Бекеши, Дьёрдь фон

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Дьёрдь фон Бекеши
венг. Békésy György; нем. Georg von Békésy
Дата рождения:

3 июня 1899(1899-06-03)

Место рождения:

Будапешт, Венгрия

Дата смерти:

13 июня 1972(1972-06-13) (73 года)

Место смерти:

Гонолулу, Гавайи, США

Научная сфера:

биофизика

Награды и премии:

Нобелевская премия (1961)

Дьёрдь фон Бе́кеши (Джордж) (венг. Békésy György; нем. Georg von Békésy; 3 июня 1899, Будапешт — 13 июня 1972, Гонолулу, Гавайи, США) — американский физик, биофизик и физиолог, член Национальной академии наук США, Американской академии искусств и наук. Член германской академии естествоиспытателей «Леопольдина». По национальности венгр.





Биография

Учился в университете в Берне, окончил университет в Будапеште (1923), работал в Будапеште, Берлине, Стокгольме. С 1947 года в США.

Основные работы

Основные труды по биофизике и физиологии слуха. Открыл закономерности колебаний базилярной мембраны улитки внутреннего уха при действии звука и сформулировал теорию первичного амплитудно-частотного анализа звуков в органе слуха. Изучал передачу звука в среднем ухе. Предложил метод и прибор оценки слуха человека, порога различения слуха (аудиометр Бекеши). Исследования по костной проводимости звука, пространственному слуху и контрасту восприятия в сенсорных системах.

Сочинения

  • Experiments in hearing, N. Y., 1960
  • Sensory inhibition, N. Y., 1967

Память

В 1979 г. Международный астрономический союз присвоил имя фон Бе́кеши кратеру на обратной стороне Луны.

См. также

Напишите отзыв о статье "Бекеши, Дьёрдь фон"

Примечания

Литература

  • Храмов Ю. А. Бекеши Георг (Дьердь) фон // Физики: Биографический справочник / Под ред. А. И. Ахиезера. — Изд. 2-е, испр. и дополн. — М.: Наука, 1983. — С. 27. — 400 с. — 200 000 экз. (в пер.)


Отрывок, характеризующий Бекеши, Дьёрдь фон


На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью, и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном.
К вечеру он перестал стонать и совершенно затих. Он не знал, как долго продолжалось его забытье. Вдруг он опять чувствовал себя живым и страдающим от жгучей и разрывающей что то боли в голове.
«Где оно, это высокое небо, которое я не знал до сих пор и увидал нынче?» было первою его мыслью. «И страдания этого я не знал также, – подумал он. – Да, я ничего, ничего не знал до сих пор. Но где я?»
Он стал прислушиваться и услыхал звуки приближающегося топота лошадей и звуки голосов, говоривших по французски. Он раскрыл глаза. Над ним было опять всё то же высокое небо с еще выше поднявшимися плывущими облаками, сквозь которые виднелась синеющая бесконечность. Он не поворачивал головы и не видал тех, которые, судя по звуку копыт и голосов, подъехали к нему и остановились.
Подъехавшие верховые были Наполеон, сопутствуемый двумя адъютантами. Бонапарте, объезжая поле сражения, отдавал последние приказания об усилении батарей стреляющих по плотине Аугеста и рассматривал убитых и раненых, оставшихся на поле сражения.
– De beaux hommes! [Красавцы!] – сказал Наполеон, глядя на убитого русского гренадера, который с уткнутым в землю лицом и почернелым затылком лежал на животе, откинув далеко одну уже закоченевшую руку.
– Les munitions des pieces de position sont epuisees, sire! [Батарейных зарядов больше нет, ваше величество!] – сказал в это время адъютант, приехавший с батарей, стрелявших по Аугесту.
– Faites avancer celles de la reserve, [Велите привезти из резервов,] – сказал Наполеон, и, отъехав несколько шагов, он остановился над князем Андреем, лежавшим навзничь с брошенным подле него древком знамени (знамя уже, как трофей, было взято французами).
– Voila une belle mort, [Вот прекрасная смерть,] – сказал Наполеон, глядя на Болконского.
Князь Андрей понял, что это было сказано о нем, и что говорит это Наполеон. Он слышал, как называли sire того, кто сказал эти слова. Но он слышал эти слова, как бы он слышал жужжание мухи. Он не только не интересовался ими, но он и не заметил, а тотчас же забыл их. Ему жгло голову; он чувствовал, что он исходит кровью, и он видел над собою далекое, высокое и вечное небо. Он знал, что это был Наполеон – его герой, но в эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нем облаками. Ему было совершенно всё равно в эту минуту, кто бы ни стоял над ним, что бы ни говорил об нем; он рад был только тому, что остановились над ним люди, и желал только, чтоб эти люди помогли ему и возвратили бы его к жизни, которая казалась ему столь прекрасною, потому что он так иначе понимал ее теперь. Он собрал все свои силы, чтобы пошевелиться и произвести какой нибудь звук. Он слабо пошевелил ногою и произвел самого его разжалобивший, слабый, болезненный стон.