Берингов пролив

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Берингов проливБерингов пролив

</tt>

</tt>

</tt>

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Берингов пролив
Берингов пролив — фотография со спутника
065°58′21″ с. ш. 168°47′30″ з. д. / 65.97250° с. ш. 168.79167° з. д. / 65.97250; -168.79167 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=65.97250&mlon=-168.79167&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 065°58′21″ с. ш. 168°47′30″ з. д. / 65.97250° с. ш. 168.79167° з. д. / 65.97250; -168.79167 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=65.97250&mlon=-168.79167&zoom=9 (O)] (Я)
СвязываетЧукотское море, Берингово море
СтраныРоссия Россия
США США
РазделяетЕвразию и Америку
Крайние мысыМыс Дежнёва, мыс Принца Уэльского
Ширина86 км
Наибольшая глубина91 м

Бе́рингов проли́в (англ. Bering Strait) — пролив между Северным Ледовитым и Тихим океанами, который разделяет Азию (самая восточная континентальная точка — мыс Дежнёва на российской Чукотке) и Северную Америку (самая западная континентальная точка — мыс Принца Уэльского на американской Аляске).





География

Наименьшая ширина — 86 км, наименьшая глубина фарватера — 36 м. Пролив соединяет Чукотское море (Северный Ледовитый океан) с Беринговым морем (Тихий океан). Назван в честь русского мореплавателя Витуса Беринга (родился в Дании), который прошёл по этому проливу в 1728 году. Однако первым из известных мореплавателей в 1648 году, за 80 лет до Беринга, по проливу с севера на юг (из Северного Ледовитого океана в Тихий) прошёл Семён Дежнёв, именем которого назван мыс на Чукотке (самая восточная точка Азии)[1].

Посередине Берингова пролива лежат острова Диомида: остров Ратманова — более крупный и расположенный западнее, и остров Крузенштерна. Согласно договору о продаже Аляски и Алеутских островов (1867), граница России и США проходит посередине между островами. Таким образом, остров Ратманова принадлежит России, а остров Крузенштерна — США. Расстояние между островами — чуть менее 4 км. Там же проходит граница часовых поясов и международная линия перемены дат. На острове Ратманова находится российская пограничная застава - самая восточная в России. На острове Крузенштерна, помимо американских пограничников есть еще местные жители, туда осуществляется регулярное воздушное сообщение из города Ном.

Тоннель через пролив

Периодически, начиная с конца XIX века и по сей день на уровне специалистов, а иногда даже и правительств (главным образом России и США) обсуждаются целесообразность и возможности строительства тоннеля или моста через Берингов пролив для соединения Чукотки с Аляской, но в силу разных причин как технического, так и экономического характера ни одна из идей до сих пор не доведена до реализации.

Доисторическое заселение Америки

В антропологии Берингов пролив периода ок. 10 тыс. лет назад и ранее, рассматривается как Берингов перешеек, по которому люди — палеоиндейцы — заселили Америку, став известными нам индейцами.

Правовой статус

Так как американо-российский договор об отчуждении Аляскинского полуострова в пользу США оговаривал только территориальные вопросы касающиеся суши, но никоим образом не оговаривал статуса прилегающих вод и прибрежного шельфа, со времени присоединения Аляски и Алеутских островов к Российской Империи (de jure в соответствии с Высочайшим Именным Указом Её Величества Императрицы Екатерины II от 2 марта 1766 г.; de facto открытие материка русскими мореплавателями произошло ранее — 21 августа 1732 г.) до 12 июня 1991 г. включительно, т. е. до вступления в законную силу соглашений, подписанных 1 июня 1990 г. в ходе встречи в Копенгагене Министра иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе с Госсекретарём США Дж. Бейкером и территориальных уступок СССР в пользу США в рамках соответствующих соглашений (принципиальная договорённость между главами двух государств была достигнута ранее, в ходе Вашингтонского саммита Президента СССР М. С. Горбачёва и Президента США Дж. Буша-старшего), Берингов пролив, от побережья Чукотки на западе до побережья Аляски на востоке, имел статус внутренних вод России (точно так же, как, например, Босфорский пролив для Турции). Однако, в советское время этот вопрос не педалировался ни советской стороной (т. к. формально СССР не признавал себя государством-правопреемником Российской Империи и её международно-правовых соглашений, включая договорённости о статусе Берингова пролива, судоходстве и рыболовстве в указанных водах, соответственно, перед советскими юристами не ставилось задачи подвести нормативно-правовую базу под какие-либо территориальные претензии), ни американской стороной (т. к. американцы, пользуясь молчаливым попустительством советской власти, использовали эти воды для нужд судоходства и рыбного промысла).[2]

Интересные факты

  • Во втором издании БСЭ статья «Берингов пролив» имела размер, увеличенный в несколько раз по сравнению с первым изданием, поскольку восполняла пустое пространство, оставшееся после удаления статьи о Л. П. Берии, попавшем к тому времени в опалу[3].

Напишите отзыв о статье "Берингов пролив"

Примечания

  1. Берингов пролив // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. В. Сытина, 1911—1915.</span>
  2. McNeill, John H. America’s Maritime Boundary with the Soviet Union  (англ.). // Naval War College Review — Newport, R.I.: Naval War College, Summer 1991. — Vol.XLIV — No.3(335) — P.46–57 — ISSN 0028-1484.
  3. [www.bse.info-spravka.ru/ О Большой Советской Энциклопедии]
  4. </ol>

Литература

Отрывок, характеризующий Берингов пролив

Он опять закрыл глаза. Рыдания его прекратились. Он сделал знак рукой к глазам; и Тихон, поняв его, отер ему слезы.
Потом он открыл глаза и сказал что то, чего долго никто не мог понять и, наконец, понял и передал один Тихон. Княжна Марья отыскивала смысл его слов в том настроении, в котором он говорил за минуту перед этим. То она думала, что он говорит о России, то о князе Андрее, то о ней, о внуке, то о своей смерти. И от этого она не могла угадать его слов.
– Надень твое белое платье, я люблю его, – говорил он.
Поняв эти слова, княжна Марья зарыдала еще громче, и доктор, взяв ее под руку, вывел ее из комнаты на террасу, уговаривая ее успокоиться и заняться приготовлениями к отъезду. После того как княжна Марья вышла от князя, он опять заговорил о сыне, о войне, о государе, задергал сердито бровями, стал возвышать хриплый голос, и с ним сделался второй и последний удар.
Княжна Марья остановилась на террасе. День разгулялся, было солнечно и жарко. Она не могла ничего понимать, ни о чем думать и ничего чувствовать, кроме своей страстной любви к отцу, любви, которой, ей казалось, она не знала до этой минуты. Она выбежала в сад и, рыдая, побежала вниз к пруду по молодым, засаженным князем Андреем, липовым дорожкам.
– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!
Княжна Марья пошла опять в сад и под горой у пруда, в том месте, где никто не мог видеть, села на траву. Она не знала, как долго она пробыла там. Чьи то бегущие женские шаги по дорожке заставили ее очнуться. Она поднялась и увидала, что Дуняша, ее горничная, очевидно, бежавшая за нею, вдруг, как бы испугавшись вида своей барышни, остановилась.
– Пожалуйте, княжна… князь… – сказала Дуняша сорвавшимся голосом.
– Сейчас, иду, иду, – поспешно заговорила княжна, не давая времени Дуняше договорить ей то, что она имела сказать, и, стараясь не видеть Дуняши, побежала к дому.
– Княжна, воля божья совершается, вы должны быть на все готовы, – сказал предводитель, встречая ее у входной двери.
– Оставьте меня. Это неправда! – злобно крикнула она на него. Доктор хотел остановить ее. Она оттолкнула его и подбежала к двери. «И к чему эти люди с испуганными лицами останавливают меня? Мне никого не нужно! И что они тут делают? – Она отворила дверь, и яркий дневной свет в этой прежде полутемной комнате ужаснул ее. В комнате были женщины и няня. Они все отстранились от кровати, давая ей дорогу. Он лежал все так же на кровати; но строгий вид его спокойного лица остановил княжну Марью на пороге комнаты.
«Нет, он не умер, это не может быть! – сказала себе княжна Марья, подошла к нему и, преодолевая ужас, охвативший ее, прижала к щеке его свои губы. Но она тотчас же отстранилась от него. Мгновенно вся сила нежности к нему, которую она чувствовала в себе, исчезла и заменилась чувством ужаса к тому, что было перед нею. «Нет, нет его больше! Его нет, а есть тут же, на том же месте, где был он, что то чуждое и враждебное, какая то страшная, ужасающая и отталкивающая тайна… – И, закрыв лицо руками, княжна Марья упала на руки доктора, поддержавшего ее.
В присутствии Тихона и доктора женщины обмыли то, что был он, повязали платком голову, чтобы не закостенел открытый рот, и связали другим платком расходившиеся ноги. Потом они одели в мундир с орденами и положили на стол маленькое ссохшееся тело. Бог знает, кто и когда позаботился об этом, но все сделалось как бы само собой. К ночи кругом гроба горели свечи, на гробу был покров, на полу был посыпан можжевельник, под мертвую ссохшуюся голову была положена печатная молитва, а в углу сидел дьячок, читая псалтырь.
Как лошади шарахаются, толпятся и фыркают над мертвой лошадью, так в гостиной вокруг гроба толпился народ чужой и свой – предводитель, и староста, и бабы, и все с остановившимися испуганными глазами, крестились и кланялись, и целовали холодную и закоченевшую руку старого князя.


Богучарово было всегда, до поселения в нем князя Андрея, заглазное именье, и мужики богучаровские имели совсем другой характер от лысогорских. Они отличались от них и говором, и одеждой, и нравами. Они назывались степными. Старый князь хвалил их за их сносливость в работе, когда они приезжали подсоблять уборке в Лысых Горах или копать пруды и канавы, но не любил их за их дикость.
Последнее пребывание в Богучарове князя Андрея, с его нововведениями – больницами, школами и облегчением оброка, – не смягчило их нравов, а, напротив, усилило в них те черты характера, которые старый князь называл дикостью. Между ними всегда ходили какие нибудь неясные толки, то о перечислении их всех в казаки, то о новой вере, в которую их обратят, то о царских листах каких то, то о присяге Павлу Петровичу в 1797 году (про которую говорили, что тогда еще воля выходила, да господа отняли), то об имеющем через семь лет воцариться Петре Феодоровиче, при котором все будет вольно и так будет просто, что ничего не будет. Слухи о войне в Бонапарте и его нашествии соединились для них с такими же неясными представлениями об антихристе, конце света и чистой воле.