Бен-Сасон, Менахем

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Менахем Бен-Сасон
מנחם בן-ששון
Дата рождения:

7 июля 1951(1951-07-07) (73 года)

Место рождения:

Иерусалим, Израиль

Страна:

Израиль Израиль

Научная сфера:

история

Место работы:

Еврейский университет в Иерусалиме

Учёная степень:

доктор философии (PhD) по истории

Учёное звание:

профессор

Альма-матер:

Еврейский университет в Иерусалиме

Известен как:

исследователь еврейской истории

Менахем Бен-Сасон (род. 7 июля 1951, Иерусалим, Израиль) — израильский историк, профессор, президент Всемирной организации еврейских исследований.

Прошёл службу в рядах израильской армии (Нахаль в кибуце Эйн-Цурим, затем артиллерийские войска).

В 1973—1975 годах учился в Еврейском университете в Иерусалиме (еврейская история, еврейская философия), в 1976—1982 годах — докторантура в том же университете (еврейская история и исламские исследования). Пост-докторант проходил в Кембриджском университете.

С 1997 года по 2001 — ректор Еврейского университета в Иерусалиме. С 2004 года профессор Менахем Бен-Сасон возглавляет научно—исследовательский институт Бен-Цви по изучению истории общин восточных евреев.

Председатель Комиссии по образованию и член Совета управления музея «Яд ва-Шем».

Член кнессета 17-го созыва от партии «Кадима», председатель законодательной комиссии и парламентской следственной комиссии по прослушиванию телефонных переговоров.

Напишите отзыв о статье "Бен-Сасон, Менахем"



Ссылки

  • [web.archive.org/web/20110629193836/www.knesset.gov.il/mk/eng/mk_eng.asp?mk_individual_id_t=767 Menahem Ben-Sasson] на сайте Кнессета.
  • [www.presidentconf.org.il/2012/en/bio.asp?rid=814 Professor Menahem Ben Sasson]
  • [www.huji.ac.il/dataj/controller/ihoker/MOP-STAFF_LINK?sno=5049653&Save_t= MENAHEM BEN-SASSON, PROFESSOR OF HISTORY OF THE JEWISH PEOPLE] на сайте Еврейского университета в Иерусалиме.

Отрывок, характеризующий Бен-Сасон, Менахем

– Я вижу, что я не во время, – повторил Ростов.
Выражение досады уже исчезло на лице Бориса; видимо обдумав и решив, что ему делать, он с особенным спокойствием взял его за обе руки и повел в соседнюю комнату. Глаза Бориса, спокойно и твердо глядевшие на Ростова, были как будто застланы чем то, как будто какая то заслонка – синие очки общежития – были надеты на них. Так казалось Ростову.
– Ах полно, пожалуйста, можешь ли ты быть не во время, – сказал Борис. – Борис ввел его в комнату, где был накрыт ужин, познакомил с гостями, назвав его и объяснив, что он был не статский, но гусарский офицер, его старый приятель. – Граф Жилинский, le comte N.N., le capitaine S.S., [граф Н.Н., капитан С.С.] – называл он гостей. Ростов нахмуренно глядел на французов, неохотно раскланивался и молчал.
Жилинский, видимо, не радостно принял это новое русское лицо в свой кружок и ничего не сказал Ростову. Борис, казалось, не замечал происшедшего стеснения от нового лица и с тем же приятным спокойствием и застланностью в глазах, с которыми он встретил Ростова, старался оживить разговор. Один из французов обратился с обыкновенной французской учтивостью к упорно молчавшему Ростову и сказал ему, что вероятно для того, чтобы увидать императора, он приехал в Тильзит.
– Нет, у меня есть дело, – коротко ответил Ростов.
Ростов сделался не в духе тотчас же после того, как он заметил неудовольствие на лице Бориса, и, как всегда бывает с людьми, которые не в духе, ему казалось, что все неприязненно смотрят на него и что всем он мешает. И действительно он мешал всем и один оставался вне вновь завязавшегося общего разговора. «И зачем он сидит тут?» говорили взгляды, которые бросали на него гости. Он встал и подошел к Борису.
– Однако я тебя стесняю, – сказал он ему тихо, – пойдем, поговорим о деле, и я уйду.
– Да нет, нисколько, сказал Борис. А ежели ты устал, пойдем в мою комнатку и ложись отдохни.
– И в самом деле…
Они вошли в маленькую комнатку, где спал Борис. Ростов, не садясь, тотчас же с раздраженьем – как будто Борис был в чем нибудь виноват перед ним – начал ему рассказывать дело Денисова, спрашивая, хочет ли и может ли он просить о Денисове через своего генерала у государя и через него передать письмо. Когда они остались вдвоем, Ростов в первый раз убедился, что ему неловко было смотреть в глаза Борису. Борис заложив ногу на ногу и поглаживая левой рукой тонкие пальцы правой руки, слушал Ростова, как слушает генерал доклад подчиненного, то глядя в сторону, то с тою же застланностию во взгляде прямо глядя в глаза Ростову. Ростову всякий раз при этом становилось неловко и он опускал глаза.