Барбара Стэнвик

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Барбара Стэнвик
Barbara Stanwyck

Студийная фотография 1930-х годов
Имя при рождении:

Руби Кэтрин Стивенс

Дата рождения:

16 июля 1907(1907-07-16)

Место рождения:

Бруклин, Нью-Йорк, США

Дата смерти:

20 января 1990(1990-01-20) (82 года)

Место смерти:

Санта-Моника, США

Гражданство:

США США

Профессия:

актриса

Карьера:

1927—1986

Барбара Стэнвик (англ. Barbara Stanwyck, урождённая Руби Кэтрин Стивенс (Ruby Catherine Stevens), 16 июля 1907 — 20 января 1990) — американская актриса, которая была особенно популярна в 1930—1940-х годах.

Актёрская карьера Стэнвик складывалась удачно как в кино, так и на телевидении. Она четырежды номинировалась на премию «Оскар» в категории «лучшая женская роль», а также была награждена премиями «Золотой глобус» и «Эмми» за работы на телевидении. За выдающиеся заслуги в кинематографе актриса была удостоена Звезды на голливудской Аллее славы, и специальных наград «Оскар» и «Золотой глобус».





Ранние годы

Будущая актриса, при рождении получившая имя Руби, появилась на свет 16 июля 1907 года в Нью-Йорке в семье каменщика Байрона Стивенса, родители которого эмигрировали в США из Великобритании, и его супруги, ирландки Кэтрин Макги. У них было пятеро детей, и Руби была младшим ребёнком. В 1910 году, когда девочке было три года, её мать погибла после того, как пьяный прохожий толкнул её под колеса трамвая. Вскоре после трагедии отец оставил семью и уехал на строительство Панамского канала, где и скончался около 1914 года. После его отъезда Руби и её брат Малкольм[1] попали в приёмные семьи. В 1915 году, когда Руби было восемь лет, её старшая сестра Милдред — до того она оказывала младшим братьям и сестрам материальную помощь со скудных доходов хористки — забрала её на три года к себе.

Карьера

В возрасте тринадцати лет Руби бросила школу и стала подрабатывать — заворачивала покупки в универмаге, была мелкой служащей в телефонной компании с гонораром в 14 долларов в неделю, затем её взяли на место машинистки в студии звукозаписи «Remick Music Company» на Манхэттене. По протекции своего коллеги с работы Руби стала танцевать в ночном клубе «Strand Roof». На неё обратили внимание и в 1923 году она стала выступать в шоу Зигфельда и в театре Шуберта.

После того, как друзья познакомили Руби с драматургом Уиллардом Маком, он пригласил девушку в свою новую постановку «Петля» и начал учить её актёрскому мастерству. Именно с подачи Мака она взяла псевдоним — Барбара Стэнвик. Спектакль, премьера которого состоялась 20 октября 1926 года, с большим успехом прошёл на Бродвее, а игра Барбары получила восторженные отзывы критиков. В тот же период актриса начала встречаться с Рексом Черрименом, своим партнером по сцене. Далее ею заинтересовался кинопродюсер Боб Кейн, и Барбара получила небольшую роль танцовщицы в немом фильме «Ночи Бродвея». Эта картина стала её дебютом в кино. В 1944 году Стэнвик была самой высокооплачиваемой актрисой Голливуда, получая 400 тысяч долларов в год.[2]

На закате кинокарьеры она снялась в телесериале «Большая долина», роль в котором принесла ей премию «Эмми». Последний раз Стэнвик появилась в культовом телесериале Династия (6 сезон) и в его спин-оффе «Семья Колби». Стэнвик предстала в роли экстравагантной и мудрой Констанс Колби. Но в конце первого сезона Стэнвик покинула сериал «Семья Колби» из-за конфликта с продюсерами. Её персонаж погибает за кадром во втором сезоне. Больше Стэнвик не снималась.

Личная жизнь

Первый брак с актёром и продюсером Фрэнком Фэй. У них общий ребёнок. Второй брак с актёром Робертом Тэйлором. Оба брака для Барбары закончились разводом.

Смерть

Стэнвик скончалась 20 января 1990 года в одной из клиник Санта-Моники от сердечной недостаточности и хронической обструктивной болезни лёгких.

Фильмография

Год На русском На языке оригинала Роль
19851987 Династия 2: Семья Колби The Colbys Констанс Колби
1985 Династия Dynasty Констанс Колби
1983 Поющие в терновнике The Thorn Birds Мэри Карсон
1962 Прогулка по беспутному кварталу Walk on the Wild Side «мамочка» борделя Джо Кортни
1957 Преступление страсти Crime of Passion Кэти Фергюсон Дойл
1954 Королева скота из Монтаны Cattle Queen of Montana Сьерра-Невада Джонс, скотопромышленница
1954 Свидетель убийства Witness to Murder Шерил Дрэйпер
1953 Титаник Titanic Джулия Стерджес
1953 Опасность Jeopardy Хелен Стилвин
1952 Стычка в ночи Clash by Night Мэй Дойл д’Амато
1951 The Man with a Cloak Лорна Бонти
1950 To Please a Lady Регина Форбс
The Furies Ванс Джеффордс
No Man of Her Own Хелен Фергюсон
Досье Тельмы Джордан The File on Thelma Jordon Тельма Джордан
1949 East Side, West Side Джесси Борн
The Lady Gambles Джоан Филлипс Бут
1948 Извините, ошиблись номером Sorry, Wrong Number Леона Стивенсон
B.F.'s Daughter Полин Фултон Бретт
1947 Волк-одиночка Cry Wolf Сандра Маршалл
Иная любовь The Other Love Карен Дункан
Две миссис Кэрролл The Two Mrs. Carrolls Салли Мортон Кэрролл
1946 Калифорния California Лили Бишоп
Невеста была в ботинках The Bride Wore Boots Салли Уоррен
Странная любовь Марты Айверс The Strange Love of Martha Ivers Марта Айверс
Моя репутация My Reputation Джессика Драммонд
1945 Рождество в Коннектикуте Christmas in Connecticut Элизабет Лейн
1944 Двойная страховка Double Indemnity Филлис Дитрихсон
1943 Плоть и фантазия Flesh and Fantasy Джоан Стенли
Девушка из шоу Lady of Burlesque Дебора Хупл
1942 The Gay Sisters Фиона Гейлорд
The Great Man’s Lady Ханна Семплер
1941 С огоньком Ball of Fire Кэтри О’Ши
Ты принадлежишь мне You Belong to Me Доктор Хелен Хант
Познакомьтесь с Джоном Доу Meet John Doe Энн Митчелл
Леди Ева The Lady Eve Джин Харрингтон
1940 Запомни эту ночь Remember the Night Ли Линдер
1939 Золотой мальчик Golden Boy Лорна Мун
Юнион Пасифик Union Pacific Молли Монахан
1938 Безумная мисс Ментон The Mad Miss Manton Мельса Ментон
Always Goodbye Марго Вестон
1937 Завтрак для двоих Breakfast for Two Валентайн Рэнсом
Стелла Даллас Stella Dallas Стелла Мартин Даллас
This Is My Affair Лил Дарея
Internes Can’t Take Money Джанет Хели
1936 Плуг и звёзды The Plough and the Stars Нора Клитеро
Банджо на моих коленях Banjo on My Knee Перл Эллиот Холли
Жена его брата His Brother’s Wife Рита Уилсон Клейбурн
Невеста уходит The Bride Walks Out Кэролайн Мартин
Послание к Гарсиа A Message to Garcia Рафаэлита Мадерос
1935 Анни Окли Annie Oakley Анни Окли
Красный салют Red Salute Дрю ван Аллен
Женщина в красном The Woman in Red Шелби Баррет Ватт
1934 Тайная невеста The Secret Bride Рут Винсент
A Lost Lady Мериэн Омсби Форрестер
Леди-игрок Gambling Lady Леди Ли
1933 Навеки в сердце Ever in My Heart Мэри Арчер Уилбрант
Мордашка Baby Face Лили Пауэрс
Леди, о которых говорят Ladies They Talk About Нан Тейлор
Горький чай генерала Йена The Bitter Tea of General Yen Меган Дэвис
1932 Закупочная цена The Purchase Price Джоан Гордон
So Big! Селина Пик де Лонг
Shopworn Китти Лейн
Запретное Forbidden Лулу Смит
1931 The Miracle Woman Флоренс Фаллон
Ночная сиделка Night Nurse Лора Харт
Танец за десять центов Ten Cents a Dance Барбара О’Нил
Недозволенное Illicit Анна Винсент Ивс
Украденные драгоценности The Stolen Jools жена Фрэнка Фэя[en]
1930 Ночи Бродвея Ladies of Leisure Кей Арнольд
1929 Мексиканская роза Mexicali Rose Мексиканская роза
Закрытая дверь The Locked Door Энн Картер
1927 Ночи Бродвея Broadway Nights Танцовщица

Награды и номинации

Награда Год Категория Фильм/Телесериал Результат
Оскар 1938 Лучшая женская роль Стелла Даллас Номинация
1942 Лучшая женская роль С огоньком Номинация
1945 Лучшая женская роль Двойная страховка Номинация
1949 Лучшая женская роль Извините, ошиблись номером Номинация
1982 Почётная премия Победа
Золотой глобус 1966 Лучшая телевизионная актриса Большая долина Номинация
1967 Лучшая телевизионная актриса Большая долина Номинация
1968 Лучшая телевизионная актриса Большая долина Номинация
1984 Лучшая женская роль в мини-сериале или телефильме Поющие в терновнике Победа
1986 Премия Сесиля Б. Де Милля Победа
Эмми 1961 Лучшая женская роль в драматическом телесериале Шоу Барбары Стэнвик Победа
1966 Лучшая женская роль в драматическом телесериале Большая долина Победа
1967 Лучшая женская роль в драматическом телесериале Большая долина Номинация
1968 Лучшая женская роль в драматическом телесериале Большая долина Номинация
1983 Лучшая женская роль в мини-сериале или фильме Поющие в терновнике Победа

Напишите отзыв о статье "Барбара Стэнвик"

Примечания

  1. Впоследствии он взял псевдоним Берт Стивенс и тоже стал актёром, однако карьеры не сделал и снимался в основном в качестве статиста.
  2. Согласно информации на [tcmdb.com/TCMDB/participant/participant.jsp?spid=183111&apid=17875 TCMDB.com]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Барбара Стэнвик

Что нужно для того человека, который бы, заслоняя других, стоял во главе этого движения с востока на запад?
Нужно чувство справедливости, участие к делам Европы, но отдаленное, не затемненное мелочными интересами; нужно преобладание высоты нравственной над сотоварищами – государями того времени; нужна кроткая и привлекательная личность; нужно личное оскорбление против Наполеона. И все это есть в Александре I; все это подготовлено бесчисленными так называемыми случайностями всей его прошедшей жизни: и воспитанием, и либеральными начинаниями, и окружающими советниками, и Аустерлицем, и Тильзитом, и Эрфуртом.
Во время народной войны лицо это бездействует, так как оно не нужно. Но как скоро является необходимость общей европейской войны, лицо это в данный момент является на свое место и, соединяя европейские народы, ведет их к цели.
Цель достигнута. После последней войны 1815 года Александр находится на вершине возможной человеческой власти. Как же он употребляет ее?
Александр I, умиротворитель Европы, человек, с молодых лет стремившийся только к благу своих народов, первый зачинщик либеральных нововведений в своем отечестве, теперь, когда, кажется, он владеет наибольшей властью и потому возможностью сделать благо своих народов, в то время как Наполеон в изгнании делает детские и лживые планы о том, как бы он осчастливил человечество, если бы имел власть, Александр I, исполнив свое призвание и почуяв на себе руку божию, вдруг признает ничтожность этой мнимой власти, отворачивается от нее, передает ее в руки презираемых им и презренных людей и говорит только:
– «Не нам, не нам, а имени твоему!» Я человек тоже, как и вы; оставьте меня жить, как человека, и думать о своей душе и о боге.

Как солнце и каждый атом эфира есть шар, законченный в самом себе и вместе с тем только атом недоступного человеку по огромности целого, – так и каждая личность носит в самой себе свои цели и между тем носит их для того, чтобы служить недоступным человеку целям общим.
Пчела, сидевшая на цветке, ужалила ребенка. И ребенок боится пчел и говорит, что цель пчелы состоит в том, чтобы жалить людей. Поэт любуется пчелой, впивающейся в чашечку цветка, и говорит, цель пчелы состоит во впивании в себя аромата цветов. Пчеловод, замечая, что пчела собирает цветочную пыль к приносит ее в улей, говорит, что цель пчелы состоит в собирании меда. Другой пчеловод, ближе изучив жизнь роя, говорит, что пчела собирает пыль для выкармливанья молодых пчел и выведения матки, что цель ее состоит в продолжении рода. Ботаник замечает, что, перелетая с пылью двудомного цветка на пестик, пчела оплодотворяет его, и ботаник в этом видит цель пчелы. Другой, наблюдая переселение растений, видит, что пчела содействует этому переселению, и этот новый наблюдатель может сказать, что в этом состоит цель пчелы. Но конечная цель пчелы не исчерпывается ни тою, ни другой, ни третьей целью, которые в состоянии открыть ум человеческий. Чем выше поднимается ум человеческий в открытии этих целей, тем очевиднее для него недоступность конечной цели.
Человеку доступно только наблюдение над соответственностью жизни пчелы с другими явлениями жизни. То же с целями исторических лиц и народов.


Свадьба Наташи, вышедшей в 13 м году за Безухова, было последнее радостное событие в старой семье Ростовых. В тот же год граф Илья Андреевич умер, и, как это всегда бывает, со смертью его распалась старая семья.
События последнего года: пожар Москвы и бегство из нее, смерть князя Андрея и отчаяние Наташи, смерть Пети, горе графини – все это, как удар за ударом, падало на голову старого графа. Он, казалось, не понимал и чувствовал себя не в силах понять значение всех этих событий и, нравственно согнув свою старую голову, как будто ожидал и просил новых ударов, которые бы его покончили. Он казался то испуганным и растерянным, то неестественно оживленным и предприимчивым.
Свадьба Наташи на время заняла его своей внешней стороной. Он заказывал обеды, ужины и, видимо, хотел казаться веселым; но веселье его не сообщалось, как прежде, а, напротив, возбуждало сострадание в людях, знавших и любивших его.
После отъезда Пьера с женой он затих и стал жаловаться на тоску. Через несколько дней он заболел и слег в постель. С первых дней его болезни, несмотря на утешения докторов, он понял, что ему не вставать. Графиня, не раздеваясь, две недели провела в кресле у его изголовья. Всякий раз, как она давала ему лекарство, он, всхлипывая, молча целовал ее руку. В последний день он, рыдая, просил прощения у жены и заочно у сына за разорение именья – главную вину, которую он за собой чувствовал. Причастившись и особоровавшись, он тихо умер, и на другой день толпа знакомых, приехавших отдать последний долг покойнику, наполняла наемную квартиру Ростовых. Все эти знакомые, столько раз обедавшие и танцевавшие у него, столько раз смеявшиеся над ним, теперь все с одинаковым чувством внутреннего упрека и умиления, как бы оправдываясь перед кем то, говорили: «Да, там как бы то ни было, а прекрасжейший был человек. Таких людей нынче уж не встретишь… А у кого ж нет своих слабостей?..»
Именно в то время, когда дела графа так запутались, что нельзя было себе представить, чем это все кончится, если продолжится еще год, он неожиданно умер.
Николай был с русскими войсками в Париже, когда к нему пришло известие о смерти отца. Он тотчас же подал в отставку и, не дожидаясь ее, взял отпуск и приехал в Москву. Положение денежных дел через месяц после смерти графа совершенно обозначилось, удивив всех громадностию суммы разных мелких долгов, существования которых никто и не подозревал. Долгов было вдвое больше, чем имения.
Родные и друзья советовали Николаю отказаться от наследства. Но Николай в отказе от наследства видел выражение укора священной для него памяти отца и потому не хотел слышать об отказе и принял наследство с обязательством уплаты долгов.
Кредиторы, так долго молчавшие, будучи связаны при жизни графа тем неопределенным, но могучим влиянием, которое имела на них его распущенная доброта, вдруг все подали ко взысканию. Явилось, как это всегда бывает, соревнование – кто прежде получит, – и те самые люди, которые, как Митенька и другие, имели безденежные векселя – подарки, явились теперь самыми требовательными кредиторами. Николаю не давали ни срока, ни отдыха, и те, которые, по видимому, жалели старика, бывшего виновником их потери (если были потери), теперь безжалостно накинулись на очевидно невинного перед ними молодого наследника, добровольно взявшего на себя уплату.
Ни один из предполагаемых Николаем оборотов не удался; имение с молотка было продано за полцены, а половина долгов оставалась все таки не уплаченною. Николай взял предложенные ему зятем Безуховым тридцать тысяч для уплаты той части долгов, которые он признавал за денежные, настоящие долги. А чтобы за оставшиеся долги не быть посаженным в яму, чем ему угрожали кредиторы, он снова поступил на службу.
Ехать в армию, где он был на первой вакансии полкового командира, нельзя было потому, что мать теперь держалась за сына, как за последнюю приманку жизни; и потому, несмотря на нежелание оставаться в Москве в кругу людей, знавших его прежде, несмотря на свое отвращение к статской службе, он взял в Москве место по статской части и, сняв любимый им мундир, поселился с матерью и Соней на маленькой квартире, на Сивцевом Вражке.
Наташа и Пьер жили в это время в Петербурге, не имея ясного понятия о положении Николая. Николай, заняв у зятя деньги, старался скрыть от него свое бедственное положение. Положение Николая было особенно дурно потому, что своими тысячью двумястами рублями жалованья он не только должен был содержать себя, Соню и мать, но он должен был содержать мать так, чтобы она не замечала, что они бедны. Графиня не могла понять возможности жизни без привычных ей с детства условий роскоши и беспрестанно, не понимая того, как это трудно было для сына, требовала то экипажа, которого у них не было, чтобы послать за знакомой, то дорогого кушанья для себя и вина для сына, то денег, чтобы сделать подарок сюрприз Наташе, Соне и тому же Николаю.
Соня вела домашнее хозяйство, ухаживала за теткой, читала ей вслух, переносила ее капризы и затаенное нерасположение и помогала Николаю скрывать от старой графини то положение нужды, в котором они находились. Николай чувствовал себя в неоплатном долгу благодарности перед Соней за все, что она делала для его матери, восхищался ее терпением и преданностью, но старался отдаляться от нее.
Он в душе своей как будто упрекал ее за то, что она была слишком совершенна, и за то, что не в чем было упрекать ее. В ней было все, за что ценят людей; но было мало того, что бы заставило его любить ее. И он чувствовал, что чем больше он ценит, тем меньше любит ее. Он поймал ее на слове, в ее письме, которым она давала ему свободу, и теперь держал себя с нею так, как будто все то, что было между ними, уже давным давно забыто и ни в каком случае не может повториться.
Положение Николая становилось хуже и хуже. Мысль о том, чтобы откладывать из своего жалованья, оказалась мечтою. Он не только не откладывал, но, удовлетворяя требования матери, должал по мелочам. Выхода из его положения ему не представлялось никакого. Мысль о женитьбе на богатой наследнице, которую ему предлагали его родственницы, была ему противна. Другой выход из его положения – смерть матери – никогда не приходила ему в голову. Он ничего не желал, ни на что не надеялся; и в самой глубине души испытывал мрачное и строгое наслаждение в безропотном перенесении своего положения. Он старался избегать прежних знакомых с их соболезнованием и предложениями оскорбительной помощи, избегал всякого рассеяния и развлечения, даже дома ничем не занимался, кроме раскладывания карт с своей матерью, молчаливыми прогулками по комнате и курением трубки за трубкой. Он как будто старательно соблюдал в себе то мрачное настроение духа, в котором одном он чувствовал себя в состоянии переносить свое положение.


В начале зимы княжна Марья приехала в Москву. Из городских слухов она узнала о положении Ростовых и о том, как «сын жертвовал собой для матери», – так говорили в городе.
«Я и не ожидала от него другого», – говорила себе княжна Марья, чувствуя радостное подтверждение своей любви к нему. Вспоминая свои дружеские и почти родственные отношения ко всему семейству, она считала своей обязанностью ехать к ним. Но, вспоминая свои отношения к Николаю в Воронеже, она боялась этого. Сделав над собой большое усилие, она, однако, через несколько недель после своего приезда в город приехала к Ростовым.
Николай первый встретил ее, так как к графине можно было проходить только через его комнату. При первом взгляде на нее лицо Николая вместо выражения радости, которую ожидала увидать на нем княжна Марья, приняло невиданное прежде княжной выражение холодности, сухости и гордости. Николай спросил о ее здоровье, проводил к матери и, посидев минут пять, вышел из комнаты.
Когда княжна выходила от графини, Николай опять встретил ее и особенно торжественно и сухо проводил до передней. Он ни слова не ответил на ее замечания о здоровье графини. «Вам какое дело? Оставьте меня в покое», – говорил его взгляд.
– И что шляется? Чего ей нужно? Терпеть не могу этих барынь и все эти любезности! – сказал он вслух при Соне, видимо не в силах удерживать свою досаду, после того как карета княжны отъехала от дома.
– Ах, как можно так говорить, Nicolas! – сказала Соня, едва скрывая свою радость. – Она такая добрая, и maman так любит ее.
Николай ничего не отвечал и хотел бы вовсе не говорить больше о княжне. Но со времени ее посещения старая графиня всякий день по нескольку раз заговаривала о ней.