Бест, Джордж

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Джордж Бест

Джордж Бест в 1976 году
Общая информация
Прозвища Парень из Белфаста (Belfast Boy)[1], Джорджи (Georgie)[2], Джорди (Geordie)[3], Бести (Bestie)[4], Пятый Битл (El quinto Beatle)[5]
Родился
Белфаст, Северная Ирландия
Гражданство Северная Ирландия
Рост 175 см
Позиция крайний полузащитник
Информация о клубе
Клуб
Карьера
Молодёжные клубы
1960—1961 Крегаг Бойз
1961—1963 Манчестер Юнайтед
Клубная карьера*
1963—1974 Манчестер Юнайтед 361 (137)
1974   Джуиш Гилд 5 (1)
1974   Данстабл Таун 5 (0)
1975—1976 Стокпорт Каунти 3 (2)
1976 Корк Селтик 3 (0)
1976 Лос-Анджелес Ацтекс 24 (15)
1976—1977 Фулхэм 32 (6)
1977 Лос-Анджелес Ацтекс 25 (13)
1977—1978 Фулхэм 10 (2)
1978 Лос-Анджелес Ацтекс 12 (1)
1978—1979 Форт-Лодердейл Страйкерс 33 (7)
1979—1980 Хиберниан 13 (3)
1980 Сан-Хосе Эртквейкс 26 (8)
1980—1981 Хиберниан 4 (0)
1981 Сан-Хосе Эртквейкс 30 (13)
1982 Си Би 2 (0)
1982 Гонконг Рейнджерс 1 (0)
1983 Борнмут 5 (0)
1983 Брисбен Лайонс 4 (0)
1983 Осборн Парк Галеб 1 (1)
1984 Нанитон Боро 0 (0)
1984 Тобермор Юнайтед 0 (0)
1963—1984 Всего за карьеру 599 (209)
Национальная сборная**
1963 Северная Ирландия (до 18) 2 (1)
1964—1977 Северная Ирландия 37 (9)

* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

** Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Джордж Бест (англ. George Best; 22 мая 1946 года, Белфаст, Северная Ирландия — 25 ноября 2005 года, Лондон, Англия) — североирландский футболист, крайний полузащитник, признаваемый одним из величайших игроков в истории футбола[6][7][8][9][10].

Бест начал профессиональную карьеру в английском клубе «Манчестер Юнайтед». Увидев игру 15-летнего Джорджа в любительской команде Белфаста, скаут английского клуба отправил главному тренеру «Манчестер Юнайтед» телеграмму следующего содержания: «Кажется, я нашёл для вас гения». В возрасте 17 лет Бест дебютировал в основном составе «Юнайтед», а в скором времени стал одним из ведущих игроков клуба. Выступал за команду на протяжении одиннадцати лет, сыграв за это время 470 матчей и забив 179 мячей. Он был лучшим бомбардиром «красных дьяволов» на протяжении пяти сезонов, а также до сих пор является лучшим бомбардиром «Манчестер Юнайтед» среди полузащитников за всю историю[11].

Бест считается одним из лучших дриблёров всех времён, обладая высокой стартовой и дистанционной скоростью, отличной координацией движений и устойчивостью, навыками обводки, позволявшим ему обыгрывать сразу нескольких соперников подряд, а также поставленным ударом с обеих ног и развитым голевым чутьём[12][13]. В 1968 году в составе «Манчестер Юнайтед» Бест завоевал Кубок европейских чемпионов и был назван лучшим футболистом года в Европе[7].

В 1974 году 27-летний Бест неожиданно покинул «Манчестер Юнайтед», после чего выступал за множество разных клубов по всему миру, а десять лет спустя, в возрасте 37 лет, завершил футбольную карьеру. С 1964 по 1977 годы Бест выступал за национальную сборную Северной Ирландии, однако слабое выступление команды в отборочных матчах чемпионатов Европы и мира не позволило ему сыграть на крупных международных турнирах.

Бест был популярен не только на футбольном поле, но и за его пределами. Он стал одним из первых медийных знаменитостей из мира футбола, его называли «суперзвёздой»[14], секс-символом и плейбоем[15], «иконой стиля»[16], «пятым Битлом»[17]. В 2008 году журнал GQ включил Джорджа Беста в список 50 самых стильных людей за последние полвека[18]. Вследствие огромной популярности, славы и денег он вёл экстравагантный и разгульный образ жизни, что привело его к алкоголизму, проблемам на футбольном поле и вне его. После завершения карьеры игрока работал футбольным экспертом[19]. В 2002 году перенёс пересадку печени, а в 2005 году умер в возрасте 59 лет от осложнений, связанных с алкоголизмом и приёмом иммунодепрессантов[20]. Был дважды женат, в первом браке родился его единственный сын, Калум.

В 1999 году по итогам голосования, проведённого Международной федерацией футбольной истории и статистики, Бест занял 11-е место в списке лучших европейских футболистов XX столетия и 16-е место в списке лучших футболистов мира[21]. По результатам голосования, проводимого журналом World Soccer в том же году, Бест занял 8-е место в списке 100 величайших игроков XX века[22]. В 2002 году Бест был включён в Зал славы английского футбола. Известный бразильский футболист Пеле назвал Беста «величайшим футболистом в мире». Бест так прокомментировал это заявление: «Пеле назвал меня величайшим футболистом в мире. Это высшая честь в моей жизни»[23]. В 2006 году аэропорт Белфаста был назван в честь Джорджа Беста.





Ранние годы

Джордж Бест родился 22 мая 1946 года в Крегаге, восточном районе Белфаста. Он был первым ребёнком в семье токаря с местной верфи Дики Беста (1920—2008) и работницы табачной фабрики Энн Уизерс (1923—1978). Родители Джорджа поженились в июне 1945 года. Предки Дики были родом из Шотландии, тогда как Энн была чистокровной ирландкой[24]. К моменту рождения Джорджа его родители жили в доме родителей его матери Энн Уизерс на Донард-стрит. В октябре 1947 года у Джорджа родилась сестра, Кэрол, а в январе 1949 года молодая семья Бестов переехала в собственный дом по адресу Баррен-уэй, 16[25].

Бест увлёкся футболом с ранних лет. Отец Джорджа, Дики, играл в футбол на любительском уровне до 36 лет, но первым человеком, подарившим малышу мяч и показавшему, как с ним играть, стал его дед по материнской линии, Джордж Уизерс, в честь которого и назвали Джорджа Беста[26]. На одной из первых фотографий Джордж, которому было 14 месяцев, пинает мяч во дворе своих бабушки и дедушки по материнской линии. «Джордж не расставался с мячом», — вспоминала о детстве своего сына Энн Бест. Юный Джордж целыми днями играл в футбол во дворе своего дома, используя в качестве ворот гараж отца, а спать зачастую ложился в обнимку с мячом[27].

Мы играли с мячом при каждом удобном случае, с рассвета до заката. Мы так делали, потому что любили это, но ещё потому, что в то время детям больше было нечем заняться. По телевидению почти не показывали футбол, не было компьютерных игр и чего-то подобного, поэтому всё свободное время мы проводили на улице... Когда я пошёл в начальную школу, которая была неподалёку от дома моей бабушки, ничего не изменилось. Я брал теннисный мячик, пинал его по пути в школу, делал уроки, в обед мчался домой, чтобы съесть тост и выпить чашку чая у бабушки. Сразу после этого я возвращался к игре с мячом. Я был первым на футбольной площадке, потому что бабушка жила прямо за углом. Потом ко мне присоединялись другие ребята и мы играли один против одного, два против двух, а когда все возвращались с обеда, мы играли, наверное, тридцать на тридцать человек. Это была очень хорошая тренировка. Ты учился не отдавать мяч, получив его, потому что если ты его терял, ты мог больше им не завладеть. В тех играх если ты мог сделать шесть касаний мяча, ты был хорош. После школы мы снова собирались на площадке и играли до самого вечера... Как только начинало темнеть, родители забирали своих детей домой. Но даже когда было совсем темно, и на площадке оставался я один, я не уходил, продолжая пинать мяч между дверями гаражей, пока родители не забирали меня домой.
— Джордж Бест[28]

В 1957 году 11-летний Бест успешно сдал экзамены и поступил в Гросвенорскую среднюю школу (Grosvenor Grammar School). Это было большим достижением и гордостью для родителей Джорджа; большинство приятелей Беста не смогли сдать экзамены для поступления в эту школу. Однако возникли трудности: эта школа находилась в католическом районе Белфаста, тогда как Джордж был из семьи протестантов. Бесту, одетому в протестантскую форму, по пути в школу и обратно приходилось буквально бегом пробегать «недружелюбный» район. Кроме того, Джордж скучал по друзьям из прежней школы, а главное, по игре в футбол: единственным видом спорта в его новой школе было регби. Из-за этого Бест вскоре начал прогуливать занятия, играя в уличный футбол. В конце концов это стало известно его родителям, после чего Джордж перешёл в Лиснашаррагскую среднюю школу (Lisnasharragh Secondary School), которая была ближе к его дому. Там он встретился со своими друзьями из начальной школы и смог, наконец, сосредоточиться на игре в футбол[29].

В детстве Джордж болел за местный клуб «Гленторан». Дед Джорджа по отцовской линии, Джеймс «Скотти» Бест, жил рядом со стадионом «Гленторана» «Овал» и часто брал с собой внука на матчи этой команды[30]. Позднее, когда Джордж начал смотреть футбол по телевизору в доме соседей, он начал болеть за английский клуб «Вулверхэмптон Уондерерс», который становился чемпионом Англии в сезонах 1957/58 и 1958/59 и играл в Кубке европейских чемпионов[31].

В возрасте 13 лет, незадолго до своего 14-летия, Джордж начал выступать за местную молодёжную команду «Крегаг Бойз» (Cregagh Boys). В то время он был очень худым, но уже демонстрировал незаурядный футбольный талант. Команду тренировал Бад Макфарлэн, который одновременно был тренером резервного состава «Гленторана». Однажды Макфарлэн сказал Джорджу, что у него слабая левая нога в плане техники обработки мяча. После этого Джордж начал усиленно тренировать левую ногу, используя как футбольный, так и теннисный мяч. Во время одного из матчей он навесил груз на правую ногу и касался мяча только левой ногой. В этом матче команда Беста выиграла со счётом 21:0, а Джордж забил 12 мячей левой ногой[32].

Бад Макфарлэн дружил с Бобом Бишопом. Боб Бишоп тренировал другую местную юношескую команду, «Бойленд Ют», а по совместительству был главным скаутом английского клуба «Манчестер Юнайтед» в Северной Ирландии. По совету Макфарлэна Бишоп пригласил Джорджа на просмотр в тренировочный лагерь своей команды. Бишоп был впечатлён техникой Джорджа, но не был уверен в его физических данных. Скаут «Лидс Юнайтед», также наблюдавший за Бестом, сказал Бишопу: «Этот парень никогда не станет профессиональным футболистом, он слишком тощий». Однако Бишоп попросил Макфарлэна организовать игру между командой «Крегаг Бойз» до 15 лет (куда вошёл Бест) и своей командой «Бойлен Ют», куда вошли игроки в возрасте 17 и 18 лет. Тем самым он хотел понаблюдать за действиями Джорджа в игре против более старших и физически сильных соперников. Ребята из «Крегаг Бойз» выиграли со счётом 4:2, два мяча забил Джордж Бест. Это окончательно убедило Боба Бишопа, и он отправил в «Манчестер Юнайтед» телеграмму[33]:

Кажется, я нашёл для вас гения

Клубная карьера

«Манчестер Юнайтед» (1961—1974)

Молодёжный состав

После телеграммы Боба Бишопа 15-летнему Бесту предложили отправиться на двухнедельный просмотр на «Олд Траффорд». Джордж согласился, и в июле 1961 года вместе с другим юным североирландцем Эриком Макморди поехали из Белфаста в Манчестер. Клуб не организовал официальной встречи, и пара подростков не без труда самостоятельно добиралась до пункта назначения, сначала приплыв в Ливерпуль, затем добравшись на поезде до Манчестера, после чего они поймали такси и попросили отвезти их на «Олд Траффорд». Бест и Макморди не знали, что в городе есть два стадиона с названием «Олд Траффорд», и таксист привёз на крикетный стадион. В конце концов, после тяжёлой ночи с переездами они добрались до места. Подростков встретил главный скаут «Юнайтед» Джо Армстронг. Он доставил ребят на тренировочную базу клуба, которая располагалась в тот период в Эрмстоне, и представил их другим североирландцам, выступавшим за «Манчестер Юнайтед» — Сэмми Макмиллану, Ронни Бриггзу, Джимми Николсону и Гарри Греггу. Клуб предоставил Бесту и Марморди комнату в доме типовой застройки в Чорлтоне, пригороде Манчестера. Владелицей дома была миссис Мэри Фуллауэй. Позднее она так вспоминала, как впервые увидела Джорджа: «Я хотела усадить его и накормить мясом и картошкой. Он был таким худым! Он был больше похож на ученика жокея, а не на футболиста. Я не верила, что у него получится [стать футболистом]». Из-за сильного белфастского акцента местные жители, включая водителей манчестерского транспорта и миссис Фуллауэй, почти не понимали, что им говорили Джордж и Эрик[34]. Закрывшись в своей комнате после ужина, ребята обсудили события прошедшего дня и решили на следующее утро вернуться домой. На следующий день они сказали Джо Армстронгу, что возвращаются домой. Их не отговаривали, и в тот же день они вернулись в Белфаст. Когда родители увидели, что Джордж вернулся в их дом, они подумали, что он «сделал что-то плохое» и поэтому его отправили назад. Однако он сообщил родителям, что просто «заскучал по дому»[35][36]. Однако через две недели, после телефонного разговора Мэтта Басби с Дики Бестом, Джордж вернулся в Манчестер[27].

С 1961 по 1963 годы Джордж тренировался с молодёжными командами «Манчестер Юнайтед», причём неофициально: до достижения 17 лет клуб не мог подписать с ним не только профессиональный, но и даже и ученический контракт. Запрет на подписание ученических контрактов стал следствием частых жалоб от Ирландской и Шотландской футбольных ассоциаций, обвинявших английские клубы в «переманивании» лучших талантов в Англию. В связи с этим игроки без контракта вроде Беста должны были официально где-то работать. Джорджу нашли работу на судоходном канале Манчестера, а тренировался он дважды в неделю. Его это не устраивало: он хотел тренироваться каждый день. После многочисленных жалоб и угроз покинуть команду, в случае если ему не дадут регулярно тренироваться, клуб нашёл решение. У одного из богатых болельщиков «Манчестер Юнайтед» был бизнес, связанный с электричеством, неподалёку от Клифф, тренировочной базы команды. Клуб устроил Беста и другого юного игрока без контракта, Джона Фицпатрика, на работу «электриками» неподалёку от Клиффа. В девять утра ребята «отмечались» на работе, затем выходили через чёрный ход и шли на тренировочное поле, а около пяти вечера возвращались на работу, чтобы вновь «отметиться». Таким образом Бест смог проводить полноценные ежедневные тренировки с командой. В этот период Джордж подружился с другими молодыми игроками, выступавшими за «Юнайтед»: Джоном Фицпатриком, Джимми Райаном, и Питером Макбрайдом и Дэвидом Сэдлером[37][38].

После утренних тренировок Джордж, наряду с другими игроками молодёжной академии, отправлялся на «Олд Траффорд» выполнять различную подсобную работу, в частности чистить бутсы профессиональных игроков «Юнайтед». Джорджу доставались бутсы вратаря Гарри Грегга и нападающего Алекса Доусона, которые нужно было тщательно вычистить, отполировать и смазать специальным жиром. После чистки бутс Бест и другие игроки академии брали в руки мётлы и подметали террасы «Олд Траффорд», найденные при этом монеты они оставляли себе[37][39].

Бест уделял большое внимание тренировкам своих слабых сторон: игре левой ногой, игре головой, отбору мяча. Он упорно занимался, задерживаясь на поле даже после того, как завершались командные тренировки[40].

Сезон 1963/64

В 1963 году Джордж Бест подписал первый профессиональный контракт в своей карьере. Главный тренер «Юнайтед» Мэтт Басби пригласил Джорджа в свой кабинет и произнёс: «Поздравляю, сынок. Мы предлагаем тебе профессиональный контракт». Бест подписал контракт, даже не прочитав условия. Потом выяснилось, что он будет получать 17 фунтов в неделю, что было для Беста «огромной суммой»[41]. Сразу после подписания контракта Джордж отправил отцу телеграмму следующего содержания: «Твой сын теперь профессионал. Я подписал контракт!» Вскоре после этого Джордж приобрёл свой первый автомобиль. Нападающий «Юнайтед» Дэвид Херд владел гаражным бизнесом, и продал Бесту малолитражный автомобиль марки Austin 1100 за 400 фунтов[42]. 25 мая 1963 года Бест поехал с командой в Лондон, где на знаменитом стадионе «Уэмбли» прошёл финал Кубка Англии. «Юнайтед» выиграл Кубок Англии, обыграв «Лестер Сити» со счётом 3:1. На юного Джорджа, наблюдавшего за игрой с трибун, произвела большое впечатление атмосфера переполненного «Уэмбли» и вид капитана команды, Ноэла Кантуэлла, поднимающегося по ступеням стадиона в королевскую ложу для вручения кубка, украшенного красно-белыми ленточками[43].

В сезоне 1963/64 Бест активно выступал за молодёжную команду «Манчестер Юнайтед», часто составляя атакующий дуэт с Джоном Фицпатриком. 14 сентября 1963 года первая команда «Юнайтед» играла против клуба «Вест Бромвич Альбион», занимавшего 2-е место в турнирной таблице Первого дивизиона. Перед матчем травмировались Иан Мойр и Денис Лоу. Лоу заменил Нобби Стайлз, а на замену правому вингеру Мойру в первую команду был приглашён 17-летний Джордж Бест, получивший футболку с номером «7». По ходу матча Бесту противостоял опытный Грэм Уильямс, левый крайний защитник сборной Уэльса. Несмотря на жёсткую игру Уильямса, который не стеснялся бить Беста по ногам, юный североирландец провёл яркий матч, активно действуя по своему флангу, и к концу игры просто измотал опытного соперника. По окончании матча, завершившегося победой «Юнайтед» со счётом 1:0, Уильямс пожал Бесту руку со словами: «Постой-ка, сынок, чтобы я мог рассмотреть твоё лицо, а то я весь день глядел, как твоя спина удаляется вдоль боковой»[27]. После игры Мэтт Басби похвалил юного североирландца, но сам Джордж остался не очень доволен своим первым выступлением в основном составе, считая, что мог сыграть лучше[44].

После своего дебюта в основном составе Бест не вызывался в первую команду на протяжении трёх месяцев, продолжая играть за молодёжную и резервные команды «Юнайтед». Первая команда играла нестабильно: 9 ноября «Манчестер Юнайтед» разгромил «Тоттенхэм» со счётом 4:1, но в следующем матче сам был разгромлен «Астон Виллой» со счётом 0:4. В первой половине декабря «Юнайтед» обыграл «Сток Сити» и «Шеффилд Уэнсдей», но затем последовали два крупных поражения от «Эвертона» 21 декабря (0:4) и «Бернли» 26 декабря (1:6). На тот момент Джордж находился в Белфасте, где проводил рождественские праздники вместе с семьей. Но череда поражений убедила Мэтта Басби обновить состав первой команды. Бест получил телеграмму с требованием прибыть в Манчестер на ответную игру против «Бернли». Бест согласился при условии, что сразу же после игры он сможет вернуться в Белфаст на самолёте[45]. 28 декабря, через два дня после выездного поражения от «Бернли», на «Олд Траффорд» была проведена ответная встреча. Бест принял в ней участие и помог своей команде разгромить соперника со счётом 5:1, забив свой первый гол за «Манчестер Юнайтед»[46]. Вернувшись в Белфаст, он первым делом купил свежий номер газеты Belfast Telegraph, на последней странице которого была фотография, на которой Бест отправлял мяч в сетку ворот «Бернли»[47].

После этой игры Бест закрепился в основном составе «Манчестер Юнайтед». Всего в сезоне 1963/64 Бест забил 6 голов в 26 матчах, включая дубль в ворота «Болтон Уондерерс» 19 февраля[48]. «Манчестер Юнайтед» занял второе место в Первом дивизионе, уступив четыре очка завоевавшему чемпионский титул «Ливерпулю».

Несмотря на игру в основной команде, Джордж продолжал активно выступать за молодёжный состав. Весной 1964 года Бест в составе молодёжной команды «Манчестер Юнайтед» обыграл «Манчестер Сити» в полуфинале Молодёжного кубка Англии, а затем помог своей команде победить «Суиндон Таун» в финале. Победа в этом турнире принесла Бесту первый в его карьере трофей, а молодёжная команда «Юнайтед» под руководством Джимми Мерфи выиграла Молодёжный кубок Англии в шестой раз (и в первый раз после мюнхенской трагедии)[49].

В апреле 1964 года Джордж получил свой первый вызов в национальную сборную и провёл за неё два матча, против Уэльса и Уругвая. Он отметил это событие, купив себе новый автомобиль: это был двухместный спортивный купе Sunbeam Alpine. Austin 1100, купленный им в прошлом году, он подарил своему отцу[50].

Сезон 1964/65

Сезон 1964/65 18-летний Бест начал в качестве ключевого игрока основного состава. Начиная с этого сезона слава о молодом техничном пареньке из Белфаста начала распространяться по всей Англии, и даже болельщики других клубов активно обсуждали игру Беста[51]. 30 сентября 1964 года «Манчестер Юнайтед» играл на выезде с лидером чемпионата, лондонским «Челси», который на тот момент шёл без поражений. «Юнайтед» обыграл «пенсионеров» со счётом 2:0 благодаря голам Беста и Дениса Лоу[52]. Главный тренер «Челси» Томми Дохерти назвал игру Беста «фантастической». Газета The Times сообщила[53]:

Зрители увидели настоящую демонстрацию того, как нужно играть на фланге. Продемонстрировал им это Бест. Его было не остановить. Казалось, даже фанаты «Челси» жаждали увидеть, как он получает мяч и проходит защитников одного за другим. Шеллито, в особенности, словно бы пытался засунуть джина обратно в бутылку, но ему этого не удалось. Роковой удар последовал после получаса игры, когда Бест, обладающий прекрасным равновесием и низким центром тяжести, как призрак пролетел через оборону соперника и перехватил пас Хинтона своему вратарю. Это была крошечная ошибка, но достаточная, чтобы вывести «Манчестер Юнайтед» вперёд в этом матче. Через мгновение мяч был в воротах.

Позднее Мэтт Басби вспоминал[54]:

Это была одна из многих отличных игр, которые Джордж провёл против «Челси». Что-то в самом их стадионе словно «заводило» его. Но я всегда буду помнить его первый матч там. После этого, когда бы мы ни приезжали на «Стэмфорд Бридж», мне хотелось позвонить в полицию и предупредить их, что вскоре будет совершено убийство.

После окончания матчи зрители на «Стэмфорд Бридж» устроили Бесту овацию. По мнению Дениса Лоу, именно после победы над «Челси» «Манчестер Юнайтед» приобрёл уверенность в своих силах, благодаря которой команда смогла стать чемпионом Англии[55]. Борьба за чемпионский титул в том сезоне развернулась между «Манчестер Юнайтед», «Челси» и «Лидсом». После победы над «Челси» «Манчестер Юнайтед» провёл в лиге 9 матчей в октябре и ноябре, выиграв восемь из них и однажды сыграв вничью. 5 декабря команда принимала на «Олд Траффорд» «Лидс Юнайтед». Игра получилась для хозяев непростой: «Лидс» под руководством Дона Реви был хорошо организованной командой, игравшей в физический, подчас жёсткий футбол. Бест вспоминал, что за всю свою карьеру в Англии он надевал под гетры защитные щитки только на матчи против «Лидса» — настолько жёстко действовали против него игроки этой команды. Матч прерывался на 10 минут из-за густого тумана, накрывшего стадион, но затем был возобновлён. «Лидс» играл от обороны, организованно отражая атаки «Манчестера», Бест провёл не лучший свой матч. Единственный гол в игре после ошибки вратаря «Манчестер Юнайтед» Пэта Данна забил игрок «Лидса» Бобби Коллинз[56][57].

После поражения от «Лидса» 5 декабря «Манчестер Юнайтед» в последующих девяти играх выиграл лишь дважды, пять раз сыграв вничью и проиграв «Тоттенхэму» и «Сандерленду». К весне «Манчестер Юнайтед» занимал третью строчку в турнирной таблице, уступая «Лидсу» и «Челси». 13 марта «Челси» был разгромлен на «Олд Траффорд» со счётом 4:0 (один из мячей снова забил Бест)[58], после чего лондонский клуб выбыл из чемпионской гонки. В марте и большей части апреля «Манчестер Юнайтед» выиграл все свои матчи в чемпионате, кроме одного, в том числе одержав ключевую победу над «Лидс Юнайтед» на «Элланд Роуд» 17 апреля[59]. 26 апреля «Лидс» играл свой последний матч сезона в лиге против «Бирмингем Сити», а «Манчестер Юнайтед» в тот же день принимал «Арсенал», причем у «Манчестера» оставалась ещё одна игра в запасе (против «Астон Виллы»). «Лидсу» была необходима победа, но они свой матч сыграли вничью[60], тогда как «Манчестер Юнайтед» обыграл «Арсенал» благодаря двум голам Лоу и голу Беста[61]. Это означало, что независимо от результата игры против «Астон Виллы» «Манчестер Юнайтед» становился чемпионом Англии. Ничего не значащий матч против «Виллы» «Юнайтед» проиграл, но завоевал чемпионский титул. Принципиальные соперники, «Лидс Юнайтед» и «Манчестер Юнайтед», завершили сезон, набрав по 61 очку, но титул достался клубу из Манчестера, у которого было лучшее соотношение забитых и пропущенных мячей[62]. Именно яркая игра в атаке отличала ту команду Басби. Атакующий «костяк» «Юнайтед» тогда составляли нападающие Лоу и Херд, правый вингер Джон Коннелли (купленный перед началом сезона у «Бернли»), Джордж Бест на левом фланге, и Бобби Чарльтон, который играл в полузащите в паре с Крерандом, но часто подключался к атакам. Денис Лоу забил в чемпионате 28 мячей, Дэвид Херд — 20, Джон Коннелли — 15, Бест и Чарльтон — по 10[63]. Всего Джордж Бест провёл в том сезоне 59 матчей и забил 14 мячей[64].

В 1965 году на фоне своей растущей популярности Джордж нанял агента. Им стал Кен Стэнли, который уже несколько лет был агентом Дениса Лоу. Стэнли не был футбольным агентом в современном понимании этого термина — в частности, он никак не контактировал с клубом и не вёл переговоров о зарплате Джорджа, занимаясь исключительно коммерческой и инвестиционной деятельностью, связанной с именем его клиента (рекламными контрактами, спонсорскими соглашениями и так далее)[65][66].

Сезон 1965/66

В сезоне 1965/66 «Манчестер Юнайтед» в ранге действующего чемпиона Англии вернулся в Кубок европейских чемпионов. Сезон начался с матча на Суперкубок Англии, в котором «Юнайтед» сыграл против «Ливерпуля». Бест в этой игре забил гол и отдал голевую передачу на Дэвида Херда, но «Ливерпуль» также забил два мяча, и матч завершился вничью 2:2[67]. В чемпионате «Юнайтед» стартовал неудачно, выиграв только два матча в первых восьми турах. Бест играл во всех этих матчах, но не забил ни одного гола. При этом он проводил свободное время на вечеринках и в ночных клубах. В итоге Мэтт Басби впервые принял решение о дисциплинарном наказании и отстранил Джорджа от игры на три матча. В девятом туре, в котором «Юнайтед» дома принимал «Челси» 18 сентября, Бест остался на скамейке запасных. Команда без него разгромила соперника со счётом 4:1[68]. Таблоид The Sun вышел с заголовком «Басби отстраняет паренька Беста»[69]. Сам Басби так прокомментировал ситуацию: «Джорджу нужен отдых. У него проблемы. Люди забывают, что ему всего лишь 19. Я уверен, что это временная оплошность»[70]. В период отсутствия Беста его на левом фланге атаки заменил Джон Астон.

6 октября Басби вернул Джорджа в основной состав на матч предварительного раунда Кубка европейских чемпионов против финского клуба «ХИК». В этой игре Бест забил два мяча[71]. Несмотря на большое количество талантливых футболистов в своём составе, в чемпионате команда продолжала играть нестабильно и не могла выиграть больше трёх матчей подряд. Уверенные победы чередовались с разгромами. Так, обыграв 9 октября будущего чемпиона «Ливерпуль» со счётом 2:0 (один из мячей забил Бест), «Юнайтед» в следующем туре проиграл «Тоттенхэму» со счётом 1:5[72].

В этом сезоне в составе другого клуба из Манчестера, «Манчестер Сити», дебютировал Майк Саммерби. Вскоре они с Бестом стали лучшими друзьями, проводя много времени в кофейнях, а затем и в ночных клубах. На тот момент Джордж был застенчивым юношей и не увлекался алкоголем, но ему уже нравилась ночная жизнь Манчестера и развлечения вне футбольного поля, что сближало его с Саммерби[73].

Нестабильные результаты команды в лиге заставили Мэтта Басби сконцентрироваться на кубковых турнирах: Кубке Англии и Кубке европейских чемпионов[74]. В обоих турнирах «Юнайтед» дошёл до полуфиналов. В Кубке Англии особенно примечательным был матч 5 раунда против «Вулверхэмптона» на «Молинью», в котором «волки» уже к 10-й минуте вели со счётом 2:0, но «Юнайтед» смог отыграться и одержал победу со счётом 4:2 (дублем отметился Лоу, по голу забили Бест и Херд)[75].

В четвертьфинале Кубка европейских чемпионов «Юнайтед» встретился с португальской «Бенфикой». «Бенфика» на тот момент была одной из сильнейших команд Европы, выиграв Кубок европейских чемпионов в 1961 и 1962 году и став финалистом этого турнира в 1963 и 1965 году. В первой игре на домашнем стадионе «Юнайтед» не без труда обыграл португальцев со счётом 3:2. Ответный матч должен был пройти 9 марта 1966 года на «Эштадиу да Луш» в Лиссабоне, где «Бенфика» ещё никогда в своей истории не проигрывала в рамках еврокубков. Перед началом игры на футбольном поле прошла церемония вручения «Золотого мяча» нападающему «Бенфики» Эйсебио. Начало матча было отложено, так как главный судья Кончетто Ло Белло застрял в пробке. Во время нервного ожидания команды в раздевалке Пэт Креранд напугал одноклубников, разбив зеркало, что считалось плохой приметой[76]. Несмотря на установку Мэтта Басби играть «от обороны», Бест уже на 6-й минуте открыл счёт, забив ударом головой после подачи со штрафного Тони Данна. На 12-й минуте последовал и второй гол, когда Бест в одиночку прошёл трёх соперников и нанёс точный удар в нижний угол ворот португальцев. Бест вспоминал[77]:

Перед выходом на поле босс сказал: «Не торопитесь, держите оборону первые 15 или 20 минут, а там увидим, как пойдёт». Он никогда так не говорил, никогда, и мы понятия не имели, как играть от обороны. Мы знали только как громить команды, что мы и сделали. Я дважды забил в первые 12 минут и — всё, по сути, игра была сделана. Это был один из тех дней, когда у тебя получается всё.

Матч закончился разгромом «Бенфики» со счётом 5:1[78]. Позднее Чарльтон назвал игру Беста в этом матче его лучшим матчем в футболке «Манчестер Юнайтед», а Лоу добавил, что это также было лучшее командное выступление за всё время, которое он провёл в клубе[79].

На следующее утро после матча португальская газета A Bola вышла с заголовком: «Битл по фамилии Бест громит „Бенфику“». Местная пресса дала Джорджу прозвище «El Quinto Beatle» («Пятый Битл»), так как у Беста была «битловская» причёска. Перед возвращением в Манчестер, зная, что в аэропорту его будут ждать репортёры и фотографы, Джордж купил «самое большое сомбреро», которое смог найти. 10 марта все британские газеты вышли с фотографией Беста, выходящего из самолёта с сомбреро на голове. Именно в тот момент он стал настоящей знаменитостью[80][81]. Его агент, Кен Стэнли, начал получать множество предложений о съёмке Джорджа в рекламе. Статьи о Бесте почти ежедневно появлялись во множестве газет — на тему моды, одежды, музыки и так далее. Он получал от поклонников более тысячи писем в неделю, и его агент нанял трёх девушек, чья единственная работа заключалась в ответах на многочисленные письма поклонников[82].

Через шесть дней после матча с «Бенфикой» Джордж открыл свой первый бутик Edwardia в Сейле, пригороде Манчестера. Затем было открыто ещё несколько бутиков в Манчестере. Джордж владел ими вместе со своим другом Майком Саммерби из «Манчестер Сити». Бест вспоминал, что эти бутики были для него одним из способов «цеплять» девушек[83].

На футбольном поле дела у команды Беста шли не так радужно. В чемпионате «Манчестер Юнайтед» выиграл только четыре матча из оставшихся двенадцати, и занял в итоге четвёртое место. У команды оставались шансы выиграть трофей в кубках. 26 марта в четвертьфинальном матче Кубка Англии против «Престон Норт Энд» Джордж получил травму суставного хряща колена (эта травма стала хронической и преследовала его на протяжении всей жизни)[84]. Следующие три матча он пропустил, залечивая травму, но 13 апреля команде предстоял важный полуфинальный матч Кубка европейских чемпионов против белградского «Партизана». Басби решил рискнуть и выпустил не до конца восстановившегося от травмы Джорджа на поле. Это решение не оправдалось: Бест был не в лучшей форме, команда проиграла со счётом 0:2[85], а травма колена только усугубилась. По возвращении домой Бесту была сделана операция на колене, и больше в этом сезоне он на поле не выходил. В ответной игре уже без Беста «Юнайтед» одержал победу со счётом 1:0, но по сумме двух встреч выбыл из розыгрыша Кубка европейских чемпионов[86], а через три дня после этого выбыл и из Кубка Англии, проиграв «Эвертону» в полуфинале с минимальным счётом[87].

После завершения клубного сезона Бест продолжал восстанавливаться после операции на колене, а Англия принимала чемпионат мира по футболу. Сборная Англии, в составе которой играли товарищи Джорджа по «Манчестер Юнайтед» — Бобби Чарльтон, Джон Коннелли и Нобби Стайлз — вышла в финал турнира. 30 июля англичане на «Уэмбли» сыграли против сборной Германии. Бест приехал на «Уэмбли» на своём новом белом седане Jaguar Mark 2, взяв с собой Марка Саммерби и Дэвида Сэдлера. Англичане стали чемпионами мира, Бобби Чарльтон получил «Золотой мяч», а Бест наслаждался жизнью вне футбольного поля[88].

Сезон 1966/67

Восстановившись от травмы колена, в сезоне 1966/67 Джордж вернулся к игре к началу чемпионата. В первых пяти турах «Юнайтед» одержал четыре победы, но затем последовали два поражения в чемпионате и разгром в Кубке Футбольной лиги от «Блэкпула»[89]. После этого Мэтт Басби решил обновить состав, включив в первую команду купленного в августе 1966 года у «Челси» вратаря Алекса Степни, который решил «вратарскую проблему», уже несколько лет стоявшую перед командой. Также после этой серии поражений Басби решил продать Коннелли, а Бест был переведён на правый фланг атаки. Место левого вингера занял Астон. Также регулярным игроком основного состава стал Сэдлер, давний приятель Беста ещё со времён молодёжной команды[90]. Обновлённая команда Басби выиграла два следующих матча, а 1 октября проиграла «Ноттингему» со счётом 1:4[91], после чего команда оказалась на 8-м месте в турнирной таблице. Однако в восьми последующих матчах «Юнайтед» одержал семь побед и один раз сыграл вничью, что позволило команде возглавить турнирную таблицу. 10 декабря Бест забил два гола в матче с «Ливерпулем», который завершился вничью 2:2[92]. К началу 1967 года команда подошла, опережая ближайшего преследователя, «Ливерпуль», на 2 очка[93]. В оставшихся 18 матчах чемпионата сезона 1966/67 «Юнайтед» ни разу проигрывал, несмотря на проблемы с травмами. 18 марта в домашней игре с «Лестером» Дэвид Херд, на счету которого было 16 мячей в лиге, сломал ногу[94]. В апреле Бобби Нобл попал в автомобильную аварию, после которой он завершил карьеру в возрасте 21 года. Несмотря на эти проблемы и большое количество ничейных результатов, к маю команда подошла, возглавляя турнирную таблицу, и единственным близким преследователем был «Ноттингем Форест». Судьба чемпионства решилась 6 мая, когда «Манчестер Юнайтед» на «Болейн Граунд» сыграл с «Вест Хэм Юнайтед». «Вест Хэм» был сильной командой, два года назад выигравшей Кубок обладателей кубков; в их составе играли чемпионы мира Мур, Питерс и Херст. Тем не менее, ещё до исхода получаса игры, «Манчестер Юнайтед» забил в ворота соперника четыре мяча (усилиями Чарльтона, Креранда, Фоулкса и Беста). Во втором тайме ещё два гола забил Лоу, а «Вест Хэм» отыграл только один мяч[95]. «Манчестер Юнайтед» стал чемпионом Англии, на четыре очка опередив «Ноттингем Форест» и «Тоттенхэм»[96]. Бест завершил сезон с 10 забитыми мячами.

Вне футбольного поля Бест продолжал вести активную светскую жизнь. Его любимым ночным клубом Манчестера в то время был Le Phonographe. Там он познакомился с моделью Джеки Гласс, работавшей помощницей французского кинорежиссёра; с ней у Джорджа начались первые «серьёзные» отношения[97][98]. Кроме того, уже в то время Джордж начал выпивать. По воспоминаниям Саммерби, любимым напитком Беста была водка с лимонадом. На тот момент алкоголь ещё не стал проблемой для Джорджа, и футбол оставался для него на первом месте, однако большую часть вечеров и ночей (кроме вечеров перед матчами) Джордж проводил в клубах и других модных местах Манчестера[99]. Также примерно в это время Бест открыл два своих ночных клуба в Манчестере: Oscar’s и и Slack Alice’s[100].

Сезон 1967/68

Сезон 1967/68 стал пиком футбольной карьеры Джорджа Беста[101]. Летом команда команда отправилась в предсезонное турне по США и Австралии. В него Мэтт Басби взял новичка Брайана Кидда, воспитанника академии клуба, который в дальнейшем сыграл большую роль в предстоящем сезоне. После возвращения из турне «Юнайтед» начал сезон 12 августа 1967 года матчем на Суперкубок Англии. Матч получился зрелищным и завершился со счётом 3:3[102]. В чемпионате команда стартовала с поражения от «Эвертона», а затем выиграла только две из последующих шести игр. В августе Джордж Бест был лишён водительских прав и оштрафован на 10 фунтов за наезд на женщину, получившую перелом таза[103]. Джордж забил свой первый гол в сезоне только 16 сентября в игре против «Шеффилд Уэнсдей»[104]. В следующей игре чемпионата он сделал «дубль» в ворота «Тоттенхэма»[105]. После поражения в первом туре до нового года команда проиграла только 2 матча и к январю 1968 года возглавляла турнирную таблицу с 5-очковым отрывом от идущего на 2-м месте «Ливерпуля»[106]. В январе «Тоттенхэм» выбил команду из Кубка Англии, но главным кубковым трофеем оставался Кубок европейских чемпионов, который Басби мечтал выиграть ещё с первой командой «малышей Басби», погибшей в мюнхенской авиакатастрофе[107][108]. Бест вспоминал, что после неудачи в Кубке европейских чемпионов в 1966 году команда очень хотела завоевать этот трофей в 1968 году, осознавая, что это может быть «последний шанс» завоевать этот трофей для Басби, Чарльтона и Фоулкса, выживших в Мюнхене[109].

В первом раунде Кубка европейских чемпионов «Юнайтед» без особых проблем прошёл мальтийский клуб «Хибернианс». Во втором раунде команде досталось непростое противостояние с югославским клубом «Сараево». Первый матч в Югославии завершился без забитых мячей[110]. В ответной игре счёт в матче открыл Астон, затем судья удалил игрока «Сараево» Фахрудина Прляца за грубый фол на Джордже Бесте. Бест вскоре после этого забил второй гол «Юнайтед». За три минуты до конца югославская команда отыграла один мяч. Тем не менее, «Юнайтед» одержал победу со счётом 2:1 и прошёл в следующий раунд[111].

В четвертьфинале Кубка европейских чемпионов «Юнайтед» встретился с клубом «Гурник», чемпионом Польши. В первой игре подопечные Басби обыграли соперника со счётом 2:0 (первый гол был забит усилиями Беста[112], но его записали как автогол защитника поляков, второй гол забил Кидд)[113]. Ответная игра состоялась 13 марта 1968 года в польском городе Забже[114]. Шёл снег, часть поля была покрыта льдом, и Басби даже попросил у судьи Кончетто Ло Белло перенести игру из-за плохих погодных условий, но получил отказ. Поляки выиграли этот матч со счётом 1:0, но по сумме двух игр в полуфинал вышли англичане. Для «Манчестер Юнайтед» это был четвёртый выход в полуфинал Кубка европейских чемпионов, но предыдущие три полуфинала команда Басби проиграла[115].

Игра «на два фронта» начала негативно сказываться на результатах команды в чемпионате. «Юнайтед» проиграл «Челси» через три дня после после первой игры с «Гурником» (причём в этом матче Бест не реализовал пенальти)[116], а через три дня после ответной игры с поляками подопечные Басби уступили «Ковентри Сити»[117]. После домашних поражений от «Манчестер Сити» (27 марта) и «Ливерпуля» (6 апреля) «Юнайтед» утратил лидерство в турнирной таблице. Все силы были брошены на европейский турнир, в полуфинале которого команде Басби противостоял «Реал Мадрид».

24 апреля 1968 года на «Олд Траффорд» прошёл первый полуфинальный матч против «Реала». Испанцы играли от обороны, «Юнайтед» доминировал на протяжении всей игры, создав множество голевых моментов, но забил только один мяч. Его автором стал Бест на 36-й минуте[118]. Игру судил советский арбитр Тофик Бахрамов, заявивший, что это был «один из самых приятных матчей» в его судейское карьере, и отдельно похваливший «главного джентельмена на поле» Бобби Чарльтона[119].

Перед ответной встречей с «Реалом» «Юнайтед» должен был сыграть три заключительных матча чемпионата. Первый из них «Юнайтед» проиграл «Вест Бромвичу» со счётом 3:6[120]. Второй, против «Ньюкасла», команда выиграла со счётом 6:0 — в этой игре Бест сделал хет-трик (это был первый хет-трик в профессиональной карьере Беста)[121]. И, наконец, в последнем туре «Юнайтед» встретился с «Сандерлендом». Перед этой игрой у «Манчестер Юнайтед» и у «Манчестер Сити» было одинаковое количество очков — 56. Матч против «Сандерленда» «Юнайтед» проиграл со счётом 1:2, тогда как «Сити» одержал победу над «Ньюкаслом» со счётом 4:3 и выиграл чемпионский титул[122].

Через четыре дня после последнего матча в чемпионате «Юнайтед» отправился в Мадрид на ответный матч против «Реала». В отличие от матча в Манчестере, на своём поле испанцы пошли в атаку с первых минут. В первом тайме игроки «Реала» забили 4 гола, однако один из них — в свои ворота. После первого тайма «Реал» выигрывал со счётом 3:1 (или 3:2 по сумме двух матчей). В перерыве Басби сменил тактику со схемы 5-3-2 на 4-3-3, передвинув Сэдлера из центра обороны в нападение к Бесту и Кидду. Расчёт Басби оправдался: на 75-й минуте Сэдлер забил гол, сравняв счёт по сумме двух матчей. А через три минуты Бест прошёл по правому флангу, обыграл двух защитников и сделал пас в центр на подключившегося к атаке защитника «Юнайтед» Билла Фоулкса. Фоулкс мощным ударом послал мяч в угол ворот «Реала». Игра завершилась со счётом 3:3, а по сумме двух матчей в финал вышел «Манчестер Юнайтед»[123][124].

Финал состоялся 29 мая 1968 года на стадионе «Уэмбли» в Лондоне. Первый гол в матче на 53-й минуте забил Бобби Чарльтон, но португалец Жайме Граса сравнял счёт на 75-й минуте. Основное время завершилось со счётом 1:1 и игра перешла в овертайм. После этого футболистам «Юнайтед» удалось решить исход матча в течение 10 минут. Уже на 2-й минуте овертайма Степни выбил мяч, Кидд скинул его головой на Беста, а североирландец прокинул мяч между ног защитнику португальцев, затем обвёл вратаря и отправил мяч в уже пустые ворота. Спустя минуту ещё один гол забил Брайан Кидд, которому в этот день исполнилось 18 лет. А на 99-й минуте Чарльтон забил 4-й гол своей команды. Игра завершилась победой «Юнайтед» со счётом 4:1[125][126]. «Манчестер Юнайтед» стал первым английским клубом, взявшим Кубок европейских чемпионов[127]. После прошла церемония награждения, а затем и празднование в лондонском отеле «Расселл», но Бест признался, что он так напился, что «не помнит абсолютно ничего», что произошло после матча. Именно в этот триумфальный день, как он вспоминал позднее, появились первые признаки негативного влияния алкоголя на его жизнь[128].

Джордж Бест завершил сезон в качестве лучшего бомбардира «Манчестер Юнайтед», забив 32 мяча (из них — 28 в чемпионате, также став лучшим бомбардиром Первого дивизиона наряду с Роном Дейвисом). Он стал рекордсменом клуба по количеству голов в сезоне, забитых полузащитником (рекорд продержался ровно 40 лет и был побит другим полузащитником «Манчестер Юнайтед» Криштиану Роналду). По итогам сезона Бест получил «Золотой мяч» (став самым юным обладателем этой награды в истории) и звание лучшего игрока года по версии футбольных журналистов Англии[129].

Сезон 1968/69

После победы в Кубке европейских чемпионов и получения «Золотого мяча» 22-летний Бест превратился в успешный коммерческий бренд. Он снимался в рекламе, показах модной одежды, участвовал в различных светских мероприятиях. Его средний недельный доход в 1968 году превышал 2000 фунтов (тогда как средняя зарплата футболиста в то время составляла 23 фунта). Он вспоминал[130]:

Я зарабатывал большие деньги, но не знал, что с ними делать. Я помог маме и папе купить магазин «фиш энд чипс», это было достаточно рационально, но при этом я менял автомобили каждые пару месяцев. У меня слабость к «Ягуарам», и в 1968-м я купил две или три машины — всегда белого цвета.

Лето 1968 года Бест провёл на Мальорке. Он отдыхал на этом острове каждое лето начиная с 1965 года с компанией друзей[131]. В августе начался новый сезон. Выиграв Кубок европейских чемпионов в предыдущем сезоне, Басби достиг той цели, к которой так долго стремился, но команде не хватало свежих идей и новых игроков. Клубная академия уже не выпускала таких талантов, какими были знаменитые «малыши Басби», а действующие игроки не становились моложе. За четыре предыдущие сезона Басби приобрёл только одного игрока (Степни в 1966 году). Перед началом сезона 1968/69 Басби купил только одного игрока, и не защитника, как ожидалось, а вингера. Им стал шотландец Вилли Морган из «Бернли». Бест не был впечатлён этим трансфером, считая, что это игрок «не уровня» «Юнайтед». В первой игре чемпионата команда Басби обыграла «Эвертон» благодаря голам Беста и Чарльтона[132], но в последующих восьми матчах одержала только две победы. К концу ноября «Юнайтед» находился в нижней половине турнирной таблицы чемпионата[133].

В сентябре и октябре «Юнайтед» сыграл два матча против аргентинского клуба «Эстудиантес», обладателя Кубка Либертадорес, в рамках Межконтинентального кубка. Те игры получились очень жёсткими. В первой игре был удалён Нобби Стайлз, которого весь матч провоцировали соперники. В ответном матче судья удалил Беста за драку с аргентинским игроком. По сумме двух игр победу одержал аргентинский клуб[134].

Бест тяжело переживал поражения. Он привык к победам, но после нескольких успешных сезонов, по его мнению, команда «расслабилась»[135]. Тем не менее, несмотря неудачи в чемпионате, Бест надеялся на то, что «Юнайтед» сможет защитить свой титул в Кубке европейских чемпионов. Однако сделать этого не удалось. В полуфинале английский клуб встретился с итальянским «Миланом», придерживавшимся тактики «катеначчо». На своём поле итальянцы одержали победу со счётом 2:0, а в Англии «Юнайтед» смог выиграть только с минимальным счётом. Судейство в обоих матчах подверглось жёсткой критике: так, в первом матче Сормани забил свой гол после игры рукой, что не было замечено арбитром; автор второго гола итальянцев, швед Хамрин после лёгкого контакта с Фицпатриком рухнул на газон с криком, после чего Фицпатрик был удалён. В ответной игре, после того, как Чарльтон забил первый гол, Лоу нанёс удар по воротам итальянцев, и мяч «на два фута» пересёк линию ворот, но ни судья, ни лайнсмен взятия ворот не засчитали. Бест был убеждён, что «Юнайтед» заслужил играть в финале, но судьи «украли» результат у его команды[136].

Бест стал лучшим бомбадиром «Юнайтед» в чемпионате с 19 голами (всего он забил 22 мяча во всех турнирах), однако результат команды был разочаровывающим: только 11-е место. Джордж считал такой итог сезона «катастрофой» и всё чаще боролся с «разочарованием» в барах при помощи алкоголя[137].

Сезон 1969/70

Ещё в январе 1969 года Мэтт Басби (получивший титул сэра годом ранее) объявил, что летом уйдёт с поста главного тренера клуба и завершит тренерскую карьеру[138]. В апреле совет директоров клуба определился с преемником: им стал 31-летний Уилф Макгиннесс, бывший игрок «Юнайтед», работавший на тот момент тренером резервной команды. Решение о его назначении многие игроки восприняли скептически, считая, что у Макгиннесс слишком молод, неопытен и не обладает достаточным авторитетом[139]. Первый сезон без Басби начался катастрофически: команда не могла выиграть в первых шести матчах, причём в четырёх из них даже не смогла забить. Затем на помощь молодому тренеру пришёл Бест, забивший 13 голов в 14 матчах с конца августа по середину октября. Команда поднялась на 8-е место в турнирной таблице, но это был её максимум. Опытные игроки Басби один за другим завершали карьеру, а новички не оправдывали надежд[140].

В домашних кубковых турнирах команда выступала удачнее, дойдя до полуфиналов Кубка Англии и Кубка Футбольной лиги. В первом полуфинальном матче Кубка лиги против «Манчестер Сити» на «Мейн Роуд» Бест был предупреждён за споры с судьёй, а после финального свистка, раздосадованный поражением, выбил мяч из рук судьи. Этот эпизод попал в объективы камер, и пресса устроила из него целый медиаскандал. После этого Футбольная ассоциация Англии дисквалифицировала Беста на четыре недели[141]. Его первой игрой после возвращения стал выездной матч Кубка Англии против «Нортгемптон Таун» 7 февраля 1970 года. В этой игре Джордж продемонстрировал свой выдающийся класс, включая дриблинг, финты и эффектные сольные проходы, забив шесть мячей в ворота соперника, что является клубным рекордом[142] (ещё одним игроком «Юнайтед», забивавшим шесть мячей в матче, был Гарольд Халс в 1911 году)[143]. После этой игры Бест получил приглашение на официальный приём на Даунинг-стрит, 10 от премьер-министра Великобритании Гарольда Уилсона, который был поклонником игры североирландца и даже писал ему «фанатские» письма[144][145].

В полуфинале Кубка Англии «Юнайтед» встретился с «Лидсом». Первый матч завершился вничью, была назначена переигровка на стадионе «Вилла Парк» в Бирмингеме. Накануне матча в бирмингемском отеле, где остановилась команда, Бест познакомился с девушкой, также остановившейся в этом отеле, и поднялся с ней в её номер. Строгий блюститель дисциплины, Уилф Макгиннесс «ворвался в номер» и устроил «настоящий скандал». Он хотел отстранить Джорджа от предстоящего матча, но Мэтт Басби, оставшийся в совете директоров клуба и обладавший значительно большим авторитетом, убедил оставить Беста в составе. Джордж сыграл в том матче, однако из-за обрушившейся на него критики сыграл плохо. Даже игрок «Лидса» Джонни Джайлз обвинил его в «непрофессионализме» перед игрой. В концовке игры Бест мог забить и выиграть матч для своей команды, выйдя один на один с вратарём, но совершил нехарактерную для себя техническую ошибку, наступив на мяч и упав перед воротами соперника[146].

В чемпионате команда завершила сезон на 8-м месте, а Бест вновь стал лучшим её бомбардиром с 23 мячами во всех турнирах.

Что касается внефутбольной жизни Беста, в 1969 году он познакомился с датчанкой Эвой Харалстед. Вскоре он публично объявил о помолвке с ней, но через несколько месяцев передумал. Девушка подала на него в суд за «нарушение обещания». Бест выплатил ей 500 фунтов в рамках досудебного урегулирования конфликта[147]. В это же время Бест открыл свой второй бутик в Манчестере, который назывался George Best Rogue. Также в 1969 году Бест впервые публично признался, что у него проблемы с алкоголем. В интервью таблоиду Daily Sketch он заявил:

Я плохо играю в последние пару месяцев в основном из-за ночных вечеринок и выпивки. Поначалу я не думал об этом. Я просто знал, что всё и все вокруг меня достали. И поэтому каждую ночь я выбирался в клуб или в бар и напивался.
— Джордж Бест[148]

Сезон 1970/71

Сезон 1970/71 начался с поражения от «Лидса» со счётом 0:1. За этим последовала ничья с «Челси» (0:0) и разгром от «Арсенала» (0:4). После последнего календарного матча 1970 года против «Дерби Каунти» (тренировку перед которым Бест пропустил, за что был оштрафован клубом на 50 фунтов) «Юнайтед» занимал 18-ю строчку в чемпионате, выиграв только пять из 23-х матчей в лиге. Авторитетные игроки вроде Чарльтона и Лоу открыто высказывали недовольство главным тренером. 29 декабря 1970 года Уилф Макгиннесс был отправлен в отставку, а исполняющим обязанности главного тренера до окончания сезона стал Басби[149]. Но даже после возвращения Басби на тренерский мостик Джордж продолжал эксцентричные выходки. 4 января 1971 года Бест был вызван на слушания дисциплинарной комиссии Футбольной ассоциации Англии, так как он получил три жёлтые карточки в сезоне, причём последнюю из них — за подкат против игрока «Манчестер Сити» Глина Пардо, получившего двойной перелом правой ноги. На слушаниях Бест должен был присутствовать с Мэттом Басби, но североирландец опоздал на 90 минут. Когда Джордж всё-таки появился перед комиссией, он объяснил своё опоздание тем, что «плохо себя чувствовал» из-за похмелья. Ему присудили рекордный штраф в размере 250 фунтов и назначили условную шестинедельную дисквалификацию[150]. Уже через пять дней после этого, 9 января, Бест не приехал в Лондон на матч «Манчестер Юнайтед» против «Челси», вместо этого решив провести уикенд с актрисой Шинейд Кьюсак[151]:

Матчи против «Челси» я любил больше любых других. Хороший клуб, хорошие игроки, но тогда это меня совсем не интересовало... Это было чистое безумие. Я, один из самых известных футболистов мира, просто взял и решил не играть в важном матче и вместо этого пойти на свидание. Я затрудняюсь объяснить, в каком душевном состоянии я был, чтобы сделать это.

Бест провёл выходные в квартире Кьюсак в Ислингтоне, причём это событие в прямом эфире освещала британская пресса и телевидение, назвав это «уединением пары в любовном гнёздышке»[152]. Басби отстранил Беста от тренировок и матчей на две недели без выплаты зарплаты. В прессе, до этого превозносившей Беста, вышли резко критические статьи, в которых североирландец обвинялся в неуважении к клубу и болельщикам и в том, что он наносит вред «репутации футбола» в целом[153].

В своём первом матче после отбытия дисциплинарного наказания (против «Тоттенхэма» 6 февраля) Бест забил один из своих самых эффектных голов. После навеса в штрафную вратарь «Тоттенхэма» Дженнингс выбил мяч кулаком — прямо на ногу Джорджа Беста. Между Бестом и воротами находились вратарь и четыре игрока «Тоттенхэма», но североирландец, одним касанием обработав мяч, ударом «черпаком» послал его «за шиворот» Дженнингсу и защитникам «шпор», стоящим на линии ворот[154][155].

Несмотря на проблемы с дисциплиной, Бест завершил сезон в качестве лучшего бомбардира «Юнайтед», забив 18 мячей в чемпионате и 21 — во всех турнирах и сыграв в 40 матчах чемпионата из 42-х. Команда завершила сезон на 8-м месте. Бест просил Басби сделать его капитаном «Манчестер Юнайтед», но Басби отказался, посчитав Джорджа недостаточно ответственным для этой роли[156].

В 1970 году Джордж переехал из дома миссис Фуллауэй, в котором он жил на протяжении девяти с лет с момента своего первого визита в Манчестер с Эриком Макморди, в собственный особняк стоимостью 35 тысяч фунтов, оборудованный ультрасовременным оборудованием. Однако уже в январе 1972 года он вернулся в дом миссис Фуллауэй, а дом продал[157].

Сезон 1971/72

Перед началом сезона 1971/72 клуб активно вёл поиски нового главного тренера. Велись переговоры с тренером «Селтика» Джоком Стейном, однако они сорвались[158]. В июне 1971 года новым главным тренером «Юнайтед» был назначен Фрэнк О’Фаррелл, бывший главным тренером «Лестер Сити». Бест позднее признался, что О’Фаррелл был слишком «тихим» и «скромным» для команды уровня «Манчестер Юнайтед»[159]. Сезон начался удачно: в первых четырёх играх команда одержала четыре победы, хотя во втором матче сезона (против «Челси») Бест был удалён «за нарушение правил» и «использование бранной лексики» (однако Футбольная ассоциация сняла дисквалификацию с Беста, так как тот заявил, что использовал бранную лексику не в адрес судьи, а в адрес своего одноклубника Вилли Моргана, с которым Бест никогда не ладил)[160]. В октябре 1971 года «Юнайтед» впервые за три года занимал первую строчку турнирной таблицы. Бест также был в форме, регулярно забивая голы, в том числе гол после сольного прохода в ворота «Шеффилд Юнайтед» 2 октября[161], «дубль» в ворота «Вест Бромвича» 23 августа и хет-трики против «Вест Хэм Юнайтед» 18 сентября[162] и «Саутгемптона» 27 ноября[163].

В начале декабря «Юнайтед» возглавлял турнирную таблицу чемпионата с 5-очковым отрывом от ближайших преследователей. Но в декабре команда трижды подряд сыграла вничью, а 1 января 1972 года началась серия из семи поражений подряд в чемпионате. Ещё раньше начались проблемы у самого Беста. Перед матчем с «Ньюкаслом» 23 октября он получил угрозы убийства от ИРА, которые были восприняты всерьёз на фоне Смуты в Ольстере. По слухам, Бест пожертвовал 3000 фунтов Демократической юнионистской партии Иана Пейсли (сам Бест и его семья отрицали эти слухи). Дом Беста был взят под охрану, а Джорджа сопровождали два агента Особой службы Великобритании, запретившие ему приближаться к окнам отеля, где команда остановилась перед игрой с «Ньюкаслом». На самом матче среди зрителей расположились сорок полицейских, а встревоженный Бест старался никогда «не стоять на месте» и постоянно двигаться. В этой игре он забил единственный гол. После матча команду сопроводил кортеж из полицейских автомобилей. Вся эта история держала Беста в постоянном стрессе, и он начал много пить. В начале января 1971 года он неделю отсутствовал на тренировках, проводя время с «Мисс Великобритания 1971» Кэролин Мур[164].

Сезон команда в третий раз подряд завершила на восьмом месте, а Бест в третий раз подряд стал лучшим её бомбардиром, забив 26 мячей. Тем не менее, он признался, что «теряет энтузиазм» и перестал получать удовольствие от футбола, так как «Юнайтед» часто проигрывал тем командам, которых ещё несколько лет назад Бест привык «громить» с крупным счётом. После матча он направлялся в бар Brown Bull или Phyllis's и напивался до беспамятства[165].

Сезон 1972/73

20 мая 1972 года в отеле Марбельи находящийся в отпуске Бест объявил журналистам о том, что завершает карьеру. В «эксклюзивном» интервью Sunday Mirror, за которой он получил 4000 фунтов, Бест заявил: «Я больше не футболист. Это конец». Он признался, что хочет «отдохнуть, написать автобиографию и стать дизайнером одежды». Однако уже через две недели Бест передумал, после чего вернулся к тренировкам с командой в рамках подготовки к предстоящему сезону[166].

Сезон 1972/73 стал «Юнайтед» настоящей катастрофой. Команда не могла выиграть в девяти стартовых матчах чемпионата. Примерно в это же время начался конфликт между Бестом и Чарльтоном, который на правах капитана высказывал Джорджу обоснованные претензии по поводу его дисциплины и обвинил в непрофессионализме. 18 сентября Бест не явился на матч в честь Бобби Чарльтона, вместо этого проведя вечер в пабе Brown Bull[167]. В ноябре Джордж был дважды оштрафован клубом за пропуск тренировок, дисквалифицирован на три матча национальных сборных за удар ногой футболиста сборной Болгарии, а также обвинён в причинении телесных повреждений девушке в ночном клубе. На фоне всех этих неприятностей он купил себе белый Rolls-Royce за 11 тысяч фунтов (менее через два месяца он продал его, так как вандалы сильно повредили автомобиль)[168]. 5 декабря клуб отстранил Беста от тренировок и выставил на трансфер с суммой выкупа в размере 300 тысяч фунтов[169].

Результаты «Манчестер Юнайтед» также были очень плохими: к середине декабря команда занимала предпоследнее, 21-е место, в турнирной таблице Первого дивизиона. 19 декабря О’Фаррелл был отправлен в отставку, а главным тренером был назначен Томми Дохерти. Бест, отстранённый от тренировок и уставший от критики и судебных разбирательств, отправился отдохнуть в Канаду и США. Там ему предложили поиграть за «Нью-Йорк Космос» в Североамериканской футбольной лиге, однако до официального предложения дело не дошло. В середине февраля 1972 года Бест вернулся в Манчестер и продал все принадлежавшие ему бутики[170]. После этого он «отрастил бороду, начал пить и жалеть себя»[171]. В этом сезоне он выступал только четыре месяца (с 12 августа по 25 ноября 1972 года), сыграв 23 матча и забив 6 мячей. В отсутствии Беста «Манчестер Юнайтед» под руководством Дохерти несколько улучшил свои показатели и завершил сезон на 18-м месте, избежав вылета во Второй дивизион[172].

Летом 1972 года произошло ещё одно событие, сильно напугавшее Беста и его близких. Сидя в баре на курорте Марбельи, Джордж заметил, что его нога онемела и опухла. Местный доктор прописал ему «пилюли и болеутоляющий спрей», пообещав, что «всё пройдет в течение двух дней». Однако состояние Беста быстро ухудшалось: нога сильно раздулась, он не мог на неё наступать. Джордж позвонил своему врачу в Манчестере, и тот посоветовал срочно лететь к нему на консультацию. Бест вспоминал[173]:

Я купил билет на чартерный рейс, битком набитый туристами, а я был в агонии. Боль была неописуемая, я действительно думал, что умираю. С меня ручьями тёк пот, а нога, казалось, увеличивалась в размерах каждую секунду. Ботинок я держал в руках, так как на ногу он не налезал. Представьте картину: я сжимал зубы и молился, а половина самолёта выстроилась в очередь за автографом или хотела сфотографироваться со мной. Но как-то я это пережил. В аэропорту меня встретил Джефф, мой доктор. Увидев меня, он сказал: «Снимай брюки». Следующими его словами были: «Ох, мать твою!» Он сразу же повёз меня в больницу. В моей ноге образовался тромб и, к счастью для меня, он спустился вниз, в голень. Если бы он поднялся выше, я бы умер.

Первым человеком, навестившим Беста в больнице, был Мэтт Басби. Он спросил Джорджа: «Не пора ли тебе вернуться к игре?»[174]

Последний сезон в «Манчестер Юнайтед»

Перед началом сезона 1973/74 «Манчестер Юнайтед» покинули Бобби Чарльтон, Денис Лоу и Тони Данн. Дохерти решил дать последний шанс Бесту и пригласил его вернуться в команду «из изгнания». Бест согласился[175]:

Я был в подвешенном состоянии. Я понятия не имел, чем мне заниматься в жизни, совсем, и когда «Юнайтед» предложил мне вернуться, это пришлось мне по душе. После небольшого периода хождения «вокруг да около», где посредником был Пэдди, я встретился с «Доком» и мы решили попробовать снова. Проблема была в том, что я не был физически готов. У меня был избыточный вес, причём немалый, так как большую часть года я бухал, и мой тромбоз тоже сказывался. Я сказал, что мне понадобится время — два или три месяца — чтобы прийти в форму, и что я не хочу торопиться с возвращением. Я буду упорно работать, утром и днём, играть за резервистов, а там посмотрим, что получится. «Док» согласился, и я подумал, что с таким хорошим мотиватором как он, а также с моим старым приятелем Пэдди Крерандом, может получиться что-то хорошее.

10 сентября 1973 года Бест вернулся к тренировкам. Утром он тренировался с основным составом, а днём — под руководством Креранда и тренера резервистов Билла Фоулкса. Он сыграл в товарищеском матче в честь Эйсебио в Лиссабоне и ещё в одной товарищеской игре против «Шемрок Роверс». Бест не хотел торопиться с возвращением к игре в основном составе, но к середине октября «Манчестер Юнайтед» занимал 19-ю строчку в чемпионате, набрав всего лишь 8 очков, и Дохерти настоял на том, что Бесту пора играть. Первая игра Джорджа после возвращения прошла 20 октября 1973 года, это был домашний матч против «Саутгемптона», в котором единственный гол забил вратарь «Юнайтед» Алекс Степни, пробивший пенальти[176]. Трибуны «Олд Траффорд» встретили возвращение Беста с воодушевлением, но он сам был недоволен своей физической формой. Однако постепенно он набирал форму, забив свой первый гол в сезоне в игре против «Тоттенхэма» 10 ноября[177].

В своей четвёртой игре я забил в ворота «шпор». Сразу после этого я почувствовал уверенность. Я начал снова проходить соперников на дриблинге. Я вновь забил против «Ковентри» 15 декабря и думал, что становлюсь лучше с каждой игрой[178].

Гол Беста против «Ковентри Сити» 15 декабря 1973 года стал его последним голом за «Юнайтед»[179]. А 1 января 1974 года Джордж провёл свой последний матч в футболке «Манчестер Юнайтед». Это была игра, в которой подопечные Дохерти проиграли «Куинз Парк Рейнджерс» на «Лофтус Роуд» со счётом 3:0, опустившись на 20-е место в турнирной таблице[180]. Дальнейшие события Джордж объясняет «разочарованием» от плохих результатов команды и новогодними празднествами. 3 января он не явился на утреннюю тренировку команды, так как прошлую ночь провёл на вечеринке с друзьями. 4 января он тренировался с командой, как обычно, а 5 января, перед началом матча против «Плимут Аргайл» в Кубке Англии Дохерти объявил Бесту, что он не играет из-за пропуска тренировки. Разгневанный Джордж заявил, что если не сыграет в этом матче, он больше никогда не сыграет за «Манчестер Юнайтед». Однако по сравнению с прежними тренерами, которые закрывали глаза на выходки Беста из-за его статуса, Дохерти был непреклонен. Оставшись в одиночестве в раздевалке, когда команда вышла играть на поле, Бест, по его признанию, заплакал. «Я понимал, что я больше не вернусь, и уже не вернулся»[181].

Томми Дохерти отрицает эту версию событий и заявляет, что собирался выпустить Беста против «Плимута», но тот явился на стадион не за пару часов до игры, как вся команда, а перед самим матчем, причём он был пьян и зашёл в раздевалку вместе с какой-то девушкой, в руке которой был алкогольный напиток. После этого Дохерти сказал Джорджу, что он не играет, и попросил вернуться на тренировку в понедельник[182]. Единственным свидетелем этого инцидента был Пэт Креранд. Он поддерживает версию Беста и считает объяснение Дохерти «полным бредом»[183].

Так или иначе, Бест больше не играл за «Манчестер Юнайтед». Его контракт с клубом был аннулирован в июне 1974 года. «Юнайтед», уже без Беста в качестве действующего игрока, завершил сезон 1973/74 на 21-м месте и выбыл во Второй дивизион, где не играл с 1938 года[184].

Всего с 1963 по 1974 годы Джордж Бест провёл 470 официальных матчей за «Манчестер Юнайтед», в которых забил 179 голов (в том числе три хет-трика и один «двойной» хет-трик). Он был лучшим бомбардиром клуба в пяти сезонах подряд (c 1968 по 1972 годы)[185].

Карьера после ухода из «Манчестер Юнайтед» (1974—1984)

В январе 1974 года Бест, заявивший о своём уходе из «Манчестер Юнайтед», решил отвлечься от футбола. Он проводил время в своём ночном клубе Slack Alice's, в котором были аншлаги из-за присутствия Беста внутри. Там же Джордж познакомился с мисс мира 1973 года Марджори Уоллес. 21 февраля 1974 года Беста арестовали в баре его же клуба Slack Alice's и конвоировали в Лондон, где он предстал перед судом по обвинению в краже меховой шубы, паспорта, чековой книжки и драгоценностей у Марджори Уоллес. Бест отрицал все обвинения. Его отпустили под залог в размере 6000 фунтов[186]. В апреле обвинения с Беста были сняты, и он рассказал газете Sunday People свою версию событий, получив за это 12 тысяч фунтов[187].

Семья Беста также столкнулась с проблемами в этот период. У матери Джорджа, Энн, появились проблемы с алкоголем, его сестра, Барбара, получила пулевое ранение в ногу после возвращения с дискотеки в Белфасте, а 17-летний кузен Беста случайно оказался в центре перестрелки и был убит пулей ИРА. Дики Бест был вынужден продать ресторан «фиш энд чипс», который купил Джордж, так как не мог им управлять в одиночку, а его супруга была недееспособна из-за развивающегося алкоголизма[187]. Джордж отвлекался от негативных новостей и собственной профессиональной неустроенности не только при помощи алкоголя. Кроме привычных пабов, баров и ночных клубов Беста всё чаще видели в казино. Джордж считает, что после ухода из «Юнайтед» ему не хватало «азарта», и он тратил большие суммы на участие в азартных играх[188]. На это уходило много денег, что заставило Беста стать, по его выражению, «футбольным наёмником»[189].

В мае 1974 года Джордж отправился в ЮАР, где ему предложили поиграть за клуб «Джуиш Гилд». Бест подписал с клубом двухмесячный контракт, за который ему заплатили 11 тысяч фунтов. Он провёл за эту команду 5 матчей и забил 1 гол, собирая тысячи зрителей на матчи со своим участием[190]. В августе того же года он провёл несколько игр за «Данстабл Таун» в Южной лиге. Он сыграл за «Данстабл» в товарищеском матче против «Манчестер Юнайтед» и помог своей новой команде обыграть свою бывшую. На следующий матч своей команды он передвигался с полицейским эскортом[189].

В 1975 году Бест провёл несколько игр за «Стокпорт Каунти», выступавший в Четвёртом дивизионе. На матчи с его участием собирались полные стадионы[191]. В том же году он вёл переговоры с «Челси» о возможном переходе. Руководство лондонского клуба, зная о проблемах Беста с дисциплиной, предложило ему контракт с оплатой за фактически сыгранные матчи, но когда Джордж потребовал 1000 фунтов за игру, переговоры сорвались[192].

В декабре 1975 года Бест вёл переговоры с рядом клубов Североамериканской футбольной лиги, включая «Лос-Анджелес Ацтекс» и «Нью-Йорк Космос». Председатель «Лос-Анджелес Ацтекс» сказал Бесту, что клуб нуждается в «звезде первой величины», чтобы соперничать с «Нью-Йорк Космос», контракт с которым уже подписал легендарный Пеле. После этого Джордж подписал контракт с клубом с Западного побережья[193]. Однако сезон в США начинался в феврале, и у Беста ещё была пара свободных месяцев. В этот период он сыграл несколько матчей за ирландский клуб «Корк Селтик», получая по 600 фунтов за каждую игру[194]. Вернувшись в США, Бест поселился в курортном городе Хермоса-Бич в округе Лос-Анджелес. Там же он познакомился со своей будущей женой Энджи. Тёплый климат, пляжи и новая обстановка пошли Джорджу на пользу, он с удовольствием тренировался и набирал форму. В сезоне 1976 года Бест провёл за «ацтеков» 24 матча и забил 15 мячей[195].

В августе 1976 года, когда сезон в США был уже завершён, контракт Бесту предложил лондонский «Фулхэм», выступавший во Втором дивизионе. Бест согласился вернуться в Англию. За «Фулхэм» тогда выступал легендарный Бобби Мур, а также старый приятель Беста Родни Марш, который, как и Джордж, принял предложение лондонского клуба на период футбольного межсезонья в США (Марш выступал за «Тампа-Бэй Раудис»). По контракту Бест получил 10 тысяч фунтов сразу, его недельная зарплата составила 500 фунтов, также он получил бесплатное жильё и автомобиль[196]. 4 сентября Джордж сыграл свой первый матч за «Фулхэм». Всего в сезоне 1976/77 он провёл за «дачников» 32 матча и забил 6 мячей. Многим запомнился эпизод в матче Кубка Англии против «Херефорд Юнайтед», когда Бест, продемонстрировав великолепный контроль мяча, дважды обыграл своего партнёра по команде и старого собутыльника Родни Марша, не давая тому завладеть мячом[197]. Болельщики «Фулхэма» признали Беста лучшим игроком сезона[198][199].

В середине мая 1977 года Бест вернулся в «Лос-Анджелес Ацтекс», где провёл свой второй сезон. Тогда же он купил местный бар, который назывался Hard Times, и переименовал его в Bestie's. Свободное от тренировок и игр время он проводил в этом баре. В 1977 году Бест провёл за «ацтеков» 25 матчей и забил 13 мячей[200].

В сентябре 1977 года Бест вернулся в «Фулхэм», но на этот раз сыграл за клуб только 10 матчей. В 1978 году провёл за «Лос-Анджелес Ацтекс» свой третий и последний сезон. В этот период Джордж часто уходил в запои, что провоцировало регулярные скандалы с руководством клуба и с Энджи, на которой Бест женился в январе 1978 года[201]. В июне 1978 года он заявил руководству клуба, что больше не хочет играть за «Ацтекс»[202]. После этого он был продан в другой североамериканский клуб, «Форт-Лодердейл Страйкерс», в котором играло много возрастных игроков из Футбольной лиги Англии. В своём дебютном матче за «Страйкерс» против чемпиона, «Нью-Йорк Космос», Бест забил два мяча и помог своей новой команде одержать победу со счётом 5:3. Всего в 1978 году он провёл за клуб 14 матчей и забил 5 мячей. В сентябре того же года американский клуб «Детройт Экспресс» отправился в европейский тур, взяв с собой Беста. Джордж сыграл за «Детройт» два матча в Австрии[203].

В 1979 году Бест провёл свой второй и последний сезон в «Форт-Лодердейл Страйкерс». 16 ноября 1979 года Джордж подписал выгодный контракт с шотландским клубом «Хиберниан». Бест предупредил руководство команды, что его физическая форма далека от оптимальной, но ему предложили «не волноваться об этом». Тогда Бест имел значительный лишний вес, что хорошо видно на фотографиях того периода[204]. По мнению Джорджа, целью его подписания были не результаты команды, а повышение домашней посещаемости матчей шотландского клуба[205]. Он провёл за «Хибс» 16 матчей и забил 3 мяча в сезоне 1979/80 (в сезоне 1980/81 он вернулся в клуб, но сыграл за него только 4 матча)[206].

По окончании европейского сезона Бест вернулся в США. 13 апреля 1980 года Джордж подписал контракт с калифорнийским клубом «Сан-Хосе Эртквейкс». Он регулярно пропускал тренировки, много пил, имел лишний вес. Несмотря на это, периодически он демонстрировал хорошую игру и забивал мячи. В 1980 году он забил 8 мячей в 26 играх за «Эртквейкс»[207].

6 февраля 1981 года у Джорджа и Энджи родился сын, которого назвали Калумом. Бест после этого заявил, что это «величайший момент» в его жизни. Но уже через две недели его арестовали за вождение в пьяном виде, а ещё через неделю он обратился за помощью в госпиталь «Веспер», который специализировался на лечении алкогольных и наркотических зависимостей. Его лечение оплатил клуб «Сан-Хосе Эртквейкс»[208]. Лечение на какое-то время принесло результат: в 1981 году он провёл хороший сезон в «Эртквейкс», забив 13 мячей в 30 матчах. В их числе был гол, который называют «лучшим голом в истории Североамериканской футбольной лиги». Произошло это 22 июля 1981 года в игре против бывшей команды Беста, «Форт-Лодердейл Страйкерс». Бест вошёл в штрафную, где обыграл нескольких человек, демонстрируя отличный контроль мяча и дриблинг, после чего забил мяч[209][210][211].

Летом 1982 года, когда Бест был в Англии, у него начался роман с «мисс мира 1977» Мари Стевин (это активно освещала британская пресса). Джордж ещё состоял в браке с Энджи, но к тому моменту они прекратили все отношения[212]. Затем он работал в Испании комментатором проходящего там чемпионата мира на канале ITV. Осенью Бест получил уведомление налоговой службы Великобритании о задолженности по налогам, возникшей в период его выступлений за «Фулхэм», в размере 17 996 фунтов. У него не было таких денег, и 5 ноября 1982 года Джордж Бест был признан банкротом[213].

В футбольном плане в 1982 году Бест по специальному приглашению сыграл в трёх матчах за две гонконгские команды первого дивизиона. По утверждению Беста, на контакт с ним выходил главный тренер «Манчестер Юнайтед» Рон Аткинсон, предложивший ему вернуться в команду, однако Джордж отказался: «Я решил, что пусть лучше болельщики запомнят меня, каким я был в 1968 году, когда мы выиграли всё»[214].

В марте 1983 года Бест перешёл в английский клуб Третьего дивизиона «Борнмут». Джордж сыграл за команду всего 5 матчей. Он вспоминал: «Всё было как обычно: я им был нужен только на домашние матчи, чтобы поднять посещаемость»[214]. В 1983 году Бест провёл несколько матчей за «Брисбен Лайонс» и «Осборн Парк Галеб» из Австралии. Последний официальный матч в своей карьере Бест сыграл в феврале 1984 года за североирландскую команду «Тобермор Юнайтед», выйдя на поле против «Баллимена Юнайтед» в Кубке Северной Ирландии[215].

Через четыре года после завершения карьеры Бест провёл свой прощальный матч. Он состоялся 8 августа 1988 года на «Уиндзор Парк». На трибунах присутствовали сэр Мэтт Басби и Боб Бишоп, скаут «Манчестер Юнайтед», обнаруживший талант североирландца. В матче приняли участие Пат Дженнингс, Осси Ардилес и Лиам Брейди. Бест забил дважды: первый гол — ударом из-за пределов штрафной, второй — с пенальти[216][217][218].

Карьера в сборной

Бест дебютировал за молодёжную сборную Северной Ирландии в 1963 году в возрасте 16 лет. Он вышел на поле за несколько дней до своего 17-го дня рождения в матче против юношеской сборной Англии. Впервые увидев Беста, тощего паренька с «битловской» причёской, главный тренер североирландцев Норман Керриган изрёк: «Он похож на ёршик, которым я бы прочистил свой мундштук»[27].

16 апреля 1964 года Бест сыграл свой первый матч за основную сборную Северной Ирландии, которая встречалась в рамках чемпионата Британии с Уэльсом. В той же игре дебютировал и знаменитый в будущем североирландский вратарь Пат Дженнингс. Матч закончился победой Северной Ирландии со счётом 3:2[219]. Уже намного позднее Пат Дженнингс вспоминал о Бесте: «Он был лучшим из игроков, с кем — или против кого — мне доводилось играть. Я дорожу воспоминаниями о нём, хотя временами он выставлял меня в довольно глупом свете»[27].

21 октября 1967 года Бест практически в одиночку выиграл матч против сборной Шотландии на домашнем стадионе «Уиндзор Парк», проходившем в рамках отборочного раунда к чемпионату Европы. Североирландцы победили в той игре со счётом 1:0; единственный в матче гол забил Дейв Клементс[220]. Спортивный журналист Малкольм Броди написал по итогам матча: «Без сомнения, „Уиндзор Парк“ ещё не видел такой великолепной индивидуальной игры футболиста». Многие считают этот матч лучшим матчем Джорджа Беста за сборную (в английском варианте игра слов: англ. 'The George Best International')[27][221].

15 мая 1971 года Бест принял участие в игре домашнего чемпионата Британии против сборной Англии, в котором забил, возможно, свой самый знаменитый гол в карьере. Вратарь англичан Гордон Бэнкс подбросил мяч в воздух, намереваясь выбить его в поле, но Бест опередил голкипера, ударив по мячу первым. Мяч через голову Бэнкса полетел в направлении пустых ворот. Оба игрока побежали за ним, но и тут Бест оказался быстрее, добравшись до мяча первым и направив его головой в сетку. К сожалению для Беста, гол был отменён: судья зафиксировал фол со стороны нападающего[142][222].

Бест выступал за сборную на протяжении 13 лет, с 1964 по 1977 год, сыграв 37 матчей и забив 9 мячей. Из них 4 гола он забил в ворота сборной Кипра и по голу — сборным Албании, Англии, Шотландии, Швейцарии и Турции. Выступая за сборную, Бест дважды получал удаления: в матчах против Шотландии и Болгарии. В последний раз он сыграл за сборную 12 октября 1977 года в матче против Нидерландов[223].

В 1982 году, когда сборная Северной Ирландии успешно прошла квалификацию на чемпионат мира 1982 года, её главный тренер Билли Бингем рассматривал возможность включения Беста в заявку на турнир. Однако возраст (в то время Бесту было уже 36 лет) и проблемы с алкоголем стали решающими факторами, из-за которых Джордж не попал в состав сборной.

В 2005 году Бест высказался в пользу создания единой общеирландской национальной сборной, объединяющей Ирландию с Северной Ирландией[224].

Матчи Беста за сборную Северной Ирландии

Итого: 37 матчей / 9 голов; 13 побед, 8 ничьих, 16 поражений[223].

Игровые характеристики

Чаще всего Бест играл на позиции левого или правого инсайда или вингера (что примерно соответствует понятию крайнего атакующего полузащитника в современном футболе)[37][225]. Его отличал отличный контроль мяча, равновесие, дриблинг, хорошее видение поля, высокая стартовая и дистанционная скорость. Многие отмечали его храбрость, когда он в одиночку шёл в обводку против нескольких защитников и зачастую обыгрывал нескольких человек подряд. Одним из его любимых и самых эффектных приёмов было прокидывание мяча между ног соперника, а затем быстрый проход ему за спину[226][227][228][229].

На сайте Национального музея футбола приводится такая характеристика Беста: «В эпоху грязных полей и жёстких стыков, Бест, казалось, скользит сквозь соперников и делает с мячом то, что никто другой не в состоянии. Он может играть на любом из флангов, в центре нападения или позади центрального нападающего. На пике своих возможностей Беста было не остановить. Даже Пеле назвал Парня из Белфаста „величайшим игроком в мире“»[230].

Бест одинаково хорошо владел ударом с обеих ног[231][232]. Мэтт Басби отмечал: «Он играл любой ногой — иногда казалось, что у него их шесть»[233]. Несмотря на невысокий рост (175 см), Бест хорошо играл головой, забив ряд важных голов в своей карьере «со второго этажа».

Джордж был уникален, величайший талант в истории нашего футбола, однозначно. Взгляните на его голевые показатели — 137 голов в 361 матче чемпионата, и 179 голов в 466 матчах во всех турнирах. Это феноменально для человека, который не получал свою долю голов „на блюдечке“, которую имеют нападающие. Джордж почти всегда должен был обыграть соперника, чтобы забить гол.
Бест был лучшим футболистом в мире, не только в Англии, и моим хорошим другом. Когда он играл против «Бенфики» в 1966 году в Лондоне, мы проиграли со счётом 5:1, Джордж был потрясающим, он гений.
Джордж вдохновлял меня, когда я был молод. Он был ярким, захватывающим игроком и имел способность вдохновлять товарищей по команде. На самом деле я думаю что мы были очень похожими игроками — дриблёрами, способными создавать магические моменты.

Когда Денису Лоу, игравшему вместе с Джорджем в «Манчестер Юнайтед», задали вопрос о слабых сторонах Беста как футболиста, он сказал, что, возможно, североирландец иногда был «жадным», чересчур увлекаясь индивидуальными действиями, попытками обыграть всех игроков соперника и забить гол самостоятельно, тогда как его партнёры ждали передачи. При этом Лоу заметил, что не считает это серьёзным недостатком, так как очень часто самоуверенные «сольные» проходы Беста завершались забитыми им же голами[235]. То же самое отмечал и сэр Бобби Чарльтон: «Часто, когда Джордж „танцевал“ с мячом в, казалось бы, бесперспективной позиции, я говорил себе: „Ах же ты маленький жадина!“ Но через мгновение я уже открывал рот от изумления: „Какой потрясающий гол!“[236]»

Жизнь после футбола. Алкоголизм

В 1969-м я завязал с женщинами и алкоголем. Это были худшие 20 минут моей жизни.
— Джордж Бест[237]
Я потратил огромное количество денег на выпивку, девочек и быстрые машины. Остальные деньги я просто растранжирил.
— Джордж Бест[237]
Я бы мог ходить на собрания анонимных алкоголиков, но думаю, что мне сложно было бы оставаться анонимным.
— Джордж Бест[237]

Джордж имел проблемы с алкоголем на протяжении всей своей взрослой жизни[238]. В 1981 году, проживая в США, Джордж украл деньги из сумки женщины, чтобы купить себе выпивку: «Мы сидели в баре на пляже, а когда она отлучилась в туалет, я забрал все деньги, лежавшие в её сумке». На следующий день, протрезвев, ему стало стыдно, и он вернул деньги женщине[239].

В ноябре 1984 года Бест был признан виновным по обвинению в управлении автомобилем в нетрезвом виде и нападении на полицейского. Его лишили прав и приговорили к трём месяцам тюремного заключения. Рождество 1984 года провёл в тюрьме Форд. Широко распространена легенда, согласно которой Бест в этот период играл за тюремную футбольную команду[240][241], однако в автобиографии Джордж отрицает это: «Я не хотел, чтобы в прессе вдруг появились фотографии, где я играю в футбол в таком унизительном окружении». Вместо этого он занимался в тренажёрном зале[242]. 8 февраля 1985 года Бест вышел из тюрьмы, по собственному признанию, прекрасно чувствуя себя физически после ежедневных тренировок и периода вынужденной трезвости[243]. Но после выхода на свободу через пару недель он снова начал пить[244].

С 1984 по 1987 год Джордж встречался с моделью Энджи Линн (Angie Lynn). Они даже хотели пожениться в 1986 году, когда Линн забеременела, но затем у неё случился выкидыш. После многочисленных ссор и пьяных выходок Джорджа они расстались[244]. C 1987 по 1995 год Бест встречался с Мэри Шатила (Mary Shatila), которая на протяжении восьми лет была для него «любовницей, сиделкой, секретаршей и агентом в одном лице»[245].

Начиная с 1987 года Бест регулярно проводил публичные выступления, зарабатывая таким образом на жизнь[246]. Кроме того, он был комментатором на телевидении и радио. Всё это приносило ему хороший доход, однако все деньги уходили на пагубные увлечения — алкоголь и азартные игры[247]. Бест даже продал на аукционе все свои медали и футболку, которую ему подарил Пеле[248].

В сентябре 1990 года Бест появился в очередном выпуске рейтингового ток-шоу Wogan на канале BBC[249]. Он был в состоянии сильного алкогольного опьянения и во время обсуждения сказал одному из гостей ток-шоу: «Терри, я люблю трахаться»[250][251][252]. Позднее Бест извинился за свой поступок и признал, что это был один из самых худших эпизодов в его жизни, связанных с алкоголизмом[240].

В начале 1990-х Бест вместе с Родни Маршем участвовал в трёхлетнем турне, в котором они презентовали футбольные видео и обсуждали футбольные темы. Также он работал футбольным экспертом на Sky Sports[253].

В июле 1994 года Джордж познакомился с 22-летней стюардессой Virgin Atlantic Airways Алекс Перси. Через год они поженились[254].

Хронический алкоголизм Беста привёл к значительным повреждениям внутренних органов. В марте 2000 года у него было диагностировано серьёзное поражение печени[7]. В феврале 2001 года Бест был госпитализрован с диагнозом «пневмония»[255]. В апреле 2001 года в желудок Беста были имплантированы специальные капсулы, которые должны были вызывать неприятие алкоголя. Подобные капсулы имплантировались в его желудок и ранее, но, как и предыдущий раз, их эффект был недолгим[256].

30 июля 2002 года в Королевском госпитале Кромвеля Бест успешно перенёс операцию по пересадке печени[257]. Однако и после операции он продолжал употреблять алкогольные напитки, посещая различные пабы, что вызвало сильную общественную критику[240]. В июле 2003 года Бест был задержан полицией за драку в одном из пабов Суррея[258].

2 февраля 2004 года Бест был в очередной раз признан виновным в управлении автомобилем в нетрезвом виде (в его крови было зафиксировано превышение содержания алкоголя по сравнению с допустимой нормой в два с половиной раза), оштрафован на 1500 фунтов и лишён водительских прав на 20 месяцев[259].

Болезнь и смерть

Даже после пересадки печени Бест продолжал употреблять алкоголь. 3 октября 2005 года Бест был госпитализирован с диагнозом «острая почечная инфекция» в госпитале Кромвеля в Лондоне, где ему была оказана неотложная помощь. Почечная инфекция стала побочным эффектом приёма иммунодепрессантов, прописанных Бесту для предотвращения отторжения организмом печени после её трансплантации. 27 октября 2005 года газеты сообщили, что Бест находится в критическом состоянии и уже попрощался с друзьями и близкими. Вслед за этим его состояние стабилизировалось, но в ноябре началось новое ухудшение. 20 ноября вышел очередной номер британского таблоида News of the World с фотографией Беста на больничной койке и его последними словами: «Не умирайте, как я» (Don't die like me). Это фото было опубликовано по просьбе самого Беста. Последние слова Джорджа были предупреждением для всех, кто считает алкоголь безобидным способом развлечься[240]. На протяжении двух месяцев нахождения Беста в больнице у кровати отца дежурил сын Джорджа, Калум[260].

Ранним утром 25 ноября 2005 года интенсивная терапия была приостановлена. В 13 часов 6 минут Джордж Бест скончался в возрасте 59 лет от лёгочной инфекции, многочисленных отказов внутренних органов и внутреннего кровотечения[7][261]. Спустя 10 лет после смерти Беста вышел документальный фильм[262], в котором утверждалось, что хотя алкоголь и сыграл существенную роль в качестве причины смерти Джорджа, он был не основной причиной. Главной причиной смерти Беста стала передозировка иммунодепрессантов. Джордж сильно превысил предписанную врачом дозу, вероятно, находясь в состоянии опьянения, после чего, по словам врачей, его иммунитет был не просто ослаблен, он был «отключён». У Беста развилась инфекция в груди, поразившая его легкие, почки, печень, сердце и мозг[20][263].

Вслед за известиями о смерти Джорджа Премьер-министр Великобритании Тони Блэр заявил: «Джордж Бест был, возможно, самым одарённым футболистом своего поколения и одним из величайших футболистов, рождённых в Великобритании»[7]. Со всего мира начали поступать сообщения от известных футболистов, отдающие дань памяти его таланту. В их числе были Пеле, Диего Марадона и Йохан Кройф[264]. Эрик Кантона так прокомментировал смерть Беста: «После своей первой тренировки на небесах, Джордж Бест совершил проход со своего любимого правого фланга, обвёл Господа Бога, игравшего левого защитника, и забил потрясающий гол с 30 ярдов. Я хотел бы, чтобы он зарезервировал мне место в своей команде. Джордж Бест, а не Господь Бог»[265].

После смерти Джорджа Беста руководство Премьер-лиги объявило о минуте молчания перед каждой игрой предстоящего тура чемпионата[266]. На многих стадионах это объявление было проигнорировано и вместо минуты молчания была организована минута аплодисментов в честь Беста[267]. Первой игрой «Манчестер Юнайтед» после смерти Беста стал матч Кубка Футбольной лиги на «Олд Траффорд» против «Вест Бромвич Альбион» — клуба, против которого Бест дебютировал за «Юнайтед» в 1963 году. Перед игрой дань памяти Джорджу отдали его бывшие одноклубники по «Юнайтед», оставшиеся в живых футболисты «Вест Бромвича» из состава 1963 года, а также сын Беста, Калум. Сэр Бобби Чарльтон выступил с краткой памятной речью, за которой последовала минута молчания, в течение которой болельщики по всему стадиону подняли в воздух десятки тысяч фотографий Беста[268][269].

Похороны

3 декабря 2005 года в 10 часов утра катафалк с телом Джорджа выехал из семейного дома Бестов на улице Крегаг Роуд в Восточном Белфасте. Траурный кортеж проследовал до здания Парламента Северной Ирландии. Несмотря на дождь, вдоль дороги выстроились от 75 до 100 тысяч человек, они провожали передвижение катафалка аплодисментами[270]. Перед зданием парламента, где прошла церемония прощания с Бестом, был выставлен почётный караул из юных игроков клуба «Крегаг Бойз», в котором Джордж начал свою карьеру. Гроб с телом Беста, задрапированный флагом Северной Ирландии, несли Билли Бингем, Дерек Дуган, Питер Макпарланд, Гарри Грегг, Джерри Армстронг и Денис Лоу. В 11 утра в главном зале парламента началась заупокойная служба, за которой снаружи наблюдали 25 тысяч человек (на улице был установлен большой экран и громкоговорители), а также миллионы телезрителей — церемонию транслировали в прямом эфире каналы BBC One, UTV, RTÉ, ITV News, BBC News 24, Sky News, Sky Sports News, Euronews и MUTV. По просьбе семьи Беста, из собравшихся жителей Белфаста были случайным образом отобраны 10 человек, которым было разрешено присуствовать на церемонии внутри здания. Один из них, Джеймс Поттер, которому было 69 лет, сказал: «Я сам уроженец Крегаг Роуд, а мой брат играл с Джорджем. Это удивительно, быть здесь это величайшая честь в моей жизни». Сын Джорджа, Калум, зачитал стихотворение, посвящённое отцу. Всего внутри здания собралось около 300 человек[270].

После завершения траурных мероприятий Бест был похоронен рядом со своей матерью Энни Уизерс на вершине холма Роузлонского кладбища, возвышающегося над Восточным Белфастом[240][271].

Память

Аэропорт Белфаст Сити был переименован в Аэропорт Белфаст-Сити имени Джорджа Беста в дань памяти Джорджу[272]. Официальная церемония присвоения нового имени и логотипа прошла в аэропорту 22 мая 2006 года (в день, когда Бесту исполнилось бы 60 лет) в присутствии семьи и друзей Джорджа.

Общественное мнение в Северной Ирландии по поводу переименования аэропорта разделилось: согласно одному из опросов, 52 % североирландцев высказались «за» и 48 % «против»[273]. Лидер Демократической юнионистской партии и член парламента от Восточного Белфаста Питер Робинсон, в чьём избирательном округе находился аэропорт, заявил о том, что он бы предпочёл, чтобы именем Беста назвали спортивный стадион[274]. Шумиха вокруг переименования спровоцировала ряд негативных комментариев за пределами Северной Ирландии[275].

В марте 2006 года авиакомпания Flybe назвала один из своих самолётов The George Best. Впоследствии самолёт использовался для перевозки членов семьи Беста в Манчестер для участия в мемориальной службе[276].

В июне 2006 года Сара Фаберже, правнучка ювелира Российской империи Карла Фаберже, получила заказ на создание ювелирного яйца имени Джорджа Беста. Была выпущена ограниченная партия в 68 яиц, все доходы от продажи которых поступили в [www.georgebest.com Фонд имени Джорджа Беста]. Первый экземпляр из партии выставлен на всеобщее обозрение в аэропорту имени Джорджа Беста.

В первую годовщину смерти Беста Ольстерский банк напечатал один миллион памятных банкнот достоинством в 5 фунтов с изображением Джорджа Беста[277]. Тираж банкнот был полностью раскуплен за пять дней[278]. На онлайн-аукционе eBay за одну купюру предлагали до 30 фунтов[279].

В декабре 2006 года мемориальный траст имени Джорджа Беста начал кампанию по сбору 200 тысяч фунтов стерлингов для возведения бронзовой статуи Беста в натуральную величину. В январе 2008 года девелопер из Белфаста Даг Эллиотт заявил о своём намерении профинансировать возведение мемориала Бесту[280]. Однако в итоге так и не удалось согласовать с местными властями место для размещения памятника. Тем не менее, многие активисты в Белфасте все ещё надеются на возведение памятника Джорджу в его родном городе[281][282].

29 мая 2008 года, ровно через 40 лет после победы «Манчестер Юнайтед» в Кубке европейских чемпионов на «Уэмбли», напротив восточной трибуны «Олд Траффорд» был открыт памятник «великой троице»: Джорджу Бесту, Денису Лоу и Бобби Чарльтону. Статуя была выполнена из бронзы известным скульптором Филиппом Джексоном. На церемонии открытия перед тремя сотнями собравшихся, в числе которых были восемь участников финала 1968 года со стороны «Манчестер Юнайтед», выступили сэр Бобби Чарльтон, Денис Лоу, сэр Алекс Фергюсон, Дэвид Алан Гилл, Уилф Макгиннесс и Филипп Джексон. Чарльтон сказал, что находиться в компании таких великих игроков как Бест и Лоу является «величайшим комплиментом» для него, а Лоу заметил: «Единственная трагедия в том, что с нами сейчас нет Джорджа, но я уверен, что он смотрит сейчас на нас сверху и чувствует гордость, глядя на этот памятник»[283].

Семья

Запись голоса Джорджа Беста
из программы BBC The New Elizabethans[284]
Помощь по воспроизведению

Джордж был старшим ребёнком в семье Дики и Энн Бестов. У него также было четыре сестры (Кэрол, Барбара, Джулия и Грейс) и брат Иан. Мать Джорджа, Энн, скончалась от сердечно-сосудистого заболевания, вызванного алкоголизмом, в 1978 году в возрасте 55 лет[285]. Дики Бест был госпитализирован в марте 2008 года в Ольстерской клинике в Дундональде (Северная Ирландия) и через четыре недели, 16 апреля, скончался в возрасте 88 лет[286].

Джордж был дважды женат. Его первой супругой была Энджела Макдональд-Джейнс (Энджи Бест). Они познакомились в Малибу, когда Энджи было 23 года, а Джорджу — 29. Энджи была фитнес-тренером, вела здоровый образ жизни, что импонировало Джорджу, который любил выпить. Она знала о популярности Беста среди женщин, но относилась к изменам спокойно: «Другие женщины были с ним только когда он был пьян. Я была с ним, когда он был трезв». Они состояли в браке с 1978 по 1986 год[287].

С 1995 по 2004 год Бест состоял в браке с Алекс Перси, бывшей стюардессой, ставшей впоследствии одной из самых знаменитых фотомоделей Англии. Они познакомлись в ночном клубе, когда Джордж подошёл к девушке и сказал: «Я люблю тебя». Бесту тогда было 48, а Алекс 22 года[288]. Супруги официально развелись в 2004 году, хотя фактически они прекратили отношения ещё в сентябре 2003 года после появления в прессе ряда сообщений о супружеской неверности Беста и продолжении употребления им алкоголя[240]. В 2004 году Алекс заявила, что Бест бил её по лицу. От первого брака у Беста остался сын Калум; от второго брака детей не было. По слухам, у Беста было также две дочери от других женщин[289].

Калум Бест, единственный сын Джорджа, родился в США в 1981 году и жил там до достижения 21 года, после чего переехал в Великобританию. Он является фотомоделью, актёром и ведущим телевизионных шоу[290].

Бест в популярной культуре

Автобиографические книги Беста:

  • The Good, The Bad and The Bubbly (в соавторстве с Россом Бенсоном), 1991
  • Bestie: A Portrait of a Legend (в соавторстве с Джо Лавджоем), 1999
  • Blessed: The Autobiography (в соавторстве с Роем Коллинзом), 2002
  • Scoring at Half Time (в соавторстве с Мартином Найтом), 2004
  • Hard Tackles and Dirty Baths, 2006

На пике своей популярности в конце 60-х — начале 70-х Бест снимался в рекламе сосисок Кукстауна с лозунгом «лучшие семейные сосиски / семейные сосиски Беста» (в оригинале игра слов: the Best family sausages)[291]. В 1971 году Бест сыграл эпизодическую роль в британском комедийном фильме «Перси»[292].

В 2000 году вышел биографический фильм под названием Best, в котором описывались перипетии личной жизни Джорджа. В фильме снялись Джон Линч в роли Джорджа Беста и Роджер Долтри в роли Родни Марша.

В 1984 году Бест принял участие в записи альбома Мари Стевин Shape Up and Dance. В октябре 1987 года британская рок-группа The Wedding Present выпустила свой дебютный альбом под названием George Best, на обложке которого был Джордж в красной футболке «Манчестер Юнайтед»[293].

После смерти Беста в декабре 2005 года Брайан Кеннеди и Питер Корри выпустили сингл George Best — A Tribute в дань памяти Джорджу. Тогда же бывший лидер группы Men At Work (ныне — сольный артист) Колин Хэй совместно с Хизер Миллс выпустил сингл My Brillian Feet в дань памяти Бесту. Все доходы от продажи сингла были направили на благотворительные нужды в помощь программе по донорству органов[294].

Имя Беста множество раз упоминалось в различных музыкальных произведениях, телевизионных программах и на интернет-форумах. Так, Бест упомянут в песне Are You Lookin' At Me? с одноимённого альбома Колина Хэя: Well I loved the Lone Ranger and I loved that Dennis Law. Him and George Best, sure knew how a kick a ball[295]. В 2015 году среди британских болельщиков «Манчестер Юнайтед» была популярна песня Нормана Гринбаума Spirit in the Sky с изменёнными словами, в которых фигурировал Джордж Бест: Going on up to the spirit in the sky / It’s where I’m gonna go when I die / When I die and they lay me to rest / I’m gonna go on the p*** with Georgie Best[296][297].

В 2007 году журнал GQ включил Джорджа Беста с список 50 самых стильных людей за последние полвека[18].

В 2015 году было объявлено о новом фильме, посвящённом жизни Джорджа Беста. Режиссёром фильма стал Джон-Пол Дэвидсон[298]. Фильм будет повествовать о том, как 15-летний Джордж переехал из Белфаста в Манчестер и постепенно стал суперзвездой футбола. Фильм частично финансируется за счёт пожертвований болельщиков. Ожидается, что фильм выйдет осенью 2016 года[299].

Достижения

Если бы вы спросили меня, что бы я выбрал: обыграть четырёх человек и с тридцати ярдов забить гол в ворота «Ливерпуля» или переспать с мисс мира, это был бы сложный выбор. К счастью, я осуществил и то, и другое.
— Джордж Бест[237]

Командные достижения

Манчестер Юнайтед

Личные достижения

Статистика выступлений

Клубная карьера

Клубная карьера[307]
Клуб Сезон Лига[308] Кубки[309] Еврокубки[310] Прочие[311] Итого
Игры Голы Игры Голы Игры Голы Игры Голы Игры Голы
Манчестер Юнайтед 1963/64 17 4 7 2 2 0 0 0 26 6
1964/65 41 10 7 2 11 2 0 0 59 14
1965/66 31 9 5 3 6 4 1 1 43 17
1966/67 42 10 3 0 0 0 0 0 45 10
1967/68 41 28 2 1 9 3 1 0 53 32
1968/69 41 19 6 1 6 2 2 0 55 22
1969/70 37 15 16 8 0 0 0 0 53 23
1970/71 40 18 8 3 0 0 3 1 51 22
1971/72 40 18 13 8 0 0 1 1 54 27
1972/73 19 4 4 2 0 0 0 0 23 6
1973/74 12 2 0 0 0 0 0 0 12 2
Итого 361 137 71 30 34 11 8 3 474 181
Джуиш Гилд
(аренда)
1974 5 1 - - - - 0 0 5 1
Итого 5 1 0 0 0 0 0 0 5 1
Стокпорт Каунти 1975/76 3 2 0 0 - - 0 0 3 2
Итого 3 2 0 0 0 0 0 0 3 2
Корк Селтик 1975/76 3 0 0 0 0 0 0 0 3 0
Итого 3 0 0 0 0 0 0 0 3 0
Лос-Анджелес Ацтекс 1976 24 15 - - - - - - 24 15
1977 25 13 - - - - - - 25 13
1978 12 1 - - - - - - 12 1
Итого 61 29 0 0 0 0 0 0 61 29
Фулхэм 1976/77 32 6 5 2 - - 0 0 37 8
1977/78 10 2 0 0 - - 1 1 11 3
Итого 42 8 5 2 0 0 1 1 48 11
Форт-Лодердейл
Страйкерс
1978 14 5 - - - - - - 14 5
1979 19 2 - - - - - - 19 2
Итого 33 7 0 0 0 0 0 0 33 7
Хиберниан 1979/80 13 3 3 0 0 0 0 0 16 3
1980/81 4 0 2 0 0 0 0 0 6 0
Итого 17 3 5 0 0 0 0 0 22 3
Сан-Хосе Эртквейкс 1980 26 8 - - - - - - 26 8
1981 30 13 - - - - - - 30 13
Итого 56 21 0 0 0 0 0 0 56 21
Борнмут 1982/83 5 0 0 0 - - 0 0 5 0
Итого 5 0 0 0 0 0 0 0 5 0
Брисбен Лайонс 1983/84 4 0 - - - - 0 0 4 0
Итого 4 0 0 0 0 0 0 0 4 0
Тобермор Юнайтед 1983/84 0 0 1 0 0 0 0 0 1 0
Итого 0 0 1 0 0 0 0 0 1 0
Всего за карьеру 590 208 82 32 34 11 9 4 715 255

Выступления за сборную

Выступления за сборную[223]
Сборная Год Отборочные матчи ЧМ Отборочные матчи ЧЕ Чемпионат Британии Товарищеские матчи Итого
Игры Голы Игры Голы Игры Голы Игры Голы Игры Голы
Северная Ирландия 1964 2 1 - - 3 1 1 0 6 2
1965 4 1 - - 2 0 0 0 6 1
1966 - - 1 0 0 0 0 0 1 0
1967 - - 1 0 0 0 0 0 1 0
1968 1 1 0 0 0 0 0 0 1 1
1969 1 0 - - 3 0 0 0 4 0
1970 - - 1 0 3 1 0 0 4 1
1971 - - 3 4 3 0 0 0 6 4
1972 1 0 1 0 0 0 0 0 2 0
1973 1 0 - - 0 0 0 0 1 0
1974 - - 0 0 0 0 0 0 0 0
1975 - - 0 0 0 0 0 0 0 0
1976 2 0 - - 0 0 0 0 2 0
1977 2 0 - - 0 0 1 0 3 0
Всего за карьеру 14 3 7 4 14 2 2 0 37 9

Напишите отзыв о статье "Бест, Джордж"

Литература

  • George Best, Joe Lovejoy. Bestie. A portrait of a legend. — Pan Books, 1999. — ISBN 0330367501.
  • George Best. Blessed: The Autobiography. — Ebury Press, 2002. — ISBN 978-0091884703.

Примечания

  1. [www.belfasttelegraph.co.uk/entertainment/music/news/no1-is-target-as-george-best-hit-belfast-boy-rereleased-by-manchester-band-the-electric-stars-30257560.html No.1 is target as George Best hit Belfast Boy re-released by Manchester band The Electric Stars] (англ.). Belfast Telegraph (9 May 2014). [www.webcitation.org/6jP64Q9LZ Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  2. [www.mirror.co.uk/sport/football/news/remembering-george-best-day-30000-6897646 Remembering George Best: The day 30,000 turned out for a testimonial because the Manchester United legend was playing] (англ.). The Mirror (25 November 2015). [www.webcitation.org/6jP6HsuIJ Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  3. [www.nisportstars.net/Sport_Stars/index.php/stars/all-stars-by-year/george-best George Best] (англ.). NISportStars.net. [www.webcitation.org/6jRLSQ7hp Архивировано из первоисточника 1 августа 2016].
  4. [www.belfasttelegraph.co.uk/sport/football/euro2016/george-best-remembered-brilliant-bestie-would-have-lit-up-the-euro-finals-34231510.html George Best remembered: Brilliant Bestie would have lit up the Euro finals] (англ.). Belfast Telegraph (25 November 2015). [www.webcitation.org/6jRLcfp8H Архивировано из первоисточника 1 августа 2016].
  5. [www.dailymail.co.uk/sport/football/article-3483861/George-Best-dubbed-El-Beatle-50-years-ago-Manchester-United-thrashed-Benfica-5-1-night-came-age-European-stage.html George Best was dubbed El Beatle 50 years ago as Manchester United thrashed Benfica 5-1... it was the night he came of age on the European stage] (англ.). Daily Mail (9 March 2016). [www.webcitation.org/6jP6SkKYD Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  6. [news.bbc.co.uk/sport2/hi/football/4309502.stm Was Georgie the Best?] (англ.). BBC News (25 November 2005). [www.webcitation.org/6jPRHbzXd Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  7. 1 2 3 4 5 [news.bbc.co.uk/1/hi/uk/4380332.stm Football legend George Best dies] (англ.). BBC News (25 November 2005). [www.webcitation.org/6jP5OCvw7 Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  8. Oliver, Mark [www.guardian.co.uk/football/2005/nov/25/sport.obituaries2 George Best dies, aged 59] (англ.). The Guardian (25 November 2005). [www.webcitation.org/6jP5W87yS Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  9. [edition.cnn.com/2015/11/25/football/football-george-best-playboy/ George Best: Soccer's ultimate playboy?] (англ.). CNN (25 November 2015). [www.webcitation.org/6jP5AUi0c Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  10. Barnes, Simon [www.timesonline.co.uk/tol/sport/columnists/simon_barnes/article596411.ece The best, the bravest and the most beautiful footballer that has ever lived] (англ.). The Times (25 November 2005).
  11. См. [www.stretfordend.co.uk/playermenu/best.html George Best] (англ.). Stretfordend.co.uk. Данная статистика не включает матчи и голы Беста в Кубке Уотни (4 матча, 2 гола)
  12. Roberts, John [www.independent.co.uk/sport/football/news-and-comment/john-roberts-george-best-was-reliable-only-when-there-was-a-football-at-his-feet-516948.html George Best was reliable only when there was a football at his feet] (англ.). The Independent (2 April 2009). [www.webcitation.org/6jP5dHGFL Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  13. Glanville, Brian [www.timesonline.co.uk/tol/sport/football/article597799.ece A genius who invented Total Football] (англ.). The Times (25 November 2005).
  14. [news.bbc.co.uk/sport2/hi/football/2161696.stm Best: First of the superstars] (англ.). BBC Sport (30 July 2002). [www.webcitation.org/6jRJjuqkm Архивировано из первоисточника 1 августа 2016].
  15. [www.esquire.co.uk/culture/a10140/george-best-the-worlds-first-playboy-footballer/ How George Best Became The World's First Playboy Footballer] (англ.). Esquire (15 June 2016). [www.webcitation.org/6jRJTQYkL Архивировано из первоисточника 1 августа 2016].
  16. [www.georgebest.com/blog/2012/10/30/footballs-first-fashion-icon/ Football’s first fashion icon] (англ.). GeorgeBest.com (30 October 2012). [www.webcitation.org/6jRL4Zbqx Архивировано из первоисточника 1 августа 2016].
  17. [www.independent.co.uk/sport/football/premier-league/the-birth-of-el-beatle-518425.html The birth of El Beatle] (англ.). The Independent (7 December 2005). [www.webcitation.org/6jRK2vogk Архивировано из первоисточника 1 августа 2016].
  18. 1 2 [www.crazydaysandnights.net/2008/01/gq-top-50-most-stylish-men-of-the-past-50-years.html GQ Top 50 Most Stylish Men Of The Past 50 Years] (англ.). CrazyDaysAndNights.net. [www.webcitation.org/6jPebB6hS Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  19. Burn, Gordon [www.guardian.co.uk/g2/story/0,3604,1650397,00.html The long goodbye] (англ.). The Guardian (25 November 2005). [www.webcitation.org/6jP5siwou Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  20. 1 2 [www.express.co.uk/celebrity-news/619461/Football-lothario-George-Best-died How football's lothario George Best really died] (англ.). Daily Express (15 November 2015). [www.webcitation.org/6lQasLmKY Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  21. [www.rsssf.com/miscellaneous/iffhs-century.html IFFHS' Century Elections] (англ.). RSSSF.com (30 January 2000). [www.webcitation.org/6jP5onsmR Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  22. 1 2 [www.rsssf.com/miscellaneous/best-x-players-of-y.html#ws100 World Soccer's Selection of the 100 Greatest Footballers of All Time] (англ.). RSSSF.com. [www.webcitation.org/6jPRkfXZH Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  23. [www.belfasttelegraph.co.uk/news/northern-ireland/pele-belfast-boy-george-best-was-brazilian-29123463.html Pele: Belfast boy George Best was Brazilian] (англ.). Belfast Telegraph (13 March 2013). [www.webcitation.org/6jSqsyxJK Архивировано из первоисточника 2 августа 2016].
  24. Bestie, 1999, pp. 8.
  25. [georgebesthouse.com/george-best-family-home George Best family home] (англ.). GeorgeBestHouse.com. [www.webcitation.org/6jIB1b2c9 Архивировано из первоисточника 26 июля 2016].
  26. Bestie, 1999, pp. 10.
  27. 1 2 3 4 5 6 [www.georgebest.com/about-george/ George Best's Life Story] (англ.). George Best Official Website. [www.webcitation.org/6jPWNN1nK Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  28. Bestie, 1999, pp. 12.
  29. Bestie, 1999, pp. 17—19.
  30. Bestie, 1999, pp. 11—12.
  31. Bestie, 1999, pp. 20—21.
  32. Bestie, 1999, pp. 22—23.
  33. Blessed, 2002, pp. 37—38.
  34. Bestie, 1999, pp. 28.
  35. Bestie, 1999, pp. 29.
  36. [www.youtube.com/watch?v=pLbPmolooK8 George Best Interview from 1972 (for Swedish Television)] (англ.). YouTube.
  37. 1 2 3 Bestie, 1999, pp. 34—35.
  38. Blessed, 2002, pp. 50—52.
  39. Blessed, 2002, pp. 52—53.
  40. Blessed, 2002, pp. 41—42.
  41. Bestie, 1999, pp. 44.
  42. Bestie, 1999, pp. 45.
  43. Blessed, 2002, pp. 63—64.
  44. Bestie, 1999, pp. 59.
  45. Bestie, 1999, pp. 62.
  46. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1963-12-28 Manchester United 5 v 1 Burnley, League Division One Matchday 25, 28th December 1963] (англ.). MUFCInfo.com.
  47. Bestie, 1999, pp. 63.
  48. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1964-02-19 Manchester United 5 v 0 Bolton Wanderers, League Division One Matchday 30, 19th February 1964] (англ.). MUFCInfo.com.
  49. Maureen Hunt, Bernie Smith. George Best - A Celebration: Untold True Stories of Our Most Legendary Footballer. — John Blake, 2008.
  50. Bestie, 1999, pp. 68.
  51. Bestie, 1999, pp. 69.
  52. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1964-09-30 Chelsea 0 v 2 Manchester United, League Division One Matchday 11, 30th September 1964] (англ.). MUFCInfo.com.
  53. Bestie, 1999, pp. 69—70.
  54. Bestie, 1999, pp. 70.
  55. Bestie, 1999, pp. 72.
  56. Bestie, 1999, pp. 76.
  57. [www.mightyleeds.co.uk/matches/19641205.htm Matches. 5 December 1964 - Manchester United 0 Leeds United 1] (англ.). MightyLeeds.co.uk.
  58. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1965-03-13 Manchester United 4 v 0 Chelsea, League Division One Matchday 32, 13th March 1965] (англ.). MUFCInfo.com.
  59. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1965-04-17 Leeds United 0 v 1 Manchester United, League Division One Matchday 38, 17th April 1965] (англ.). MUFCInfo.com.
  60. [www.mightyleeds.co.uk/matches/19650426.htm Matches. 26 April 1965 - Birmingham City 3 Leeds United 3] (англ.). MightyLeeds.co.uk.
  61. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1965-04-26 Manchester United 3 v 1 Arsenal, League Division One Matchday 41, 26th April 1965] (англ.). MUFCInfo.com.
  62. Bestie, 1999, pp. 80.
  63. Bestie, 1999, pp. 75.
  64. [www.stretfordend.co.uk/seasons/season1965.html Season 1964/65] (англ.). StretfordEnd.co.uk.
  65. Bestie, 1999, pp. 81—83.
  66. [www.examiner.co.uk/news/west-yorkshire-news/obituary-ken-stanley-4931174 Obituary: Ken Stanley] (англ.). Examiner.co.uk (12 March 2013).
  67. [www.lfchistory.net/SeasonArchive/Game/296 Manchester United 2-2 Liverpool] (англ.). LFCHistory.net.
  68. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1965-09-18 Manchester United 4 v 1 Chelsea, League Division One Matchday 09, 18th September 1965] (англ.). MUFCInfo.com.
  69. Bestie, 1999, pp. 88.
  70. Bestie, 1999, pp. 89.
  71. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1965-10-06 Manchester United 6 v 0 Hjk Helsinki, European Cup Preliminary Round - 2nd Leg (agg 9-2), 6th October 1965] (англ.). MUFCInfo.com.
  72. [www.mufcinfo.com/manupag/results/results_archive.html?season=1965-1966&opponents=&competition=&stadium=&opp_manager=&opponent_nationality=&Home_Away_neutral=&Manager= Match results archive 1965/66] (англ.). MUFCInfo.com.
  73. Bestie, 1999, pp. 90—91.
  74. Bestie, 1999, pp. 92.
  75. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1966-03-05 Wolverhampton Wanderers 2 v 4 Manchester United, FA Cup 5th Round, 5th March 1966] (англ.). MUFCInfo.com.
  76. Bestie, 1999, pp. 93.
  77. Bestie, 1999, pp. 94.
  78. [www.uefa.com/uefachampionsleague/season=1965/matches/round=942/match=62093/postmatch/lineups/index.html UEFA Champions League 1965/66 - History - Benfica-Man. United Lineups] (англ.). UEFA.com.
  79. Bestie, 1999, pp. 98—99.
  80. Bestie, 1999, pp. 99.
  81. [www.dailymail.co.uk/sport/football/article-3483861/George-Best-dubbed-El-Beatle-50-years-ago-Manchester-United-thrashed-Benfica-5-1-night-came-age-European-stage.html George Best was dubbed El Beatle 50 years ago as Manchester United thrashed Benfica 5-1... it was the night he came of age on the European stage] (англ.). Daily Mail (9 March 2016).
  82. Bestie, 1999, pp. 100.
  83. Bestie, 1999, pp. 100—101.
  84. Bestie, 1999, pp. 101.
  85. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1966-04-13 Partizan Belgrade 2 v 0 Manchester United, European Cup Semi-Final 1st Leg (agg 0-2), 13th April 1966] (англ.). MUFCInfo.com.
  86. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1966-04-23 Manchester United 1 v 0 Partizan Belgrade, European Cup Semi-Final 2nd Leg (agg 1-2), 20th April 1966] (англ.). MUFCInfo.com.
  87. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1966-04-23 Manchester United 0 v 1 Everton, FA Cup Semi-Final, 23rd April 1966, Season 1965-1966] (англ.). MUFCInfo.com.
  88. Bestie, 1999, pp. 103—104.
  89. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1966-09-14 Blackpool 5 v 1 Manchester United, League Cup 2nd Round, 14th September 1966] (англ.). MUFCInfo.com.
  90. Bestie, 1999, pp. 110—111.
  91. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1966-10-01 Nottingham Forest 4 v 1 Manchester United, League Division One Matchday 10, 1st October 1966] (англ.). MUFCInfo.com.
  92. [www.lfchistory.net/SeasonArchive/Game/373 Manchester United 2-2 Liverpool] (англ.). LFCHistory.net.
  93. Bestie, 1999, pp. 111.
  94. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1967-03-18 Manchester United 5 v 2 Leicester City, League Division One Matchday 32, 18th March 1967] (англ.). MUFCInfo.com.
  95. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1967-05-06 West Ham United 1 v 6 Manchester United, League Division One Matchday 41, 6th May 1967] (англ.). MUFCInfo.com.
  96. Bestie, 1999, pp. 112—113.
  97. Bestie, 1999, pp. 119—120.
  98. [www.mirror.co.uk/news/real-life-stories/george-bests-first-love-now-6405342 I was George Best's first love but now I'm a shaven headed Buddhist nun] (англ.). The Mirror (8 September 2015).
  99. Bestie, 1999, pp. 122—124.
  100. Bestie, 1999, pp. 125.
  101. Bestie, 1999, pp. 134.
  102. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1967-08-12 Manchester United 3 v 3 Tottenham Hotspur, Charity Shield Final, 12th August 1967] (англ.). MUFCInfo.com.
  103. Bestie, 1999, pp. 134—135.
  104. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1967-09-16 Sheffield Wednesday 1 v 1 Manchester United, League Division One Matchday 07, 16th September 1967] (англ.). MUFCInfo.com.
  105. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1967-09-23 Manchester United 3 v 1 Tottenham Hotspur, League Division One Matchday 08, 23rd September 1967] (англ.). MUFCInfo.com.
  106. Bestie, 1999, pp. 137.
  107. Bestie, 1999, pp. 135.
  108. [www.youtube.com/watch?v=gaFdxWsO5rM Sir Matt Busby - The 1973 Interview] (англ.). YouTube.
  109. Bestie, 1999, pp. 138.
  110. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1967-11-15 Sarajevo 0 v 0 Manchester United, European Cup 2nd Round - 1st leg (agg 0-0), 15th November 1967] (англ.). MUFCInfo.com.
  111. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1967-11-29 Manchester United 2 v 1 Sarajevo, European Cup 2nd Round - 2nd leg (agg 2-1), 29th November 1967] (англ.). MUFCInfo.com.
  112. Bestie, 1999, pp. 139.
  113. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-02-28 Manchester United 2 v 0 Gornik Zabrze, European Cup Quarter-Final - 1st Leg (agg 2-0), 28th February 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  114. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-03-13 Gornik Zabrze 1 v 0 Manchester United, European Cup Quarter-Final - 2nd Leg (agg 2-1), 13th March 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  115. Bestie, 1999, pp. 140.
  116. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-03-02 Manchester United 1 v 3 Chelsea, League Division One Matchday 30, 2nd March 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  117. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-03-16 Coventry City 2 v 0 Manchester United, League Division One Matchday 31, 16th March 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  118. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-04-24 Manchester United 1 v 0 Real Madrid CF, European Cup Semi-Final 1st Leg (agg 1-0), 24th April 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  119. Bestie, 1999, pp. 141.
  120. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-04-29 West Bromwich Albion 6 v 3 Manchester United, League Division One Matchday 40, 29th April 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  121. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-05-04 Manchester United 6 v 0 Newcastle United, League Division One Matchday 41, 4th May 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  122. Bestie, 1999, pp. 142.
  123. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-05-15 Real Madrid CF 3 v 3 Manchester United, European Cup Semi-Final 2nd Leg (agg 4-3), 15th May 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  124. [www.youtube.com/watch?v=zXImi89BLiI Real Madrid-Manchester United European Cup 1968 Semifinals Second Leg] (англ.). YouTube.
  125. [www.youtube.com/watch?v=WMZ9EVFJRZk Manchester United Win European Cup 1968 (1968)] (англ.). YouTube.
  126. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-05-29 Manchester United 4 v 1 Benfica, European Cup Final, 29th May 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  127. [news.bbc.co.uk/onthisday/hi/dates/stories/may/29/newsid_4464000/4464446.stm BBC on this day. 1968: Manchester Utd win European Cup] (англ.). BBC News.
  128. Bestie, 1999, pp. 153.
  129. Bestie, 1999, pp. 154.
  130. Bestie, 1999, pp. 155.
  131. Bestie, 1999, pp. 155—156.
  132. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-08-10 Manchester United 2 v 1 Everton, League Division One Matchday 01, 10th August 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  133. Bestie, 1999, pp. 178.
  134. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1968-10-16 Manchester United 1 v 1 Estudiantes De La Plata, Intercontinental Cup Final - 2nd Leg (agg 1-2), 16th October 1968] (англ.). MUFCInfo.com.
  135. Bestie, 1999, pp. 179.
  136. Bestie, 1999, pp. 182—183.
  137. Bestie, 1999, pp. 185.
  138. Bestie, 1999, pp. 181.
  139. Bestie, 1999, pp. 184.
  140. Bestie, 1999, pp. 189.
  141. Bestie, 1999, pp. 190.
  142. 1 2 [news.bbc.co.uk/sport2/hi/football/4316154.stm The best of Best] (англ.). BBC Sport (25 November 2005). [www.webcitation.org/6jPXpNgEQ Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  143. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1970-02-07 Northampton Town 2 v 8 Manchester United, FA Cup 5th Round, 7th February 1970] (англ.). MUFCInfo.com.
  144. Bestie, 1999, pp. 191.
  145. [www.telegraph.co.uk/sport/2371669/Book-looks-back-with-no-anger.html Book looks back with no anger] (англ.). The Telegraph (22 January 2004).
  146. Bestie, 1999, pp. 191—192.
  147. [www.telegraph.co.uk/news/uknews/1503862/His-weakness-would-kill-him.-His-genius-offered-a-footballing-immortality..html His weakness would kill him. His genius offered a footballing immortality.] (англ.). The Telegraph (25 November 2005).
  148. Bestie, 1999, pp. 194.
  149. Bestie, 1999, pp. 196.
  150. Bestie, 1999, pp. 205.
  151. [www.express.co.uk/celebrity-news/549788/George-Best-lost-weekend-turned-into-film-missed-Manchester-United-Chelsea-match George Best's lost weekend to be turned into a film] (англ.). Daily Express (2 January 2015).
  152. Bestie, 1999, pp. 206.
  153. Bestie, 1999, pp. 206—208.
  154. Bestie, 1999, pp. 209—210.
  155. [www.youtube.com/watch?v=ZUm5iHbXjME George Best (Manchester United vs Tottenham Hotspur 1971)] (англ.). YouTube.
  156. Bestie, 1999, pp. 211.
  157. Bestie, 1999, pp. 208—209.
  158. Bestie, 1999, pp. 211—212.
  159. Bestie, 1999, pp. 215.
  160. Bestie, 1999, pp. 214.
  161. [www.youtube.com/watch?v=IFt2CitAR9w Best - Man Utd Sheff Utd - 1971] (англ.). YouTube.
  162. [www.youtube.com/watch?v=ow0Hbokc9F4 George Best Hat-Trick 1971 v West Ham] (англ.). YouTube.
  163. [www.youtube.com/watch?v=NB5dBYm36oI Southampton - Manchester United 2-5 1971-11-27 Division One] (англ.). YouTube.
  164. Bestie, 1999, pp. 217.
  165. Bestie, 1999, pp. 218—219.
  166. Bestie, 1999, pp. 227.
  167. Bestie, 1999, pp. 224—225.
  168. Bestie, 1999, pp. 236.
  169. Bestie, 1999, pp. 230.
  170. Bestie, 1999, pp. 237.
  171. Bestie, 1999, pp. 238.
  172. [www.stretfordend.co.uk/seasons/season1973.html Season 1972/73] (англ.). StretfordEnd.co.uk.
  173. Bestie, 1999, pp. 238—239.
  174. Bestie, 1999, pp. 239.
  175. Bestie, 1999, pp. 241.
  176. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1973-10-20 Manchester United 1 v 0 Birmingham City, League Division One Matchday 12, 20th October 1973] (англ.). MUFCInfo.com.
  177. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1973-11-10 Tottenham Hotspur 2 v 1 Manchester United, League Division One Matchday 15, 10th November 1973] (англ.). MUFCInfo.com.
  178. Bestie, 1999, pp. 242.
  179. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1973-12-15 Manchester United 2 v 3 Coventry City, League Division One Matchday 19, 15th December 1973] (англ.). MUFCInfo.com.
  180. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1974-01-01 Queens Park Rangers 3 v 0 Manchester United, League Division One Matchday 23, 1st January 1974] (англ.). MUFCInfo.com.
  181. Bestie, 1999, pp. 244.
  182. Bestie, 1999, pp. 245—246.
  183. Bestie, 1999, pp. 246—248.
  184. Bestie, 1999, pp. 250.
  185. [www.mufcinfo.com/manupag/a-z_player_archive/a-z_player_archive_pages/best_george.html George Best] (англ.). MUFCInfo.com.
  186. Bestie, 1999, pp. 262—263.
  187. 1 2 Bestie, 1999, pp. 264.
  188. Bestie, 1999, pp. 265—267.
  189. 1 2 Bestie, 1999, pp. 268.
  190. Bestie, 1999, pp. 265.
  191. Bestie, 1999, pp. 268—269.
  192. Bestie, 1999, pp. 269.
  193. Bestie, 1999, pp. 270.
  194. Bestie, 1999, pp. 271.
  195. Bestie, 1999, pp. 272.
  196. Bestie, 1999, pp. 273.
  197. [www.youtube.com/watch?v=dz2l-xUQmc0 Best, Marsh and Moore playing for Fulham] (англ.). YouTube.
  198. Bestie, 1999, pp. 277.
  199. [www.fulhamfc.com/history/legends/george-best Legends. George Best] (англ.). FulhamFC.com.
  200. Bestie, 1999, pp. 278.
  201. Bestie, 1999, pp. 280—281.
  202. Bestie, 1999, pp. 285.
  203. Bestie, 1999, pp. 286.
  204. [www.nasljerseys.com/Players/B/Best.George.htm George Best] (англ.). NASLJerseys.com.
  205. Bestie, 1999, pp. 301.
  206. [www.scotsman.com/sport/football/competitions/premiership/best-s-time-at-hibs-a-heady-cocktail-of-scandal-and-skill-1-1110960 Best's time at Hibs a heady cocktail of scandal and skill] (англ.). The Scotsman (26 November 2005).
  207. Bestie, 1999, pp. 305.
  208. Bestie, 1999, pp. 306—307.
  209. [www.youtube.com/watch?v=xS_QA0JvNXk George Best NASL San Jose Earthquakes - Best Goal Ever] (англ.). YouTube.
  210. [www.dailymail.co.uk/sport/football/article-3332292/George-Best-remembered-differently-former-San-Jose-Earthquakes-team-mate-ahead-10th-anniversary-death.html George Best remembered differently by former San Jose Earthquakes team-mate ahead of 10th anniversary of his death... 'He was just more than a boozer off the field'] (англ.). Daily Mail (25 November 2015).
  211. [www.telegraph.co.uk/sport/football/teams/manchester-united/11747109/Manchester-United-friendly-with-San-Jose-Earthquakes-rekindles-memories-of-George-Best-wonder-goal.html Manchester United friendly with San Jose Earthquakes rekindles memories of George Best wonder goal] (англ.). The Telegraph (20 July 2015).
  212. Bestie, 1999, pp. 320.
  213. Bestie, 1999, pp. 322.
  214. 1 2 Bestie, 1999, pp. 323.
  215. [www.bbc.co.uk/programmes/p00ry8b6 1984: George Best playing for Tobermore United] (англ.). BBC (30 April 2012).
  216. Iain McCartney. George Best Fifty Defining Fixtures. — Amberley Publishing. — P. 49—50.
  217. [www.youtube.com/watch?v=3jRtvP6fTwk George Best's Testimonial (Part 1)] (англ.). YouTube.
  218. [www.youtube.com/watch?v=j84BKypnQZk George Best's Testimonial (Part 2)] (англ.). YouTube.
  219. [www.11v11.com/matches/wales-v-northern-ireland-15-april-1964-228669/ Wales v Northern Ireland, 15 April 1964] (англ.). 11v11.com. [www.webcitation.org/6jPWj4aHQ Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  220. [www.11v11.com/matches/northern-ireland-v-scotland-21-october-1967-230023/ Northern Ireland v Scotland, 21 October 1967] (англ.). 11v11.com. [www.webcitation.org/6jPXOo7XB Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  221. [www.youtube.com/watch?v=TgejiUMtpyU Northern Ireland 1 - 0 Scotland (The George Best Match) (21 Oct 1967)] (англ.). YouTube.
  222. [www.youtube.com/watch?v=2D8IW_3_6D8 George Best Disallowed Goal v England's Gordon Banks at Windsor Park (15 May 1971)] (англ.). YouTube.
  223. 1 2 3 [nifootball.blogspot.ru/2006/08/george-best.html George Best] (англ.). Northern Ireland's Footballing Greats. [www.webcitation.org/archive.php Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  224. [www.telegraph.co.uk/sport/2357115/Best-calls-for-united-Ireland.html Best calls for 'united' Ireland] (англ.). The Telegraph (23 March 2005). [www.webcitation.org/6jPYOojz0 Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  225. Blessed, 2002, pp. 58.
  226. [www.givemesport.com/380688-top-five-players-who-embody-george-best Top five: Players who embody George Best] (англ.). GiveMeSport.com. [www.webcitation.org/6lHS2Xn4j Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  227. [www.belfasttelegraph.co.uk/incoming/we-have-just-unearthed-a-gem-from-your-neck-of-the-woods-28038717.html We have just unearthed a gem from your neck of the woods...] (англ.). Belfast Telegraph (22 May 2006). [www.webcitation.org/6lHSDWJnr Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  228. [www.dailymail.co.uk/sport/football/article-2604545/Raheem-Sterling-showed-composure-against-Manchester-City-George-Best-Pele-Diego-Maradona-smallest.html Sterling showed his composure against City and it bodes well... three of the greatest players ever are some of the smallest] (англ.). Daily Mail (14 April 2014). [www.webcitation.org/6lHSO69sY Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  229. [www.manutd.com/en/History/Legends/George-Best.aspx Legends. George Best] (англ.). ManUtd.com. [www.webcitation.org/6lHShfAHR Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  230. 1 2 [www.nationalfootballmuseum.com/halloffame/george-best George Best] (англ.). National Football Museum. [www.webcitation.org/6lHStdTYz Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  231. [bleacherreport.com/articles/1062536-20-greatest-two-footed-players-in-world-football-history/page/8 20 Great Two-Footed Players in World Football History. George Best] (англ.). Bleacherreport.com. [www.webcitation.org/6lHT05yLV Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  232. [www.theguardian.com/news/2005/nov/25/guardianobituaries.football George Best] (англ.). The Guardian (25 November 2005). [www.webcitation.org/6lHTmaVy2 Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  233. [www.mirror.co.uk/sport/football/news/george-best-anniversary-what-fellow-2269446 George Best anniversary: What his fellow football legends say about him] (англ.). The Mirror (12 September 2013). [www.webcitation.org/6lHU8Gp9t Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  234. 1 2 3 [www.manutd.com/en/News-And-Features/Features/2015/Nov/Gallery-of-George-Best-images-and-quotes-about-the-Manchester-United-legend.aspx?AL Football icons: Why George was the best] (англ.). ManUtd.com (24 November 2015). [www.webcitation.org/6lHUGN6G5 Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  235. [www.youtube.com/watch?v=MJsyUrBAFjU George Best - Best Intentions - The Story of George Best] (англ.). YouTube.
  236. [www.manutd.com/en/News-And-Features/Features/2015/May/196465-season-how-best-law-and-charlton-contributed-to-title-success.aspx The story behind Charlton, Law and Best's first title together in 1964/65] (англ.). ManUtd.com (31 May 2015). [www.webcitation.org/6lHUP9oZR Архивировано из первоисточника 15 октября 2016].
  237. 1 2 3 4 [www.telegraph.co.uk/men/the-filter/16-quotes-that-define-the-life-and-times-of-george-best/ 16 quotes that define the life and times of George Best] (англ.). The Telegraph (25 November 2015). [www.webcitation.org/6jPTC7CsQ Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  238. [www.psychologytoday.com/blog/mouse-man/200902/do-alcoholics-deserve-liver-transplants Do Alcoholics Deserve Liver Transplants?] (англ.). PsychologyToday.com (15 February 2009). [www.webcitation.org/6lP9mZNv7 Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  239. Bestie, 1999, p. 306.
  240. 1 2 3 4 5 6 [www.bbc.co.uk/dna/h2g2/A33314997 George Best — The Man, The Legend] (англ.). BBC Online (30 April 2008). [www.webcitation.org/6jPg4Vz9u Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  241. [www.cbc.ca/sports/columns/newsmakers/george_best.html Soccer’s rebel without a cause] (англ.). CBC Sports Online (25 November 2005). [web.archive.org/web/20051203162238/www.cbc.ca/sports/columns/newsmakers/george_best.html Архивировано из первоисточника 3 декабря 2005].
  242. Bestie, 1999, p. 331.
  243. Bestie, 1999, p. 332.
  244. 1 2 Bestie, 1999, p. 333.
  245. Bestie, 1999, p. 335.
  246. Bestie, 1999, p. 336—337.
  247. Bestie, 1999, p. 338.
  248. Bestie, 1999, p. 340.
  249. [www.youtube.com/watch?v=ksCwQWmRPak George Best on Wogan (1990)] (англ.). YouTube.
  250. [www.youtube.com/watch?v=LRAq-J22pl8 "George Best & Terry Wogan" embarrassing drunk interview] (англ.). YouTube.
  251. [www.scotsman.com/news/celebrity/parky-was-a-nut-says-meg-ryan-1-488859 Parky was a 'nut', says Meg Ryan] (англ.). The Scotsman (5 April 2006). [www.webcitation.org/6lP9rcDJr Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  252. [www.independent.ie/entertainment/television/tv-news/the-great-man-of-mischief-the-10-tv-moments-that-capture-terry-at-his-best-34412397.html The great man of mischief: the 10 TV moments that capture Terry at his best] (англ.). Independent.ie (1 February 2016). [www.webcitation.org/6lP9vXF7G Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  253. Bestie, 1999, p. 344.
  254. Bestie, 1999, p. 346.
  255. [www.telegraph.co.uk/news/health/1321273/Best-in-hospital-with-pneumonia.html Best in hospital with 'pneumonia'] (англ.). The Telegraph (6 February 2001). [www.webcitation.org/6lPA8reKi Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  256. [www.theguardian.com/uk/2001/apr/08/deniscampbell.theobserver1 Best to get implant to stop him drinking] (англ.). The Guardian (8 April 2001). [www.webcitation.org/6lPAHtaSA Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  257. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/2161540.stm Liver transplant for George Best] (англ.). BBC News (30 July 2002). [www.webcitation.org/6lPAMKMB0 Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  258. [www.telegraph.co.uk/news/uknews/1435947/Back-on-the-drink-George-Best-arrested-by-police-in-pub-brawl.html Back on the drink: George Best arrested by police in pub brawl] (англ.). The Telegraph (13 July 2003). [www.webcitation.org/6lPAQdAFX Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  259. [www.4ni.co.uk/northern_ireland_news.asp?id=25211 Best banned from driving for 20 months] (англ.). 4NI.co.uk (2 February 2004). [www.webcitation.org/6lPAZD9OU Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  260. [www.dailymail.co.uk/news/article-2997832/Dad-s-bitterly-poignant-words-girls-drinks-parties-CALUM-BEST-describes-football-legend-father-s-tragic-final-hours.html Dad's bitterly poignant last words to me...about girls, drinks and parties: CALUM BEST describes his football legend father's tragic final hours] (англ.). Daily Mail (16 March 2015). [www.webcitation.org/6lQaEDvRb Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  261. [www.independent.co.uk/life-style/health-and-families/health-news/the-end-of-the-road-george-best-enters-his-final-hours-5384725.html The end of the road: George Best 'enters his final hours'] (англ.). The Independent (25 November 2005). [www.webcitation.org/6lQamVFoP Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  262. [www.youtube.com/watch?v=HC-a0Mo1Wjw Autopsy. Season 4, Episode 4. George Best] (англ.). YouTube.
  263. [www.dailymail.co.uk/news/article-3319174/George-Best-s-death-caused-drugs-overdose-claims-Autopsy-show.html Drink DIDN'T kill George Best: New evidence reveals drugs overdose caused death of football star 10 years ago] (англ.). Daily Mail (15 November 2015). [www.webcitation.org/6lQbGOZWw Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  264. [www.rte.ie/sport/soccer/english/2005/1126/198627-bestg/ Maradona hails 'inspirational' Best] (англ.). RTE Sport (14 July 2007). [www.webcitation.org/6lQbXIX9g Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  265. [www.theguardian.com/lifeandstyle/2009/may/03/eric-cantona-football Did I say that?] (англ.). The Guardian (3 May 2009). [www.webcitation.org/6lQbaBPi0 Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  266. [www.telegraph.co.uk/sport/2368799/Minutes-silence-for-Best.html Minute's silence for Best] (англ.). The Telegraph (25 November 2005). [www.webcitation.org/6lQbe25cB Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  267. [news.bbc.co.uk/sport2/hi/football/4470796.stm Man Utd fans lead Best tributes] (англ.). BBC Sport (27 November 2005). [www.webcitation.org/6lQbvbSyc Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  268. [www.usatoday.com/sports/soccer/world/2005-11-30-man-united-best_x.htm Manchester United pays tribute to Best] (англ.). USA Today (30 November 2005). [www.webcitation.org/6lQbxoAIN Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  269. [news.bbc.co.uk/sport2/hi/football/teams/m/man_utd/4483924.stm Old Trafford stages Best tribute] (англ.). BBC Sport (1 December 2015). [www.webcitation.org/6lQbzfAEU Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  270. 1 2 [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/northern_ireland/4493898.stm Final farewell to football legend] (англ.). BBC News (3 December 2005). [www.webcitation.org/6jPiOEwBq Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  271. [milkriverarchive.blogspot.com/2005/12/obt-best-funeral.html Huge crowds in farewell to Best] (англ.) (3 December 2005). [www.webcitation.org/6jPk9ATML Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  272. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/northern_ireland/4828114.stm Airport renamed after George Best] (англ.). BBC News (31 March 2006). [www.webcitation.org/6lQcTWSID Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  273. [www.scotsman.com/news/uk/george-best-airport-splits-city-1-486976 'George Best Airport' splits city] (англ.). The Scotsman (22 March 2006). [www.webcitation.org/6lQcX8dhN Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  274. [www.uk-airport-news.info/belfast-airport-news-271105.htm Ex-Mayor in Belfast City Airport Best tribute call] (англ.). Uk-airport-news.info (27 November 2005). [www.webcitation.org/6lQcbsQRA Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  275. [www.theguardian.com/commentisfree/2006/jul/14/comment.mainsection To become George Best airport is a humiliation worthy of North Korea] (англ.). The Guardian (14 July 2006). [www.webcitation.org/6lQce5Tfy Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  276. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/northern_ireland/5000746.stm Tribute day remembers legend Best] (англ.). BBC News (20 May 2006). [www.webcitation.org/6lQczQsIb Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  277. [news.bbc.co.uk/1/hi/northern_ireland/6086902.stm Bank note honour for George Best] (англ.). BBC News (26 October 2006). [www.webcitation.org/6lQd2ClYM Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  278. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/northern_ireland/6199180.stm Last of Bestie fivers sells out] (англ.). BBC News (1 December 2006). [www.webcitation.org/6lQd4CWv3 Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  279. [news.bbc.co.uk/1/hi/northern_ireland/6142840.stm Best note prompts auction fever] (англ.). BBC News (13 November 2006). [www.webcitation.org/6lQd649Iz Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  280. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/northern_ireland/7214880.stm Developer to fund Best memorial] (англ.). BBC News (29 January 2008). [www.webcitation.org/6lQd9acSB Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  281. [www.belfastlive.co.uk/news/could-george-best-sculpture-fans-10495590 Could George Best sculpture in fan's shed in Co Down finally take pride of place in Belfast?] (англ.). Belfast Live (25 November 2015). [www.webcitation.org/6lQdBUnMZ Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  282. [www.belfasttelegraph.co.uk/news/northern-ireland/cancer-sufferer-campaigning-for-george-best-statue-in-stars-belfast-home-34232057.html Cancer sufferer campaigning for George Best statue in star's Belfast home] (англ.). Belfast Telegraph (25 November 2015). [www.webcitation.org/6lQdL13p6 Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  283. [www.manutd.com/en/News-And-Features/Club-News/2008/May/United-Trinity-honoured.aspx United Trinity honoured] (англ.). ManUtd.com (29 May 2008). [www.webcitation.org/6lQdd1a1S Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  284. [www.bbc.co.uk/programmes/b01kt7cs George Best] (англ.). BBC Radio 4 (20 July 2012).
  285. [www.belfasttelegraph.co.uk/opinion/george-best-drama-an-intrusive-film-that-failed-to-tell-the-whole-story-28526779.html George Best drama: an intrusive film that failed to tell the whole story] (англ.). Belfast Telegraph (27 April 2009). [www.webcitation.org/6lQc8Q13H Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  286. [www.belfasttelegraph.co.uk/news/george-bests-father-dickie-dies-in-hospital-28386803.html George Best's father, Dickie, dies in hospital] (англ.). Belfast Telegraph (16 April 2008). [www.webcitation.org/6lQcHQYZ4 Архивировано из первоисточника 21 октября 2016].
  287. [www.belfasttelegraph.co.uk/news/northern-ireland/george-best-wasnt-an-alcoholic-he-had-depression-claims-exwife-angie-34576637.html George Best wasn't an alcoholic, he had depression, claims ex-wife Angie] (англ.). Belfast Telegraph (28 March 2016). [www.webcitation.org/6jPfGOmHV Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  288. [www.telegraph.co.uk/news/health/3293470/Why-lifes-better-as-Mrs-Best.html Why life's better as Mrs Best] (англ.). The Telegraph (22 November 2001). [www.webcitation.org/6jPfe6A6n Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  289. [www.mirror.co.uk/3am/celebrity-news/bests-two-secret-kids-566972 Best’s two secret kids] (англ.). Daily Mirror (28 November 2005). [www.webcitation.org/6jPg88Ies Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  290. [www.imdb.com/name/nm1682285/ Calum Best] (англ.). IMDB.
  291. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/northern_ireland/6340651.stm Tribute to Best's sausage adverts] (англ.). BBC News (8 February 2007). [www.webcitation.org/6jPe6CmwU Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  292. [www.imdb.com/title/tt0067568/ Percy (1971)] (англ.). Internet Movie Database.
  293. [www.allmusic.com/album/george-best-mw0000032091 George Best. The Wedding Present] (англ.). AllMusic.com.
  294. [news.bbc.co.uk/2/hi/programmes/breakfast/4665402.stm December's Information] (англ.). BBC News (20 December 2005). [www.webcitation.org/6jPeGt4fg Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  295. [www.popmatters.com/review/colin-hay-are-you-lookin-at-me/ Colin Hay. Are You Lookin at Me?] (англ.). PopMatters.com.
  296. [www.manchestereveningnews.co.uk/news/greater-manchester-news/manchester-united-george-best-spirit-9282883 Manchester United: George Best 'Spirit in the Sky' chant endorsed by son] (англ.). Manchester Evening News (22 May 2015). [www.webcitation.org/6jPePuUC7 Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  297. [www.youtube.com/watch?v=5YHQkED__To Man Utd chants George Best song Spirit in the Sky] (англ.). YouTube.
  298. [www.manchestereveningnews.co.uk/news/hunt-kid-play-united-hero-8896684 Hunt for actor to play United legend George Best in new film] (англ.). Manchester Evening News (22 March 2015). [www.webcitation.org/6jPei1aEg Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  299. [www.tifosy.com/campaigns/get-closer-to-best-than-you-ever-thought-possible George Best: The Movie] (англ.). Tifosy. [www.webcitation.org/6jPeqEg0I Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  300. [www.francefootball.fr/news/1968-georges-best/423383 1968 — GEORGE BEST — UNE VÉRITABLE ATTRACTION] (фр.). France Football. [www.webcitation.org/612h0sPe1 Архивировано из первоисточника 19 августа 2011].
  301. [www.bbc.com/news/uk-northern-ireland-32834505 Young footballer sought to play George Best in film] (англ.). BBC News (23 May 2015). [www.webcitation.org/6lPCbgTq6 Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  302. [www.mufcinfo.com/manupag/match_data/match_sql.php?my_match_date=1970-02-07 Northampton Town 2-8 Manchester United] (англ.). MUFCInfo.com. [www.webcitation.org/6jPRbZN42 Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  303. [www.englandfootballonline.com/TeamHons/HonsFtLgLegends.html Football League 100 Legends] (англ.). EnglandFootballOnline.com. [www.webcitation.org/6lPCmhnjt Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  304. [footballwriters.co.uk/awards/?y=2000&type=tribute&player=0&submit=Submit FWA Tribute Award] (англ.). FootballWriters.co.uk. [www.webcitation.org/6lPCwWMb7 Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  305. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/northern_ireland/1709558.stm Best receives honorary degree] (англ.). BBC News (13 December 2001). [www.webcitation.org/6jPRgI0ig Архивировано из первоисточника 31 июля 2016].
  306. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/northern_ireland/1299857.stm Best gets freedom of boyhood borough] (англ.). BBC News (28 April 2001). [www.webcitation.org/6lPD9flgG Архивировано из первоисточника 20 октября 2016].
  307. Источники: [www.stretfordend.co.uk/playermenu/best.html Stretfordend.co.uk]; [www.soccer.mistral.co.uk/players/intro-gb.htm Soccer.mistral.co.uk].
  308. Включая матчи раунда плей-офф Североамериканской футбольной лиги.
  309. Кубок Англии, Кубок Футбольной лиги Англии, Кубок Шотландии, Кубок шотландской лиги, Кубок Северной Ирландии.
  310. Кубок европейских чемпионов, Кубок ярмарок, Кубок обладателей кубков УЕФА.
  311. Суперкубок Англии, Межконтинентальный кубок, Англо-шотландский кубок. Также включены игры в Кубке Уотни (сезон 1970/71, 3 матча, 1 гол; сезон 1971/72, 1 матч, 1 гол).

Ссылки

В Викицитатнике есть страница по теме
Джордж Бест
  • [www.manutd.com/en/Players-And-Staff/Legends/George-Best.aspx Профиль Беста на официальном сайте «Манчестер Юнайтед»]  (англ.)
  • [www.ifhof.com/hof/best.asp Джордж Бест на сайте International Football Hall of Fame]  (англ.)
  • [www.soccer.mistral.co.uk/players/intro-gb.htm Список всех официальных матчей Беста]  (англ.)
  • [www.theguardian.com/football/gallery/2015/nov/25/george-best-a-life-in-pictures George Best — a life in pictures]  (англ.)
  • [nasljerseys.com/Players/B/Best.George.htm Профиль и фотографии Беста периода его выступлений в США]  (англ.)
  • [www.georgebest.com/ The George Best Foundation]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Бест, Джордж

– Что правда, австрийцев побили? – спросил Долохов.
– А чорт их знает, говорят.
– Я рад, – отвечал Долохов коротко и ясно, как того требовала песня.
– Что ж, приходи к нам когда вечерком, фараон заложишь, – сказал Жерков.
– Или у вас денег много завелось?
– Приходи.
– Нельзя. Зарок дал. Не пью и не играю, пока не произведут.
– Да что ж, до первого дела…
– Там видно будет.
Опять они помолчали.
– Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков.
Долохов усмехнулся.
– Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму.
– Да что ж, я так…
– Ну, и я так.
– Прощай.
– Будь здоров…
… и высоко, и далеко,
На родиму сторону…
Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.


Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией. Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего. Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата.
– А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор.
– Я только говорю одно, генерал, – говорил Кутузов с приятным изяществом выражений и интонации, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо сказанное слово. Видно было, что Кутузов и сам с удовольствием слушал себя. – Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена. Я давно уже присоединился бы к эрцгерцогу. И верьте моей чести, что для меня лично передать высшее начальство армией более меня сведущему и искусному генералу, какими так обильна Австрия, и сложить с себя всю эту тяжкую ответственность для меня лично было бы отрадой. Но обстоятельства бывают сильнее нас, генерал.
И Кутузов улыбнулся с таким выражением, как будто он говорил: «Вы имеете полное право не верить мне, и даже мне совершенно всё равно, верите ли вы мне или нет, но вы не имеете повода сказать мне это. И в этом то всё дело».
Австрийский генерал имел недовольный вид, но не мог не в том же тоне отвечать Кутузову.
– Напротив, – сказал он ворчливым и сердитым тоном, так противоречившим лестному значению произносимых слов, – напротив, участие вашего превосходительства в общем деле высоко ценится его величеством; но мы полагаем, что настоящее замедление лишает славные русские войска и их главнокомандующих тех лавров, которые они привыкли пожинать в битвах, – закончил он видимо приготовленную фразу.
Кутузов поклонился, не изменяя улыбки.
– А я так убежден и, основываясь на последнем письме, которым почтил меня его высочество эрцгерцог Фердинанд, предполагаю, что австрийские войска, под начальством столь искусного помощника, каков генерал Мак, теперь уже одержали решительную победу и не нуждаются более в нашей помощи, – сказал Кутузов.
Генерал нахмурился. Хотя и не было положительных известий о поражении австрийцев, но было слишком много обстоятельств, подтверждавших общие невыгодные слухи; и потому предположение Кутузова о победе австрийцев было весьма похоже на насмешку. Но Кутузов кротко улыбался, всё с тем же выражением, которое говорило, что он имеет право предполагать это. Действительно, последнее письмо, полученное им из армии Мака, извещало его о победе и о самом выгодном стратегическом положении армии.
– Дай ка сюда это письмо, – сказал Кутузов, обращаясь к князю Андрею. – Вот изволите видеть. – И Кутузов, с насмешливою улыбкой на концах губ, прочел по немецки австрийскому генералу следующее место из письма эрцгерцога Фердинанда: «Wir haben vollkommen zusammengehaltene Krafte, nahe an 70 000 Mann, um den Feind, wenn er den Lech passirte, angreifen und schlagen zu konnen. Wir konnen, da wir Meister von Ulm sind, den Vortheil, auch von beiden Uferien der Donau Meister zu bleiben, nicht verlieren; mithin auch jeden Augenblick, wenn der Feind den Lech nicht passirte, die Donau ubersetzen, uns auf seine Communikations Linie werfen, die Donau unterhalb repassiren und dem Feinde, wenn er sich gegen unsere treue Allirte mit ganzer Macht wenden wollte, seine Absicht alabald vereitelien. Wir werden auf solche Weise den Zeitpunkt, wo die Kaiserlich Ruseische Armee ausgerustet sein wird, muthig entgegenharren, und sodann leicht gemeinschaftlich die Moglichkeit finden, dem Feinde das Schicksal zuzubereiten, so er verdient». [Мы имеем вполне сосредоточенные силы, около 70 000 человек, так что мы можем атаковать и разбить неприятеля в случае переправы его через Лех. Так как мы уже владеем Ульмом, то мы можем удерживать за собою выгоду командования обоими берегами Дуная, стало быть, ежеминутно, в случае если неприятель не перейдет через Лех, переправиться через Дунай, броситься на его коммуникационную линию, ниже перейти обратно Дунай и неприятелю, если он вздумает обратить всю свою силу на наших верных союзников, не дать исполнить его намерение. Таким образом мы будем бодро ожидать времени, когда императорская российская армия совсем изготовится, и затем вместе легко найдем возможность уготовить неприятелю участь, коей он заслуживает».]
Кутузов тяжело вздохнул, окончив этот период, и внимательно и ласково посмотрел на члена гофкригсрата.
– Но вы знаете, ваше превосходительство, мудрое правило, предписывающее предполагать худшее, – сказал австрийский генерал, видимо желая покончить с шутками и приступить к делу.
Он невольно оглянулся на адъютанта.
– Извините, генерал, – перебил его Кутузов и тоже поворотился к князю Андрею. – Вот что, мой любезный, возьми ты все донесения от наших лазутчиков у Козловского. Вот два письма от графа Ностица, вот письмо от его высочества эрцгерцога Фердинанда, вот еще, – сказал он, подавая ему несколько бумаг. – И из всего этого чистенько, на французском языке, составь mеmorandum, записочку, для видимости всех тех известий, которые мы о действиях австрийской армии имели. Ну, так то, и представь его превосходительству.
Князь Андрей наклонил голову в знак того, что понял с первых слов не только то, что было сказано, но и то, что желал бы сказать ему Кутузов. Он собрал бумаги, и, отдав общий поклон, тихо шагая по ковру, вышел в приемную.
Несмотря на то, что еще не много времени прошло с тех пор, как князь Андрей оставил Россию, он много изменился за это время. В выражении его лица, в движениях, в походке почти не было заметно прежнего притворства, усталости и лени; он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производит на других, и занятого делом приятным и интересным. Лицо его выражало больше довольства собой и окружающими; улыбка и взгляд его были веселее и привлекательнее.
Кутузов, которого он догнал еще в Польше, принял его очень ласково, обещал ему не забывать его, отличал от других адъютантов, брал с собою в Вену и давал более серьезные поручения. Из Вены Кутузов писал своему старому товарищу, отцу князя Андрея:
«Ваш сын, – писал он, – надежду подает быть офицером, из ряду выходящим по своим занятиям, твердости и исполнительности. Я считаю себя счастливым, имея под рукой такого подчиненного».
В штабе Кутузова, между товарищами сослуживцами и вообще в армии князь Андрей, так же как и в петербургском обществе, имел две совершенно противоположные репутации.
Одни, меньшая часть, признавали князя Андрея чем то особенным от себя и от всех других людей, ожидали от него больших успехов, слушали его, восхищались им и подражали ему; и с этими людьми князь Андрей был прост и приятен. Другие, большинство, не любили князя Андрея, считали его надутым, холодным и неприятным человеком. Но с этими людьми князь Андрей умел поставить себя так, что его уважали и даже боялись.
Выйдя в приемную из кабинета Кутузова, князь Андрей с бумагами подошел к товарищу,дежурному адъютанту Козловскому, который с книгой сидел у окна.
– Ну, что, князь? – спросил Козловский.
– Приказано составить записку, почему нейдем вперед.
– А почему?
Князь Андрей пожал плечами.
– Нет известия от Мака? – спросил Козловский.
– Нет.
– Ежели бы правда, что он разбит, так пришло бы известие.
– Вероятно, – сказал князь Андрей и направился к выходной двери; но в то же время навстречу ему, хлопнув дверью, быстро вошел в приемную высокий, очевидно приезжий, австрийский генерал в сюртуке, с повязанною черным платком головой и с орденом Марии Терезии на шее. Князь Андрей остановился.
– Генерал аншеф Кутузов? – быстро проговорил приезжий генерал с резким немецким выговором, оглядываясь на обе стороны и без остановки проходя к двери кабинета.
– Генерал аншеф занят, – сказал Козловский, торопливо подходя к неизвестному генералу и загораживая ему дорогу от двери. – Как прикажете доложить?
Неизвестный генерал презрительно оглянулся сверху вниз на невысокого ростом Козловского, как будто удивляясь, что его могут не знать.
– Генерал аншеф занят, – спокойно повторил Козловский.
Лицо генерала нахмурилось, губы его дернулись и задрожали. Он вынул записную книжку, быстро начертил что то карандашом, вырвал листок, отдал, быстрыми шагами подошел к окну, бросил свое тело на стул и оглянул бывших в комнате, как будто спрашивая: зачем они на него смотрят? Потом генерал поднял голову, вытянул шею, как будто намереваясь что то сказать, но тотчас же, как будто небрежно начиная напевать про себя, произвел странный звук, который тотчас же пресекся. Дверь кабинета отворилась, и на пороге ее показался Кутузов. Генерал с повязанною головой, как будто убегая от опасности, нагнувшись, большими, быстрыми шагами худых ног подошел к Кутузову.
– Vous voyez le malheureux Mack, [Вы видите несчастного Мака.] – проговорил он сорвавшимся голосом.
Лицо Кутузова, стоявшего в дверях кабинета, несколько мгновений оставалось совершенно неподвижно. Потом, как волна, пробежала по его лицу морщина, лоб разгладился; он почтительно наклонил голову, закрыл глаза, молча пропустил мимо себя Мака и сам за собой затворил дверь.
Слух, уже распространенный прежде, о разбитии австрийцев и о сдаче всей армии под Ульмом, оказывался справедливым. Через полчаса уже по разным направлениям были разосланы адъютанты с приказаниями, доказывавшими, что скоро и русские войска, до сих пор бывшие в бездействии, должны будут встретиться с неприятелем.
Князь Андрей был один из тех редких офицеров в штабе, который полагал свой главный интерес в общем ходе военного дела. Увидав Мака и услыхав подробности его погибели, он понял, что половина кампании проиграна, понял всю трудность положения русских войск и живо вообразил себе то, что ожидает армию, и ту роль, которую он должен будет играть в ней.
Невольно он испытывал волнующее радостное чувство при мысли о посрамлении самонадеянной Австрии и о том, что через неделю, может быть, придется ему увидеть и принять участие в столкновении русских с французами, впервые после Суворова.
Но он боялся гения Бонапарта, который мог оказаться сильнее всей храбрости русских войск, и вместе с тем не мог допустить позора для своего героя.
Взволнованный и раздраженный этими мыслями, князь Андрей пошел в свою комнату, чтобы написать отцу, которому он писал каждый день. Он сошелся в коридоре с своим сожителем Несвицким и шутником Жерковым; они, как всегда, чему то смеялись.
– Что ты так мрачен? – спросил Несвицкий, заметив бледное с блестящими глазами лицо князя Андрея.
– Веселиться нечему, – отвечал Болконский.
В то время как князь Андрей сошелся с Несвицким и Жерковым, с другой стороны коридора навстречу им шли Штраух, австрийский генерал, состоявший при штабе Кутузова для наблюдения за продовольствием русской армии, и член гофкригсрата, приехавшие накануне. По широкому коридору было достаточно места, чтобы генералы могли свободно разойтись с тремя офицерами; но Жерков, отталкивая рукой Несвицкого, запыхавшимся голосом проговорил:
– Идут!… идут!… посторонитесь, дорогу! пожалуйста дорогу!
Генералы проходили с видом желания избавиться от утруждающих почестей. На лице шутника Жеркова выразилась вдруг глупая улыбка радости, которой он как будто не мог удержать.
– Ваше превосходительство, – сказал он по немецки, выдвигаясь вперед и обращаясь к австрийскому генералу. – Имею честь поздравить.
Он наклонил голову и неловко, как дети, которые учатся танцовать, стал расшаркиваться то одной, то другой ногой.
Генерал, член гофкригсрата, строго оглянулся на него; не заметив серьезность глупой улыбки, не мог отказать в минутном внимании. Он прищурился, показывая, что слушает.
– Имею честь поздравить, генерал Мак приехал,совсем здоров,только немного тут зашибся, – прибавил он,сияя улыбкой и указывая на свою голову.
Генерал нахмурился, отвернулся и пошел дальше.
– Gott, wie naiv! [Боже мой, как он прост!] – сказал он сердито, отойдя несколько шагов.
Несвицкий с хохотом обнял князя Андрея, но Болконский, еще более побледнев, с злобным выражением в лице, оттолкнул его и обратился к Жеркову. То нервное раздражение, в которое его привели вид Мака, известие об его поражении и мысли о том, что ожидает русскую армию, нашло себе исход в озлоблении на неуместную шутку Жеркова.
– Если вы, милостивый государь, – заговорил он пронзительно с легким дрожанием нижней челюсти, – хотите быть шутом , то я вам в этом не могу воспрепятствовать; но объявляю вам, что если вы осмелитесь другой раз скоморошничать в моем присутствии, то я вас научу, как вести себя.
Несвицкий и Жерков так были удивлены этой выходкой, что молча, раскрыв глаза, смотрели на Болконского.
– Что ж, я поздравил только, – сказал Жерков.
– Я не шучу с вами, извольте молчать! – крикнул Болконский и, взяв за руку Несвицкого, пошел прочь от Жеркова, не находившего, что ответить.
– Ну, что ты, братец, – успокоивая сказал Несвицкий.
– Как что? – заговорил князь Андрей, останавливаясь от волнения. – Да ты пойми, что мы, или офицеры, которые служим своему царю и отечеству и радуемся общему успеху и печалимся об общей неудаче, или мы лакеи, которым дела нет до господского дела. Quarante milles hommes massacres et l'ario mee de nos allies detruite, et vous trouvez la le mot pour rire, – сказал он, как будто этою французскою фразой закрепляя свое мнение. – C'est bien pour un garcon de rien, comme cet individu, dont vous avez fait un ami, mais pas pour vous, pas pour vous. [Сорок тысяч человек погибло и союзная нам армия уничтожена, а вы можете при этом шутить. Это простительно ничтожному мальчишке, как вот этот господин, которого вы сделали себе другом, но не вам, не вам.] Мальчишкам только можно так забавляться, – сказал князь Андрей по русски, выговаривая это слово с французским акцентом, заметив, что Жерков мог еще слышать его.
Он подождал, не ответит ли что корнет. Но корнет повернулся и вышел из коридора.


Гусарский Павлоградский полк стоял в двух милях от Браунау. Эскадрон, в котором юнкером служил Николай Ростов, расположен был в немецкой деревне Зальценек. Эскадронному командиру, ротмистру Денисову, известному всей кавалерийской дивизии под именем Васьки Денисова, была отведена лучшая квартира в деревне. Юнкер Ростов с тех самых пор, как он догнал полк в Польше, жил вместе с эскадронным командиром.
11 октября, в тот самый день, когда в главной квартире всё было поднято на ноги известием о поражении Мака, в штабе эскадрона походная жизнь спокойно шла по старому. Денисов, проигравший всю ночь в карты, еще не приходил домой, когда Ростов, рано утром, верхом, вернулся с фуражировки. Ростов в юнкерском мундире подъехал к крыльцу, толконув лошадь, гибким, молодым жестом скинул ногу, постоял на стремени, как будто не желая расстаться с лошадью, наконец, спрыгнул и крикнул вестового.
– А, Бондаренко, друг сердечный, – проговорил он бросившемуся стремглав к его лошади гусару. – Выводи, дружок, – сказал он с тою братскою, веселою нежностию, с которою обращаются со всеми хорошие молодые люди, когда они счастливы.
– Слушаю, ваше сиятельство, – отвечал хохол, встряхивая весело головой.
– Смотри же, выводи хорошенько!
Другой гусар бросился тоже к лошади, но Бондаренко уже перекинул поводья трензеля. Видно было, что юнкер давал хорошо на водку, и что услужить ему было выгодно. Ростов погладил лошадь по шее, потом по крупу и остановился на крыльце.
«Славно! Такая будет лошадь!» сказал он сам себе и, улыбаясь и придерживая саблю, взбежал на крыльцо, погромыхивая шпорами. Хозяин немец, в фуфайке и колпаке, с вилами, которыми он вычищал навоз, выглянул из коровника. Лицо немца вдруг просветлело, как только он увидал Ростова. Он весело улыбнулся и подмигнул: «Schon, gut Morgen! Schon, gut Morgen!» [Прекрасно, доброго утра!] повторял он, видимо, находя удовольствие в приветствии молодого человека.
– Schon fleissig! [Уже за работой!] – сказал Ростов всё с тою же радостною, братскою улыбкой, какая не сходила с его оживленного лица. – Hoch Oestreicher! Hoch Russen! Kaiser Alexander hoch! [Ура Австрийцы! Ура Русские! Император Александр ура!] – обратился он к немцу, повторяя слова, говоренные часто немцем хозяином.
Немец засмеялся, вышел совсем из двери коровника, сдернул
колпак и, взмахнув им над головой, закричал:
– Und die ganze Welt hoch! [И весь свет ура!]
Ростов сам так же, как немец, взмахнул фуражкой над головой и, смеясь, закричал: «Und Vivat die ganze Welt»! Хотя не было никакой причины к особенной радости ни для немца, вычищавшего свой коровник, ни для Ростова, ездившего со взводом за сеном, оба человека эти с счастливым восторгом и братскою любовью посмотрели друг на друга, потрясли головами в знак взаимной любви и улыбаясь разошлись – немец в коровник, а Ростов в избу, которую занимал с Денисовым.
– Что барин? – спросил он у Лаврушки, известного всему полку плута лакея Денисова.
– С вечера не бывали. Верно, проигрались, – отвечал Лаврушка. – Уж я знаю, коли выиграют, рано придут хвастаться, а коли до утра нет, значит, продулись, – сердитые придут. Кофею прикажете?
– Давай, давай.
Через 10 минут Лаврушка принес кофею. Идут! – сказал он, – теперь беда. – Ростов заглянул в окно и увидал возвращающегося домой Денисова. Денисов был маленький человек с красным лицом, блестящими черными глазами, черными взлохмоченными усами и волосами. На нем был расстегнутый ментик, спущенные в складках широкие чикчиры, и на затылке была надета смятая гусарская шапочка. Он мрачно, опустив голову, приближался к крыльцу.
– Лавг'ушка, – закричал он громко и сердито. – Ну, снимай, болван!
– Да я и так снимаю, – отвечал голос Лаврушки.
– А! ты уж встал, – сказал Денисов, входя в комнату.
– Давно, – сказал Ростов, – я уже за сеном сходил и фрейлен Матильда видел.
– Вот как! А я пг'одулся, бг'ат, вчег'а, как сукин сын! – закричал Денисов, не выговаривая р . – Такого несчастия! Такого несчастия! Как ты уехал, так и пошло. Эй, чаю!
Денисов, сморщившись, как бы улыбаясь и выказывая свои короткие крепкие зубы, начал обеими руками с короткими пальцами лохматить, как пес, взбитые черные, густые волосы.
– Чог'т меня дег'нул пойти к этой кг'ысе (прозвище офицера), – растирая себе обеими руками лоб и лицо, говорил он. – Можешь себе пг'едставить, ни одной каг'ты, ни одной, ни одной каг'ты не дал.
Денисов взял подаваемую ему закуренную трубку, сжал в кулак, и, рассыпая огонь, ударил ею по полу, продолжая кричать.
– Семпель даст, паг'оль бьет; семпель даст, паг'оль бьет.
Он рассыпал огонь, разбил трубку и бросил ее. Денисов помолчал и вдруг своими блестящими черными глазами весело взглянул на Ростова.
– Хоть бы женщины были. А то тут, кг'оме как пить, делать нечего. Хоть бы дг'аться ског'ей.
– Эй, кто там? – обратился он к двери, заслышав остановившиеся шаги толстых сапог с бряцанием шпор и почтительное покашливанье.
– Вахмистр! – сказал Лаврушка.
Денисов сморщился еще больше.
– Сквег'но, – проговорил он, бросая кошелек с несколькими золотыми. – Г`остов, сочти, голубчик, сколько там осталось, да сунь кошелек под подушку, – сказал он и вышел к вахмистру.
Ростов взял деньги и, машинально, откладывая и ровняя кучками старые и новые золотые, стал считать их.
– А! Телянин! Здог'ово! Вздули меня вчег'а! – послышался голос Денисова из другой комнаты.
– У кого? У Быкова, у крысы?… Я знал, – сказал другой тоненький голос, и вслед за тем в комнату вошел поручик Телянин, маленький офицер того же эскадрона.
Ростов кинул под подушку кошелек и пожал протянутую ему маленькую влажную руку. Телянин был перед походом за что то переведен из гвардии. Он держал себя очень хорошо в полку; но его не любили, и в особенности Ростов не мог ни преодолеть, ни скрывать своего беспричинного отвращения к этому офицеру.
– Ну, что, молодой кавалерист, как вам мой Грачик служит? – спросил он. (Грачик была верховая лошадь, подъездок, проданная Теляниным Ростову.)
Поручик никогда не смотрел в глаза человеку, с кем говорил; глаза его постоянно перебегали с одного предмета на другой.
– Я видел, вы нынче проехали…
– Да ничего, конь добрый, – отвечал Ростов, несмотря на то, что лошадь эта, купленная им за 700 рублей, не стоила и половины этой цены. – Припадать стала на левую переднюю… – прибавил он. – Треснуло копыто! Это ничего. Я вас научу, покажу, заклепку какую положить.
– Да, покажите пожалуйста, – сказал Ростов.
– Покажу, покажу, это не секрет. А за лошадь благодарить будете.
– Так я велю привести лошадь, – сказал Ростов, желая избавиться от Телянина, и вышел, чтобы велеть привести лошадь.
В сенях Денисов, с трубкой, скорчившись на пороге, сидел перед вахмистром, который что то докладывал. Увидав Ростова, Денисов сморщился и, указывая через плечо большим пальцем в комнату, в которой сидел Телянин, поморщился и с отвращением тряхнулся.
– Ох, не люблю молодца, – сказал он, не стесняясь присутствием вахмистра.
Ростов пожал плечами, как будто говоря: «И я тоже, да что же делать!» и, распорядившись, вернулся к Телянину.
Телянин сидел всё в той же ленивой позе, в которой его оставил Ростов, потирая маленькие белые руки.
«Бывают же такие противные лица», подумал Ростов, входя в комнату.
– Что же, велели привести лошадь? – сказал Телянин, вставая и небрежно оглядываясь.
– Велел.
– Да пойдемте сами. Я ведь зашел только спросить Денисова о вчерашнем приказе. Получили, Денисов?
– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.
– Денисов, оставь его; я знаю кто взял, – сказал Ростов, подходя к двери и не поднимая глаз.
Денисов остановился, подумал и, видимо поняв то, на что намекал Ростов, схватил его за руку.
– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.
Но Ростов вырвал свою руку и с такою злобой, как будто Денисов был величайший враг его, прямо и твердо устремил на него глаза.
– Ты понимаешь ли, что говоришь? – сказал он дрожащим голосом, – кроме меня никого не было в комнате. Стало быть, ежели не то, так…
Он не мог договорить и выбежал из комнаты.
– Ах, чог'т с тобой и со всеми, – были последние слова, которые слышал Ростов.
Ростов пришел на квартиру Телянина.
– Барина дома нет, в штаб уехали, – сказал ему денщик Телянина. – Или что случилось? – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера.
– Нет, ничего.
– Немного не застали, – сказал денщик.
Штаб находился в трех верстах от Зальценека. Ростов, не заходя домой, взял лошадь и поехал в штаб. В деревне, занимаемой штабом, был трактир, посещаемый офицерами. Ростов приехал в трактир; у крыльца он увидал лошадь Телянина.
Во второй комнате трактира сидел поручик за блюдом сосисок и бутылкою вина.
– А, и вы заехали, юноша, – сказал он, улыбаясь и высоко поднимая брови.
– Да, – сказал Ростов, как будто выговорить это слово стоило большого труда, и сел за соседний стол.
Оба молчали; в комнате сидели два немца и один русский офицер. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Когда Телянин кончил завтрак, он вынул из кармана двойной кошелек, изогнутыми кверху маленькими белыми пальцами раздвинул кольца, достал золотой и, приподняв брови, отдал деньги слуге.
– Пожалуйста, поскорее, – сказал он.
Золотой был новый. Ростов встал и подошел к Телянину.
– Позвольте посмотреть мне кошелек, – сказал он тихим, чуть слышным голосом.
С бегающими глазами, но всё поднятыми бровями Телянин подал кошелек.
– Да, хорошенький кошелек… Да… да… – сказал он и вдруг побледнел. – Посмотрите, юноша, – прибавил он.
Ростов взял в руки кошелек и посмотрел и на него, и на деньги, которые были в нем, и на Телянина. Поручик оглядывался кругом, по своей привычке и, казалось, вдруг стал очень весел.
– Коли будем в Вене, всё там оставлю, а теперь и девать некуда в этих дрянных городишках, – сказал он. – Ну, давайте, юноша, я пойду.
Ростов молчал.
– А вы что ж? тоже позавтракать? Порядочно кормят, – продолжал Телянин. – Давайте же.
Он протянул руку и взялся за кошелек. Ростов выпустил его. Телянин взял кошелек и стал опускать его в карман рейтуз, и брови его небрежно поднялись, а рот слегка раскрылся, как будто он говорил: «да, да, кладу в карман свой кошелек, и это очень просто, и никому до этого дела нет».
– Ну, что, юноша? – сказал он, вздохнув и из под приподнятых бровей взглянув в глаза Ростова. Какой то свет глаз с быстротою электрической искры перебежал из глаз Телянина в глаза Ростова и обратно, обратно и обратно, всё в одно мгновение.
– Подите сюда, – проговорил Ростов, хватая Телянина за руку. Он почти притащил его к окну. – Это деньги Денисова, вы их взяли… – прошептал он ему над ухом.
– Что?… Что?… Как вы смеете? Что?… – проговорил Телянин.
Но эти слова звучали жалобным, отчаянным криком и мольбой о прощении. Как только Ростов услыхал этот звук голоса, с души его свалился огромный камень сомнения. Он почувствовал радость и в то же мгновение ему стало жалко несчастного, стоявшего перед ним человека; но надо было до конца довести начатое дело.
– Здесь люди Бог знает что могут подумать, – бормотал Телянин, схватывая фуражку и направляясь в небольшую пустую комнату, – надо объясниться…
– Я это знаю, и я это докажу, – сказал Ростов.
– Я…
Испуганное, бледное лицо Телянина начало дрожать всеми мускулами; глаза всё так же бегали, но где то внизу, не поднимаясь до лица Ростова, и послышались всхлипыванья.
– Граф!… не губите молодого человека… вот эти несчастные деньги, возьмите их… – Он бросил их на стол. – У меня отец старик, мать!…
Ростов взял деньги, избегая взгляда Телянина, и, не говоря ни слова, пошел из комнаты. Но у двери он остановился и вернулся назад. – Боже мой, – сказал он со слезами на глазах, – как вы могли это сделать?
– Граф, – сказал Телянин, приближаясь к юнкеру.
– Не трогайте меня, – проговорил Ростов, отстраняясь. – Ежели вам нужда, возьмите эти деньги. – Он швырнул ему кошелек и выбежал из трактира.


Вечером того же дня на квартире Денисова шел оживленный разговор офицеров эскадрона.
– А я говорю вам, Ростов, что вам надо извиниться перед полковым командиром, – говорил, обращаясь к пунцово красному, взволнованному Ростову, высокий штаб ротмистр, с седеющими волосами, огромными усами и крупными чертами морщинистого лица.
Штаб ротмистр Кирстен был два раза разжалован в солдаты зa дела чести и два раза выслуживался.
– Я никому не позволю себе говорить, что я лгу! – вскрикнул Ростов. – Он сказал мне, что я лгу, а я сказал ему, что он лжет. Так с тем и останется. На дежурство может меня назначать хоть каждый день и под арест сажать, а извиняться меня никто не заставит, потому что ежели он, как полковой командир, считает недостойным себя дать мне удовлетворение, так…
– Да вы постойте, батюшка; вы послушайте меня, – перебил штаб ротмистр своим басистым голосом, спокойно разглаживая свои длинные усы. – Вы при других офицерах говорите полковому командиру, что офицер украл…
– Я не виноват, что разговор зашел при других офицерах. Может быть, не надо было говорить при них, да я не дипломат. Я затем в гусары и пошел, думал, что здесь не нужно тонкостей, а он мне говорит, что я лгу… так пусть даст мне удовлетворение…
– Это всё хорошо, никто не думает, что вы трус, да не в том дело. Спросите у Денисова, похоже это на что нибудь, чтобы юнкер требовал удовлетворения у полкового командира?
Денисов, закусив ус, с мрачным видом слушал разговор, видимо не желая вступаться в него. На вопрос штаб ротмистра он отрицательно покачал головой.
– Вы при офицерах говорите полковому командиру про эту пакость, – продолжал штаб ротмистр. – Богданыч (Богданычем называли полкового командира) вас осадил.
– Не осадил, а сказал, что я неправду говорю.
– Ну да, и вы наговорили ему глупостей, и надо извиниться.
– Ни за что! – крикнул Ростов.
– Не думал я этого от вас, – серьезно и строго сказал штаб ротмистр. – Вы не хотите извиниться, а вы, батюшка, не только перед ним, а перед всем полком, перед всеми нами, вы кругом виноваты. А вот как: кабы вы подумали да посоветовались, как обойтись с этим делом, а то вы прямо, да при офицерах, и бухнули. Что теперь делать полковому командиру? Надо отдать под суд офицера и замарать весь полк? Из за одного негодяя весь полк осрамить? Так, что ли, по вашему? А по нашему, не так. И Богданыч молодец, он вам сказал, что вы неправду говорите. Неприятно, да что делать, батюшка, сами наскочили. А теперь, как дело хотят замять, так вы из за фанаберии какой то не хотите извиниться, а хотите всё рассказать. Вам обидно, что вы подежурите, да что вам извиниться перед старым и честным офицером! Какой бы там ни был Богданыч, а всё честный и храбрый, старый полковник, так вам обидно; а замарать полк вам ничего? – Голос штаб ротмистра начинал дрожать. – Вы, батюшка, в полку без году неделя; нынче здесь, завтра перешли куда в адъютантики; вам наплевать, что говорить будут: «между павлоградскими офицерами воры!» А нам не всё равно. Так, что ли, Денисов? Не всё равно?
Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!
И штаб ротмистр встал и отвернулся от Ростова.
– Пг'авда, чог'т возьми! – закричал, вскакивая, Денисов. – Ну, Г'остов! Ну!
Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера.
– Нет, господа, нет… вы не думайте… я очень понимаю, вы напрасно обо мне думаете так… я… для меня… я за честь полка.да что? это на деле я покажу, и для меня честь знамени…ну, всё равно, правда, я виноват!.. – Слезы стояли у него в глазах. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?…
– Вот это так, граф, – поворачиваясь, крикнул штаб ротмистр, ударяя его большою рукою по плечу.
– Я тебе говог'ю, – закричал Денисов, – он малый славный.
– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.
– Да, не дурак был этот австрийский князь, что тут замок выстроил. Славное место. Что же вы не едите, господа? – говорил Несвицкий.
– Покорно благодарю, князь, – отвечал один из офицеров, с удовольствием разговаривая с таким важным штабным чиновником. – Прекрасное место. Мы мимо самого парка проходили, двух оленей видели, и дом какой чудесный!
– Посмотрите, князь, – сказал другой, которому очень хотелось взять еще пирожок, но совестно было, и который поэтому притворялся, что он оглядывает местность, – посмотрите ка, уж забрались туда наши пехотные. Вон там, на лужку, за деревней, трое тащут что то. .Они проберут этот дворец, – сказал он с видимым одобрением.
– И то, и то, – сказал Несвицкий. – Нет, а чего бы я желал, – прибавил он, прожевывая пирожок в своем красивом влажном рте, – так это вон туда забраться.
Он указывал на монастырь с башнями, видневшийся на горе. Он улыбнулся, глаза его сузились и засветились.
– А ведь хорошо бы, господа!
Офицеры засмеялись.
– Хоть бы попугать этих монашенок. Итальянки, говорят, есть молоденькие. Право, пять лет жизни отдал бы!
– Им ведь и скучно, – смеясь, сказал офицер, который был посмелее.
Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?
На той стороне простым глазом виден был неприятель и его батарея, из которой показался молочно белый дымок. Вслед за дымком раздался дальний выстрел, и видно было, как наши войска заспешили на переправе.
Несвицкий, отдуваясь, поднялся и, улыбаясь, подошел к генералу.
– Не угодно ли закусить вашему превосходительству? – сказал он.
– Нехорошо дело, – сказал генерал, не отвечая ему, – замешкались наши.
– Не съездить ли, ваше превосходительство? – сказал Несвицкий.
– Да, съездите, пожалуйста, – сказал генерал, повторяя то, что уже раз подробно было приказано, – и скажите гусарам, чтобы они последние перешли и зажгли мост, как я приказывал, да чтобы горючие материалы на мосту еще осмотреть.
– Очень хорошо, – отвечал Несвицкий.
Он кликнул казака с лошадью, велел убрать сумочку и фляжку и легко перекинул свое тяжелое тело на седло.
– Право, заеду к монашенкам, – сказал он офицерам, с улыбкою глядевшим на него, и поехал по вьющейся тропинке под гору.
– Нут ка, куда донесет, капитан, хватите ка! – сказал генерал, обращаясь к артиллеристу. – Позабавьтесь от скуки.
– Прислуга к орудиям! – скомандовал офицер.
И через минуту весело выбежали от костров артиллеристы и зарядили.
– Первое! – послышалась команда.
Бойко отскочил 1 й номер. Металлически, оглушая, зазвенело орудие, и через головы всех наших под горой, свистя, пролетела граната и, далеко не долетев до неприятеля, дымком показала место своего падения и лопнула.
Лица солдат и офицеров повеселели при этом звуке; все поднялись и занялись наблюдениями над видными, как на ладони, движениями внизу наших войск и впереди – движениями приближавшегося неприятеля. Солнце в ту же минуту совсем вышло из за туч, и этот красивый звук одинокого выстрела и блеск яркого солнца слились в одно бодрое и веселое впечатление.


Над мостом уже пролетели два неприятельские ядра, и на мосту была давка. В средине моста, слезши с лошади, прижатый своим толстым телом к перилам, стоял князь Несвицкий.
Он, смеючись, оглядывался назад на своего казака, который с двумя лошадьми в поводу стоял несколько шагов позади его.
Только что князь Несвицкий хотел двинуться вперед, как опять солдаты и повозки напирали на него и опять прижимали его к перилам, и ему ничего не оставалось, как улыбаться.
– Экой ты, братец, мой! – говорил казак фурштатскому солдату с повозкой, напиравшему на толпившуюся v самых колес и лошадей пехоту, – экой ты! Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать.
Но фурштат, не обращая внимания на наименование генерала, кричал на солдат, запружавших ему дорогу: – Эй! землячки! держись влево, постой! – Но землячки, теснясь плечо с плечом, цепляясь штыками и не прерываясь, двигались по мосту одною сплошною массой. Поглядев за перила вниз, князь Несвицкий видел быстрые, шумные, невысокие волны Энса, которые, сливаясь, рябея и загибаясь около свай моста, перегоняли одна другую. Поглядев на мост, он видел столь же однообразные живые волны солдат, кутасы, кивера с чехлами, ранцы, штыки, длинные ружья и из под киверов лица с широкими скулами, ввалившимися щеками и беззаботно усталыми выражениями и движущиеся ноги по натасканной на доски моста липкой грязи. Иногда между однообразными волнами солдат, как взбрызг белой пены в волнах Энса, протискивался между солдатами офицер в плаще, с своею отличною от солдат физиономией; иногда, как щепка, вьющаяся по реке, уносился по мосту волнами пехоты пеший гусар, денщик или житель; иногда, как бревно, плывущее по реке, окруженная со всех сторон, проплывала по мосту ротная или офицерская, наложенная доверху и прикрытая кожами, повозка.
– Вишь, их, как плотину, прорвало, – безнадежно останавливаясь, говорил казак. – Много ль вас еще там?
– Мелион без одного! – подмигивая говорил близко проходивший в прорванной шинели веселый солдат и скрывался; за ним проходил другой, старый солдат.
– Как он (он – неприятель) таперича по мосту примется зажаривать, – говорил мрачно старый солдат, обращаясь к товарищу, – забудешь чесаться.
И солдат проходил. За ним другой солдат ехал на повозке.
– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.
– Вели ты им, чег'тям, дьяволам, дать дог'огу, – кричал. Денисов, видимо находясь в припадке горячности, блестя и поводя своими черными, как уголь, глазами в воспаленных белках и махая невынутою из ножен саблей, которую он держал такою же красною, как и лицо, голою маленькою рукой.
– Э! Вася! – отвечал радостно Несвицкий. – Да ты что?
– Эскадг'ону пг'ойти нельзя, – кричал Васька Денисов, злобно открывая белые зубы, шпоря своего красивого вороного, кровного Бедуина, который, мигая ушами от штыков, на которые он натыкался, фыркая, брызгая вокруг себя пеной с мундштука, звеня, бил копытами по доскам моста и, казалось, готов был перепрыгнуть через перила моста, ежели бы ему позволил седок. – Что это? как баг'аны! точь в точь баг'аны! Пг'очь… дай дог'огу!… Стой там! ты повозка, чог'т! Саблей изг'ублю! – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею.
Солдаты с испуганными лицами нажались друг на друга, и Денисов присоединился к Несвицкому.
– Что же ты не пьян нынче? – сказал Несвицкий Денисову, когда он подъехал к нему.
– И напиться то вг'емени не дадут! – отвечал Васька Денисов. – Целый день то туда, то сюда таскают полк. Дг'аться – так дг'аться. А то чог'т знает что такое!
– Каким ты щеголем нынче! – оглядывая его новый ментик и вальтрап, сказал Несвицкий.
Денисов улыбнулся, достал из ташки платок, распространявший запах духов, и сунул в нос Несвицкому.
– Нельзя, в дело иду! выбг'ился, зубы вычистил и надушился.
Осанистая фигура Несвицкого, сопровождаемая казаком, и решительность Денисова, махавшего саблей и отчаянно кричавшего, подействовали так, что они протискались на ту сторону моста и остановили пехоту. Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад.
Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон.
По доскам моста раздались прозрачные звуки копыт, как будто скакало несколько лошадей, и эскадрон, с офицерами впереди по четыре человека в ряд, растянулся по мосту и стал выходить на ту сторону.
Остановленные пехотные солдаты, толпясь в растоптанной у моста грязи, с тем особенным недоброжелательным чувством отчужденности и насмешки, с каким встречаются обыкновенно различные роды войск, смотрели на чистых, щеголеватых гусар, стройно проходивших мимо их.
– Нарядные ребята! Только бы на Подновинское!
– Что от них проку! Только напоказ и водят! – говорил другой.
– Пехота, не пыли! – шутил гусар, под которым лошадь, заиграв, брызнула грязью в пехотинца.
– Прогонял бы тебя с ранцем перехода два, шнурки то бы повытерлись, – обтирая рукавом грязь с лица, говорил пехотинец; – а то не человек, а птица сидит!
– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.
– Кто там кланяется? Юнкег' Миг'онов! Hexoг'oшo, на меня смотг'ите! – закричал Денисов, которому не стоялось на месте и который вертелся на лошади перед эскадроном.
Курносое и черноволосатое лицо Васьки Денисова и вся его маленькая сбитая фигурка с его жилистою (с короткими пальцами, покрытыми волосами) кистью руки, в которой он держал ефес вынутой наголо сабли, было точно такое же, как и всегда, особенно к вечеру, после выпитых двух бутылок. Он был только более обыкновенного красен и, задрав свою мохнатую голову кверху, как птицы, когда они пьют, безжалостно вдавив своими маленькими ногами шпоры в бока доброго Бедуина, он, будто падая назад, поскакал к другому флангу эскадрона и хриплым голосом закричал, чтоб осмотрели пистолеты. Он подъехал к Кирстену. Штаб ротмистр, на широкой и степенной кобыле, шагом ехал навстречу Денисову. Штаб ротмистр, с своими длинными усами, был серьезен, как и всегда, только глаза его блестели больше обыкновенного.
– Да что? – сказал он Денисову, – не дойдет дело до драки. Вот увидишь, назад уйдем.
– Чог'т их знает, что делают – проворчал Денисов. – А! Г'остов! – крикнул он юнкеру, заметив его веселое лицо. – Ну, дождался.
И он улыбнулся одобрительно, видимо радуясь на юнкера.
Ростов почувствовал себя совершенно счастливым. В это время начальник показался на мосту. Денисов поскакал к нему.
– Ваше пг'евосходительство! позвольте атаковать! я их опг'окину.
– Какие тут атаки, – сказал начальник скучливым голосом, морщась, как от докучливой мухи. – И зачем вы тут стоите? Видите, фланкеры отступают. Ведите назад эскадрон.
Эскадрон перешел мост и вышел из под выстрелов, не потеряв ни одного человека. Вслед за ним перешел и второй эскадрон, бывший в цепи, и последние казаки очистили ту сторону.
Два эскадрона павлоградцев, перейдя мост, один за другим, пошли назад на гору. Полковой командир Карл Богданович Шуберт подъехал к эскадрону Денисова и ехал шагом недалеко от Ростова, не обращая на него никакого внимания, несмотря на то, что после бывшего столкновения за Телянина, они виделись теперь в первый раз. Ростов, чувствуя себя во фронте во власти человека, перед которым он теперь считал себя виноватым, не спускал глаз с атлетической спины, белокурого затылка и красной шеи полкового командира. Ростову то казалось, что Богданыч только притворяется невнимательным, и что вся цель его теперь состоит в том, чтоб испытать храбрость юнкера, и он выпрямлялся и весело оглядывался; то ему казалось, что Богданыч нарочно едет близко, чтобы показать Ростову свою храбрость. То ему думалось, что враг его теперь нарочно пошлет эскадрон в отчаянную атаку, чтобы наказать его, Ростова. То думалось, что после атаки он подойдет к нему и великодушно протянет ему, раненому, руку примирения.
Знакомая павлоградцам, с высокоподнятыми плечами, фигура Жеркова (он недавно выбыл из их полка) подъехала к полковому командиру. Жерков, после своего изгнания из главного штаба, не остался в полку, говоря, что он не дурак во фронте лямку тянуть, когда он при штабе, ничего не делая, получит наград больше, и умел пристроиться ординарцем к князю Багратиону. Он приехал к своему бывшему начальнику с приказанием от начальника ариергарда.
– Полковник, – сказал он с своею мрачною серьезностью, обращаясь ко врагу Ростова и оглядывая товарищей, – велено остановиться, мост зажечь.
– Кто велено? – угрюмо спросил полковник.
– Уж я и не знаю, полковник, кто велено , – серьезно отвечал корнет, – но только мне князь приказал: «Поезжай и скажи полковнику, чтобы гусары вернулись скорей и зажгли бы мост».
Вслед за Жерковым к гусарскому полковнику подъехал свитский офицер с тем же приказанием. Вслед за свитским офицером на казачьей лошади, которая насилу несла его галопом, подъехал толстый Несвицкий.
– Как же, полковник, – кричал он еще на езде, – я вам говорил мост зажечь, а теперь кто то переврал; там все с ума сходят, ничего не разберешь.
Полковник неторопливо остановил полк и обратился к Несвицкому:
– Вы мне говорили про горючие вещества, – сказал он, – а про то, чтобы зажигать, вы мне ничего не говорили.
– Да как же, батюшка, – заговорил, остановившись, Несвицкий, снимая фуражку и расправляя пухлой рукой мокрые от пота волосы, – как же не говорил, что мост зажечь, когда горючие вещества положили?
– Я вам не «батюшка», господин штаб офицер, а вы мне не говорили, чтоб мост зажигайт! Я служба знаю, и мне в привычка приказание строго исполняйт. Вы сказали, мост зажгут, а кто зажгут, я святым духом не могу знайт…
– Ну, вот всегда так, – махнув рукой, сказал Несвицкий. – Ты как здесь? – обратился он к Жеркову.
– Да за тем же. Однако ты отсырел, дай я тебя выжму.
– Вы сказали, господин штаб офицер, – продолжал полковник обиженным тоном…
– Полковник, – перебил свитский офицер, – надо торопиться, а то неприятель пододвинет орудия на картечный выстрел.
Полковник молча посмотрел на свитского офицера, на толстого штаб офицера, на Жеркова и нахмурился.
– Я буду мост зажигайт, – сказал он торжественным тоном, как будто бы выражал этим, что, несмотря на все делаемые ему неприятности, он всё таки сделает то, что должно.
Ударив своими длинными мускулистыми ногами лошадь, как будто она была во всем виновата, полковник выдвинулся вперед к 2 му эскадрону, тому самому, в котором служил Ростов под командою Денисова, скомандовал вернуться назад к мосту.
«Ну, так и есть, – подумал Ростов, – он хочет испытать меня! – Сердце его сжалось, и кровь бросилась к лицу. – Пускай посмотрит, трус ли я» – подумал он.
Опять на всех веселых лицах людей эскадрона появилась та серьезная черта, которая была на них в то время, как они стояли под ядрами. Ростов, не спуская глаз, смотрел на своего врага, полкового командира, желая найти на его лице подтверждение своих догадок; но полковник ни разу не взглянул на Ростова, а смотрел, как всегда во фронте, строго и торжественно. Послышалась команда.
– Живо! Живо! – проговорило около него несколько голосов.
Цепляясь саблями за поводья, гремя шпорами и торопясь, слезали гусары, сами не зная, что они будут делать. Гусары крестились. Ростов уже не смотрел на полкового командира, – ему некогда было. Он боялся, с замиранием сердца боялся, как бы ему не отстать от гусар. Рука его дрожала, когда он передавал лошадь коноводу, и он чувствовал, как со стуком приливает кровь к его сердцу. Денисов, заваливаясь назад и крича что то, проехал мимо него. Ростов ничего не видел, кроме бежавших вокруг него гусар, цеплявшихся шпорами и бренчавших саблями.
– Носилки! – крикнул чей то голос сзади.
Ростов не подумал о том, что значит требование носилок: он бежал, стараясь только быть впереди всех; но у самого моста он, не смотря под ноги, попал в вязкую, растоптанную грязь и, споткнувшись, упал на руки. Его обежали другие.
– По обоий сторона, ротмистр, – послышался ему голос полкового командира, который, заехав вперед, стал верхом недалеко от моста с торжествующим и веселым лицом.
Ростов, обтирая испачканные руки о рейтузы, оглянулся на своего врага и хотел бежать дальше, полагая, что чем он дальше уйдет вперед, тем будет лучше. Но Богданыч, хотя и не глядел и не узнал Ростова, крикнул на него:
– Кто по средине моста бежит? На права сторона! Юнкер, назад! – сердито закричал он и обратился к Денисову, который, щеголяя храбростью, въехал верхом на доски моста.
– Зачем рисковайт, ротмистр! Вы бы слезали, – сказал полковник.
– Э! виноватого найдет, – отвечал Васька Денисов, поворачиваясь на седле.

Между тем Несвицкий, Жерков и свитский офицер стояли вместе вне выстрелов и смотрели то на эту небольшую кучку людей в желтых киверах, темнозеленых куртках, расшитых снурками, и синих рейтузах, копошившихся у моста, то на ту сторону, на приближавшиеся вдалеке синие капоты и группы с лошадьми, которые легко можно было признать за орудия.
«Зажгут или не зажгут мост? Кто прежде? Они добегут и зажгут мост, или французы подъедут на картечный выстрел и перебьют их?» Эти вопросы с замиранием сердца невольно задавал себе каждый из того большого количества войск, которые стояли над мостом и при ярком вечернем свете смотрели на мост и гусаров и на ту сторону, на подвигавшиеся синие капоты со штыками и орудиями.
– Ох! достанется гусарам! – говорил Несвицкий, – не дальше картечного выстрела теперь.
– Напрасно он так много людей повел, – сказал свитский офицер.
– И в самом деле, – сказал Несвицкий. – Тут бы двух молодцов послать, всё равно бы.
– Ах, ваше сиятельство, – вмешался Жерков, не спуская глаз с гусар, но всё с своею наивною манерой, из за которой нельзя было догадаться, серьезно ли, что он говорит, или нет. – Ах, ваше сиятельство! Как вы судите! Двух человек послать, а нам то кто же Владимира с бантом даст? А так то, хоть и поколотят, да можно эскадрон представить и самому бантик получить. Наш Богданыч порядки знает.
– Ну, – сказал свитский офицер, – это картечь!
Он показывал на французские орудия, которые снимались с передков и поспешно отъезжали.
На французской стороне, в тех группах, где были орудия, показался дымок, другой, третий, почти в одно время, и в ту минуту, как долетел звук первого выстрела, показался четвертый. Два звука, один за другим, и третий.
– О, ох! – охнул Несвицкий, как будто от жгучей боли, хватая за руку свитского офицера. – Посмотрите, упал один, упал, упал!
– Два, кажется?
– Был бы я царь, никогда бы не воевал, – сказал Несвицкий, отворачиваясь.
Французские орудия опять поспешно заряжали. Пехота в синих капотах бегом двинулась к мосту. Опять, но в разных промежутках, показались дымки, и защелкала и затрещала картечь по мосту. Но в этот раз Несвицкий не мог видеть того, что делалось на мосту. С моста поднялся густой дым. Гусары успели зажечь мост, и французские батареи стреляли по ним уже не для того, чтобы помешать, а для того, что орудия были наведены и было по ком стрелять.
– Французы успели сделать три картечные выстрела, прежде чем гусары вернулись к коноводам. Два залпа были сделаны неверно, и картечь всю перенесло, но зато последний выстрел попал в середину кучки гусар и повалил троих.
Ростов, озабоченный своими отношениями к Богданычу, остановился на мосту, не зная, что ему делать. Рубить (как он всегда воображал себе сражение) было некого, помогать в зажжении моста он тоже не мог, потому что не взял с собою, как другие солдаты, жгута соломы. Он стоял и оглядывался, как вдруг затрещало по мосту будто рассыпанные орехи, и один из гусар, ближе всех бывший от него, со стоном упал на перилы. Ростов побежал к нему вместе с другими. Опять закричал кто то: «Носилки!». Гусара подхватили четыре человека и стали поднимать.
– Оооо!… Бросьте, ради Христа, – закричал раненый; но его всё таки подняли и положили.
Николай Ростов отвернулся и, как будто отыскивая чего то, стал смотреть на даль, на воду Дуная, на небо, на солнце. Как хорошо показалось небо, как голубо, спокойно и глубоко! Как ярко и торжественно опускающееся солнце! Как ласково глянцовито блестела вода в далеком Дунае! И еще лучше были далекие, голубеющие за Дунаем горы, монастырь, таинственные ущелья, залитые до макуш туманом сосновые леса… там тихо, счастливо… «Ничего, ничего бы я не желал, ничего бы не желал, ежели бы я только был там, – думал Ростов. – Во мне одном и в этом солнце так много счастия, а тут… стоны, страдания, страх и эта неясность, эта поспешность… Вот опять кричат что то, и опять все побежали куда то назад, и я бегу с ними, и вот она, вот она, смерть, надо мной, вокруг меня… Мгновенье – и я никогда уже не увижу этого солнца, этой воды, этого ущелья»…
В эту минуту солнце стало скрываться за тучами; впереди Ростова показались другие носилки. И страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – всё слилось в одно болезненно тревожное впечатление.
«Господи Боже! Тот, Кто там в этом небе, спаси, прости и защити меня!» прошептал про себя Ростов.
Гусары подбежали к коноводам, голоса стали громче и спокойнее, носилки скрылись из глаз.
– Что, бг'ат, понюхал пог'оху?… – прокричал ему над ухом голос Васьки Денисова.
«Всё кончилось; но я трус, да, я трус», подумал Ростов и, тяжело вздыхая, взял из рук коновода своего отставившего ногу Грачика и стал садиться.
– Что это было, картечь? – спросил он у Денисова.
– Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г'аботали! А г'абота сквег'ная! Атака – любезное дело, г'убай в песи, а тут, чог'т знает что, бьют как в мишень.
И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера.
«Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов. И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер.
– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
– А коли про потерю спросят?
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .


Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей. Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам. Защищать более Вену нельзя было и думать. Вместо наступательной, глубоко обдуманной, по законам новой науки – стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом, единственная, почти недостижимая цель, представлявшаяся теперь Кутузову, состояла в том, чтобы, не погубив армии подобно Маку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из России.
28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. 30 го он атаковал находившуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее. В этом деле в первый раз взяты трофеи: знамя, орудия и два неприятельские генерала. В первый раз после двухнедельного отступления русские войска остановились и после борьбы не только удержали поле сражения, но прогнали французов. Несмотря на то, что войска были раздеты, изнурены, на одну треть ослаблены отсталыми, ранеными, убитыми и больными; несмотря на то, что на той стороне Дуная были оставлены больные и раненые с письмом Кутузова, поручавшим их человеколюбию неприятеля; несмотря на то, что большие госпитали и дома в Кремсе, обращенные в лазареты, не могли уже вмещать в себе всех больных и раненых, – несмотря на всё это, остановка при Кремсе и победа над Мортье значительно подняли дух войска. Во всей армии и в главной квартире ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России, о какой то победе, одержанной австрийцами, и об отступлении испуганного Бонапарта.
Князь Андрей находился во время сражения при убитом в этом деле австрийском генерале Шмите. Под ним была ранена лошадь, и сам он был слегка оцарапан в руку пулей. В знак особой милости главнокомандующего он был послан с известием об этой победе к австрийскому двору, находившемуся уже не в Вене, которой угрожали французские войска, а в Брюнне. В ночь сражения, взволнованный, но не усталый(несмотря на свое несильное на вид сложение, князь Андрей мог переносить физическую усталость гораздо лучше самых сильных людей), верхом приехав с донесением от Дохтурова в Кремс к Кутузову, князь Андрей был в ту же ночь отправлен курьером в Брюнн. Отправление курьером, кроме наград, означало важный шаг к повышению.
Ночь была темная, звездная; дорога чернелась между белевшим снегом, выпавшим накануне, в день сражения. То перебирая впечатления прошедшего сражения, то радостно воображая впечатление, которое он произведет известием о победе, вспоминая проводы главнокомандующего и товарищей, князь Андрей скакал в почтовой бричке, испытывая чувство человека, долго ждавшего и, наконец, достигшего начала желаемого счастия. Как скоро он закрывал глаза, в ушах его раздавалась пальба ружей и орудий, которая сливалась со стуком колес и впечатлением победы. То ему начинало представляться, что русские бегут, что он сам убит; но он поспешно просыпался, со счастием как будто вновь узнавал, что ничего этого не было, и что, напротив, французы бежали. Он снова вспоминал все подробности победы, свое спокойное мужество во время сражения и, успокоившись, задремывал… После темной звездной ночи наступило яркое, веселое утро. Снег таял на солнце, лошади быстро скакали, и безразлично вправе и влеве проходили новые разнообразные леса, поля, деревни.
На одной из станций он обогнал обоз русских раненых. Русский офицер, ведший транспорт, развалясь на передней телеге, что то кричал, ругая грубыми словами солдата. В длинных немецких форшпанах тряслось по каменистой дороге по шести и более бледных, перевязанных и грязных раненых. Некоторые из них говорили (он слышал русский говор), другие ели хлеб, самые тяжелые молча, с кротким и болезненным детским участием, смотрели на скачущего мимо их курьера.
Князь Андрей велел остановиться и спросил у солдата, в каком деле ранены. «Позавчера на Дунаю», отвечал солдат. Князь Андрей достал кошелек и дал солдату три золотых.
– На всех, – прибавил он, обращаясь к подошедшему офицеру. – Поправляйтесь, ребята, – обратился он к солдатам, – еще дела много.
– Что, г. адъютант, какие новости? – спросил офицер, видимо желая разговориться.
– Хорошие! Вперед, – крикнул он ямщику и поскакал далее.
Уже было совсем темно, когда князь Андрей въехал в Брюнн и увидал себя окруженным высокими домами, огнями лавок, окон домов и фонарей, шумящими по мостовой красивыми экипажами и всею тою атмосферой большого оживленного города, которая всегда так привлекательна для военного человека после лагеря. Князь Андрей, несмотря на быструю езду и бессонную ночь, подъезжая ко дворцу, чувствовал себя еще более оживленным, чем накануне. Только глаза блестели лихорадочным блеском, и мысли изменялись с чрезвычайною быстротой и ясностью. Живо представились ему опять все подробности сражения уже не смутно, но определенно, в сжатом изложении, которое он в воображении делал императору Францу. Живо представились ему случайные вопросы, которые могли быть ему сделаны,и те ответы,которые он сделает на них.Он полагал,что его сейчас же представят императору. Но у большого подъезда дворца к нему выбежал чиновник и, узнав в нем курьера, проводил его на другой подъезд.
– Из коридора направо; там, Euer Hochgeboren, [Ваше высокородие,] найдете дежурного флигель адъютанта, – сказал ему чиновник. – Он проводит к военному министру.
Дежурный флигель адъютант, встретивший князя Андрея, попросил его подождать и пошел к военному министру. Через пять минут флигель адъютант вернулся и, особенно учтиво наклонясь и пропуская князя Андрея вперед себя, провел его через коридор в кабинет, где занимался военный министр. Флигель адъютант своею изысканною учтивостью, казалось, хотел оградить себя от попыток фамильярности русского адъютанта. Радостное чувство князя Андрея значительно ослабело, когда он подходил к двери кабинета военного министра. Он почувствовал себя оскорбленным, и чувство оскорбления перешло в то же мгновенье незаметно для него самого в чувство презрения, ни на чем не основанного. Находчивый же ум в то же мгновение подсказал ему ту точку зрения, с которой он имел право презирать и адъютанта и военного министра. «Им, должно быть, очень легко покажется одерживать победы, не нюхая пороха!» подумал он. Глаза его презрительно прищурились; он особенно медленно вошел в кабинет военного министра. Чувство это еще более усилилось, когда он увидал военного министра, сидевшего над большим столом и первые две минуты не обращавшего внимания на вошедшего. Военный министр опустил свою лысую, с седыми висками, голову между двух восковых свечей и читал, отмечая карандашом, бумаги. Он дочитывал, не поднимая головы, в то время как отворилась дверь и послышались шаги.
– Возьмите это и передайте, – сказал военный министр своему адъютанту, подавая бумаги и не обращая еще внимания на курьера.
Князь Андрей почувствовал, что либо из всех дел, занимавших военного министра, действия кутузовской армии менее всего могли его интересовать, либо нужно было это дать почувствовать русскому курьеру. «Но мне это совершенно всё равно», подумал он. Военный министр сдвинул остальные бумаги, сровнял их края с краями и поднял голову. У него была умная и характерная голова. Но в то же мгновение, как он обратился к князю Андрею, умное и твердое выражение лица военного министра, видимо, привычно и сознательно изменилось: на лице его остановилась глупая, притворная, не скрывающая своего притворства, улыбка человека, принимающего одного за другим много просителей.
– От генерала фельдмаршала Кутузова? – спросил он. – Надеюсь, хорошие вести? Было столкновение с Мортье? Победа? Пора!
Он взял депешу, которая была на его имя, и стал читать ее с грустным выражением.
– Ах, Боже мой! Боже мой! Шмит! – сказал он по немецки. – Какое несчастие, какое несчастие!
Пробежав депешу, он положил ее на стол и взглянул на князя Андрея, видимо, что то соображая.
– Ах, какое несчастие! Дело, вы говорите, решительное? Мортье не взят, однако. (Он подумал.) Очень рад, что вы привезли хорошие вести, хотя смерть Шмита есть дорогая плата за победу. Его величество, верно, пожелает вас видеть, но не нынче. Благодарю вас, отдохните. Завтра будьте на выходе после парада. Впрочем, я вам дам знать.
Исчезнувшая во время разговора глупая улыбка опять явилась на лице военного министра.
– До свидания, очень благодарю вас. Государь император, вероятно, пожелает вас видеть, – повторил он и наклонил голову.
Когда князь Андрей вышел из дворца, он почувствовал, что весь интерес и счастие, доставленные ему победой, оставлены им теперь и переданы в равнодушные руки военного министра и учтивого адъютанта. Весь склад мыслей его мгновенно изменился: сражение представилось ему давнишним, далеким воспоминанием.


Князь Андрей остановился в Брюнне у своего знакомого, русского дипломата .Билибина.
– А, милый князь, нет приятнее гостя, – сказал Билибин, выходя навстречу князю Андрею. – Франц, в мою спальню вещи князя! – обратился он к слуге, провожавшему Болконского. – Что, вестником победы? Прекрасно. А я сижу больной, как видите.
Князь Андрей, умывшись и одевшись, вышел в роскошный кабинет дипломата и сел за приготовленный обед. Билибин покойно уселся у камина.
Князь Андрей не только после своего путешествия, но и после всего похода, во время которого он был лишен всех удобств чистоты и изящества жизни, испытывал приятное чувство отдыха среди тех роскошных условий жизни, к которым он привык с детства. Кроме того ему было приятно после австрийского приема поговорить хоть не по русски (они говорили по французски), но с русским человеком, который, он предполагал, разделял общее русское отвращение (теперь особенно живо испытываемое) к австрийцам.
Билибин был человек лет тридцати пяти, холостой, одного общества с князем Андреем. Они были знакомы еще в Петербурге, но еще ближе познакомились в последний приезд князя Андрея в Вену вместе с Кутузовым. Как князь Андрей был молодой человек, обещающий пойти далеко на военном поприще, так, и еще более, обещал Билибин на дипломатическом. Он был еще молодой человек, но уже немолодой дипломат, так как он начал служить с шестнадцати лет, был в Париже, в Копенгагене и теперь в Вене занимал довольно значительное место. И канцлер и наш посланник в Вене знали его и дорожили им. Он был не из того большого количества дипломатов, которые обязаны иметь только отрицательные достоинства, не делать известных вещей и говорить по французски для того, чтобы быть очень хорошими дипломатами; он был один из тех дипломатов, которые любят и умеют работать, и, несмотря на свою лень, он иногда проводил ночи за письменным столом. Он работал одинаково хорошо, в чем бы ни состояла сущность работы. Его интересовал не вопрос «зачем?», а вопрос «как?». В чем состояло дипломатическое дело, ему было всё равно; но составить искусно, метко и изящно циркуляр, меморандум или донесение – в этом он находил большое удовольствие. Заслуги Билибина ценились, кроме письменных работ, еще и по его искусству обращаться и говорить в высших сферах.
Билибин любил разговор так же, как он любил работу, только тогда, когда разговор мог быть изящно остроумен. В обществе он постоянно выжидал случая сказать что нибудь замечательное и вступал в разговор не иначе, как при этих условиях. Разговор Билибина постоянно пересыпался оригинально остроумными, законченными фразами, имеющими общий интерес.
Эти фразы изготовлялись во внутренней лаборатории Билибина, как будто нарочно, портативного свойства, для того, чтобы ничтожные светские люди удобно могли запоминать их и переносить из гостиных в гостиные. И действительно, les mots de Bilibine se colportaient dans les salons de Vienne, [Отзывы Билибина расходились по венским гостиным] и часто имели влияние на так называемые важные дела.
Худое, истощенное, желтоватое лицо его было всё покрыто крупными морщинами, которые всегда казались так чистоплотно и старательно промыты, как кончики пальцев после бани. Движения этих морщин составляли главную игру его физиономии. То у него морщился лоб широкими складками, брови поднимались кверху, то брови спускались книзу, и у щек образовывались крупные морщины. Глубоко поставленные, небольшие глаза всегда смотрели прямо и весело.
– Ну, теперь расскажите нам ваши подвиги, – сказал он.
Болконский самым скромным образом, ни разу не упоминая о себе, рассказал дело и прием военного министра.
– Ils m'ont recu avec ma nouvelle, comme un chien dans un jeu de quilles, [Они приняли меня с этою вестью, как принимают собаку, когда она мешает игре в кегли,] – заключил он.
Билибин усмехнулся и распустил складки кожи.
– Cependant, mon cher, – сказал он, рассматривая издалека свой ноготь и подбирая кожу над левым глазом, – malgre la haute estime que je professe pour le православное российское воинство, j'avoue que votre victoire n'est pas des plus victorieuses. [Однако, мой милый, при всем моем уважении к православному российскому воинству, я полагаю, что победа ваша не из самых блестящих.]
Он продолжал всё так же на французском языке, произнося по русски только те слова, которые он презрительно хотел подчеркнуть.
– Как же? Вы со всею массой своею обрушились на несчастного Мортье при одной дивизии, и этот Мортье уходит у вас между рук? Где же победа?
– Однако, серьезно говоря, – отвечал князь Андрей, – всё таки мы можем сказать без хвастовства, что это немного получше Ульма…
– Отчего вы не взяли нам одного, хоть одного маршала?
– Оттого, что не всё делается, как предполагается, и не так регулярно, как на параде. Мы полагали, как я вам говорил, зайти в тыл к семи часам утра, а не пришли и к пяти вечера.
– Отчего же вы не пришли к семи часам утра? Вам надо было притти в семь часов утра, – улыбаясь сказал Билибин, – надо было притти в семь часов утра.
– Отчего вы не внушили Бонапарту дипломатическим путем, что ему лучше оставить Геную? – тем же тоном сказал князь Андрей.
– Я знаю, – перебил Билибин, – вы думаете, что очень легко брать маршалов, сидя на диване перед камином. Это правда, а всё таки, зачем вы его не взяли? И не удивляйтесь, что не только военный министр, но и августейший император и король Франц не будут очень осчастливлены вашей победой; да и я, несчастный секретарь русского посольства, не чувствую никакой потребности в знак радости дать моему Францу талер и отпустить его с своей Liebchen [милой] на Пратер… Правда, здесь нет Пратера.
Он посмотрел прямо на князя Андрея и вдруг спустил собранную кожу со лба.
– Теперь мой черед спросить вас «отчего», мой милый, – сказал Болконский. – Я вам признаюсь, что не понимаю, может быть, тут есть дипломатические тонкости выше моего слабого ума, но я не понимаю: Мак теряет целую армию, эрцгерцог Фердинанд и эрцгерцог Карл не дают никаких признаков жизни и делают ошибки за ошибками, наконец, один Кутузов одерживает действительную победу, уничтожает charme [очарование] французов, и военный министр не интересуется даже знать подробности.
– Именно от этого, мой милый. Voyez vous, mon cher: [Видите ли, мой милый:] ура! за царя, за Русь, за веру! Tout ca est bel et bon, [все это прекрасно и хорошо,] но что нам, я говорю – австрийскому двору, за дело до ваших побед? Привезите вы нам свое хорошенькое известие о победе эрцгерцога Карла или Фердинанда – un archiduc vaut l'autre, [один эрцгерцог стоит другого,] как вам известно – хоть над ротой пожарной команды Бонапарте, это другое дело, мы прогремим в пушки. А то это, как нарочно, может только дразнить нас. Эрцгерцог Карл ничего не делает, эрцгерцог Фердинанд покрывается позором. Вену вы бросаете, не защищаете больше, comme si vous nous disiez: [как если бы вы нам сказали:] с нами Бог, а Бог с вами, с вашей столицей. Один генерал, которого мы все любили, Шмит: вы его подводите под пулю и поздравляете нас с победой!… Согласитесь, что раздразнительнее того известия, которое вы привозите, нельзя придумать. C'est comme un fait expres, comme un fait expres. [Это как нарочно, как нарочно.] Кроме того, ну, одержи вы точно блестящую победу, одержи победу даже эрцгерцог Карл, что ж бы это переменило в общем ходе дел? Теперь уж поздно, когда Вена занята французскими войсками.
– Как занята? Вена занята?
– Не только занята, но Бонапарте в Шенбрунне, а граф, наш милый граф Врбна отправляется к нему за приказаниями.
Болконский после усталости и впечатлений путешествия, приема и в особенности после обеда чувствовал, что он не понимает всего значения слов, которые он слышал.
– Нынче утром был здесь граф Лихтенфельс, – продолжал Билибин, – и показывал мне письмо, в котором подробно описан парад французов в Вене. Le prince Murat et tout le tremblement… [Принц Мюрат и все такое…] Вы видите, что ваша победа не очень то радостна, и что вы не можете быть приняты как спаситель…
– Право, для меня всё равно, совершенно всё равно! – сказал князь Андрей, начиная понимать,что известие его о сражении под Кремсом действительно имело мало важности ввиду таких событий, как занятие столицы Австрии. – Как же Вена взята? А мост и знаменитый tete de pont, [мостовое укрепление,] и князь Ауэрсперг? У нас были слухи, что князь Ауэрсперг защищает Вену, – сказал он.
– Князь Ауэрсперг стоит на этой, на нашей, стороне и защищает нас; я думаю, очень плохо защищает, но всё таки защищает. А Вена на той стороне. Нет, мост еще не взят и, надеюсь, не будет взят, потому что он минирован, и его велено взорвать. В противном случае мы были бы давно в горах Богемии, и вы с вашею армией провели бы дурную четверть часа между двух огней.
– Но это всё таки не значит, чтобы кампания была кончена, – сказал князь Андрей.
– А я думаю, что кончена. И так думают большие колпаки здесь, но не смеют сказать этого. Будет то, что я говорил в начале кампании, что не ваша echauffouree de Durenstein, [дюренштейнская стычка,] вообще не порох решит дело, а те, кто его выдумали, – сказал Билибин, повторяя одно из своих mots [словечек], распуская кожу на лбу и приостанавливаясь. – Вопрос только в том, что скажет берлинское свидание императора Александра с прусским королем. Ежели Пруссия вступит в союз, on forcera la main a l'Autriche, [принудят Австрию,] и будет война. Ежели же нет, то дело только в том, чтоб условиться, где составлять первоначальные статьи нового Саmро Formio. [Кампо Формио.]
– Но что за необычайная гениальность! – вдруг вскрикнул князь Андрей, сжимая свою маленькую руку и ударяя ею по столу. – И что за счастие этому человеку!
– Buonaparte? [Буонапарте?] – вопросительно сказал Билибин, морща лоб и этим давая чувствовать, что сейчас будет un mot [словечко]. – Bu onaparte? – сказал он, ударяя особенно на u . – Я думаю, однако, что теперь, когда он предписывает законы Австрии из Шенбрунна, il faut lui faire grace de l'u . [надо его избавить от и.] Я решительно делаю нововведение и называю его Bonaparte tout court [просто Бонапарт].
– Нет, без шуток, – сказал князь Андрей, – неужели вы думаете,что кампания кончена?
– Я вот что думаю. Австрия осталась в дурах, а она к этому не привыкла. И она отплатит. А в дурах она осталась оттого, что, во первых, провинции разорены (on dit, le православное est terrible pour le pillage), [говорят, что православное ужасно по части грабежей,] армия разбита, столица взята, и всё это pour les beaux yeux du [ради прекрасных глаз,] Сардинское величество. И потому – entre nous, mon cher [между нами, мой милый] – я чутьем слышу, что нас обманывают, я чутьем слышу сношения с Францией и проекты мира, тайного мира, отдельно заключенного.
– Это не может быть! – сказал князь Андрей, – это было бы слишком гадко.
– Qui vivra verra, [Поживем, увидим,] – сказал Билибин, распуская опять кожу в знак окончания разговора.
Когда князь Андрей пришел в приготовленную для него комнату и в чистом белье лег на пуховики и душистые гретые подушки, – он почувствовал, что то сражение, о котором он привез известие, было далеко, далеко от него. Прусский союз, измена Австрии, новое торжество Бонапарта, выход и парад, и прием императора Франца на завтра занимали его.
Он закрыл глаза, но в то же мгновение в ушах его затрещала канонада, пальба, стук колес экипажа, и вот опять спускаются с горы растянутые ниткой мушкатеры, и французы стреляют, и он чувствует, как содрогается его сердце, и он выезжает вперед рядом с Шмитом, и пули весело свистят вокруг него, и он испытывает то чувство удесятеренной радости жизни, какого он не испытывал с самого детства.
Он пробудился…
«Да, всё это было!…» сказал он, счастливо, детски улыбаясь сам себе, и заснул крепким, молодым сном.


На другой день он проснулся поздно. Возобновляя впечатления прошедшего, он вспомнил прежде всего то, что нынче надо представляться императору Францу, вспомнил военного министра, учтивого австрийского флигель адъютанта, Билибина и разговор вчерашнего вечера. Одевшись в полную парадную форму, которой он уже давно не надевал, для поездки во дворец, он, свежий, оживленный и красивый, с подвязанною рукой, вошел в кабинет Билибина. В кабинете находились четыре господина дипломатического корпуса. С князем Ипполитом Курагиным, который был секретарем посольства, Болконский был знаком; с другими его познакомил Билибин.
Господа, бывавшие у Билибина, светские, молодые, богатые и веселые люди, составляли и в Вене и здесь отдельный кружок, который Билибин, бывший главой этого кружка, называл наши, les nфtres. В кружке этом, состоявшем почти исключительно из дипломатов, видимо, были свои, не имеющие ничего общего с войной и политикой, интересы высшего света, отношений к некоторым женщинам и канцелярской стороны службы. Эти господа, повидимому, охотно, как своего (честь, которую они делали немногим), приняли в свой кружок князя Андрея. Из учтивости, и как предмет для вступления в разговор, ему сделали несколько вопросов об армии и сражении, и разговор опять рассыпался на непоследовательные, веселые шутки и пересуды.
– Но особенно хорошо, – говорил один, рассказывая неудачу товарища дипломата, – особенно хорошо то, что канцлер прямо сказал ему, что назначение его в Лондон есть повышение, и чтоб он так и смотрел на это. Видите вы его фигуру при этом?…
– Но что всего хуже, господа, я вам выдаю Курагина: человек в несчастии, и этим то пользуется этот Дон Жуан, этот ужасный человек!
Князь Ипполит лежал в вольтеровском кресле, положив ноги через ручку. Он засмеялся.
– Parlez moi de ca, [Ну ка, ну ка,] – сказал он.
– О, Дон Жуан! О, змея! – послышались голоса.
– Вы не знаете, Болконский, – обратился Билибин к князю Андрею, – что все ужасы французской армии (я чуть было не сказал – русской армии) – ничто в сравнении с тем, что наделал между женщинами этот человек.
– La femme est la compagne de l'homme, [Женщина – подруга мужчины,] – произнес князь Ипполит и стал смотреть в лорнет на свои поднятые ноги.
Билибин и наши расхохотались, глядя в глаза Ипполиту. Князь Андрей видел, что этот Ипполит, которого он (должно было признаться) почти ревновал к своей жене, был шутом в этом обществе.
– Нет, я должен вас угостить Курагиным, – сказал Билибин тихо Болконскому. – Он прелестен, когда рассуждает о политике, надо видеть эту важность.
Он подсел к Ипполиту и, собрав на лбу свои складки, завел с ним разговор о политике. Князь Андрей и другие обступили обоих.
– Le cabinet de Berlin ne peut pas exprimer un sentiment d'alliance, – начал Ипполит, значительно оглядывая всех, – sans exprimer… comme dans sa derieniere note… vous comprenez… vous comprenez… et puis si sa Majeste l'Empereur ne deroge pas au principe de notre alliance… [Берлинский кабинет не может выразить свое мнение о союзе, не выражая… как в своей последней ноте… вы понимаете… вы понимаете… впрочем, если его величество император не изменит сущности нашего союза…]
– Attendez, je n'ai pas fini… – сказал он князю Андрею, хватая его за руку. – Je suppose que l'intervention sera plus forte que la non intervention. Et… – Он помолчал. – On ne pourra pas imputer a la fin de non recevoir notre depeche du 28 novembre. Voila comment tout cela finira. [Подождите, я не кончил. Я думаю, что вмешательство будет прочнее чем невмешательство И… Невозможно считать дело оконченным непринятием нашей депеши от 28 ноября. Чем то всё это кончится.]
И он отпустил руку Болконского, показывая тем, что теперь он совсем кончил.
– Demosthenes, je te reconnais au caillou que tu as cache dans ta bouche d'or! [Демосфен, я узнаю тебя по камешку, который ты скрываешь в своих золотых устах!] – сказал Билибин, y которого шапка волос подвинулась на голове от удовольствия.
Все засмеялись. Ипполит смеялся громче всех. Он, видимо, страдал, задыхался, но не мог удержаться от дикого смеха, растягивающего его всегда неподвижное лицо.
– Ну вот что, господа, – сказал Билибин, – Болконский мой гость в доме и здесь в Брюнне, и я хочу его угостить, сколько могу, всеми радостями здешней жизни. Ежели бы мы были в Брюнне, это было бы легко; но здесь, dans ce vilain trou morave [в этой скверной моравской дыре], это труднее, и я прошу у всех вас помощи. Il faut lui faire les honneurs de Brunn. [Надо ему показать Брюнн.] Вы возьмите на себя театр, я – общество, вы, Ипполит, разумеется, – женщин.
– Надо ему показать Амели, прелесть! – сказал один из наших, целуя кончики пальцев.
– Вообще этого кровожадного солдата, – сказал Билибин, – надо обратить к более человеколюбивым взглядам.
– Едва ли я воспользуюсь вашим гостеприимством, господа, и теперь мне пора ехать, – взглядывая на часы, сказал Болконский.
– Куда?
– К императору.
– О! о! о!
– Ну, до свидания, Болконский! До свидания, князь; приезжайте же обедать раньше, – пocлшaлиcь голоса. – Мы беремся за вас.
– Старайтесь как можно более расхваливать порядок в доставлении провианта и маршрутов, когда будете говорить с императором, – сказал Билибин, провожая до передней Болконского.
– И желал бы хвалить, но не могу, сколько знаю, – улыбаясь отвечал Болконский.
– Ну, вообще как можно больше говорите. Его страсть – аудиенции; а говорить сам он не любит и не умеет, как увидите.


На выходе император Франц только пристально вгляделся в лицо князя Андрея, стоявшего в назначенном месте между австрийскими офицерами, и кивнул ему своей длинной головой. Но после выхода вчерашний флигель адъютант с учтивостью передал Болконскому желание императора дать ему аудиенцию.
Император Франц принял его, стоя посредине комнаты. Перед тем как начинать разговор, князя Андрея поразило то, что император как будто смешался, не зная, что сказать, и покраснел.
– Скажите, когда началось сражение? – спросил он поспешно.
Князь Андрей отвечал. После этого вопроса следовали другие, столь же простые вопросы: «здоров ли Кутузов? как давно выехал он из Кремса?» и т. п. Император говорил с таким выражением, как будто вся цель его состояла только в том, чтобы сделать известное количество вопросов. Ответы же на эти вопросы, как было слишком очевидно, не могли интересовать его.
– В котором часу началось сражение? – спросил император.
– Не могу донести вашему величеству, в котором часу началось сражение с фронта, но в Дюренштейне, где я находился, войско начало атаку в 6 часу вечера, – сказал Болконский, оживляясь и при этом случае предполагая, что ему удастся представить уже готовое в его голове правдивое описание всего того, что он знал и видел.
Но император улыбнулся и перебил его:
– Сколько миль?
– Откуда и докуда, ваше величество?
– От Дюренштейна до Кремса?
– Три с половиною мили, ваше величество.
– Французы оставили левый берег?
– Как доносили лазутчики, в ночь на плотах переправились последние.
– Достаточно ли фуража в Кремсе?
– Фураж не был доставлен в том количестве…
Император перебил его.
– В котором часу убит генерал Шмит?…
– В семь часов, кажется.
– В 7 часов. Очень печально! Очень печально!
Император сказал, что он благодарит, и поклонился. Князь Андрей вышел и тотчас же со всех сторон был окружен придворными. Со всех сторон глядели на него ласковые глаза и слышались ласковые слова. Вчерашний флигель адъютант делал ему упреки, зачем он не остановился во дворце, и предлагал ему свой дом. Военный министр подошел, поздравляя его с орденом Марии Терезии З й степени, которым жаловал его император. Камергер императрицы приглашал его к ее величеству. Эрцгерцогиня тоже желала его видеть. Он не знал, кому отвечать, и несколько секунд собирался с мыслями. Русский посланник взял его за плечо, отвел к окну и стал говорить с ним.
Вопреки словам Билибина, известие, привезенное им, было принято радостно. Назначено было благодарственное молебствие. Кутузов был награжден Марией Терезией большого креста, и вся армия получила награды. Болконский получал приглашения со всех сторон и всё утро должен был делать визиты главным сановникам Австрии. Окончив свои визиты в пятом часу вечера, мысленно сочиняя письмо отцу о сражении и о своей поездке в Брюнн, князь Андрей возвращался домой к Билибину. У крыльца дома, занимаемого Билибиным, стояла до половины уложенная вещами бричка, и Франц, слуга Билибина, с трудом таща чемодан, вышел из двери.
Прежде чем ехать к Билибину, князь Андрей поехал в книжную лавку запастись на поход книгами и засиделся в лавке.
– Что такое? – спросил Болконский.
– Ach, Erlaucht? – сказал Франц, с трудом взваливая чемодан в бричку. – Wir ziehen noch weiter. Der Bosewicht ist schon wieder hinter uns her! [Ах, ваше сиятельство! Мы отправляемся еще далее. Злодей уж опять за нами по пятам.]
– Что такое? Что? – спрашивал князь Андрей.
Билибин вышел навстречу Болконскому. На всегда спокойном лице Билибина было волнение.
– Non, non, avouez que c'est charmant, – говорил он, – cette histoire du pont de Thabor (мост в Вене). Ils l'ont passe sans coup ferir. [Нет, нет, признайтесь, что это прелесть, эта история с Таборским мостом. Они перешли его без сопротивления.]
Князь Андрей ничего не понимал.
– Да откуда же вы, что вы не знаете того, что уже знают все кучера в городе?
– Я от эрцгерцогини. Там я ничего не слыхал.
– И не видали, что везде укладываются?
– Не видал… Да в чем дело? – нетерпеливо спросил князь Андрей.
– В чем дело? Дело в том, что французы перешли мост, который защищает Ауэсперг, и мост не взорвали, так что Мюрат бежит теперь по дороге к Брюнну, и нынче завтра они будут здесь.
– Как здесь? Да как же не взорвали мост, когда он минирован?
– А это я у вас спрашиваю. Этого никто, и сам Бонапарте, не знает.
Болконский пожал плечами.
– Но ежели мост перейден, значит, и армия погибла: она будет отрезана, – сказал он.
– В этом то и штука, – отвечал Билибин. – Слушайте. Вступают французы в Вену, как я вам говорил. Всё очень хорошо. На другой день, то есть вчера, господа маршалы: Мюрат Ланн и Бельяр, садятся верхом и отправляются на мост. (Заметьте, все трое гасконцы.) Господа, – говорит один, – вы знаете, что Таборский мост минирован и контраминирован, и что перед ним грозный tete de pont и пятнадцать тысяч войска, которому велено взорвать мост и нас не пускать. Но нашему государю императору Наполеону будет приятно, ежели мы возьмем этот мост. Проедемте втроем и возьмем этот мост. – Поедемте, говорят другие; и они отправляются и берут мост, переходят его и теперь со всею армией по сю сторону Дуная направляются на нас, на вас и на ваши сообщения.
– Полноте шутить, – грустно и серьезно сказал князь Андрей.
Известие это было горестно и вместе с тем приятно князю Андрею.
Как только он узнал, что русская армия находится в таком безнадежном положении, ему пришло в голову, что ему то именно предназначено вывести русскую армию из этого положения, что вот он, тот Тулон, который выведет его из рядов неизвестных офицеров и откроет ему первый путь к славе! Слушая Билибина, он соображал уже, как, приехав к армии, он на военном совете подаст мнение, которое одно спасет армию, и как ему одному будет поручено исполнение этого плана.
– Полноте шутить, – сказал он.
– Не шучу, – продолжал Билибин, – ничего нет справедливее и печальнее. Господа эти приезжают на мост одни и поднимают белые платки; уверяют, что перемирие, и что они, маршалы, едут для переговоров с князем Ауэрспергом. Дежурный офицер пускает их в tete de pont. [мостовое укрепление.] Они рассказывают ему тысячу гасконских глупостей: говорят, что война кончена, что император Франц назначил свидание Бонапарту, что они желают видеть князя Ауэрсперга, и тысячу гасконад и проч. Офицер посылает за Ауэрспергом; господа эти обнимают офицеров, шутят, садятся на пушки, а между тем французский баталион незамеченный входит на мост, сбрасывает мешки с горючими веществами в воду и подходит к tete de pont. Наконец, является сам генерал лейтенант, наш милый князь Ауэрсперг фон Маутерн. «Милый неприятель! Цвет австрийского воинства, герой турецких войн! Вражда кончена, мы можем подать друг другу руку… император Наполеон сгорает желанием узнать князя Ауэрсперга». Одним словом, эти господа, не даром гасконцы, так забрасывают Ауэрсперга прекрасными словами, он так прельщен своею столь быстро установившеюся интимностью с французскими маршалами, так ослеплен видом мантии и страусовых перьев Мюрата, qu'il n'y voit que du feu, et oubl celui qu'il devait faire faire sur l'ennemi. [Что он видит только их огонь и забывает о своем, о том, который он обязан был открыть против неприятеля.] (Несмотря на живость своей речи, Билибин не забыл приостановиться после этого mot, чтобы дать время оценить его.) Французский баталион вбегает в tete de pont, заколачивают пушки, и мост взят. Нет, но что лучше всего, – продолжал он, успокоиваясь в своем волнении прелестью собственного рассказа, – это то, что сержант, приставленный к той пушке, по сигналу которой должно было зажигать мины и взрывать мост, сержант этот, увидав, что французские войска бегут на мост, хотел уже стрелять, но Ланн отвел его руку. Сержант, который, видно, был умнее своего генерала, подходит к Ауэрспергу и говорит: «Князь, вас обманывают, вот французы!» Мюрат видит, что дело проиграно, ежели дать говорить сержанту. Он с удивлением (настоящий гасконец) обращается к Ауэрспергу: «Я не узнаю столь хваленую в мире австрийскую дисциплину, – говорит он, – и вы позволяете так говорить с вами низшему чину!» C'est genial. Le prince d'Auersperg se pique d'honneur et fait mettre le sergent aux arrets. Non, mais avouez que c'est charmant toute cette histoire du pont de Thabor. Ce n'est ni betise, ni lachete… [Это гениально. Князь Ауэрсперг оскорбляется и приказывает арестовать сержанта. Нет, признайтесь, что это прелесть, вся эта история с мостом. Это не то что глупость, не то что подлость…]
– С'est trahison peut etre, [Быть может, измена,] – сказал князь Андрей, живо воображая себе серые шинели, раны, пороховой дым, звуки пальбы и славу, которая ожидает его.
– Non plus. Cela met la cour dans de trop mauvais draps, – продолжал Билибин. – Ce n'est ni trahison, ni lachete, ni betise; c'est comme a Ulm… – Он как будто задумался, отыскивая выражение: – c'est… c'est du Mack. Nous sommes mackes , [Также нет. Это ставит двор в самое нелепое положение; это ни измена, ни подлость, ни глупость; это как при Ульме, это… это Маковщина . Мы обмаковались. ] – заключил он, чувствуя, что он сказал un mot, и свежее mot, такое mot, которое будет повторяться.
Собранные до тех пор складки на лбу быстро распустились в знак удовольствия, и он, слегка улыбаясь, стал рассматривать свои ногти.
– Куда вы? – сказал он вдруг, обращаясь к князю Андрею, который встал и направился в свою комнату.
– Я еду.
– Куда?
– В армию.
– Да вы хотели остаться еще два дня?
– А теперь я еду сейчас.
И князь Андрей, сделав распоряжение об отъезде, ушел в свою комнату.
– Знаете что, мой милый, – сказал Билибин, входя к нему в комнату. – Я подумал об вас. Зачем вы поедете?
И в доказательство неопровержимости этого довода складки все сбежали с лица.
Князь Андрей вопросительно посмотрел на своего собеседника и ничего не ответил.
– Зачем вы поедете? Я знаю, вы думаете, что ваш долг – скакать в армию теперь, когда армия в опасности. Я это понимаю, mon cher, c'est de l'heroisme. [мой дорогой, это героизм.]
– Нисколько, – сказал князь Андрей.
– Но вы un philoSophiee, [философ,] будьте же им вполне, посмотрите на вещи с другой стороны, и вы увидите, что ваш долг, напротив, беречь себя. Предоставьте это другим, которые ни на что более не годны… Вам не велено приезжать назад, и отсюда вас не отпустили; стало быть, вы можете остаться и ехать с нами, куда нас повлечет наша несчастная судьба. Говорят, едут в Ольмюц. А Ольмюц очень милый город. И мы с вами вместе спокойно поедем в моей коляске.
– Перестаньте шутить, Билибин, – сказал Болконский.
– Я говорю вам искренно и дружески. Рассудите. Куда и для чего вы поедете теперь, когда вы можете оставаться здесь? Вас ожидает одно из двух (он собрал кожу над левым виском): или не доедете до армии и мир будет заключен, или поражение и срам со всею кутузовскою армией.
И Билибин распустил кожу, чувствуя, что дилемма его неопровержима.
– Этого я не могу рассудить, – холодно сказал князь Андрей, а подумал: «еду для того, чтобы спасти армию».
– Mon cher, vous etes un heros, [Мой дорогой, вы – герой,] – сказал Билибин.


В ту же ночь, откланявшись военному министру, Болконский ехал в армию, сам не зная, где он найдет ее, и опасаясь по дороге к Кремсу быть перехваченным французами.
В Брюнне всё придворное население укладывалось, и уже отправлялись тяжести в Ольмюц. Около Эцельсдорфа князь Андрей выехал на дорогу, по которой с величайшею поспешностью и в величайшем беспорядке двигалась русская армия. Дорога была так запружена повозками, что невозможно было ехать в экипаже. Взяв у казачьего начальника лошадь и казака, князь Андрей, голодный и усталый, обгоняя обозы, ехал отыскивать главнокомандующего и свою повозку. Самые зловещие слухи о положении армии доходили до него дорогой, и вид беспорядочно бегущей армии подтверждал эти слухи.
«Cette armee russe que l'or de l'Angleterre a transportee, des extremites de l'univers, nous allons lui faire eprouver le meme sort (le sort de l'armee d'Ulm)», [«Эта русская армия, которую английское золото перенесло сюда с конца света, испытает ту же участь (участь ульмской армии)».] вспоминал он слова приказа Бонапарта своей армии перед началом кампании, и слова эти одинаково возбуждали в нем удивление к гениальному герою, чувство оскорбленной гордости и надежду славы. «А ежели ничего не остается, кроме как умереть? думал он. Что же, коли нужно! Я сделаю это не хуже других».
Князь Андрей с презрением смотрел на эти бесконечные, мешавшиеся команды, повозки, парки, артиллерию и опять повозки, повозки и повозки всех возможных видов, обгонявшие одна другую и в три, в четыре ряда запружавшие грязную дорогу. Со всех сторон, назади и впереди, покуда хватал слух, слышались звуки колес, громыхание кузовов, телег и лафетов, лошадиный топот, удары кнутом, крики понуканий, ругательства солдат, денщиков и офицеров. По краям дороги видны были беспрестанно то павшие ободранные и неободранные лошади, то сломанные повозки, у которых, дожидаясь чего то, сидели одинокие солдаты, то отделившиеся от команд солдаты, которые толпами направлялись в соседние деревни или тащили из деревень кур, баранов, сено или мешки, чем то наполненные.
На спусках и подъемах толпы делались гуще, и стоял непрерывный стон криков. Солдаты, утопая по колена в грязи, на руках подхватывали орудия и фуры; бились кнуты, скользили копыта, лопались постромки и надрывались криками груди. Офицеры, заведывавшие движением, то вперед, то назад проезжали между обозами. Голоса их были слабо слышны посреди общего гула, и по лицам их видно было, что они отчаивались в возможности остановить этот беспорядок. «Voila le cher [„Вот дорогое] православное воинство“, подумал Болконский, вспоминая слова Билибина.
Желая спросить у кого нибудь из этих людей, где главнокомандующий, он подъехал к обозу. Прямо против него ехал странный, в одну лошадь, экипаж, видимо, устроенный домашними солдатскими средствами, представлявший середину между телегой, кабриолетом и коляской. В экипаже правил солдат и сидела под кожаным верхом за фартуком женщина, вся обвязанная платками. Князь Андрей подъехал и уже обратился с вопросом к солдату, когда его внимание обратили отчаянные крики женщины, сидевшей в кибиточке. Офицер, заведывавший обозом, бил солдата, сидевшего кучером в этой колясочке, за то, что он хотел объехать других, и плеть попадала по фартуку экипажа. Женщина пронзительно кричала. Увидав князя Андрея, она высунулась из под фартука и, махая худыми руками, выскочившими из под коврового платка, кричала:
– Адъютант! Господин адъютант!… Ради Бога… защитите… Что ж это будет?… Я лекарская жена 7 го егерского… не пускают; мы отстали, своих потеряли…
– В лепешку расшибу, заворачивай! – кричал озлобленный офицер на солдата, – заворачивай назад со шлюхой своею.
– Господин адъютант, защитите. Что ж это? – кричала лекарша.
– Извольте пропустить эту повозку. Разве вы не видите, что это женщина? – сказал князь Андрей, подъезжая к офицеру.
Офицер взглянул на него и, не отвечая, поворотился опять к солдату: – Я те объеду… Назад!…
– Пропустите, я вам говорю, – опять повторил, поджимая губы, князь Андрей.
– А ты кто такой? – вдруг с пьяным бешенством обратился к нему офицер. – Ты кто такой? Ты (он особенно упирал на ты ) начальник, что ль? Здесь я начальник, а не ты. Ты, назад, – повторил он, – в лепешку расшибу.
Это выражение, видимо, понравилось офицеру.
– Важно отбрил адъютантика, – послышался голос сзади.
Князь Андрей видел, что офицер находился в том пьяном припадке беспричинного бешенства, в котором люди не помнят, что говорят. Он видел, что его заступничество за лекарскую жену в кибиточке исполнено того, чего он боялся больше всего в мире, того, что называется ridicule [смешное], но инстинкт его говорил другое. Не успел офицер договорить последних слов, как князь Андрей с изуродованным от бешенства лицом подъехал к нему и поднял нагайку:
– Из воль те про пус тить!
Офицер махнул рукой и торопливо отъехал прочь.
– Всё от этих, от штабных, беспорядок весь, – проворчал он. – Делайте ж, как знаете.
Князь Андрей торопливо, не поднимая глаз, отъехал от лекарской жены, называвшей его спасителем, и, с отвращением вспоминая мельчайшие подробности этой унизи тельной сцены, поскакал дальше к той деревне, где, как ему сказали, находился главнокомандующий.
Въехав в деревню, он слез с лошади и пошел к первому дому с намерением отдохнуть хоть на минуту, съесть что нибудь и привесть в ясность все эти оскорбительные, мучившие его мысли. «Это толпа мерзавцев, а не войско», думал он, подходя к окну первого дома, когда знакомый ему голос назвал его по имени.
Он оглянулся. Из маленького окна высовывалось красивое лицо Несвицкого. Несвицкий, пережевывая что то сочным ртом и махая руками, звал его к себе.
– Болконский, Болконский! Не слышишь, что ли? Иди скорее, – кричал он.
Войдя в дом, князь Андрей увидал Несвицкого и еще другого адъютанта, закусывавших что то. Они поспешно обратились к Болконскому с вопросом, не знает ли он чего нового. На их столь знакомых ему лицах князь Андрей прочел выражение тревоги и беспокойства. Выражение это особенно заметно было на всегда смеющемся лице Несвицкого.
– Где главнокомандующий? – спросил Болконский.
– Здесь, в том доме, – отвечал адъютант.
– Ну, что ж, правда, что мир и капитуляция? – спрашивал Несвицкий.
– Я у вас спрашиваю. Я ничего не знаю, кроме того, что я насилу добрался до вас.
– А у нас, брат, что! Ужас! Винюсь, брат, над Маком смеялись, а самим еще хуже приходится, – сказал Несвицкий. – Да садись же, поешь чего нибудь.
– Теперь, князь, ни повозок, ничего не найдете, и ваш Петр Бог его знает где, – сказал другой адъютант.
– Где ж главная квартира?
– В Цнайме ночуем.
– А я так перевьючил себе всё, что мне нужно, на двух лошадей, – сказал Несвицкий, – и вьюки отличные мне сделали. Хоть через Богемские горы удирать. Плохо, брат. Да что ты, верно нездоров, что так вздрагиваешь? – спросил Несвицкий, заметив, как князя Андрея дернуло, будто от прикосновения к лейденской банке.
– Ничего, – отвечал князь Андрей.
Он вспомнил в эту минуту о недавнем столкновении с лекарскою женой и фурштатским офицером.
– Что главнокомандующий здесь делает? – спросил он.
– Ничего не понимаю, – сказал Несвицкий.
– Я одно понимаю, что всё мерзко, мерзко и мерзко, – сказал князь Андрей и пошел в дом, где стоял главнокомандующий.
Пройдя мимо экипажа Кутузова, верховых замученных лошадей свиты и казаков, громко говоривших между собою, князь Андрей вошел в сени. Сам Кутузов, как сказали князю Андрею, находился в избе с князем Багратионом и Вейротером. Вейротер был австрийский генерал, заменивший убитого Шмита. В сенях маленький Козловский сидел на корточках перед писарем. Писарь на перевернутой кадушке, заворотив обшлага мундира, поспешно писал. Лицо Козловского было измученное – он, видно, тоже не спал ночь. Он взглянул на князя Андрея и даже не кивнул ему головой.
– Вторая линия… Написал? – продолжал он, диктуя писарю, – Киевский гренадерский, Подольский…
– Не поспеешь, ваше высокоблагородие, – отвечал писарь непочтительно и сердито, оглядываясь на Козловского.
Из за двери слышен был в это время оживленно недовольный голос Кутузова, перебиваемый другим, незнакомым голосом. По звуку этих голосов, по невниманию, с которым взглянул на него Козловский, по непочтительности измученного писаря, по тому, что писарь и Козловский сидели так близко от главнокомандующего на полу около кадушки,и по тому, что казаки, державшие лошадей, смеялись громко под окном дома, – по всему этому князь Андрей чувствовал, что должно было случиться что нибудь важное и несчастливое.
Князь Андрей настоятельно обратился к Козловскому с вопросами.
– Сейчас, князь, – сказал Козловский. – Диспозиция Багратиону.
– А капитуляция?
– Никакой нет; сделаны распоряжения к сражению.
Князь Андрей направился к двери, из за которой слышны были голоса. Но в то время, как он хотел отворить дверь, голоса в комнате замолкли, дверь сама отворилась, и Кутузов, с своим орлиным носом на пухлом лице, показался на пороге.
Князь Андрей стоял прямо против Кутузова; но по выражению единственного зрячего глаза главнокомандующего видно было, что мысль и забота так сильно занимали его, что как будто застилали ему зрение. Он прямо смотрел на лицо своего адъютанта и не узнавал его.
– Ну, что, кончил? – обратился он к Козловскому.
– Сию секунду, ваше высокопревосходительство.
Багратион, невысокий, с восточным типом твердого и неподвижного лица, сухой, еще не старый человек, вышел за главнокомандующим.
– Честь имею явиться, – повторил довольно громко князь Андрей, подавая конверт.
– А, из Вены? Хорошо. После, после!
Кутузов вышел с Багратионом на крыльцо.
– Ну, князь, прощай, – сказал он Багратиону. – Христос с тобой. Благословляю тебя на великий подвиг.
Лицо Кутузова неожиданно смягчилось, и слезы показались в его глазах. Он притянул к себе левою рукой Багратиона, а правой, на которой было кольцо, видимо привычным жестом перекрестил его и подставил ему пухлую щеку, вместо которой Багратион поцеловал его в шею.
– Христос с тобой! – повторил Кутузов и подошел к коляске. – Садись со мной, – сказал он Болконскому.
– Ваше высокопревосходительство, я желал бы быть полезен здесь. Позвольте мне остаться в отряде князя Багратиона.
– Садись, – сказал Кутузов и, заметив, что Болконский медлит, – мне хорошие офицеры самому нужны, самому нужны.
Они сели в коляску и молча проехали несколько минут.
– Еще впереди много, много всего будет, – сказал он со старческим выражением проницательности, как будто поняв всё, что делалось в душе Болконского. – Ежели из отряда его придет завтра одна десятая часть, я буду Бога благодарить, – прибавил Кутузов, как бы говоря сам с собой.
Князь Андрей взглянул на Кутузова, и ему невольно бросились в глаза, в полуаршине от него, чисто промытые сборки шрама на виске Кутузова, где измаильская пуля пронизала ему голову, и его вытекший глаз. «Да, он имеет право так спокойно говорить о погибели этих людей!» подумал Болконский.
– От этого я и прошу отправить меня в этот отряд, – сказал он.
Кутузов не ответил. Он, казалось, уж забыл о том, что было сказано им, и сидел задумавшись. Через пять минут, плавно раскачиваясь на мягких рессорах коляски, Кутузов обратился к князю Андрею. На лице его не было и следа волнения. Он с тонкою насмешливостью расспрашивал князя Андрея о подробностях его свидания с императором, об отзывах, слышанных при дворе о кремском деле, и о некоторых общих знакомых женщинах.


Кутузов чрез своего лазутчика получил 1 го ноября известие, ставившее командуемую им армию почти в безвыходное положение. Лазутчик доносил, что французы в огромных силах, перейдя венский мост, направились на путь сообщения Кутузова с войсками, шедшими из России. Ежели бы Кутузов решился оставаться в Кремсе, то полуторастатысячная армия Наполеона отрезала бы его от всех сообщений, окружила бы его сорокатысячную изнуренную армию, и он находился бы в положении Мака под Ульмом. Ежели бы Кутузов решился оставить дорогу, ведшую на сообщения с войсками из России, то он должен был вступить без дороги в неизвестные края Богемских
гор, защищаясь от превосходного силами неприятеля, и оставить всякую надежду на сообщение с Буксгевденом. Ежели бы Кутузов решился отступать по дороге из Кремса в Ольмюц на соединение с войсками из России, то он рисковал быть предупрежденным на этой дороге французами, перешедшими мост в Вене, и таким образом быть принужденным принять сражение на походе, со всеми тяжестями и обозами, и имея дело с неприятелем, втрое превосходившим его и окружавшим его с двух сторон.
Кутузов избрал этот последний выход.
Французы, как доносил лазутчик, перейдя мост в Вене, усиленным маршем шли на Цнайм, лежавший на пути отступления Кутузова, впереди его более чем на сто верст. Достигнуть Цнайма прежде французов – значило получить большую надежду на спасение армии; дать французам предупредить себя в Цнайме – значило наверное подвергнуть всю армию позору, подобному ульмскому, или общей гибели. Но предупредить французов со всею армией было невозможно. Дорога французов от Вены до Цнайма была короче и лучше, чем дорога русских от Кремса до Цнайма.
В ночь получения известия Кутузов послал четырехтысячный авангард Багратиона направо горами с кремско цнаймской дороги на венско цнаймскую. Багратион должен был пройти без отдыха этот переход, остановиться лицом к Вене и задом к Цнайму, и ежели бы ему удалось предупредить французов, то он должен был задерживать их, сколько мог. Сам же Кутузов со всеми тяжестями тронулся к Цнайму.
Пройдя с голодными, разутыми солдатами, без дороги, по горам, в бурную ночь сорок пять верст, растеряв третью часть отсталыми, Багратион вышел в Голлабрун на венско цнаймскую дорогу несколькими часами прежде французов, подходивших к Голлабруну из Вены. Кутузову надо было итти еще целые сутки с своими обозами, чтобы достигнуть Цнайма, и потому, чтобы спасти армию, Багратион должен был с четырьмя тысячами голодных, измученных солдат удерживать в продолжение суток всю неприятельскую армию, встретившуюся с ним в Голлабруне, что было, очевидно, невозможно. Но странная судьба сделала невозможное возможным. Успех того обмана, который без боя отдал венский мост в руки французов, побудил Мюрата пытаться обмануть так же и Кутузова. Мюрат, встретив слабый отряд Багратиона на цнаймской дороге, подумал, что это была вся армия Кутузова. Чтобы несомненно раздавить эту армию, он поджидал отставшие по дороге из Вены войска и с этою целью предложил перемирие на три дня, с условием, чтобы те и другие войска не изменяли своих положений и не трогались с места. Мюрат уверял, что уже идут переговоры о мире и что потому, избегая бесполезного пролития крови, он предлагает перемирие. Австрийский генерал граф Ностиц, стоявший на аванпостах, поверил словам парламентера Мюрата и отступил, открыв отряд Багратиона. Другой парламентер поехал в русскую цепь объявить то же известие о мирных переговорах и предложить перемирие русским войскам на три дня. Багратион отвечал, что он не может принимать или не принимать перемирия, и с донесением о сделанном ему предложении послал к Кутузову своего адъютанта.
Перемирие для Кутузова было единственным средством выиграть время, дать отдохнуть измученному отряду Багратиона и пропустить обозы и тяжести (движение которых было скрыто от французов), хотя один лишний переход до Цнайма. Предложение перемирия давало единственную и неожиданную возможность спасти армию. Получив это известие, Кутузов немедленно послал состоявшего при нем генерал адъютанта Винценгероде в неприятельский лагерь. Винценгероде должен был не только принять перемирие, но и предложить условия капитуляции, а между тем Кутузов послал своих адъютантов назад торопить сколь возможно движение обозов всей армии по кремско цнаймской дороге. Измученный, голодный отряд Багратиона один должен был, прикрывая собой это движение обозов и всей армии, неподвижно оставаться перед неприятелем в восемь раз сильнейшим.
Ожидания Кутузова сбылись как относительно того, что предложения капитуляции, ни к чему не обязывающие, могли дать время пройти некоторой части обозов, так и относительно того, что ошибка Мюрата должна была открыться очень скоро. Как только Бонапарте, находившийся в Шенбрунне, в 25 верстах от Голлабруна, получил донесение Мюрата и проект перемирия и капитуляции, он увидел обман и написал следующее письмо к Мюрату:
Au prince Murat. Schoenbrunn, 25 brumaire en 1805 a huit heures du matin.
«II m'est impossible de trouver des termes pour vous exprimer mon mecontentement. Vous ne commandez que mon avant garde et vous n'avez pas le droit de faire d'armistice sans mon ordre. Vous me faites perdre le fruit d'une campagne. Rompez l'armistice sur le champ et Mariechez a l'ennemi. Vous lui ferez declarer,que le general qui a signe cette capitulation, n'avait pas le droit de le faire, qu'il n'y a que l'Empereur de Russie qui ait ce droit.
«Toutes les fois cependant que l'Empereur de Russie ratifierait la dite convention, je la ratifierai; mais ce n'est qu'une ruse.Mariechez, detruisez l'armee russe… vous etes en position de prendre son bagage et son artiller.
«L'aide de camp de l'Empereur de Russie est un… Les officiers ne sont rien quand ils n'ont pas de pouvoirs: celui ci n'en avait point… Les Autrichiens se sont laisse jouer pour le passage du pont de Vienne, vous vous laissez jouer par un aide de camp de l'Empereur. Napoleon».
[Принцу Мюрату. Шенбрюнн, 25 брюмера 1805 г. 8 часов утра.
Я не могу найти слов чтоб выразить вам мое неудовольствие. Вы командуете только моим авангардом и не имеете права делать перемирие без моего приказания. Вы заставляете меня потерять плоды целой кампании. Немедленно разорвите перемирие и идите против неприятеля. Вы объявите ему, что генерал, подписавший эту капитуляцию, не имел на это права, и никто не имеет, исключая лишь российского императора.
Впрочем, если российский император согласится на упомянутое условие, я тоже соглашусь; но это не что иное, как хитрость. Идите, уничтожьте русскую армию… Вы можете взять ее обозы и ее артиллерию.
Генерал адъютант российского императора обманщик… Офицеры ничего не значат, когда не имеют власти полномочия; он также не имеет его… Австрийцы дали себя обмануть при переходе венского моста, а вы даете себя обмануть адъютантам императора.
Наполеон.]
Адъютант Бонапарте во всю прыть лошади скакал с этим грозным письмом к Мюрату. Сам Бонапарте, не доверяя своим генералам, со всею гвардией двигался к полю сражения, боясь упустить готовую жертву, а 4.000 ный отряд Багратиона, весело раскладывая костры, сушился, обогревался, варил в первый раз после трех дней кашу, и никто из людей отряда не знал и не думал о том, что предстояло ему.


В четвертом часу вечера князь Андрей, настояв на своей просьбе у Кутузова, приехал в Грунт и явился к Багратиону.
Адъютант Бонапарте еще не приехал в отряд Мюрата, и сражение еще не начиналось. В отряде Багратиона ничего не знали об общем ходе дел, говорили о мире, но не верили в его возможность. Говорили о сражении и тоже не верили и в близость сражения. Багратион, зная Болконского за любимого и доверенного адъютанта, принял его с особенным начальническим отличием и снисхождением, объяснил ему, что, вероятно, нынче или завтра будет сражение, и предоставил ему полную свободу находиться при нем во время сражения или в ариергарде наблюдать за порядком отступления, «что тоже было очень важно».
– Впрочем, нынче, вероятно, дела не будет, – сказал Багратион, как бы успокоивая князя Андрея.
«Ежели это один из обыкновенных штабных франтиков, посылаемых для получения крестика, то он и в ариергарде получит награду, а ежели хочет со мной быть, пускай… пригодится, коли храбрый офицер», подумал Багратион. Князь Андрей ничего не ответив, попросил позволения князя объехать позицию и узнать расположение войск с тем, чтобы в случае поручения знать, куда ехать. Дежурный офицер отряда, мужчина красивый, щеголевато одетый и с алмазным перстнем на указательном пальце, дурно, но охотно говоривший по французски, вызвался проводить князя Андрея.
Со всех сторон виднелись мокрые, с грустными лицами офицеры, чего то как будто искавшие, и солдаты, тащившие из деревни двери, лавки и заборы.
– Вот не можем, князь, избавиться от этого народа, – сказал штаб офицер, указывая на этих людей. – Распускают командиры. А вот здесь, – он указал на раскинутую палатку маркитанта, – собьются и сидят. Нынче утром всех выгнал: посмотрите, опять полна. Надо подъехать, князь, пугнуть их. Одна минута.
– Заедемте, и я возьму у него сыру и булку, – сказал князь Андрей, который не успел еще поесть.
– Что ж вы не сказали, князь? Я бы предложил своего хлеба соли.
Они сошли с лошадей и вошли под палатку маркитанта. Несколько человек офицеров с раскрасневшимися и истомленными лицами сидели за столами, пили и ели.
– Ну, что ж это, господа, – сказал штаб офицер тоном упрека, как человек, уже несколько раз повторявший одно и то же. – Ведь нельзя же отлучаться так. Князь приказал, чтобы никого не было. Ну, вот вы, г. штабс капитан, – обратился он к маленькому, грязному, худому артиллерийскому офицеру, который без сапог (он отдал их сушить маркитанту), в одних чулках, встал перед вошедшими, улыбаясь не совсем естественно.
– Ну, как вам, капитан Тушин, не стыдно? – продолжал штаб офицер, – вам бы, кажется, как артиллеристу надо пример показывать, а вы без сапог. Забьют тревогу, а вы без сапог очень хороши будете. (Штаб офицер улыбнулся.) Извольте отправляться к своим местам, господа, все, все, – прибавил он начальнически.
Князь Андрей невольно улыбнулся, взглянув на штабс капитана Тушина. Молча и улыбаясь, Тушин, переступая с босой ноги на ногу, вопросительно глядел большими, умными и добрыми глазами то на князя Андрея, то на штаб офицера.
– Солдаты говорят: разумшись ловчее, – сказал капитан Тушин, улыбаясь и робея, видимо, желая из своего неловкого положения перейти в шутливый тон.
Но еще он не договорил, как почувствовал, что шутка его не принята и не вышла. Он смутился.
– Извольте отправляться, – сказал штаб офицер, стараясь удержать серьезность.
Князь Андрей еще раз взглянул на фигурку артиллериста. В ней было что то особенное, совершенно не военное, несколько комическое, но чрезвычайно привлекательное.
Штаб офицер и князь Андрей сели на лошадей и поехали дальше.
Выехав за деревню, беспрестанно обгоняя и встречая идущих солдат, офицеров разных команд, они увидали налево краснеющие свежею, вновь вскопанною глиною строящиеся укрепления. Несколько баталионов солдат в одних рубахах, несмотря на холодный ветер, как белые муравьи, копошились на этих укреплениях; из за вала невидимо кем беспрестанно выкидывались лопаты красной глины. Они подъехали к укреплению, осмотрели его и поехали дальше. За самым укреплением наткнулись они на несколько десятков солдат, беспрестанно переменяющихся, сбегающих с укрепления. Они должны были зажать нос и тронуть лошадей рысью, чтобы выехать из этой отравленной атмосферы.
– Voila l'agrement des camps, monsieur le prince, [Вот удовольствие лагеря, князь,] – сказал дежурный штаб офицер.
Они выехали на противоположную гору. С этой горы уже видны были французы. Князь Андрей остановился и начал рассматривать.
– Вот тут наша батарея стоит, – сказал штаб офицер, указывая на самый высокий пункт, – того самого чудака, что без сапог сидел; оттуда всё видно: поедемте, князь.
– Покорно благодарю, я теперь один проеду, – сказал князь Андрей, желая избавиться от штаб офицера, – не беспокойтесь, пожалуйста.
Штаб офицер отстал, и князь Андрей поехал один.
Чем далее подвигался он вперед, ближе к неприятелю, тем порядочнее и веселее становился вид войск. Самый сильный беспорядок и уныние были в том обозе перед Цнаймом, который объезжал утром князь Андрей и который был в десяти верстах от французов. В Грунте тоже чувствовалась некоторая тревога и страх чего то. Но чем ближе подъезжал князь Андрей к цепи французов, тем самоувереннее становился вид наших войск. Выстроенные в ряд, стояли в шинелях солдаты, и фельдфебель и ротный рассчитывали людей, тыкая пальцем в грудь крайнему по отделению солдату и приказывая ему поднимать руку; рассыпанные по всему пространству, солдаты тащили дрова и хворост и строили балаганчики, весело смеясь и переговариваясь; у костров сидели одетые и голые, суша рубахи, подвертки или починивая сапоги и шинели, толпились около котлов и кашеваров. В одной роте обед был готов, и солдаты с жадными лицами смотрели на дымившиеся котлы и ждали пробы, которую в деревянной чашке подносил каптенармус офицеру, сидевшему на бревне против своего балагана. В другой, более счастливой роте, так как не у всех была водка, солдаты, толпясь, стояли около рябого широкоплечего фельдфебеля, который, нагибая бочонок, лил в подставляемые поочередно крышки манерок. Солдаты с набожными лицами подносили ко рту манерки, опрокидывали их и, полоща рот и утираясь рукавами шинелей, с повеселевшими лицами отходили от фельдфебеля. Все лица были такие спокойные, как будто всё происходило не в виду неприятеля, перед делом, где должна была остаться на месте, по крайней мере, половина отряда, а как будто где нибудь на родине в ожидании спокойной стоянки. Проехав егерский полк, в рядах киевских гренадеров, молодцоватых людей, занятых теми же мирными делами, князь Андрей недалеко от высокого, отличавшегося от других балагана полкового командира, наехал на фронт взвода гренадер, перед которыми лежал обнаженный человек. Двое солдат держали его, а двое взмахивали гибкие прутья и мерно ударяли по обнаженной спине. Наказываемый неестественно кричал. Толстый майор ходил перед фронтом и, не переставая и не обращая внимания на крик, говорил:
– Солдату позорно красть, солдат должен быть честен, благороден и храбр; а коли у своего брата украл, так в нем чести нет; это мерзавец. Еще, еще!
И всё слышались гибкие удары и отчаянный, но притворный крик.
– Еще, еще, – приговаривал майор.
Молодой офицер, с выражением недоумения и страдания в лице, отошел от наказываемого, оглядываясь вопросительно на проезжавшего адъютанта.
Князь Андрей, выехав в переднюю линию, поехал по фронту. Цепь наша и неприятельская стояли на левом и на правом фланге далеко друг от друга, но в средине, в том месте, где утром проезжали парламентеры, цепи сошлись так близко, что могли видеть лица друг друга и переговариваться между собой. Кроме солдат, занимавших цепь в этом месте, с той и с другой стороны стояло много любопытных, которые, посмеиваясь, разглядывали странных и чуждых для них неприятелей.
С раннего утра, несмотря на запрещение подходить к цепи, начальники не могли отбиться от любопытных. Солдаты, стоявшие в цепи, как люди, показывающие что нибудь редкое, уж не смотрели на французов, а делали свои наблюдения над приходящими и, скучая, дожидались смены. Князь Андрей остановился рассматривать французов.
– Глянь ка, глянь, – говорил один солдат товарищу, указывая на русского мушкатера солдата, который с офицером подошел к цепи и что то часто и горячо говорил с французским гренадером. – Вишь, лопочет как ловко! Аж хранцуз то за ним не поспевает. Ну ка ты, Сидоров!
– Погоди, послушай. Ишь, ловко! – отвечал Сидоров, считавшийся мастером говорить по французски.
Солдат, на которого указывали смеявшиеся, был Долохов. Князь Андрей узнал его и прислушался к его разговору. Долохов, вместе с своим ротным, пришел в цепь с левого фланга, на котором стоял их полк.
– Ну, еще, еще! – подстрекал ротный командир, нагибаясь вперед и стараясь не проронить ни одного непонятного для него слова. – Пожалуйста, почаще. Что он?
Долохов не отвечал ротному; он был вовлечен в горячий спор с французским гренадером. Они говорили, как и должно было быть, о кампании. Француз доказывал, смешивая австрийцев с русскими, что русские сдались и бежали от самого Ульма; Долохов доказывал, что русские не сдавались, а били французов.
– Здесь велят прогнать вас и прогоним, – говорил Долохов.
– Только старайтесь, чтобы вас не забрали со всеми вашими казаками, – сказал гренадер француз.
Зрители и слушатели французы засмеялись.
– Вас заставят плясать, как при Суворове вы плясали (on vous fera danser [вас заставят плясать]), – сказал Долохов.
– Qu'est ce qu'il chante? [Что он там поет?] – сказал один француз.
– De l'histoire ancienne, [Древняя история,] – сказал другой, догадавшись, что дело шло о прежних войнах. – L'Empereur va lui faire voir a votre Souvara, comme aux autres… [Император покажет вашему Сувара, как и другим…]
– Бонапарте… – начал было Долохов, но француз перебил его.
– Нет Бонапарте. Есть император! Sacre nom… [Чорт возьми…] – сердито крикнул он.
– Чорт его дери вашего императора!
И Долохов по русски, грубо, по солдатски обругался и, вскинув ружье, отошел прочь.
– Пойдемте, Иван Лукич, – сказал он ротному.
– Вот так по хранцузски, – заговорили солдаты в цепи. – Ну ка ты, Сидоров!
Сидоров подмигнул и, обращаясь к французам, начал часто, часто лепетать непонятные слова:
– Кари, мала, тафа, сафи, мутер, каска, – лопотал он, стараясь придавать выразительные интонации своему голосу.
– Го, го, го! ха ха, ха, ха! Ух! Ух! – раздался между солдатами грохот такого здорового и веселого хохота, невольно через цепь сообщившегося и французам, что после этого нужно было, казалось, разрядить ружья, взорвать заряды и разойтись поскорее всем по домам.
Но ружья остались заряжены, бойницы в домах и укреплениях так же грозно смотрели вперед и так же, как прежде, остались друг против друга обращенные, снятые с передков пушки.


Объехав всю линию войск от правого до левого фланга, князь Андрей поднялся на ту батарею, с которой, по словам штаб офицера, всё поле было видно. Здесь он слез с лошади и остановился у крайнего из четырех снятых с передков орудий. Впереди орудий ходил часовой артиллерист, вытянувшийся было перед офицером, но по сделанному ему знаку возобновивший свое равномерное, скучливое хождение. Сзади орудий стояли передки, еще сзади коновязь и костры артиллеристов. Налево, недалеко от крайнего орудия, был новый плетеный шалашик, из которого слышались оживленные офицерские голоса.
Действительно, с батареи открывался вид почти всего расположения русских войск и большей части неприятеля. Прямо против батареи, на горизонте противоположного бугра, виднелась деревня Шенграбен; левее и правее можно было различить в трех местах, среди дыма их костров, массы французских войск, которых, очевидно, большая часть находилась в самой деревне и за горою. Левее деревни, в дыму, казалось что то похожее на батарею, но простым глазом нельзя было рассмотреть хорошенько. Правый фланг наш располагался на довольно крутом возвышении, которое господствовало над позицией французов. По нем расположена была наша пехота, и на самом краю видны были драгуны. В центре, где и находилась та батарея Тушина, с которой рассматривал позицию князь Андрей, был самый отлогий и прямой спуск и подъем к ручью, отделявшему нас от Шенграбена. Налево войска наши примыкали к лесу, где дымились костры нашей, рубившей дрова, пехоты. Линия французов была шире нашей, и ясно было, что французы легко могли обойти нас с обеих сторон. Сзади нашей позиции был крутой и глубокий овраг, по которому трудно было отступать артиллерии и коннице. Князь Андрей, облокотясь на пушку и достав бумажник, начертил для себя план расположения войск. В двух местах он карандашом поставил заметки, намереваясь сообщить их Багратиону. Он предполагал, во первых, сосредоточить всю артиллерию в центре и, во вторых, кавалерию перевести назад, на ту сторону оврага. Князь Андрей, постоянно находясь при главнокомандующем, следя за движениями масс и общими распоряжениями и постоянно занимаясь историческими описаниями сражений, и в этом предстоящем деле невольно соображал будущий ход военных действий только в общих чертах. Ему представлялись лишь следующего рода крупные случайности: «Ежели неприятель поведет атаку на правый фланг, – говорил он сам себе, – Киевский гренадерский и Подольский егерский должны будут удерживать свою позицию до тех пор, пока резервы центра не подойдут к ним. В этом случае драгуны могут ударить во фланг и опрокинуть их. В случае же атаки на центр, мы выставляем на этом возвышении центральную батарею и под ее прикрытием стягиваем левый фланг и отступаем до оврага эшелонами», рассуждал он сам с собою…