Бель-Вю (гостиница)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск


Гостиница «Бель-Вю»

 памятник архитектуры (региональный).

Культурное наследие
Российской Федерации, [old.kulturnoe-nasledie.ru/monuments.php?id=7801391000 объект № 7801391000]
объект № 7801391000

Гостиница «Бель-Вю»: жилой корпус, пансионы, парк с гидросистемой, 1900, дерево, находится в г. Зеленогорске по Театральной ул.,д.д. 7, 8, 9. 60°11′26″ с. ш. 29°41′47″ в. д. / 60.1907611° с. ш. 29.6965444° в. д. / 60.1907611; 29.6965444 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=60.1907611&mlon=29.6965444&zoom=15 (O)] (Я)). Это памятник культурно-исторического наследия регионального уровня охраны на основании:

  • Закон Санкт-Петербурга от 02.07.1997 N 141/47
  • Указ Президента РФ от 05.05.1997 N 452

[1] В начале XX века, для приезжающих и для дачников в Терийоках имелась прекрасная гостиница с большим тенистым садом; здесь, по субботам, местными дачниками устраивались танцевальные вечера и, кроме того, давались спектакли приезжающими артистами. Вход на танцевальный вечер стоил 40 копеек с человека, а на спектакль от 50 копеек до полутора рублей. При гостинице имелись бильярда и номера от 1р.25 коп, за комнату.

По Театральной ул. дом 9 в 1960-е годы размещался Исполком Зеленогорского городского Совета депутатов трудящихся, там же был ЗАГС.

Напишите отзыв о статье "Бель-Вю (гостиница)"

Литература

  • Балашов Е. Карельский перешеек-земля неизведанная. СПб. 1996 г.
  • «Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга состоящие под государственной охраной». Справочник (Отв. ред. Б. М. Кириков). СПб., 2005, С. 307.
  • С. А. Симкина. Дачи модерна на северном побережье Финского залива. — В кн.: Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга. Исследования и материалы. Выпуск 4. Научн. редактор: Б. М. Кириков. СПб., 1997, С. 335.
  • В. Г. Лисовский, В. Г. Исаченко. Николай Васильев, Алексей Бубырь. (Архитекторы Санкт-Петербурга. — СПб, 1999, С. 13.
  • Ю. В. Линник. Архетипы финского модерна. — В кн.: Северный модерн. Диалог культур. СПб., 2005, С.37.

См. также

Ссылки

  • terijoki.spb.ru/history/exc2map_ru.htm
  • terijoki.spb.ru/history/templ.php?page=excur2&lang=ru#1
  • terijoki.spb.ru/trk_pechi.php?item=27 Печи и камины дачи Мюзера: нависшая угроза
  • terijoki.spb.ru/trk_pechi.php?item=26 Печи и камины дачи Мюзера: камин с расписными панно
  • terijoki.spb.ru/trk_pechi.php?item=25 Печи и камины дачи Мюзера: камин с «ландскнехтами»
  • terijoki.spb.ru/trk_pechi.php?item=24 Печи и камины дачи Мюзера: терракотовая печь в вестибюле
  • terijoki.spb.ru/trk_pechi.php?item=23 Печи и камины дачи Мюзера: предисловие
  • terijoki.spb.ru/g2/main.php?g2_itemId=3160 Гоостиница «Пуйстола» (бывшая «Бель-Вю»)
  • terijoki.spb.ru/g2/main.php?g2_itemId=3174 Гостиница «Бель-Вю» (позднее «Пуйстола»)
  • terijoki.spb.ru/g2/main.php?g2_itemId=3176 Беседка и мостик в парке «Бель-Вю»
  • terijoki.spb.ru/g2/main.php?g2_itemId=3186 Дача Мюзера на Миконка
  • terijoki.spb.ru/g2/main.php?g2_itemId=3399&g2_page=2 От церкви до угла пр. Красных Командиров по Приморскому шоссе дача Мюзера (Бель-Вю).
  • terijoki.spb.ru/trk_cosmos.php?xd=01&lo=60.200442548230875&la=29.710885332107537&zl=17 Дача Мюзера

Примечания

  1. К. Тюников. Терийоки Зеленогорск и окрестности. СПб., 2003, стр. 20

Отрывок, характеризующий Бель-Вю (гостиница)

– Мне в Можайск.
– Ты, стало, барин?
– Да.
– А как звать?
– Петр Кириллович.
– Ну, Петр Кириллович, пойдем, мы тебя отведем. В совершенной темноте солдаты вместе с Пьером пошли к Можайску.
Уже петухи пели, когда они дошли до Можайска и стали подниматься на крутую городскую гору. Пьер шел вместе с солдатами, совершенно забыв, что его постоялый двор был внизу под горою и что он уже прошел его. Он бы не вспомнил этого (в таком он находился состоянии потерянности), ежели бы с ним не столкнулся на половине горы его берейтор, ходивший его отыскивать по городу и возвращавшийся назад к своему постоялому двору. Берейтор узнал Пьера по его шляпе, белевшей в темноте.
– Ваше сиятельство, – проговорил он, – а уж мы отчаялись. Что ж вы пешком? Куда же вы, пожалуйте!
– Ах да, – сказал Пьер.
Солдаты приостановились.
– Ну что, нашел своих? – сказал один из них.
– Ну, прощавай! Петр Кириллович, кажись? Прощавай, Петр Кириллович! – сказали другие голоса.
– Прощайте, – сказал Пьер и направился с своим берейтором к постоялому двору.
«Надо дать им!» – подумал Пьер, взявшись за карман. – «Нет, не надо», – сказал ему какой то голос.
В горницах постоялого двора не было места: все были заняты. Пьер прошел на двор и, укрывшись с головой, лег в свою коляску.


Едва Пьер прилег головой на подушку, как он почувствовал, что засыпает; но вдруг с ясностью почти действительности послышались бум, бум, бум выстрелов, послышались стоны, крики, шлепанье снарядов, запахло кровью и порохом, и чувство ужаса, страха смерти охватило его. Он испуганно открыл глаза и поднял голову из под шинели. Все было тихо на дворе. Только в воротах, разговаривая с дворником и шлепая по грязи, шел какой то денщик. Над головой Пьера, под темной изнанкой тесового навеса, встрепенулись голубки от движения, которое он сделал, приподнимаясь. По всему двору был разлит мирный, радостный для Пьера в эту минуту, крепкий запах постоялого двора, запах сена, навоза и дегтя. Между двумя черными навесами виднелось чистое звездное небо.
«Слава богу, что этого нет больше, – подумал Пьер, опять закрываясь с головой. – О, как ужасен страх и как позорно я отдался ему! А они… они все время, до конца были тверды, спокойны… – подумал он. Они в понятии Пьера были солдаты – те, которые были на батарее, и те, которые кормили его, и те, которые молились на икону. Они – эти странные, неведомые ему доселе они, ясно и резко отделялись в его мысли от всех других людей.
«Солдатом быть, просто солдатом! – думал Пьер, засыпая. – Войти в эту общую жизнь всем существом, проникнуться тем, что делает их такими. Но как скинуть с себя все это лишнее, дьявольское, все бремя этого внешнего человека? Одно время я мог быть этим. Я мог бежать от отца, как я хотел. Я мог еще после дуэли с Долоховым быть послан солдатом». И в воображении Пьера мелькнул обед в клубе, на котором он вызвал Долохова, и благодетель в Торжке. И вот Пьеру представляется торжественная столовая ложа. Ложа эта происходит в Английском клубе. И кто то знакомый, близкий, дорогой, сидит в конце стола. Да это он! Это благодетель. «Да ведь он умер? – подумал Пьер. – Да, умер; но я не знал, что он жив. И как мне жаль, что он умер, и как я рад, что он жив опять!» С одной стороны стола сидели Анатоль, Долохов, Несвицкий, Денисов и другие такие же (категория этих людей так же ясно была во сне определена в душе Пьера, как и категория тех людей, которых он называл они), и эти люди, Анатоль, Долохов громко кричали, пели; но из за их крика слышен был голос благодетеля, неумолкаемо говоривший, и звук его слов был так же значителен и непрерывен, как гул поля сраженья, но он был приятен и утешителен. Пьер не понимал того, что говорил благодетель, но он знал (категория мыслей так же ясна была во сне), что благодетель говорил о добре, о возможности быть тем, чем были они. И они со всех сторон, с своими простыми, добрыми, твердыми лицами, окружали благодетеля. Но они хотя и были добры, они не смотрели на Пьера, не знали его. Пьер захотел обратить на себя их внимание и сказать. Он привстал, но в то же мгновенье ноги его похолодели и обнажились.