Басилан

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Басилан
тагальск. Basilan
Герб
Флаг
Страна

Филиппины

Статус

провинция

Входит в

Автономный регион в Мусульманском Минданао

Включает

11 муниципалитетов и 2 города

Административный центр

Исабела

Население (2010)

293 322 (64-е место)

Плотность

237,66 чел./км² (41-е место)

Площадь

1 234,2 км²
(72-е место)

Часовой пояс

UTC+8

Код ISO 3166-2

PH-BAS

[www.basilan.gov.ph Официальный сайт]
Координаты: 6°34′ с. ш. 122°03′ в. д. / 6.567° с. ш. 122.050° в. д. / 6.567; 122.050 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=6.567&mlon=122.050&zoom=9 (O)] (Я)

Баси́лан (тагальск. Basilan) — остров на юге Филиппин.





Географическое положение

Басилиан — один из 7107 островов, образующих Филиппинский архипелаг, а локально — часть архипелага Сулу, состоящего из 400 островов. Басилан — самый северный из центральных островов архипелага Сулу.

Площадь — 1234,2 км², длина — 66 км, ширина 44 км. Население — 293 322 жителей (2010).

Остров отделен от острова Минданао и портового города Замбоанга проливом Басилан шириной 17 км. С запада на восток остров пересекает горная цепь, достигающая на северо-западе и юге до 1020 м высоты.

Население

4/5 территории острова занимает одноимённая провинция с административным центром Исабела. Провинция Басилиан входит в Автономный регион в Мусульманском Минданао.

На острове находятся два города: Исабела, Ламитан и 255 посёлков.

Административное деление

В административном отношении делится на 11 муниципалитетов и 2 города:

Города

Муниципалитеты

Экономика

70 % территории острова используется под сельскохозяйственные угодья. Среди наиболее значимых продуктов земледелия — кокосы, каучук, кофе, кукуруза, какао, перец и пальмовое масло.

См. также

Напишите отзыв о статье "Басилан"

Ссылки

  • [www.ercof.org/projects/basilan.html Basilan Peace in Nature Protocol]

Отрывок, характеризующий Басилан

Митенька, тот дворянский сын, воспитанный у графа, который теперь заведывал всеми его делами, тихими шагами вошел в комнату.
– Вот что, мой милый, – сказал граф вошедшему почтительному молодому человеку. – Принеси ты мне… – он задумался. – Да, 700 рублей, да. Да смотри, таких рваных и грязных, как тот раз, не приноси, а хороших, для графини.
– Да, Митенька, пожалуйста, чтоб чистенькие, – сказала графиня, грустно вздыхая.
– Ваше сиятельство, когда прикажете доставить? – сказал Митенька. – Изволите знать, что… Впрочем, не извольте беспокоиться, – прибавил он, заметив, как граф уже начал тяжело и часто дышать, что всегда было признаком начинавшегося гнева. – Я было и запамятовал… Сию минуту прикажете доставить?
– Да, да, то то, принеси. Вот графине отдай.
– Экое золото у меня этот Митенька, – прибавил граф улыбаясь, когда молодой человек вышел. – Нет того, чтобы нельзя. Я же этого терпеть не могу. Всё можно.
– Ах, деньги, граф, деньги, сколько от них горя на свете! – сказала графиня. – А эти деньги мне очень нужны.
– Вы, графинюшка, мотовка известная, – проговорил граф и, поцеловав у жены руку, ушел опять в кабинет.
Когда Анна Михайловна вернулась опять от Безухого, у графини лежали уже деньги, всё новенькими бумажками, под платком на столике, и Анна Михайловна заметила, что графиня чем то растревожена.
– Ну, что, мой друг? – спросила графиня.
– Ах, в каком он ужасном положении! Его узнать нельзя, он так плох, так плох; я минутку побыла и двух слов не сказала…
– Annette, ради Бога, не откажи мне, – сказала вдруг графиня, краснея, что так странно было при ее немолодом, худом и важном лице, доставая из под платка деньги.
Анна Михайловна мгновенно поняла, в чем дело, и уж нагнулась, чтобы в должную минуту ловко обнять графиню.
– Вот Борису от меня, на шитье мундира…
Анна Михайловна уж обнимала ее и плакала. Графиня плакала тоже. Плакали они о том, что они дружны; и о том, что они добры; и о том, что они, подруги молодости, заняты таким низким предметом – деньгами; и о том, что молодость их прошла… Но слезы обеих были приятны…


Графиня Ростова с дочерьми и уже с большим числом гостей сидела в гостиной. Граф провел гостей мужчин в кабинет, предлагая им свою охотницкую коллекцию турецких трубок. Изредка он выходил и спрашивал: не приехала ли? Ждали Марью Дмитриевну Ахросимову, прозванную в обществе le terrible dragon, [страшный дракон,] даму знаменитую не богатством, не почестями, но прямотой ума и откровенною простотой обращения. Марью Дмитриевну знала царская фамилия, знала вся Москва и весь Петербург, и оба города, удивляясь ей, втихомолку посмеивались над ее грубостью, рассказывали про нее анекдоты; тем не менее все без исключения уважали и боялись ее.
В кабинете, полном дыма, шел разговор о войне, которая была объявлена манифестом, о наборе. Манифеста еще никто не читал, но все знали о его появлении. Граф сидел на отоманке между двумя курившими и разговаривавшими соседями. Граф сам не курил и не говорил, а наклоняя голову, то на один бок, то на другой, с видимым удовольствием смотрел на куривших и слушал разговор двух соседей своих, которых он стравил между собой.
Один из говоривших был штатский, с морщинистым, желчным и бритым худым лицом, человек, уже приближавшийся к старости, хотя и одетый, как самый модный молодой человек; он сидел с ногами на отоманке с видом домашнего человека и, сбоку запустив себе далеко в рот янтарь, порывисто втягивал дым и жмурился. Это был старый холостяк Шиншин, двоюродный брат графини, злой язык, как про него говорили в московских гостиных. Он, казалось, снисходил до своего собеседника. Другой, свежий, розовый, гвардейский офицер, безупречно вымытый, застегнутый и причесанный, держал янтарь у середины рта и розовыми губами слегка вытягивал дымок, выпуская его колечками из красивого рта. Это был тот поручик Берг, офицер Семеновского полка, с которым Борис ехал вместе в полк и которым Наташа дразнила Веру, старшую графиню, называя Берга ее женихом. Граф сидел между ними и внимательно слушал. Самое приятное для графа занятие, за исключением игры в бостон, которую он очень любил, было положение слушающего, особенно когда ему удавалось стравить двух говорливых собеседников.