Белорусский алфавит

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Кириллические
алфавиты
Славянские:
Белорусский
Болгарский
Сербский
Македонский
Русский
Украинский
Неславянские:
Казахский
Киргизский
Монгольский
Таджикский
Исторические:
Старославянская азбука
Румынская кириллица
* Указаны только официальные
алфавиты государств — членов ООН.
Подробнее здесь.




Белорусская кириллица

Древнебелорусские тексты написаны преимущественно общеславянской кириллической графикой. Начало славянского книгопечатания на белорусско-литовских землях дало, наряду с многочисленными образцами применения стандартных полууставных шрифтов, несколько своеобразных местных стилей:

В 1920-е Язеп Лёсик выступал с инициативой введения букв «є», «ј», «и», «ӡ», «ӡ̌», а также замены «я», «ё», «е», «ю» сочетаниями «ја», «јо», «јє», «ју» в начале слов.

Современный белорусский кириллический алфавит был составлен в начале XX века, и имеет на сегодня 32 буквы.

По сравнению с русским алфавитом не используются и, щ, ъ, но используются i, ў.

А а Б б В в Г г Д д (Дж дж) (Дз дз) Е е
Ё ё Ж ж З з І і Й й К к Л л М м
Н н О о П п Р р С с Т т У у Ў ў
Ф ф Х х Ц ц Ч ч Ш ш Ы ы Ь ь Э э
Ю ю Я я

В белорусской кириллице диграфы Дж и Дз являются буквосочетаниями; иногда они считаются буквами и тогда букв 34.

В 2003 году в честь буквы ў («у краткое», «у неслоговое» на белорусском — «у нескладовае») в Полоцке был установлен памятник.

Не являющийся буквой знак апострóфа (  ) используется аналогично твёрдому знаку в русской письменности.

Белорусский латинский алфавит

С XVII века иногда используется также письменность на латинской основе — «латинка», первоначально построенная по модели польской письменности. Существовало несколько вариантов этой письменности, последний вариант использует опыт чешского языка. В настоящее время «латинка» (как и «тарашкевица») имеет распространение среди белорусской диаспоры, особенно в США и Канаде, и в политической среде.

Следует отличать белорусскую латиницу (как орфографическую систему) от латинской транслитерации белорусской кириллицы и от различных систем белорусского транслита.

Современная белорусская латиница представляет собой традиционный латинский алфавит с добавлением букв č, š, ž, ć, ś, ź, ń, ŭ, ł.

См. также

Напишите отзыв о статье "Белорусский алфавит"

Ссылки

  • [old.knihi.com/www/padrucnik/alfabet_ru.htm Белорусский алфавит, буквы и звуки.]

Отрывок, характеризующий Белорусский алфавит

Кутузов проснулся, тяжело откашлялся и оглянул генералов.
– Господа, диспозиция на завтра, даже на нынче (потому что уже первый час), не может быть изменена, – сказал он. – Вы ее слышали, и все мы исполним наш долг. А перед сражением нет ничего важнее… (он помолчал) как выспаться хорошенько.
Он сделал вид, что привстает. Генералы откланялись и удалились. Было уже за полночь. Князь Андрей вышел.

Военный совет, на котором князю Андрею не удалось высказать свое мнение, как он надеялся, оставил в нем неясное и тревожное впечатление. Кто был прав: Долгоруков с Вейротером или Кутузов с Ланжероном и др., не одобрявшими план атаки, он не знал. «Но неужели нельзя было Кутузову прямо высказать государю свои мысли? Неужели это не может иначе делаться? Неужели из за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью?» думал он.
«Да, очень может быть, завтра убьют», подумал он. И вдруг, при этой мысли о смерти, целый ряд воспоминаний, самых далеких и самых задушевных, восстал в его воображении; он вспоминал последнее прощание с отцом и женою; он вспоминал первые времена своей любви к ней! Вспомнил о ее беременности, и ему стало жалко и ее и себя, и он в нервично размягченном и взволнованном состоянии вышел из избы, в которой он стоял с Несвицким, и стал ходить перед домом.
Ночь была туманная, и сквозь туман таинственно пробивался лунный свет. «Да, завтра, завтра! – думал он. – Завтра, может быть, всё будет кончено для меня, всех этих воспоминаний не будет более, все эти воспоминания не будут иметь для меня более никакого смысла. Завтра же, может быть, даже наверное, завтра, я это предчувствую, в первый раз мне придется, наконец, показать всё то, что я могу сделать». И ему представилось сражение, потеря его, сосредоточение боя на одном пункте и замешательство всех начальствующих лиц. И вот та счастливая минута, тот Тулон, которого так долго ждал он, наконец, представляется ему. Он твердо и ясно говорит свое мнение и Кутузову, и Вейротеру, и императорам. Все поражены верностью его соображения, но никто не берется исполнить его, и вот он берет полк, дивизию, выговаривает условие, чтобы уже никто не вмешивался в его распоряжения, и ведет свою дивизию к решительному пункту и один одерживает победу. А смерть и страдания? говорит другой голос. Но князь Андрей не отвечает этому голосу и продолжает свои успехи. Диспозиция следующего сражения делается им одним. Он носит звание дежурного по армии при Кутузове, но делает всё он один. Следующее сражение выиграно им одним. Кутузов сменяется, назначается он… Ну, а потом? говорит опять другой голос, а потом, ежели ты десять раз прежде этого не будешь ранен, убит или обманут; ну, а потом что ж? – «Ну, а потом, – отвечает сам себе князь Андрей, – я не знаю, что будет потом, не хочу и не могу знать: но ежели хочу этого, хочу славы, хочу быть известным людям, хочу быть любимым ими, то ведь я не виноват, что я хочу этого, что одного этого я хочу, для одного этого я живу. Да, для одного этого! Я никогда никому не скажу этого, но, Боже мой! что же мне делать, ежели я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую. Смерть, раны, потеря семьи, ничто мне не страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди – отец, сестра, жена, – самые дорогие мне люди, – но, как ни страшно и неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за минуту славы, торжества над людьми, за любовь к себе людей, которых я не знаю и не буду знать, за любовь вот этих людей», подумал он, прислушиваясь к говору на дворе Кутузова. На дворе Кутузова слышались голоса укладывавшихся денщиков; один голос, вероятно, кучера, дразнившего старого Кутузовского повара, которого знал князь Андрей, и которого звали Титом, говорил: «Тит, а Тит?»