Безумный самолёт

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Безумный самолёт
Plane Crazy
Тип мультфильма

Рисованный

Жанр

комедия

Режиссёр

Аб Айверкс
Уолт Дисней

Автор сценария

Уолт Дисней
Аб Айверкс

Композитор

Карл Столинг (версия со звуком)

Аниматоры

Аб Айверкс
Хью Харман
Рудольф Айзинг

Студия

The Walt Disney Company

Страна

США США

Длительность

6 мин (одна бобина)

Премьера

15 мая 1928 (беззвучная версия)
17 марта 1929 (со звуком)

Бюджет

$3 528

IMDb

ID 0019278

BCdb

[www.bcdb.com/bcdb/cartoon.cgi?film=3821 подробнее]

allrovi

[www.allrovi.com/movies/movie/v150927 ID 150927]

«Безумный самолёт» (англ. Plane Crazy) — мультфильм студии Уолта Диснея 1928 года выпуска, в котором впервые на экране появляется персонаж по имени Микки Маус.

Режиссёрами мультфильма выступили Уолт Дисней и Аб Айверкс. Последний также являлся главным аниматором картины, потратив на её производство 6 недель (при сотрудничестве ассистентов Хью Хармана и Рудольфа Айзинга). Первоначально мультфильм вышел на экраны 15 мая без звука и под названием «Микки Маус в безумном самолёте» (англ. Mickey Mouse In Plane Crazy), но в декабре того же года композитор Карл Столинг добавил к нему саундтрек, а уже в 1930 году Уолт Дисней лицензировал картину под усечённым названием.





Сюжет

Микки Маус строит свой самолёт и просит Минни присоединиться к его первому полёту, когда та дарит ему подкову на удачу. Однако их приключение превращается в череду невероятных, преувеличенных ситуаций. Так, на их самолёт совершает налёт корова, так что Микки на некоторое время теряет контроль над управлением. После восстановления контроля он делает несколько попыток поцеловать Минни. Когда она отказывается, Микки делает так, чтобы та выпала из самолёта, но затем ловит её на лету и использует ситуацию, чтобы поцеловать её. После этого Минни выпрыгивает из самолёта, используя свои панталоны в качестве парашюта. Отвлечённый этим манёвром Микки снова теряет контроль над управлением и в итоге врезается в дерево. Когда приземляется Минни, он смеётся над ней, чем приводит её в бешенство. Та даёт ему отпор, тогда Микки выбрасывает подкову, но она как бумеранг обращается вокруг дерева и попадает в него, повиснув на шее Микки[1].

Выпуск на DVD

Мультфильм выпускался на DVD дважды в рамках коллекции Walt Disney Treasures:

  • Диск 1 Mickey Mouse in Black and White.
  • Диск 2 The Adventures of Oswald the Lucky Rabbit.

Выпуск «Пароходика Вилли» также содержал на дисках этот мультфильм.

Интересные факты

  • В одном из эпизодов появляется кот Феликс, известный в то время персонаж. Он ведёт машину, на которую падают обломки самолёта.
  • Корову, совершающую налёт на Микки и Минни, часто путают с Кларабель Кау (en:Clarabelle Cow). На самом деле это менее антропоморфный персонаж по имени Каролин.
  • Часто первое появление Микки Мауса на экране связывают с мультфильмом «Пароходик Вилли». В действительности же оно связано именно с «Безумным самолётом». Однако он не очень запомнился зрителям, кроме того, здесь персонаж имел некоторые отличия в сравнении с поздними версиями, а также более сложный характер.

Напишите отзыв о статье "Безумный самолёт"

Примечания

  1. [www.weirdspace.dk/Disney/ClarabelleCow.htm/ www.weirdspace.dk] (недоступная ссылка с 05-09-2013 (2145 дней) — историякопия)

Ссылки

  • [mmfolliesbw.blogspot.com/search/label/Plane%20CrazyPlane Crazy at Mickey Mouse Follies: Black and White]
  • [www.disneyshorts.org/years/1928/planecrazy.html Plane Crazy] (недоступная ссылка с 05-09-2013 (2145 дней) — историякопия) в [www.disneyshorts.org The Encyclopedia of Disney Animated Shorts]
  • [www.bcdb.com/bcdb/cartoon.cgi?film=3821/ «Безумный самолёт»] (англ.) на сайте Big Cartoon DataBase
  • «Безумный самолёт» (англ.) на сайте Internet Movie Database

Отрывок, характеризующий Безумный самолёт

Княжна Марья видела смущенный и удивленный взгляд Десаля, устремленный на ее отца, заметила его молчание и была поражена тем, что отец забыл письмо сына на столе в гостиной; но она боялась не только говорить и расспрашивать Десаля о причине его смущения и молчания, но боялась и думать об этом.
Ввечеру Михаил Иваныч, присланный от князя, пришел к княжне Марье за письмом князя Андрея, которое забыто было в гостиной. Княжна Марья подала письмо. Хотя ей это и неприятно было, она позволила себе спросить у Михаила Иваныча, что делает ее отец.
– Всё хлопочут, – с почтительно насмешливой улыбкой, которая заставила побледнеть княжну Марью, сказал Михаил Иваныч. – Очень беспокоятся насчет нового корпуса. Читали немножко, а теперь, – понизив голос, сказал Михаил Иваныч, – у бюра, должно, завещанием занялись. (В последнее время одно из любимых занятий князя было занятие над бумагами, которые должны были остаться после его смерти и которые он называл завещанием.)
– А Алпатыча посылают в Смоленск? – спросила княжна Марья.
– Как же с, уж он давно ждет.


Когда Михаил Иваныч вернулся с письмом в кабинет, князь в очках, с абажуром на глазах и на свече, сидел у открытого бюро, с бумагами в далеко отставленной руке, и в несколько торжественной позе читал свои бумаги (ремарки, как он называл), которые должны были быть доставлены государю после его смерти.
Когда Михаил Иваныч вошел, у него в глазах стояли слезы воспоминания о том времени, когда он писал то, что читал теперь. Он взял из рук Михаила Иваныча письмо, положил в карман, уложил бумаги и позвал уже давно дожидавшегося Алпатыча.
На листочке бумаги у него было записано то, что нужно было в Смоленске, и он, ходя по комнате мимо дожидавшегося у двери Алпатыча, стал отдавать приказания.
– Первое, бумаги почтовой, слышишь, восемь дестей, вот по образцу; золотообрезной… образчик, чтобы непременно по нем была; лаку, сургучу – по записке Михаила Иваныча.
Он походил по комнате и заглянул в памятную записку.
– Потом губернатору лично письмо отдать о записи.
Потом были нужны задвижки к дверям новой постройки, непременно такого фасона, которые выдумал сам князь. Потом ящик переплетный надо было заказать для укладки завещания.
Отдача приказаний Алпатычу продолжалась более двух часов. Князь все не отпускал его. Он сел, задумался и, закрыв глаза, задремал. Алпатыч пошевелился.
– Ну, ступай, ступай; ежели что нужно, я пришлю.
Алпатыч вышел. Князь подошел опять к бюро, заглянув в него, потрогал рукою свои бумаги, опять запер и сел к столу писать письмо губернатору.
Уже было поздно, когда он встал, запечатав письмо. Ему хотелось спать, но он знал, что не заснет и что самые дурные мысли приходят ему в постели. Он кликнул Тихона и пошел с ним по комнатам, чтобы сказать ему, где стлать постель на нынешнюю ночь. Он ходил, примеривая каждый уголок.
Везде ему казалось нехорошо, но хуже всего был привычный диван в кабинете. Диван этот был страшен ему, вероятно по тяжелым мыслям, которые он передумал, лежа на нем. Нигде не было хорошо, но все таки лучше всех был уголок в диванной за фортепиано: он никогда еще не спал тут.
Тихон принес с официантом постель и стал уставлять.
– Не так, не так! – закричал князь и сам подвинул на четверть подальше от угла, и потом опять поближе.
«Ну, наконец все переделал, теперь отдохну», – подумал князь и предоставил Тихону раздевать себя.
Досадливо морщась от усилий, которые нужно было делать, чтобы снять кафтан и панталоны, князь разделся, тяжело опустился на кровать и как будто задумался, презрительно глядя на свои желтые, иссохшие ноги. Он не задумался, а он медлил перед предстоявшим ему трудом поднять эти ноги и передвинуться на кровати. «Ох, как тяжело! Ох, хоть бы поскорее, поскорее кончились эти труды, и вы бы отпустили меня! – думал он. Он сделал, поджав губы, в двадцатый раз это усилие и лег. Но едва он лег, как вдруг вся постель равномерно заходила под ним вперед и назад, как будто тяжело дыша и толкаясь. Это бывало с ним почти каждую ночь. Он открыл закрывшиеся было глаза.