчал он падшей славой!..

Против Белинского также направлено стихотворение «Когда твой голос, о поэт…», последнее стихотворение, опубликованное Баратынским после выхода «Сумерек» и до самой смерти[35].

Путешествие по Европе

Осенью 1843 года, закончив строительство дома, на деньги, вырученные от удачной продажи леса[42], Баратынский осуществил своё желание — путешествие за границу[2]. Выезжает он с женой и тремя детьми[24], посещает Берлин, Потсдам, Лейпциг, Дрезден, Франкфурт, Майнц, Кёльн[50].

Полгода проводит в Париже, где он познакомился со многими французскими писателями: Альфредом де Виньи, Мериме, обоими Тьерри, М. Шевалье, Ламартином, Шарлем Нодье и др. Для французов Баратынский перевёл несколько своих стихотворений на французский[2].

Европа не оправдала надежд Баратынского. Поздравляя Путяту с новым 1844 годом, Баратынский писал:

Поздравляю вас с будущим, ибо у нас его больше, чем где-либо; поздравляю вас с нашими степями, ибо это простор, который никак незаменим здешней наукой; поздравляю вас с нашей зимой, ибо она бодрее и блистательнее и красноречием мороза зовёт к движению лучше здешних ораторов; поздравляю вас с тем, что мы в самом деле моложе двенадцатью днями других народов и посему переживём их может быть двенадцатью столетиями[51].

Весной 1844 года Баратынский отправился через Марсель морем в Неаполь[2]. На корабле, ночью, он написал стихотворение «Пироскаф», выражающее твёрдую готовность умереть для истинной жизни[42]. В Неаполе у Анастасии Львовны произошёл нервный припадок, что и раньше с ней случалось. Это сильно подействовало на Баратынского, внезапно у него усилились головные боли, которыми он часто страдал. На следующий день, 29 июня (11 июля) 1844 года, он скоропостижно скончался. В смерти этой остались загадки. Единственной свидетельницей и участницей драмы была Анастасия Львовна[24].

Только в августе следующего года кипарисовый гроб с его телом был перевезён в Петербург[51] и захоронен в Александро-Невском монастыре[42], на Ново-Лазаревском кладбище[* 14]. Кроме родных, на похоронах незаслуженно обойдённого вниманием и славой поэта присутствовали три литератора: князь Вяземский, В. Ф. Одоевский и В. Соллогуб[35]. Газеты и журналы почти не откликнулись на смерть Баратынского[21].

Сочинения Баратынского были изданы его сыновьями в 1869, 1883 и 1884 годах[2]. В настоящее время книги Баратынского всевозможных изданий обязательно присутствуют во всех библиотеках России[54][55]. Творчество поэта изучается в российских школах и вузах[56][57][58].

Оценка

Статус великого поэта за Баратынским давно установлен…[10]

Елена Невзглядова, 2000 г.

Мой дар убог, и голос мой негромок,
Но я живу, и на земли моё
Кому-нибудь любезно бытиё:
Его найдёт далекий мой потомок
В моих стихах; как знать? душа моя
Окажется с душой его в сношенье,
И как нашёл я друга в поколенье,
Читателя найду в потомстве я.

Евгений Баратынский, 1828 г.

Известны слова Пушкина:

Он у нас оригинален — ибо мыслит. Он был бы оригинален и везде, ибо мыслит по-своему, правильно и независимо, между тем как чувствует сильно и глубоко[28][59].

Современники видели в Баратынском талантливого поэта, но поэта прежде всего пушкинской школы. Его позднее творчество критика не поняла.

Литературоведение второй половины XIX века считало Баратынского второстепенным, чересчур рассудочным автором. Это мнение определили скоропалительные, противоречивые (иногда одного и того же стихотворения), безапелляционные оценки Белинского («…но сложится певцу канон намеднишним Зоилом…»). Так, в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (литературная редакция Семёна Венгерова) написано следующее:

Как поэт, он почти совсем не поддаётся вдохновенному порыву творчества; как мыслитель, он лишён определённого, вполне и прочно сложившегося миросозерцания; в этих свойствах его поэзии и заключается причина, в силу которой она не производит сильного впечатления, несмотря на несомненные достоинства внешней формы и нередко — глубину содержания[46].

В начале XX века, благодаря русским символистам, происходит кардинальный пересмотр оценки наследия поэта. Баратынский стал восприниматься как самостоятельный, крупный лирик-философ, стоящий в одном ряду с Тютчевым. При этом в стихах Баратынского подчёркивались черты, близкие поэзии Серебряного века[60]. Осип Мандельштам писал:

Хотел бы я знать, кто из тех, кому попадутся на глаза названные[* 15] строки Баратынского, не вздрогнет радостной и жуткой дрожью, какая бывает, когда неожиданно окликнут по имени[23].

О Евгении Баратынском тепло отзывались многие значительные русские авторы XX века — в частности, Иосиф Бродский[61] и Александр Кушнер[35]. Неоднозначно отзывался Владимир Набоков, по его мнению:

Баратынский хотел воплотить нечто глубокое и трудно передаваемое, но по-настоящему сделать это так и не сумел[62].

Но эта мысль дублировала суждения литераторов-современников Баратынского, с которыми он перед смертью разошёлся[51].

Память

  • Улицы имени Баратынского:

— на юге посёлка Бактин (Новый), в Октябрьском районе Томска (с 1999 года);

— в городе Рассказово Тамбовской области;

— в посёлке Ашукино Пушкинского района Московской области;

— в Донецке;

— в Кривом Роге;

— переулок в Уссурийске.

  • Государственный музей Баратынского в Казани, ул. Горького, 25[63].
  • Памятник в Тамбове, в сквере на пересечении улиц Куйбышева, Мичуринской и Пензенской, был торжественно открыт 12 октября 2011 года[64].

  • Библиотека имени Баратынского в Тамбове (филиал № 22 ЦБС)[65].
  • Имя поэта носит центральная районная библиотека Умётского района Тамбовской области[66].
  • Комната-музей в имении Мара (с. Софьинка)[66].
  • Школа имени Баратынского села Софьинка (Мара) Умётского района Тамбовской области[66]; в школе музей[67][68].
  • В вузах и библиотеках Тамбовской области проводятся научные чтения и научно-практические конференции, посвящённые Баратынскому[69][66]; в школах — «часы поэзии»[70], в художественных музеях — выставки[71][72].
  • С 1984 года в селе Софьинка ежегодно проводятся дни поэзии (литературно-музыкальные праздники) Е. А. Баратынского[73][66][74][75][76][77].
  • Постоянная выставка, посвящённая Е. А. Баратынскому в Кирсановском районном музее[66].

Библиография

  • Стихотворения Евгения Баратынского. — М.: Тип. А. Семена при Имп. Мед.-хирург. акад., 1827.
  • Стихотворения Евгения Баратынского. Ч. 1-2. — М.: Тип. А. Семена при Имп. Мед.-хирург. акад., 1835.
  • Боратынский Е. А. [imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=1465 Полное собрание сочинений: В 2 тт.] / Под. ред., с примеч. и вступ. ст. М. Л. Гофманн. — СПб., 1914—1915.
  • Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 тт. / Ред., коммент. и [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/kupreyanova-baratynskij-30x-godov/index.htm биогр. ст. Е. Н. Купреяновой] и И. Н. Медведевой; Вступ. ст. Д. П. Мирского. — М.; Л., 1936.
  • Баратынский Е. А. Стихотворения. Поэмы. Проза. Письма / Подгот. текста и примеч. О. Муратовой и К. В. Пигарева. — М., 1951.
  • Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений / Вступ. ст., подгот. текста и примеч. Е. Н. Купреяновой. — Л., 1957.
  • Баратынский Е. А. Стихотворения. Поэмы / Изд. подгот. Л. Г. Фризман. — М.: Наука, 1982[21].
  • Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений / Сост., подгот. текста и примеч. В. М. Сергеева. — Л.: Сов писатель, 1989. — 464 с.
  • Боратынский Е. А. Полное собрание сочинений и писем / Руководитель проекта А. М. Песков. Т. 1: Стихотворения 1818—1822 годов / Ред. А. Р. Зарецкий, А. М. Песков, И. А. Пильщиков. — М.: Языки славянской культуры, 2002; Т. 2. Ч. 1: Стихотворения 1823—1834 годов / Ред. О. В. Голубева, А. Р. Зарецкий, А. М. Песков. — М.: Языки славянской культуры, 2002.

Напишите отзыв о статье "Баратынский, Евгений Абрамович"

Литература

  • Александров Н. Д. Силуэты пушкинской эпохи. — М.: Аграф, 1999. — 320 с. — (Литературная мастерская). — С. 37-42.
  • Алтабаева Е. Образные средства поэзии Е. А. Боратынского // Культура русской провинции: проблема изучения лит. наследия Тамбовского края: межвузовский сб. науч. тр. / Под общ. ред. Л. В. Поляковой. — Тамбов, 1993. — Вып. II. — С. 61-68.
  • Альми И. Л. Сборник Е. А. Баратынского «Сумерки» как лирическое единство // Вопросы литературы. Метод. Стиль. Поэтика. — Владимир, 1973. — Вып. 8. — С. 48.
  • Альми И. Л. Элегии Е. А. Баратынского 1818–1824 годов. К вопросу об эволюции жанра // Вопросы истории русской литературы. Учёные записки ЛГПИ им. А. И. Герцена. — Л., 1961. — Т. 219. — С. 42.
  • Андреев В. Е. Души высокий строй: Пушкин, Боратынский, Тютчев, Борис Чичерин. — М.: Изд-во МГОУ, 2004. — С. 13-43.
  • Андреев В. Е. Боратынский (Баратынский) Евгений Абрамович // Тамбовская энциклопедия / Гл. науч. ред. Л. Г. Протасов. — Тамбов, 2004. — С. 71.
  • Андреев В. Е. Е. А. Боратынский: 1800—1844 // Русская литература XIX века: 1800—1830-е годы: хрестоматия мемуаров, эпистолярных материалов и лит.-критическая ст.: в 2 ч. Ч. 2 / Под ред. В. Н. Аношкиной. — М., 1998. — С. 148—158, 182—183.
  • Андреев В. Е. Пушкин и Боратынский. Свидание с «малой» родиной: опыт параллельного анализа двух стихотворений «Запустение», «Вновь я посетил…» // Слово и мысль Е. А. Боратынского: тез. международной конф., посвящённой 200-летию со дня рождения Е. А. Боратынского. 21-24 марта 2000 года. — Казань, 2000. — С. 8-10.
  • Андреев В. С. Материалы к творческой биографии Е. А. Боратынского // Проблемы изучения литератур­ного наследия Тамбовского края: межвузовский сб. науч. тр. — Тамбов, 1990. — Вып. 1. — С. 41-61.
  • Афанасьева З. Автопортрет в рукописи поэта // Тамбовская правда. — 1990. — 22 февр. — С. 3.
  • Афанасьева З. Пушкин рисует Баратынского // Тамбовская правда. — 1990. — 22 авг. — С. 4.
  • Баратынский (Боратынский) Евгений Абрамович // Писатели нашего детства. 100 имён: биогр. слов.: в 3 ч. Ч. 3. / Авт.—сост. Н. О. Воронова, Н. П. Ильчук, И. С. Казюлькина и др.; гл. ред. С. Самсонов. — М., 2000. — С. 40-44.
  • Баратынский (Боратынский) Евгений Абрамович // Русские писатели XI—XX вв.: библиограф. слов.: кн. для учащихся / Под ред. Н. Н. Скатова. — М., 1995. — С. 95-98.
  • Баратынский Е. А. // Русские писатели: биобиблиогр. слов.: в 2 ч. Ч. 1. А-Л. / Под ред. П. А. Николаева. — М., 1990. — С. 63-66.
  • Баратынский Евгений Абрамович // Пушкинская энциклопедия. 1799—1999. — М., 1999. — С. 163—164.
  • Баратынский Евгений Абрамович // Русские поэты XIX века. Первая половина / Сост. М. С. Вуколова; вступ. ст. Л. И. Ошанина; авт. послесл. В. И. Коровин. — М., 1991. — С. 223—239.
  • Белкин А. Пушкин рисует Боратынского // Город на Цне. — 2002. — 27 февр.—5 марта. — С. 6.
  • Бочаров С. Г. Баратынский, Боратынский Евгений Абрамович // Русские писатели. 1800—1917. — М., 1992. — С. 158—163.
  • Бочаров С. Г. «Обречён борьбе верховной...» Лирический мир Баратынского // Бочаров С. Г. О художественных мирах. — М.: Советская Россия, 1985.
  • Вацуро В. Э. Из литературных отношений Баратынского // Русская литература. — 1988. — № 3.
  • Венок Боратынскому: материалы I и II Российских науч. чтений «Е. А. Боратынский и русская культура», 21—23 июня 1990, 20—23 мая 1994 / Науч. ред. В. И. Попков. — Мичуринск, 1994. — 223 с.
  • Вересаев В. В. Евгений Абрамович Баратынский // Вересаев, В. В. Спутники Пушкина: В 2 тт. — М., 1993. — Т. 2. — С. 328—331.
  • Власенко А. И. Поэтический сборник Е. А. Баратынского «Сумерки» как художественное единство // Вестник Московского университета. — Сер. 9. Филология. — 1992. — № 6. — С. 20-27.
  • Гапоненко П. Муза Евгения Боратынского // Литература в школе. — 1996. — № 1. — С. 86-89.
  • Гудошников Я. И. Евгений Баратынский и русская песенная лирика // Наш край Тамбовский: тез. докл. и сообщ. II обл. краевед. конф. — Тамбов, 1991. — С. 101—111.
  • Домащенко А. В. К проблеме изобразительности поздней лирики Е. А. Баратынского // Науч. докл. высш. шк. Филологические науки. — 1990. — № 4. — С. 25-31.
  • Дорожкина В. Т. Литературная жизнь Тамбовского края XVII—XXI веков: справ. — Тамбов: Тамбовполиграфиздат, 2006. — С. 54.
  • Евгений Абрамович Баратынский (Боратынский) // Энциклопедия для детей. Русская литература / Гл. ред. М. Д. Аксёнова. — М., 1998. — Т. 9. Ч. 1. — С. 471—476.
  • Евгений Абрамович Баратынский, 1800—1844 // Золотой век поэзии: поэты пушкинской поры / Сост. предисл. и коммент. Н. И. Якушина. — М., 2005. — С. 218—236.
  • Евгений Абрамович Боратынский. К истории рода на тамбовской земле: справ.—информ. материалы по док. фондов ГУ «ГАТО» / Изд. подгот. В. Е. Андреев, Т. А. Кротова, Ю. В. Мещеряков и др. — Тамбов: Юлис, 2006. — 96 с.: ил.
  • Евгений Абрамович Боратынский (1800—1844) // Вершины русской поэзии / Сост., предисл. В. Кожинова. — М., 2008. — С. 104—126. — (Золотая серия поэзии).
  • Евгений Абрамович Баратынский (1800—1844) // Русская литература XIX века. 1800—1830: источниковедческая хрестоматия. — М., 1993. — С. 347—353.
  • Евгений Абрамович Боратынский // Русские поэты XVII—XIX веков: собр. биогр. — Челябинск, 2001. — С. 177—182.
  • Евгений Баратынский // Три века русской поэзии: шк. хрестоматия / Сост. Н. В. Банников. — 2-е изд., испр. — М., 2004. — С. 111—121.
  • Евгений Баратынский // 100 русских поэтов / Сост. М. Засецкая. — СПб., 2003. — С. 23-27.
  • Исаян Т. Архив Баратынского // Мир информации. — 2004. — 6 апр. — С. 12.
  • Казьмина Е. Боратынский (Баратынский) Евгений Абрамович // Казьмина, Е. Созвездие «Тамбовская лира». — Тамбов, 2006. — Ч. I. — С. 14-16.
  • Кибальник С. А. Баратынский (Боратынский) Е. А. // Русские писатели XIX — нач. XX в.: биобиблиогр. слов. — М., 1995. — С. 95.
  • Кожевникова Н. А. Образный строй лирики Евгения Боратынского // Русский язык в школе. — 2005. — № 2. — С. 63-71.
  • Кротова Т. А. Документы рода Боратынских в фондах ГАТО: указатель // Культура русской провинции: материалы науч. практической конференции / Тамбовский обл. краеведческий музей; отв. ред. В. П. Кудинов. — Тамбов, 2002. — С. 37-40.
  • Кудрявкин С. Христианство и эпикурейство в мировоззрении Боратынского // Культура русской провинции: проблемы изучения лит. наследия Тамбовского края: межвузовский сб. науч. тр. / Под общ. ред. Л. В. Поляковой. — Тамбов, 1993. — Вып. II. — С. 49-60.
  • Кушнер А. «Болящий дух врачует песнопенье…»: 150 лет назад умер Е. Баратынский // Литературная газета. — 1994. — 6 июля. — С. 6.
  • Кушнер А. «Гармонии таинственная власть»: к 200-летию со дня рождения Е. Боратынского // Московские новости. — 2000. — № 6. — С. 23.
  • К 200-летию Боратынского: сб. материалов Международной науч. конф., 21—23 февр. 2000 г., г. Москва — Мураново / Под ред. И. А. Пильщикова. — М.: ИМЛИ РАН, 2002. — 367 с.
  • Лебедев Е. Евгений Баратынский // Русские поэты: антол. русской поэзии: в 6 т. — М., 1991. — Т. 2. — С. 266—270.
  • Лебедев Е. Н. Тризна: роман о Е. А. Боратынском. — СПб., 2002. — 285 с.
  • Летопись жизни и творчества Е. А. Боратынского, 1800—1844 / Сост. А. М. Песков. — М.: Новое литературное обозрение, 1998. — 496 с.
  • Литературные салоны и кружки: первая половина XIX века / Под ред. Н. Л. Бродского. — М.: Аграф, 2001. — С. 101, 141, 150, 155, 164, 193.
  • Майоров М. В. Вокруг Баратынского. Схема рода Баратынских // Майоров, М. В. Русская родословная мозаика. — М., 2002. — С. 17.
  • Манн Ю. В. «Железный век» корысти и измен // Неделя. — 1994. — № 31. — С. 8.
  • Манн Ю. В. Русская литература XIX века: эпоха романтизма. — М., 2001. — С. 174—205.
  • Манн Ю. Необходимость Баратынского // Вопросы литературы. — 1994. — № 1. — С. 135—164.
  • Манн Ю. «Спокойная красота» // Литература. — 1993. — № 2. — С. 6.
  • Матюшина, М. Евгений Боратынский: «Я правды красоту даю стихам моим» // Тамбовские известия. — 2000. — 14 марта. — С. 13.
  • Михеев Ю. Э. Проблема времени в литературно-теоретическом и художественном истолковании Е. А. Боратынского // Культура русской провинции: проблемы изучения лит. наследия Тамбовского края / Под общ. ред. Л. В. Поляковой. — Тамбов, 1999. — Вып. III. — С. 23-29.
  • Никитин Г. Гармонии таинственная власть // Встреча. — 2004. — № 10. — С. 29-32.
  • Никитин Г. «Своих трудов благословенный плод» // Библиотека. — 2000. — № 2. — С. 79-82.
  • Никонычев Ю. Сумрачный гений: к 200-летию со дня рождения Е. А. Боратынского // Книжное обозрение. — 2000. — 10 апр. — С. 16.
  • Новые страницы боратыноведения: сб. материалов Междунар. науч.-практич. конф., посвящённой 200-летию со дня рождения Е. А. Боратынского (Тамбов — Мара). — Тамбов: НМЦКА ТГУ, 2004. — 340 с.
  • О фамильных портретах рода Боратынских // Фамильные портреты рода Боратынских: альбом: из собр. Тамбовской обл. картинной галереи и Тамбовского обл. краеведческого музея / Авт.-сост. В. Козлова, Е. Романенко. — Тамбов, 1999. — С. 3-16.
  • Перегудова Л. «О дом отеческий! О край всегда любимый»: обзор публ. к 200-летию со дня рождения Е. А. Боратынского // Тамбовская жизнь. — 2000. — 8 июля. — С. 4.
  • Песков А. М. Боратынский: истинная повесть / Предисл. О. А. Проскурина. — М.: Книга, 1990. — 384 с.: ил.
  • Песков А. М. Боратынский: Одинакие криле // Филологические науки. — 1995. — № 2.
  • Пилипюк Е. Л. Духовный мир лирического героя Е. А. Боратынского // Культура русской провинции: проблемы изучения лит. наследия Тамбовского края: межвузовский сб. науч. тр. / Под общ. ред. Л. В. Поляковой. — Тамбов, 1993. — Вып. II. — С. 27-40.
  • Писатели советуются, негодуют, благодарят / Сост., авт. вступ. текстов А. Э. Мильчин. — М.: Книга, 1990. — С. 72, 125, 331, 370.
  • Прашкевич Г. М. Евгений Абрамович Баратынский (Боратынский) // Прашкевич, Г. М. Самые знаменитые поэты России. — М., 2001. — С. 47-50.
  • Прозорова В. «Певец пиров и грусти томной…» // Берегиня. — 2005. — № 2. — С. 31-35.
  • Пэн Д. Евгений Баратынский // Дон. — 1996. — № 10. — С. 245—255.
  • Рассадин С. Б. Без Пушкина, или начало и конец гармонии // Знамя. — 1991. — № 7. — С. 216—229.
  • Рассадин С. Б. Недоносок, или Русский изгой. Евгений Баратынский // Рассадин, С. Б. Русские, или Из дворян в интеллигенты. — М., 2005. — С. 216—232.
  • Руделёв В. Г. Улица Баратынского // Руделёв, В. Г. Собрание сочинений в 6 тт. — Тамбов, 2000. — Т. 3. — С. 143—147.
  • Русова Н. Ю. Евгений Баратынский. Муза // Русова, Н. Ю. Тайна лирического стихотворения: от Державина до Ходасевича. — М., 2005. — С. 43-45.
  • Семенюта Н. Девять стихотворений Е. А. Баратынского // Литература. — 2002. — № 46. — С. 8-9.
  • Соболева А. А. Проблемы национального самосознания в творчестве Е. А. Боратынского // Феномены провинции. Проблемы национального самосознания: межвузовский сб. науч. тр. — Тамбов, 1997. — Т. 5. — С. 40-47.
  • Соболева А. А. Тамбовская тропинка в судьбах трёх современников (А. С. Пушкин, Е. А. Боратынский, А. Н. Верстовский) // Библиография. — 2006. — № 4. — С. 50-56.
  • Соболева А. Наследию Боратынского новую жизнь // Библиотека. — 1997. — № 11. — С. 40-41.
  • Стахорский С. В. Баратынский Евгений Абрамович // Стахорский, С. В. Русская литература: попул. иллюстрированная энцикл. — М., 2007. — С. 72.
  • Сурмина И. О. Баратынские // Сурмина, И., Ускова, Ю. Самые знаменитые династии России. — М., 2001. — С. 64-68.
  • Троицкая Л. И. «Читателя найду в потомстве я»: личность и поэзия Е. А. Боратынского // Литература в школе. — 2000. — № 5. — С. 62-69.
  • Тыркова-Вильямс А. В. Жизнь Пушкина: В 2 тт. — 3-е изд., испр. — М.: Молодая гвардия, 2002. — Т. 2: 1824—1837. — 514 с.: ил. — (Жизнь замечат. людей: Сер. биогр.; Вып. 811). - С. 105, 183, 213, 286, 411, 412.
  • Февчук Л. П. Портреты и судьбы: из ленинградской Пушкинианы. — 2-е изд., доп. — Л.: Лениздат, 1990. — С. 174—175.
  • Фомин Д. В. Оформление прижизненных сборников стихов Евгения Абрамовича Боратынского // Библиотековедение. — 2003. — № 2. — С. 71-78.
  • Фомичёв С. А. «Читателя найду в потомстве я…» // Русская речь. — 1991. — № 2. — С. 7-12.
  • Хитрова Д. М. Литературная позиция Е. А. Баратынского 1820 — первой половины 1830-х годов. Автореф. дис. канд. филол. наук. — М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2005.
  • Хозиева С. И. Баратынский (Боратынский) Евгений Абрамович // Хозиева, С. И. Русские писатели и поэты. — М., 2004. — С. 48-50.
  • Шаповалов М. «Болящий дух врачует песнопенье…» // Москва. — 2000. — № 4. — С. 202—205.
  • Шестакова Л. Л. Две «Весны» Евгения Баратынского // Русский язык в школе. — 2000. — № 2. — С. 59-65.
  • Шестакова Л. Л. Элегическая поэзия Евгения Баратынского // Детская литература. — 1994. — № 2. — С. 60-67.
  • Shaw J. Thomas. Baratynskii. A Dictionary of the rhymes. A Concordance to the Poetry. Second edition, revised. — Idyllwild, California: Charles Schlackes, Jr., Publisher, 2001.

Фильмы, передачи

  • Фильм [www.youtube.com/watch?v=YLCWMIkgnpI#t=22 «Поэты России. ХХ век. Евгений Баратынский».]
  • Фильм [www.youtube.com/watch?v=m_FyRpxmTPQ «Екклесиаст. Евгений Баратынский». Из цикла телепередач ТК «Культура» «Библейский сюжет».]

Примечания

  1. Большинство публикаций в литературных журналах и отдельных изданий 1820-х — 1830-х годов подписаны фамилией Баратынский, но последняя подготовленная поэтом к печати книга стихов — «Сумерки» — подписана через «о»: «Сумерки. Сочиненіе Евгенія Боратынскаго». В начале XX века преобладало написание фамилии поэта через «о» (однако в «Новом энциклопедическом словаре» Брокгауза-Ефрона 1911—16 гг. написание через «а»[2]), в советское время — через «а». В 1990—2000-е годы стало активно использоваться написание «Боратынский». Так его фамилия пишется в Полном собрании сочинений под редакцией А. М. Пескова и в Большой российской энциклопедии[3].
  2. В 1980-е годах краевед В. Шпильчин обнаружил в метрической книге Покровской церкви села Вяжля (оригинал — в ГАТО, копия — в ТОКМ) запись, сделанную священником Ларионом Федотовым: «У князя Аврама Андреева Баратынского сын Евгений родился 7 марта, крещен 8 марта. Воспреемник помещик Иван Егоров»[9].
  3. По другим данным, в 1812[15].
  4. Из «Общества мстителей»[15].
  5. Ныне часть города КоткаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1597 дней].
  6. Позже полковник.
  7. По другим данным, друг семьи Баратынских и сосед по имению[2].
  8. В течение первых месяцев пребывания в Финляндии (с февраля по август 1820 года) между Боратынским и Коншиным шла оживлённая стихотворная переписка[29].
  9. 2-й Ильинский переулок.
  10. Сборник содержит 83 стихотворения и сказку «Телема и Макар»[29].
  11. Вместе с «Графом Нулиным» Пушкина.
  12. Утрачена[20].
  13. Эта версия (Щеглов Н. Нескромные догадки // Торгово-промышленная газета. Литературное приложение. 1900. № 28, 40.) вполне дискредитирована В. Брюсовым (Русский Архив. 1900. № 8.)[47].
  14. С 1876 года называется Тихвинским[52][53].
  15. О стихотворении Баратынского, приведённом в этом разделе.

Источники

  1. О происхождении фамилии Боратынских от слов: Бог ратует (семейное предание) // Юность. — 1990. — № 10. — С. 76.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 Брюсов В. Я. [www.feb-web.ru/feb/boratyn/encyclop/neb-173-.htm Баратынский Е. А.] // Новый энциклопедический словарь. — Пг.: Изд. дело бывш. Брокгауз-Ефрон, 1911—1916. — Т. 5. — Стб. 173—180.
  3. Озеров Л. «Ба» или «Бо» // Книжное обозрение. — 1994. — 6 дек. — С. 8.
  4. Ходякова Г. Так когда же родился Е. А. Баратынский? // Тамбовская жизнь. — 2000. — 18 марта. — С. 4.
  5. Бабайцева Н. Точка ещё не поставлена: к спорам о дне рождения Е. Боратынского // Тамбовская жизнь. — 2001. — 17 марта. — С. 3.
  6. Шпильчин В. Как была установлена дата рождения Боратынского // Тамбовское время. — 1997. — 27 авг. — С. 8-9.
  7. Песков А. М. [danefae.org/lib/peskov/Peskov-1988-VL-4.pdf О дате рождения Е. А. Баратынского] // Вопросы литературы. — 1988. — № 4. — С. 270—271.
  8. Городнова Л. Е. Родовое гнездо Е. А. Боратынского: Об усадьбе Боратынских Мара на Тамбовщине // Московский журнал. — 2014. — № 4. — С. 54—77. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0868-7110&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0868-7110].
  9. 1 2 Стеллиферовский П. А. Евгений Абрамович Баратынский. — М.: Просвещение, 1988. — С. 15—17.
  10. 1 2 Невзглядова Е. [magazines.russ.ru/zvezda/2000/2/nevzgl.html На высоте всех опытов и дум: к 200-летию со дня рождения Е. Боратынского] // Звезда. — 2000. — № 2. — С. 122—124.
  11. Гомазков А. [www.trud.ru/article/02-03-2000/2803__pesnopenja_gde_otrazilas_zhizn_moja.html «…Песнопенья, где отразилась жизнь моя»] // Труд. — 2000. — 2 марта. — С. 10.
  12. Карнович, Е. П. Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими. — М.: БИМПА, 1991. — С. 249.
  13. Боратынский М. А. Из истории дворянского рода Боратынских / Сост., авт. вступ. ст. и коммент. М. А. Климкова. — Тамбов: Юлис, 2007. — 208 с.: ил., цв. ил.
  14. Песков A. M. Боратынский. Истинная повесть. — М., 1990.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Медведева И. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/medvedeva-rannij-baratynskij/detstvo-korpus-derevnya.htm Детство, корпус, деревня (1800—1818)] // Медведева И. Ранний Баратынский // Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 т. т. — Л.: Сов. писатель, 1936. Т. 1. — 1936. — С. XXXV—LXXVII.
  16. Русские фамилии // Наука и жизнь. — 1993. — № 10. — С. 106.
  17. Баскаков Н. А. Русские фамилии тюркского происхождения. — Баку, 1992. — С. 42.
  18. 1 2 3 [podelise.ru/docs/index-26524064-1.html Абрам Андреевич Баратынский (1767—1810)] // Лица. Биографический альманах. Т. 2. Сост. А. А. Ильин-Томич. — М.—СПб.: Феникс: Atheneum, 1993.
  19. Коновалов В. Ф. [kirsanov-web.ru/istoriya/k-istorii-sela-marinka-kirsanovskogo-raieona.html К истории села Марьинка Кирсановского района] // Кирсанов—web.ru. — 2014. — 22 дек.
  20. 1 2 3 4 5 6 7 Купреянова Е. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/kupreyanova-baratynskij-30x-godov/sblizhenie-s-kireevskim-evropeec.htm Сближение с И. В. Киреевским. «Европеец»] // Купреянова Е. Баратынский тридцатых годов // Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 т.т. — Л.: Сов. писатель, 1936. — Т. 1. — С. LXXVIII—CXVI.
  21. 1 2 3 Фризман Л. Г. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/frizman-baratynskij.htm Баратынский Е. А. // Русские писатели. XIX в. Биобиблиографический словарь. В 2 ч. / Под ред. П. А. Николаева. — 2-е изд., дораб. — М.: Просвещение; Учеб. лит., 1996. — Ч. 1. — С. 48—51.]
  22. Оточкин В. В. [www.ruscadet.ru/names/cadets/other/shuval/comm.htm Пажеский корпус и его воспитанники Шуваловы] // Кадеты России.
  23. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Истогина А. [magazines.russ.ru/continent/2000/106/ist.html «И смерть, и жизнь, и правда без покрова…» О некоторых философских проблемах в поздней лирике Евгения Баратынского // Континент, 2000. № 106.]
  24. 1 2 3 4 5 Кушнер А. [magazines.russ.ru/novyi_mi/1994/10/kushner.html Заметки на полях] // Новый мир. — 1994. — №. 10.
  25. Медведева И. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/medvedeva-rannij-baratynskij/v-peterburge.htm В Петербурге (1818—1820)] // Медведева И. Ранний Баратынский // Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 т. т. — Л.: Сов. писатель, 1936. Т. 1. — 1936. — С. XXXV—LXXVII.
  26. 1 2 3 4 5 6 Медведева И. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/medvedeva-rannij-baratynskij/osvobozhdenie.htm «Освобождение»] // Медведева И. Ранний Баратынский // Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 тт. — Л.: Сов. писатель, 1936. Т. 1. — 1936. — С. XXXV—LXXVII.
  27. История Лейб-Гвардии Егерского полка за сто лет: 1796—1896 гг.: В 2 тт. — Репринтное издание 1896 г. — СПб.: Альфарет, 2007.
  28. 1 2 [www.neofit.ru/modules.php?name=bs&file=thumbnails&album=36 «Библейский сюжет» — цикл передач канала «Культура»] // Неофит.ру.
  29. 1 2 Песков А. М. [magazines.russ.ru/nlo/2010/105/pe20.html Из предыстории лирической циклизации в русской поэзии: первая треть XIX века. Циклизация в сборнике «Стихотворения Евгения Баратынского» 1827 года (фрагмент главы из книги)] // Новое литературное обозрение. — 2010. — № 105.
  30. Пильщиков И. О «французской шалости» Баратынского. «Элизийские поля»: литературный и биографический контекст // Тартуские тетради / Сост. Р. Г. Лейбов. — М., 2005. — С. 55-81.
  31. Гюльназарян-Пешкова Л. Боратынский в Гельсингфорсе // Наедине. — 2005. — 30 марта — 5 апр. — С. 5.
  32. Черейский Л. А. Пушкин и его окружение / АН СССР. Отд. лит. и яз. Пушкин. комис. Отв. ред. В. Э. Вацуро. — 2-е изд., доп. и перераб. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1989. — С. 9—526.
  33. 1 2 3 4 5 6 Купреянова Е. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/kupreyanova-baratynskij-30x-godov/moskva.htm Москва] // Купреянова Е. Баратынский тридцатых годов // Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 тт. — Л.: Сов. писатель, 1936. — Т. 1. — С. LXXVIII—CXVI.
  34. Манн Ю. В. «Он шёл своею дорогой один и независим». Поэмы Баратынского // Манн Ю. В. Русская литература XIX века: эпоха романтизма. — М., 2001. — С. 174—205.
  35. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Кушнер А. [kushner.poet-premium.ru/bolyaschiy_duh.html Болящий дух врачует песнопенье… // Александр Кушнер — персональный сайт.]
  36. Кушнер А. [magazines.russ.ru/arion/2002/1/kush.html Баратынский и грамматика / Заметки на полях.] // Арион. — 2002. — № 1.
  37. Кудрявкин С. С. Журнальная критика 1820-х годов о поэме Е. А. Боратынского «Бал» // И. Г. Рахманинов и русская журналистика: материалы I науч. Рахманиновских чтений. — Мичуринск, 1995. — С. 54-58.
  38. 1 2 3 4 5 Манн Ю. В. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/mann-dinamika-romantizma/poemy-baratynskogo.htm Поэмы Баратынского. Гл. 5.] // Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. — М., 1995. — С. 165—193.
  39. [rosgenea.ru/?alf=2&serchcatal=%C1%E0%F0%E0%F2%FB%ED%F1%EA%E8%E9&r=4 Баратынский Евгений Абрамович // Центр генеалогических исследований.]
  40. Трофимов Ж. [yazykov.lit-info.ru/yazykov/articles/trofimov-yazykov-i-baratynskij.htm Николай Языков и Евгений Баратынский] // Yazykov.lit-info.ru.
  41. [www.ktoestkto.ru/avtor/2008/05/05/avtor_12739.html Баратынский Евгений Абрамович // Кто есть кто?]
  42. 1 2 3 4 5 Амелин М. [www.ng.ru/culture/2000-03-02/7_pisha.html Угрюмая пища гения: к 200-летию Е. Баратынского] // Независимая газета. — 2000. — 2 марта. — С. 7.
  43. Захаров В. А. Летопись жизни и творчества М. Ю. Лермонтова. — М.: Русская панорама, 2003. — С. 22, 305, 319, 331, 376.
  44. Журавлёва А. И. Баратынский и Лермонтов // Журавлёва А. И. Лермонтов в русской литературе. — М., 2002. — С. 48-57.
  45. 1 2 3 4 Семенко И. М. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/semenko-baratynskij/semenko-baratynskij-2.htm Поэты пушкинской поры. — М.: Художественная литература, 1970. — 295 с.]
  46. 1 2 3 Машевский А. [lit.1september.ru/article.php?ID=200201406 Вопросы Баратынского] // Литература. — 2002. — № 14. — С. 8—12.
  47. Медведева И. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/medvedeva-rannij-baratynskij/primechaniya.htm Примечания / Ранний Баратынский // Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 т.т. — Л.: Сов. писатель, 1936. Т. 1. — 1936. — С. XXXV—LXXVII.]
  48. Кублановский, Ю. Одиночество Баратынского: к 200-летию со дня рождения поэта // Литературная газета. — 2000. — № 9. — С. 9.
  49. Купреянова Е. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/kupreyanova-baratynskij-30x-godov/razryv-s-krugom-kireevskogo.htm Разрыв с кругом Киреевского] // Купреянова Е. Баратынский тридцатых годов // Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 тт. — Л.: Сов. писатель, 1936. — Т. 1. — С. LXXVIII—CXVI.
  50. Климкова М. «Я вернусь в своё Отечество…» // Тамбовская жизнь. — 2004. — 10 июля. — С. 4.
  51. 1 2 3 Купреянова Е. [baratynskiy.lit-info.ru/baratynskiy/articles/kupreyanova-baratynskij-30x-godov/zagranica-smert.htm Заграница. Смерть.] // Купреянова Е. Баратынский тридцатых годов // Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 тт. — Л.: Сов. писатель, 1936. — Т. 1. — С. LXXVIII—CXVI.
  52. [www.nlr.ru/history/lavra/tih.html Тихвинское кладбище / Александро-Невская лавра] // Российская национальная библиотека.
  53. Исторические кладбища Петербурга: справ.—путеводитель. — СПб.: Изд-во Чернышёва, 1993. — С. 188.
  54. Баратынский, Евгений Абрамович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  55. Голубков Д. [az.lib.ru/b/baratynskij_e_a/text_0140.shtml Недуг бытия]. — М.: Советский писатель, 1974. — 400 с.
  56. Зуев Н. Н. Боратынский: в помощь преподавателям, старшеклассникам и абитуриентам. — М.: Изд-во МГУ, 1999. — 80 с.
  57. Желябовская, Т. Изучение в школе жизни и творчества Е. А. Боратынского // Областные педагогические чтения по краеведению: сб. выступлений. — Тамбов, 2000. — С. 11-16.
  58. Миронова Н. А. Е. А. Баратынский (1800—1844) // Анализ стихотворения: учебно-методическое пособие для школьников и абитуриентов. — М., 2007. — С. 80-82.
  59. Матусевич В. А. «Баратынский… у нас оригинален, ибо мыслит» // Матусевич В. А. Муза чтения. — М., 1991. — С. 85-95.
  60. Иванов А. И. Боратынский в оценке поэтов серебряного века // Культура русской провинции: проблемы изучения лит. наследия Тамбовского края / Под общ. ред. Л. В. Поляковой. — Тамбов, 1999. — Вып. III. — С. 30-35.
  61. Бродский И. [brodsky.ouc.ru/pamyati-e-a-baratynskogo.html Памяти Е. А. Баратынского]
  62. Набоков В. В. Комментарии к «Евгению Онегину». — М.: Интелвак, 1999. — С. 376. — ISBN 5-93264-001-4.
  63. Климкова М. Боратынский родился… в Казани?! // Тамбовская жизнь. — 2003. — 11 окт. — С. 3.
  64. [www.tamboff.ru/article/view/id/5840 В Тамбове установлен памятник Баратынскому] // Tamboff.ru. — 12.10.2011.
  65. Библиотеке — имя Боратынского // Полис Плюс. — 2000. — 28 марта. — С. 2.
  66. 1 2 3 4 5 6 [www.tambovlib.ru/litmap/wiki.php?w=%C1%EE%F0%E0%F2%FB%ED%F1%EA%E8%E9+%C5%E2%E3%E5%ED%E8%E9+%C0%E1%F0%E0%EC%EE%E2%E8%F7 Боратынский (Баратынский) Евгений Абрамович] // ТОГБУК «Тамбовская областная универсальная научная библиотека им. А. С. Пушкина».
  67. Мачульский А. Открыт музей Е. А. Баратынского // Тамбовская жизнь. — 2000. — 4 нояб. — С. 4.
  68. Чернышова О. Открыт музей в Маре // Тамбовская жизнь. — 2000. — 1 нояб. — С. 1.
  69. Астров А. «Новые страницы боратыноведения» // Тамбовская жизнь. — 2000. — 10 июня. — С. 4.
  70. Нестратова Г. В. Час поэзии, посвящённый творчеству Е. А. Баратынского // Последний звонок. — 2006. — № 12. — С. 10-11.
  71. Матюшина М. Найдёт сердечное участие? // Тамбовская жизнь. — 2003. — 22 марта. — С. 4.
  72. Писарев Е. Очарованный словом // Российская газета. — 2004. — 26 марта. — С. 6.
  73. Батманова С. Звучат стихи на родине поэта // Тамбовская жизнь. — 1998. — 4 июля. — С. 4.
  74. Мачульский А. Снова встречает поклонников Мара // Тамбовская жизнь. — 2000. — 12 июля. — С. 4.
  75. Мачульский А. «Гармонии таинственная власть» // Тамбовская жизнь. — 1992. — 25 июля. — С. 4.
  76. Мачульский А. «Не призрак счастия, но счастье нужно мне» // Тамбовская жизнь. — 1996. — 8 июня. — С. 4.
  77. Серёгин А. Памяти поэта // Тамбовская жизнь. — 1992. — 16 июля. — С. 4.

Ссылки

  • [bigenc.ru/text/1878152 Боратынский] / Песков А. М. // Большой Кавказ — Великий канал. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2006. — С. 34—35. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—, т. 4). — ISBN 5-85270-333-8.</span>
  • Евгений Баратынский [www.feb-web.ru/feb/boratyn/ в ФЭБ.]
  • Полное электронное собрание сочинений Евгения Баратынского в трёх томах: [imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=90 Том 1: Стихотворения], [imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=91 Том 2: Поэмы ], [imwerden.de/cat/modules.php?name=books&pa=showbook&pid=92 Том 3: Проза, статьи, письма.]
  • Евгений Боратынский «Сумерки».

Отрывок, характеризующий Баратынский, Евгений Абрамович

Он невольно оглянулся на адъютанта.
– Извините, генерал, – перебил его Кутузов и тоже поворотился к князю Андрею. – Вот что, мой любезный, возьми ты все донесения от наших лазутчиков у Козловского. Вот два письма от графа Ностица, вот письмо от его высочества эрцгерцога Фердинанда, вот еще, – сказал он, подавая ему несколько бумаг. – И из всего этого чистенько, на французском языке, составь mеmorandum, записочку, для видимости всех тех известий, которые мы о действиях австрийской армии имели. Ну, так то, и представь его превосходительству.
Князь Андрей наклонил голову в знак того, что понял с первых слов не только то, что было сказано, но и то, что желал бы сказать ему Кутузов. Он собрал бумаги, и, отдав общий поклон, тихо шагая по ковру, вышел в приемную.
Несмотря на то, что еще не много времени прошло с тех пор, как князь Андрей оставил Россию, он много изменился за это время. В выражении его лица, в движениях, в походке почти не было заметно прежнего притворства, усталости и лени; он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производит на других, и занятого делом приятным и интересным. Лицо его выражало больше довольства собой и окружающими; улыбка и взгляд его были веселее и привлекательнее.
Кутузов, которого он догнал еще в Польше, принял его очень ласково, обещал ему не забывать его, отличал от других адъютантов, брал с собою в Вену и давал более серьезные поручения. Из Вены Кутузов писал своему старому товарищу, отцу князя Андрея:
«Ваш сын, – писал он, – надежду подает быть офицером, из ряду выходящим по своим занятиям, твердости и исполнительности. Я считаю себя счастливым, имея под рукой такого подчиненного».
В штабе Кутузова, между товарищами сослуживцами и вообще в армии князь Андрей, так же как и в петербургском обществе, имел две совершенно противоположные репутации.
Одни, меньшая часть, признавали князя Андрея чем то особенным от себя и от всех других людей, ожидали от него больших успехов, слушали его, восхищались им и подражали ему; и с этими людьми князь Андрей был прост и приятен. Другие, большинство, не любили князя Андрея, считали его надутым, холодным и неприятным человеком. Но с этими людьми князь Андрей умел поставить себя так, что его уважали и даже боялись.
Выйдя в приемную из кабинета Кутузова, князь Андрей с бумагами подошел к товарищу,дежурному адъютанту Козловскому, который с книгой сидел у окна.
– Ну, что, князь? – спросил Козловский.
– Приказано составить записку, почему нейдем вперед.
– А почему?
Князь Андрей пожал плечами.
– Нет известия от Мака? – спросил Козловский.
– Нет.
– Ежели бы правда, что он разбит, так пришло бы известие.
– Вероятно, – сказал князь Андрей и направился к выходной двери; но в то же время навстречу ему, хлопнув дверью, быстро вошел в приемную высокий, очевидно приезжий, австрийский генерал в сюртуке, с повязанною черным платком головой и с орденом Марии Терезии на шее. Князь Андрей остановился.
– Генерал аншеф Кутузов? – быстро проговорил приезжий генерал с резким немецким выговором, оглядываясь на обе стороны и без остановки проходя к двери кабинета.
– Генерал аншеф занят, – сказал Козловский, торопливо подходя к неизвестному генералу и загораживая ему дорогу от двери. – Как прикажете доложить?
Неизвестный генерал презрительно оглянулся сверху вниз на невысокого ростом Козловского, как будто удивляясь, что его могут не знать.
– Генерал аншеф занят, – спокойно повторил Козловский.
Лицо генерала нахмурилось, губы его дернулись и задрожали. Он вынул записную книжку, быстро начертил что то карандашом, вырвал листок, отдал, быстрыми шагами подошел к окну, бросил свое тело на стул и оглянул бывших в комнате, как будто спрашивая: зачем они на него смотрят? Потом генерал поднял голову, вытянул шею, как будто намереваясь что то сказать, но тотчас же, как будто небрежно начиная напевать про себя, произвел странный звук, который тотчас же пресекся. Дверь кабинета отворилась, и на пороге ее показался Кутузов. Генерал с повязанною головой, как будто убегая от опасности, нагнувшись, большими, быстрыми шагами худых ног подошел к Кутузову.
– Vous voyez le malheureux Mack, [Вы видите несчастного Мака.] – проговорил он сорвавшимся голосом.
Лицо Кутузова, стоявшего в дверях кабинета, несколько мгновений оставалось совершенно неподвижно. Потом, как волна, пробежала по его лицу морщина, лоб разгладился; он почтительно наклонил голову, закрыл глаза, молча пропустил мимо себя Мака и сам за собой затворил дверь.
Слух, уже распространенный прежде, о разбитии австрийцев и о сдаче всей армии под Ульмом, оказывался справедливым. Через полчаса уже по разным направлениям были разосланы адъютанты с приказаниями, доказывавшими, что скоро и русские войска, до сих пор бывшие в бездействии, должны будут встретиться с неприятелем.
Князь Андрей был один из тех редких офицеров в штабе, который полагал свой главный интерес в общем ходе военного дела. Увидав Мака и услыхав подробности его погибели, он понял, что половина кампании проиграна, понял всю трудность положения русских войск и живо вообразил себе то, что ожидает армию, и ту роль, которую он должен будет играть в ней.
Невольно он испытывал волнующее радостное чувство при мысли о посрамлении самонадеянной Австрии и о том, что через неделю, может быть, придется ему увидеть и принять участие в столкновении русских с французами, впервые после Суворова.
Но он боялся гения Бонапарта, который мог оказаться сильнее всей храбрости русских войск, и вместе с тем не мог допустить позора для своего героя.
Взволнованный и раздраженный этими мыслями, князь Андрей пошел в свою комнату, чтобы написать отцу, которому он писал каждый день. Он сошелся в коридоре с своим сожителем Несвицким и шутником Жерковым; они, как всегда, чему то смеялись.
– Что ты так мрачен? – спросил Несвицкий, заметив бледное с блестящими глазами лицо князя Андрея.
– Веселиться нечему, – отвечал Болконский.
В то время как князь Андрей сошелся с Несвицким и Жерковым, с другой стороны коридора навстречу им шли Штраух, австрийский генерал, состоявший при штабе Кутузова для наблюдения за продовольствием русской армии, и член гофкригсрата, приехавшие накануне. По широкому коридору было достаточно места, чтобы генералы могли свободно разойтись с тремя офицерами; но Жерков, отталкивая рукой Несвицкого, запыхавшимся голосом проговорил:
– Идут!… идут!… посторонитесь, дорогу! пожалуйста дорогу!
Генералы проходили с видом желания избавиться от утруждающих почестей. На лице шутника Жеркова выразилась вдруг глупая улыбка радости, которой он как будто не мог удержать.
– Ваше превосходительство, – сказал он по немецки, выдвигаясь вперед и обращаясь к австрийскому генералу. – Имею честь поздравить.
Он наклонил голову и неловко, как дети, которые учатся танцовать, стал расшаркиваться то одной, то другой ногой.
Генерал, член гофкригсрата, строго оглянулся на него; не заметив серьезность глупой улыбки, не мог отказать в минутном внимании. Он прищурился, показывая, что слушает.
– Имею честь поздравить, генерал Мак приехал,совсем здоров,только немного тут зашибся, – прибавил он,сияя улыбкой и указывая на свою голову.
Генерал нахмурился, отвернулся и пошел дальше.
– Gott, wie naiv! [Боже мой, как он прост!] – сказал он сердито, отойдя несколько шагов.
Несвицкий с хохотом обнял князя Андрея, но Болконский, еще более побледнев, с злобным выражением в лице, оттолкнул его и обратился к Жеркову. То нервное раздражение, в которое его привели вид Мака, известие об его поражении и мысли о том, что ожидает русскую армию, нашло себе исход в озлоблении на неуместную шутку Жеркова.
– Если вы, милостивый государь, – заговорил он пронзительно с легким дрожанием нижней челюсти, – хотите быть шутом , то я вам в этом не могу воспрепятствовать; но объявляю вам, что если вы осмелитесь другой раз скоморошничать в моем присутствии, то я вас научу, как вести себя.
Несвицкий и Жерков так были удивлены этой выходкой, что молча, раскрыв глаза, смотрели на Болконского.
– Что ж, я поздравил только, – сказал Жерков.
– Я не шучу с вами, извольте молчать! – крикнул Болконский и, взяв за руку Несвицкого, пошел прочь от Жеркова, не находившего, что ответить.
– Ну, что ты, братец, – успокоивая сказал Несвицкий.
– Как что? – заговорил князь Андрей, останавливаясь от волнения. – Да ты пойми, что мы, или офицеры, которые служим своему царю и отечеству и радуемся общему успеху и печалимся об общей неудаче, или мы лакеи, которым дела нет до господского дела. Quarante milles hommes massacres et l'ario mee de nos allies detruite, et vous trouvez la le mot pour rire, – сказал он, как будто этою французскою фразой закрепляя свое мнение. – C'est bien pour un garcon de rien, comme cet individu, dont vous avez fait un ami, mais pas pour vous, pas pour vous. [Сорок тысяч человек погибло и союзная нам армия уничтожена, а вы можете при этом шутить. Это простительно ничтожному мальчишке, как вот этот господин, которого вы сделали себе другом, но не вам, не вам.] Мальчишкам только можно так забавляться, – сказал князь Андрей по русски, выговаривая это слово с французским акцентом, заметив, что Жерков мог еще слышать его.
Он подождал, не ответит ли что корнет. Но корнет повернулся и вышел из коридора.


Гусарский Павлоградский полк стоял в двух милях от Браунау. Эскадрон, в котором юнкером служил Николай Ростов, расположен был в немецкой деревне Зальценек. Эскадронному командиру, ротмистру Денисову, известному всей кавалерийской дивизии под именем Васьки Денисова, была отведена лучшая квартира в деревне. Юнкер Ростов с тех самых пор, как он догнал полк в Польше, жил вместе с эскадронным командиром.
11 октября, в тот самый день, когда в главной квартире всё было поднято на ноги известием о поражении Мака, в штабе эскадрона походная жизнь спокойно шла по старому. Денисов, проигравший всю ночь в карты, еще не приходил домой, когда Ростов, рано утром, верхом, вернулся с фуражировки. Ростов в юнкерском мундире подъехал к крыльцу, толконув лошадь, гибким, молодым жестом скинул ногу, постоял на стремени, как будто не желая расстаться с лошадью, наконец, спрыгнул и крикнул вестового.
– А, Бондаренко, друг сердечный, – проговорил он бросившемуся стремглав к его лошади гусару. – Выводи, дружок, – сказал он с тою братскою, веселою нежностию, с которою обращаются со всеми хорошие молодые люди, когда они счастливы.
– Слушаю, ваше сиятельство, – отвечал хохол, встряхивая весело головой.
– Смотри же, выводи хорошенько!
Другой гусар бросился тоже к лошади, но Бондаренко уже перекинул поводья трензеля. Видно было, что юнкер давал хорошо на водку, и что услужить ему было выгодно. Ростов погладил лошадь по шее, потом по крупу и остановился на крыльце.
«Славно! Такая будет лошадь!» сказал он сам себе и, улыбаясь и придерживая саблю, взбежал на крыльцо, погромыхивая шпорами. Хозяин немец, в фуфайке и колпаке, с вилами, которыми он вычищал навоз, выглянул из коровника. Лицо немца вдруг просветлело, как только он увидал Ростова. Он весело улыбнулся и подмигнул: «Schon, gut Morgen! Schon, gut Morgen!» [Прекрасно, доброго утра!] повторял он, видимо, находя удовольствие в приветствии молодого человека.
– Schon fleissig! [Уже за работой!] – сказал Ростов всё с тою же радостною, братскою улыбкой, какая не сходила с его оживленного лица. – Hoch Oestreicher! Hoch Russen! Kaiser Alexander hoch! [Ура Австрийцы! Ура Русские! Император Александр ура!] – обратился он к немцу, повторяя слова, говоренные часто немцем хозяином.
Немец засмеялся, вышел совсем из двери коровника, сдернул
колпак и, взмахнув им над головой, закричал:
– Und die ganze Welt hoch! [И весь свет ура!]
Ростов сам так же, как немец, взмахнул фуражкой над головой и, смеясь, закричал: «Und Vivat die ganze Welt»! Хотя не было никакой причины к особенной радости ни для немца, вычищавшего свой коровник, ни для Ростова, ездившего со взводом за сеном, оба человека эти с счастливым восторгом и братскою любовью посмотрели друг на друга, потрясли головами в знак взаимной любви и улыбаясь разошлись – немец в коровник, а Ростов в избу, которую занимал с Денисовым.
– Что барин? – спросил он у Лаврушки, известного всему полку плута лакея Денисова.
– С вечера не бывали. Верно, проигрались, – отвечал Лаврушка. – Уж я знаю, коли выиграют, рано придут хвастаться, а коли до утра нет, значит, продулись, – сердитые придут. Кофею прикажете?
– Давай, давай.
Через 10 минут Лаврушка принес кофею. Идут! – сказал он, – теперь беда. – Ростов заглянул в окно и увидал возвращающегося домой Денисова. Денисов был маленький человек с красным лицом, блестящими черными глазами, черными взлохмоченными усами и волосами. На нем был расстегнутый ментик, спущенные в складках широкие чикчиры, и на затылке была надета смятая гусарская шапочка. Он мрачно, опустив голову, приближался к крыльцу.
– Лавг'ушка, – закричал он громко и сердито. – Ну, снимай, болван!
– Да я и так снимаю, – отвечал голос Лаврушки.
– А! ты уж встал, – сказал Денисов, входя в комнату.
– Давно, – сказал Ростов, – я уже за сеном сходил и фрейлен Матильда видел.
– Вот как! А я пг'одулся, бг'ат, вчег'а, как сукин сын! – закричал Денисов, не выговаривая р . – Такого несчастия! Такого несчастия! Как ты уехал, так и пошло. Эй, чаю!
Денисов, сморщившись, как бы улыбаясь и выказывая свои короткие крепкие зубы, начал обеими руками с короткими пальцами лохматить, как пес, взбитые черные, густые волосы.
– Чог'т меня дег'нул пойти к этой кг'ысе (прозвище офицера), – растирая себе обеими руками лоб и лицо, говорил он. – Можешь себе пг'едставить, ни одной каг'ты, ни одной, ни одной каг'ты не дал.
Денисов взял подаваемую ему закуренную трубку, сжал в кулак, и, рассыпая огонь, ударил ею по полу, продолжая кричать.
– Семпель даст, паг'оль бьет; семпель даст, паг'оль бьет.
Он рассыпал огонь, разбил трубку и бросил ее. Денисов помолчал и вдруг своими блестящими черными глазами весело взглянул на Ростова.
– Хоть бы женщины были. А то тут, кг'оме как пить, делать нечего. Хоть бы дг'аться ског'ей.
– Эй, кто там? – обратился он к двери, заслышав остановившиеся шаги толстых сапог с бряцанием шпор и почтительное покашливанье.
– Вахмистр! – сказал Лаврушка.
Денисов сморщился еще больше.
– Сквег'но, – проговорил он, бросая кошелек с несколькими золотыми. – Г`остов, сочти, голубчик, сколько там осталось, да сунь кошелек под подушку, – сказал он и вышел к вахмистру.
Ростов взял деньги и, машинально, откладывая и ровняя кучками старые и новые золотые, стал считать их.
– А! Телянин! Здог'ово! Вздули меня вчег'а! – послышался голос Денисова из другой комнаты.
– У кого? У Быкова, у крысы?… Я знал, – сказал другой тоненький голос, и вслед за тем в комнату вошел поручик Телянин, маленький офицер того же эскадрона.
Ростов кинул под подушку кошелек и пожал протянутую ему маленькую влажную руку. Телянин был перед походом за что то переведен из гвардии. Он держал себя очень хорошо в полку; но его не любили, и в особенности Ростов не мог ни преодолеть, ни скрывать своего беспричинного отвращения к этому офицеру.
– Ну, что, молодой кавалерист, как вам мой Грачик служит? – спросил он. (Грачик была верховая лошадь, подъездок, проданная Теляниным Ростову.)
Поручик никогда не смотрел в глаза человеку, с кем говорил; глаза его постоянно перебегали с одного предмета на другой.
– Я видел, вы нынче проехали…
– Да ничего, конь добрый, – отвечал Ростов, несмотря на то, что лошадь эта, купленная им за 700 рублей, не стоила и половины этой цены. – Припадать стала на левую переднюю… – прибавил он. – Треснуло копыто! Это ничего. Я вас научу, покажу, заклепку какую положить.
– Да, покажите пожалуйста, – сказал Ростов.
– Покажу, покажу, это не секрет. А за лошадь благодарить будете.
– Так я велю привести лошадь, – сказал Ростов, желая избавиться от Телянина, и вышел, чтобы велеть привести лошадь.
В сенях Денисов, с трубкой, скорчившись на пороге, сидел перед вахмистром, который что то докладывал. Увидав Ростова, Денисов сморщился и, указывая через плечо большим пальцем в комнату, в которой сидел Телянин, поморщился и с отвращением тряхнулся.
– Ох, не люблю молодца, – сказал он, не стесняясь присутствием вахмистра.
Ростов пожал плечами, как будто говоря: «И я тоже, да что же делать!» и, распорядившись, вернулся к Телянину.
Телянин сидел всё в той же ленивой позе, в которой его оставил Ростов, потирая маленькие белые руки.
«Бывают же такие противные лица», подумал Ростов, входя в комнату.
– Что же, велели привести лошадь? – сказал Телянин, вставая и небрежно оглядываясь.
– Велел.
– Да пойдемте сами. Я ведь зашел только спросить Денисова о вчерашнем приказе. Получили, Денисов?
– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.
– Денисов, оставь его; я знаю кто взял, – сказал Ростов, подходя к двери и не поднимая глаз.
Денисов остановился, подумал и, видимо поняв то, на что намекал Ростов, схватил его за руку.
– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.
Но Ростов вырвал свою руку и с такою злобой, как будто Денисов был величайший враг его, прямо и твердо устремил на него глаза.
– Ты понимаешь ли, что говоришь? – сказал он дрожащим голосом, – кроме меня никого не было в комнате. Стало быть, ежели не то, так…
Он не мог договорить и выбежал из комнаты.
– Ах, чог'т с тобой и со всеми, – были последние слова, которые слышал Ростов.
Ростов пришел на квартиру Телянина.
– Барина дома нет, в штаб уехали, – сказал ему денщик Телянина. – Или что случилось? – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера.
– Нет, ничего.
– Немного не застали, – сказал денщик.
Штаб находился в трех верстах от Зальценека. Ростов, не заходя домой, взял лошадь и поехал в штаб. В деревне, занимаемой штабом, был трактир, посещаемый офицерами. Ростов приехал в трактир; у крыльца он увидал лошадь Телянина.
Во второй комнате трактира сидел поручик за блюдом сосисок и бутылкою вина.
– А, и вы заехали, юноша, – сказал он, улыбаясь и высоко поднимая брови.
– Да, – сказал Ростов, как будто выговорить это слово стоило большого труда, и сел за соседний стол.
Оба молчали; в комнате сидели два немца и один русский офицер. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Когда Телянин кончил завтрак, он вынул из кармана двойной кошелек, изогнутыми кверху маленькими белыми пальцами раздвинул кольца, достал золотой и, приподняв брови, отдал деньги слуге.
– Пожалуйста, поскорее, – сказал он.
Золотой был новый. Ростов встал и подошел к Телянину.
– Позвольте посмотреть мне кошелек, – сказал он тихим, чуть слышным голосом.
С бегающими глазами, но всё поднятыми бровями Телянин подал кошелек.
– Да, хорошенький кошелек… Да… да… – сказал он и вдруг побледнел. – Посмотрите, юноша, – прибавил он.
Ростов взял в руки кошелек и посмотрел и на него, и на деньги, которые были в нем, и на Телянина. Поручик оглядывался кругом, по своей привычке и, казалось, вдруг стал очень весел.
– Коли будем в Вене, всё там оставлю, а теперь и девать некуда в этих дрянных городишках, – сказал он. – Ну, давайте, юноша, я пойду.
Ростов молчал.
– А вы что ж? тоже позавтракать? Порядочно кормят, – продолжал Телянин. – Давайте же.
Он протянул руку и взялся за кошелек. Ростов выпустил его. Телянин взял кошелек и стал опускать его в карман рейтуз, и брови его небрежно поднялись, а рот слегка раскрылся, как будто он говорил: «да, да, кладу в карман свой кошелек, и это очень просто, и никому до этого дела нет».
– Ну, что, юноша? – сказал он, вздохнув и из под приподнятых бровей взглянув в глаза Ростова. Какой то свет глаз с быстротою электрической искры перебежал из глаз Телянина в глаза Ростова и обратно, обратно и обратно, всё в одно мгновение.
– Подите сюда, – проговорил Ростов, хватая Телянина за руку. Он почти притащил его к окну. – Это деньги Денисова, вы их взяли… – прошептал он ему над ухом.
– Что?… Что?… Как вы смеете? Что?… – проговорил Телянин.
Но эти слова звучали жалобным, отчаянным криком и мольбой о прощении. Как только Ростов услыхал этот звук голоса, с души его свалился огромный камень сомнения. Он почувствовал радость и в то же мгновение ему стало жалко несчастного, стоявшего перед ним человека; но надо было до конца довести начатое дело.
– Здесь люди Бог знает что могут подумать, – бормотал Телянин, схватывая фуражку и направляясь в небольшую пустую комнату, – надо объясниться…
– Я это знаю, и я это докажу, – сказал Ростов.
– Я…
Испуганное, бледное лицо Телянина начало дрожать всеми мускулами; глаза всё так же бегали, но где то внизу, не поднимаясь до лица Ростова, и послышались всхлипыванья.
– Граф!… не губите молодого человека… вот эти несчастные деньги, возьмите их… – Он бросил их на стол. – У меня отец старик, мать!…
Ростов взял деньги, избегая взгляда Телянина, и, не говоря ни слова, пошел из комнаты. Но у двери он остановился и вернулся назад. – Боже мой, – сказал он со слезами на глазах, – как вы могли это сделать?
– Граф, – сказал Телянин, приближаясь к юнкеру.
– Не трогайте меня, – проговорил Ростов, отстраняясь. – Ежели вам нужда, возьмите эти деньги. – Он швырнул ему кошелек и выбежал из трактира.


Вечером того же дня на квартире Денисова шел оживленный разговор офицеров эскадрона.
– А я говорю вам, Ростов, что вам надо извиниться перед полковым командиром, – говорил, обращаясь к пунцово красному, взволнованному Ростову, высокий штаб ротмистр, с седеющими волосами, огромными усами и крупными чертами морщинистого лица.
Штаб ротмистр Кирстен был два раза разжалован в солдаты зa дела чести и два раза выслуживался.
– Я никому не позволю себе говорить, что я лгу! – вскрикнул Ростов. – Он сказал мне, что я лгу, а я сказал ему, что он лжет. Так с тем и останется. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так…
– Да вы постойте, батюшка; вы послушайте меня, – перебил штаб ротмистр своим басистым голосом, спокойно разглаживая свои длинные усы. – Вы при других офицерах говорите полковому командиру, что офицер украл…
– Я не виноват, что разговор зашел при других офицерах. Может быть, не надо было говорить при них, да я не дипломат. Я затем в гусары и пошел, думал, что здесь не нужно тонкостей, а он мне говорит, что я лгу… так пусть даст мне удовлетворение…
– Это всё хорошо, никто не думает, что вы трус, да не в том дело. Спросите у Денисова, похоже это на что нибудь, чтобы юнкер требовал удовлетворения у полкового командира?
Денисов, закусив ус, с мрачным видом слушал разговор, видимо не желая вступаться в него. На вопрос штаб ротмистра он отрицательно покачал головой.
– Вы при офицерах говорите полковому командиру про эту пакость, – продолжал штаб ротмистр. – Богданыч (Богданычем называли полкового командира) вас осадил.
– Не осадил, а сказал, что я неправду говорю.
– Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться.
– Ни за что! – крикнул Ростов.
– Не думал я этого от вас, – серьезно и строго сказал штаб ротмистр. – Вы не хотите извиниться, а вы, батюшка, не только перед ним, а перед всем полком, перед всеми нами, вы кругом виноваты. А вот как: кабы вы подумали да посоветовались, как обойтись с этим делом, а то вы прямо, да при офицерах, и бухнули. Что теперь делать полковому командиру? Надо отдать под суд офицера и замарать весь полк? Из за одного негодяя весь полк осрамить? Так, что ли, по вашему? А по нашему, не так. И Богданыч молодец, он вам сказал, что вы неправду говорите. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Вам обидно, что вы подежурите, да что вам извиниться перед старым и честным офицером! Какой бы там ни был Богданыч, а всё честный и храбрый, старый полковник, так вам обидно; а замарать полк вам ничего? – Голос штаб ротмистра начинал дрожать. – Вы, батюшка, в полку без году неделя; нынче здесь, завтра перешли куда в адъютантики; вам наплевать, что говорить будут: «между павлоградскими офицерами воры!» А нам не всё равно. Так, что ли, Денисов? Не всё равно?
Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!
И штаб ротмистр встал и отвернулся от Ростова.
– Пг'авда, чог'т возьми! – закричал, вскакивая, Денисов. – Ну, Г'остов! Ну!
Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера.
– Нет, господа, нет… вы не думайте… я очень понимаю, вы напрасно обо мне думаете так… я… для меня… я за честь полка.да что? это на деле я покажу, и для меня честь знамени…ну, всё равно, правда, я виноват!.. – Слезы стояли у него в глазах. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?…
– Вот это так, граф, – поворачиваясь, крикнул штаб ротмистр, ударяя его большою рукою по плечу.
– Я тебе говог'ю, – закричал Денисов, – он малый славный.
– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.
– Да, не дурак был этот австрийский князь, что тут замок выстроил. Славное место. Что же вы не едите, господа? – говорил Несвицкий.
– Покорно благодарю, князь, – отвечал один из офицеров, с удовольствием разговаривая с таким важным штабным чиновником. – Прекрасное место. Мы мимо самого парка проходили, двух оленей видели, и дом какой чудесный!
– Посмотрите, князь, – сказал другой, которому очень хотелось взять еще пирожок, но совестно было, и который поэтому притворялся, что он оглядывает местность, – посмотрите ка, уж забрались туда наши пехотные. Вон там, на лужку, за деревней, трое тащут что то. .Они проберут этот дворец, – сказал он с видимым одобрением.
– И то, и то, – сказал Несвицкий. – Нет, а чего бы я желал, – прибавил он, прожевывая пирожок в своем красивом влажном рте, – так это вон туда забраться.
Он указывал на монастырь с башнями, видневшийся на горе. Он улыбнулся, глаза его сузились и засветились.
– А ведь хорошо бы, господа!
Офицеры засмеялись.
– Хоть бы попугать этих монашенок. Итальянки, говорят, есть молоденькие. Право, пять лет жизни отдал бы!
– Им ведь и скучно, – смеясь, сказал офицер, который был посмелее.
Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?
На той стороне простым глазом виден был неприятель и его батарея, из которой показался молочно белый дымок. Вслед за дымком раздался дальний выстрел, и видно было, как наши войска заспешили на переправе.
Несвицкий, отдуваясь, поднялся и, улыбаясь, подошел к генералу.
– Не угодно ли закусить вашему превосходительству? – сказал он.
– Нехорошо дело, – сказал генерал, не отвечая ему, – замешкались наши.
– Не съездить ли, ваше превосходительство? – сказал Несвицкий.
– Да, съездите, пожалуйста, – сказал генерал, повторяя то, что уже раз подробно было приказано, – и скажите гусарам, чтобы они последние перешли и зажгли мост, как я приказывал, да чтобы горючие материалы на мосту еще осмотреть.
– Очень хорошо, – отвечал Несвицкий.
Он кликнул казака с лошадью, велел убрать сумочку и фляжку и легко перекинул свое тяжелое тело на седло.
– Право, заеду к монашенкам, – сказал он офицерам, с улыбкою глядевшим на него, и поехал по вьющейся тропинке под гору.
– Нут ка, куда донесет, капитан, хватите ка! – сказал генерал, обращаясь к артиллеристу. – Позабавьтесь от скуки.
– Прислуга к орудиям! – скомандовал офицер.
И через минуту весело выбежали от костров артиллеристы и зарядили.
– Первое! – послышалась команда.
Бойко отскочил 1 й номер. Металлически, оглушая, зазвенело орудие, и через головы всех наших под горой, свистя, пролетела граната и, далеко не долетев до неприятеля, дымком показала место своего падения и лопнула.
Лица солдат и офицеров повеселели при этом звуке; все поднялись и занялись наблюдениями над видными, как на ладони, движениями внизу наших войск и впереди – движениями приближавшегося неприятеля. Солнце в ту же минуту совсем вышло из за туч, и этот красивый звук одинокого выстрела и блеск яркого солнца слились в одно бодрое и веселое впечатление.


Над мостом уже пролетели два неприятельские ядра, и на мосту была давка. В средине моста, слезши с лошади, прижатый своим толстым телом к перилам, стоял князь Несвицкий.
Он, смеючись, оглядывался назад на своего казака, который с двумя лошадьми в поводу стоял несколько шагов позади его.
Только что князь Несвицкий хотел двинуться вперед, как опять солдаты и повозки напирали на него и опять прижимали его к перилам, и ему ничего не оставалось, как улыбаться.
– Экой ты, братец, мой! – говорил казак фурштатскому солдату с повозкой, напиравшему на толпившуюся v самых колес и лошадей пехоту, – экой ты! Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать.
Но фурштат, не обращая внимания на наименование генерала, кричал на солдат, запружавших ему дорогу: – Эй! землячки! держись влево, постой! – Но землячки, теснясь плечо с плечом, цепляясь штыками и не прерываясь, двигались по мосту одною сплошною массой. Поглядев за перила вниз, князь Несвицкий видел быстрые, шумные, невысокие волны Энса, которые, сливаясь, рябея и загибаясь около свай моста, перегоняли одна другую. Поглядев на мост, он видел столь же однообразные живые волны солдат, кутасы, кивера с чехлами, ранцы, штыки, длинные ружья и из под киверов лица с широкими скулами, ввалившимися щеками и беззаботно усталыми выражениями и движущиеся ноги по натасканной на доски моста липкой грязи. Иногда между однообразными волнами солдат, как взбрызг белой пены в волнах Энса, протискивался между солдатами офицер в плаще, с своею отличною от солдат физиономией; иногда, как щепка, вьющаяся по реке, уносился по мосту волнами пехоты пеший гусар, денщик или житель; иногда, как бревно, плывущее по реке, окруженная со всех сторон, проплывала по мосту ротная или офицерская, наложенная доверху и прикрытая кожами, повозка.
– Вишь, их, как плотину, прорвало, – безнадежно останавливаясь, говорил казак. – Много ль вас еще там?
– Мелион без одного! – подмигивая говорил близко проходивший в прорванной шинели веселый солдат и скрывался; за ним проходил другой, старый солдат.
– Как он (он – неприятель) таперича по мосту примется зажаривать, – говорил мрачно старый солдат, обращаясь к товарищу, – забудешь чесаться.
И солдат проходил. За ним другой солдат ехал на повозке.
– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.
– Вели ты им, чег'тям, дьяволам, дать дог'огу, – кричал. Денисов, видимо находясь в припадке горячности, блестя и поводя своими черными, как уголь, глазами в воспаленных белках и махая невынутою из ножен саблей, которую он держал такою же красною, как и лицо, голою маленькою рукой.
– Э! Вася! – отвечал радостно Несвицкий. – Да ты что?
– Эскадг'ону пг'ойти нельзя, – кричал Васька Денисов, злобно открывая белые зубы, шпоря своего красивого вороного, кровного Бедуина, который, мигая ушами от штыков, на которые он натыкался, фыркая, брызгая вокруг себя пеной с мундштука, звеня, бил копытами по доскам моста и, казалось, готов был перепрыгнуть через перила моста, ежели бы ему позволил седок. – Что это? как баг'аны! точь в точь баг'аны! Пг'очь… дай дог'огу!… Стой там! ты повозка, чог'т! Саблей изг'ублю! – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею.
Солдаты с испуганными лицами нажались друг на друга, и Денисов присоединился к Несвицкому.
– Что же ты не пьян нынче? – сказал Несвицкий Денисову, когда он подъехал к нему.
– И напиться то вг'емени не дадут! – отвечал Васька Денисов. – Целый день то туда, то сюда таскают полк. Дг'аться – так дг'аться. А то чог'т знает что такое!
– Каким ты щеголем нынче! – оглядывая его новый ментик и вальтрап, сказал Несвицкий.
Денисов улыбнулся, достал из ташки платок, распространявший запах духов, и сунул в нос Несвицкому.
– Нельзя, в дело иду! выбг'ился, зубы вычистил и надушился.
Осанистая фигура Несвицкого, сопровождаемая казаком, и решительность Денисова, махавшего саблей и отчаянно кричавшего, подействовали так, что они протискались на ту сторону моста и остановили пехоту. Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад.
Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон.
По доскам моста раздались прозрачные звуки копыт, как будто скакало несколько лошадей, и эскадрон, с офицерами впереди по четыре человека в ряд, растянулся по мосту и стал выходить на ту сторону.
Остановленные пехотные солдаты, толпясь в растоптанной у моста грязи, с тем особенным недоброжелательным чувством отчужденности и насмешки, с каким встречаются обыкновенно различные роды войск, смотрели на чистых, щеголеватых гусар, стройно проходивших мимо их.
– Нарядные ребята! Только бы на Подновинское!
– Что от них проку! Только напоказ и водят! – говорил другой.
– Пехота, не пыли! – шутил гусар, под которым лошадь, заиграв, брызнула грязью в пехотинца.
– Прогонял бы тебя с ранцем перехода два, шнурки то бы повытерлись, – обтирая рукавом грязь с лица, говорил пехотинец; – а то не человек, а птица сидит!
– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.
– Кто там кланяется? Юнкег' Миг'онов! Hexoг'oшo, на меня смотг'ите! – закричал Денисов, которому не стоялось на месте и который вертелся на лошади перед эскадроном.
Курносое и черноволосатое лицо Васьки Денисова и вся его маленькая сбитая фигурка с его жилистою (с короткими пальцами, покрытыми волосами) кистью руки, в которой он держал ефес вынутой наголо сабли, было точно такое же, как и всегда, особенно к вечеру, после выпитых двух бутылок. Он был только более обыкновенного красен и, задрав свою мохнатую голову кверху, как птицы, когда они пьют, безжалостно вдавив своими маленькими ногами шпоры в бока доброго Бедуина, он, будто падая назад, поскакал к другому флангу эскадрона и хриплым голосом закричал, чтоб осмотрели пистолеты. Он подъехал к Кирстену. Штаб ротмистр, на широкой и степенной кобыле, шагом ехал навстречу Денисову. Штаб ротмистр, с своими длинными усами, был серьезен, как и всегда, только глаза его блестели больше обыкновенного.
– Да что? – сказал он Денисову, – не дойдет дело до драки. Вот увидишь, назад уйдем.
– Чог'т их знает, что делают – проворчал Денисов. – А! Г'остов! – крикнул он юнкеру, заметив его веселое лицо. – Ну, дождался.
И он улыбнулся одобрительно, видимо радуясь на юнкера.
Ростов почувствовал себя совершенно счастливым. В это время начальник показался на мосту. Денисов поскакал к нему.
– Ваше пг'евосходительство! позвольте атаковать! я их опг'окину.
– Какие тут атаки, – сказал начальник скучливым голосом, морщась, как от докучливой мухи. – И зачем вы тут стоите? Видите, фланкеры отступают. Ведите назад эскадрон.
Эскадрон перешел мост и вышел из под выстрелов, не потеряв ни одного человека. Вслед за ним перешел и второй эскадрон, бывший в цепи, и последние казаки очистили ту сторону.
Два эскадрона павлоградцев, перейдя мост, один за другим, пошли назад на гору. Полковой командир Карл Богданович Шуберт подъехал к эскадрону Денисова и ехал шагом недалеко от Ростова, не обращая на него никакого внимания, несмотря на то, что после бывшего столкновения за Телянина, они виделись теперь в первый раз. Ростов, чувствуя себя во фронте во власти человека, перед которым он теперь считал себя виноватым, не спускал глаз с атлетической спины, белокурого затылка и красной шеи полкового командира. Ростову то казалось, что Богданыч только притворяется невнимательным, и что вся цель его теперь состоит в том, чтоб испытать храбрость юнкера, и он выпрямлялся и весело оглядывался; то ему казалось, что Богданыч нарочно едет близко, чтобы показать Ростову свою храбрость. То ему думалось, что враг его теперь нарочно пошлет эскадрон в отчаянную атаку, чтобы наказать его, Ростова. То думалось, что после атаки он подойдет к нему и великодушно протянет ему, раненому, руку примирения.
Знакомая павлоградцам, с высокоподнятыми плечами, фигура Жеркова (он недавно выбыл из их полка) подъехала к полковому командиру. Жерков, после своего изгнания из главного штаба, не остался в полку, говоря, что он не дурак во фронте лямку тянуть, когда он при штабе, ничего не делая, получит наград больше, и умел пристроиться ординарцем к князю Багратиону. Он приехал к своему бывшему начальнику с приказанием от начальника ариергарда.
– Полковник, – сказал он с своею мрачною серьезностью, обращаясь ко врагу Ростова и оглядывая товарищей, – велено остановиться, мост зажечь.
– Кто велено? – угрюмо спросил полковник.
– Уж я и не знаю, полковник, кто велено , – серьезно отвечал корнет, – но только мне князь приказал: «Поезжай и скажи полковнику, чтобы гусары вернулись скорей и зажгли бы мост».
Вслед за Жерковым к гусарскому полковнику подъехал свитский офицер с тем же приказанием. Вслед за свитским офицером на казачьей лошади, которая насилу несла его галопом, подъехал толстый Несвицкий.
– Как же, полковник, – кричал он еще на езде, – я вам говорил мост зажечь, а теперь кто то переврал; там все с ума сходят, ничего не разберешь.
Полковник неторопливо остановил полк и обратился к Несвицкому:
– Вы мне говорили про горючие вещества, – сказал он, – а про то, чтобы зажигать, вы мне ничего не говорили.
– Да как же, батюшка, – заговорил, остановившись, Несвицкий, снимая фуражку и расправляя пухлой рукой мокрые от пота волосы, – как же не говорил, что мост зажечь, когда горючие вещества положили?
– Я вам не «батюшка», господин штаб офицер, а вы мне не говорили, чтоб мост зажигайт! Я служба знаю, и мне в привычка приказание строго исполняйт. Вы сказали, мост зажгут, а кто зажгут, я святым духом не могу знайт…
– Ну, вот всегда так, – махнув рукой, сказал Несвицкий. – Ты как здесь? – обратился он к Жеркову.
– Да за тем же. Однако ты отсырел, дай я тебя выжму.
– Вы сказали, господин штаб офицер, – продолжал полковник обиженным тоном…
– Полковник, – перебил свитский офицер, – надо торопиться, а то неприятель пододвинет орудия на картечный выстрел.
Полковник молча посмотрел на свитского офицера, на толстого штаб офицера, на Жеркова и нахмурился.
– Я буду мост зажигайт, – сказал он торжественным тоном, как будто бы выражал этим, что, несмотря на все делаемые ему неприятности, он всё таки сделает то, что должно.
Ударив своими длинными мускулистыми ногами лошадь, как будто она была во всем виновата, полковник выдвинулся вперед к 2 му эскадрону, тому самому, в котором служил Ростов под командою Денисова, скомандовал вернуться назад к мосту.
«Ну, так и есть, – подумал Ростов, – он хочет испытать меня! – Сердце его сжалось, и кровь бросилась к лицу. – Пускай посмотрит, трус ли я» – подумал он.
Опять на всех веселых лицах людей эскадрона появилась та серьезная черта, которая была на них в то время, как они стояли под ядрами. Ростов, не спуская глаз, смотрел на своего врага, полкового командира, желая найти на его лице подтверждение своих догадок; но полковник ни разу не взглянул на Ростова, а смотрел, как всегда во фронте, строго и торжественно. Послышалась команда.
– Живо! Живо! – проговорило около него несколько голосов.
Цепляясь саблями за поводья, гремя шпорами и торопясь, слезали гусары, сами не зная, что они будут делать. Гусары крестились. Ростов уже не смотрел на полкового командира, – ему некогда было. Он боялся, с замиранием сердца боялся, как бы ему не отстать от гусар. Рука его дрожала, когда он передавал лошадь коноводу, и он чувствовал, как со стуком приливает кровь к его сердцу. Денисов, заваливаясь назад и крича что то, проехал мимо него. Ростов ничего не видел, кроме бежавших вокруг него гусар, цеплявшихся шпорами и бренчавших саблями.
– Носилки! – крикнул чей то голос сзади.
Ростов не подумал о том, что значит требование носилок: он бежал, стараясь только быть впереди всех; но у самого моста он, не смотря под ноги, попал в вязкую, растоптанную грязь и, споткнувшись, упал на руки. Его обежали другие.
– По обоий сторона, ротмистр, – послышался ему голос полкового командира, который, заехав вперед, стал верхом недалеко от моста с торжествующим и веселым лицом.
Ростов, обтирая испачканные руки о рейтузы, оглянулся на своего врага и хотел бежать дальше, полагая, что чем он дальше уйдет вперед, тем будет лучше. Но Богданыч, хотя и не глядел и не узнал Ростова, крикнул на него:
– Кто по средине моста бежит? На права сторона! Юнкер, назад! – сердито закричал он и обратился к Денисову, который, щеголяя храбростью, въехал верхом на доски моста.
– Зачем рисковайт, ротмистр! Вы бы слезали, – сказал полковник.
– Э! виноватого найдет, – отвечал Васька Денисов, поворачиваясь на седле.

Между тем Несвицкий, Жерков и свитский офицер стояли вместе вне выстрелов и смотрели то на эту небольшую кучку людей в желтых киверах, темнозеленых куртках, расшитых снурками, и синих рейтузах, копошившихся у моста, то на ту сторону, на приближавшиеся вдалеке синие капоты и группы с лошадьми, которые легко можно было признать за орудия.
«Зажгут или не зажгут мост? Кто прежде? Они добегут и зажгут мост, или французы подъедут на картечный выстрел и перебьют их?» Эти вопросы с замиранием сердца невольно задавал себе каждый из того большого количества войск, которые стояли над мостом и при ярком вечернем свете смотрели на мост и гусаров и на ту сторону, на подвигавшиеся синие капоты со штыками и орудиями.
– Ох! достанется гусарам! – говорил Несвицкий, – не дальше картечного выстрела теперь.
– Напрасно он так много людей повел, – сказал свитский офицер.
– И в самом деле, – сказал Несвицкий. – Тут бы двух молодцов послать, всё равно бы.
– Ах, ваше сиятельство, – вмешался Жерков, не спуская глаз с гусар, но всё с своею наивною манерой, из за которой нельзя было догадаться, серьезно ли, что он говорит, или нет. – Ах, ваше сиятельство! Как вы судите! Двух человек послать, а нам то кто же Владимира с бантом даст? А так то, хоть и поколотят, да можно эскадрон представить и самому бантик получить. Наш Богданыч порядки знает.
– Ну, – сказал свитский офицер, – это картечь!
Он показывал на французские орудия, которые снимались с передков и поспешно отъезжали.
На французской стороне, в тех группах, где были орудия, показался дымок, другой, третий, почти в одно время, и в ту минуту, как долетел звук первого выстрела, показался четвертый. Два звука, один за другим, и третий.
– О, ох! – охнул Несвицкий, как будто от жгучей боли, хватая за руку свитского офицера. – Посмотрите, упал один, упал, упал!
– Два, кажется?
– Был бы я царь, никогда бы не воевал, – сказал Несвицкий, отворачиваясь.
Французские орудия опять поспешно заряжали. Пехота в синих капотах бегом двинулась к мосту. Опять, но в разных промежутках, показались дымки, и защелкала и затрещала картечь по мосту. Но в этот раз Несвицкий не мог видеть того, что делалось на мосту. С моста поднялся густой дым. Гусары успели зажечь мост, и французские батареи стреляли по ним уже не для того, чтобы помешать, а для того, что орудия были наведены и было по ком стрелять.
– Французы успели сделать три картечные выстрела, прежде чем гусары вернулись к коноводам. Два залпа были сделаны неверно, и картечь всю перенесло, но зато последний выстрел попал в середину кучки гусар и повалил троих.
Ростов, озабоченный своими отношениями к Богданычу, остановился на мосту, не зная, что ему делать. Рубить (как он всегда воображал себе сражение) было некого, помогать в зажжении моста он тоже не мог, потому что не взял с собою, как другие солдаты, жгута соломы. Он стоял и оглядывался, как вдруг затрещало по мосту будто рассыпанные орехи, и один из гусар, ближе всех бывший от него, со стоном упал на перилы. Ростов побежал к нему вместе с другими. Опять закричал кто то: «Носилки!». Гусара подхватили четыре человека и стали поднимать.
– Оооо!… Бросьте, ради Христа, – закричал раненый; но его всё таки подняли и положили.
Николай Ростов отвернулся и, как будто отыскивая чего то, стал смотреть на даль, на воду Дуная, на небо, на солнце. Как хорошо показалось небо, как голубо, спокойно и глубоко! Как ярко и торжественно опускающееся солнце! Как ласково глянцовито блестела вода в далеком Дунае! И еще лучше были далекие, голубеющие за Дунаем горы, монастырь, таинственные ущелья, залитые до макуш туманом сосновые леса… там тихо, счастливо… «Ничего, ничего бы я не желал, ничего бы не желал, ежели бы я только был там, – думал Ростов. – Во мне одном и в этом солнце так много счастия, а тут… стоны, страдания, страх и эта неясность, эта поспешность… Вот опять кричат что то, и опять все побежали куда то назад, и я бегу с ними, и вот она, вот она, смерть, надо мной, вокруг меня… Мгновенье – и я никогда уже не увижу этого солнца, этой воды, этого ущелья»…
В эту минуту солнце стало скрываться за тучами; впереди Ростова показались другие носилки. И страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – всё слилось в одно болезненно тревожное впечатление.
«Господи Боже! Тот, Кто там в этом небе, спаси, прости и защити меня!» прошептал про себя Ростов.
Гусары подбежали к коноводам, голоса стали громче и спокойнее, носилки скрылись из глаз.
– Что, бг'ат, понюхал пог'оху?… – прокричал ему над ухом голос Васьки Денисова.
«Всё кончилось; но я трус, да, я трус», подумал Ростов и, тяжело вздыхая, взял из рук коновода своего отставившего ногу Грачика и стал садиться.
– Что это было, картечь? – спросил он у Денисова.
– Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г'аботали! А г'абота сквег'ная! Атака – любезное дело, г'убай в песи, а тут, чог'т знает что, бьют как в мишень.
И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера.
«Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов. И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер.
– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
– А коли про потерю спросят?
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .