Библиотека Конгресса

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Библиотека конгресса»)
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 38°53′16″ с. ш. 77°00′14″ з. д. / 38.88778° с. ш. 77.00389° з. д. / 38.88778; -77.00389 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=38.88778&mlon=-77.00389&zoom=14 (O)] (Я)

Библиотека Конгресса
англ. Library of Congress

Адрес

США, Вашингтон

Основана

24 апреля 1800

Фонд
Состав фонда

книги, журналы, газеты, официальные публикации, карты и др.

Объём фонда

_0155357302155,3 млн[1][~ 1][2]

Доступ и пользование
Условия записи

MARC21

Количество читателей

1 750 000 в год[2]

Другая информация
Бюджет

646 761 000 долларов[2]

Директор

Джеймс Хедли Биллингтон1987)

Сотрудники

3 624[2]

Веб-сайт

[www.loc.gov/ .gov]

Библиотека Конгресса (англ. The Library of Congress) — национальная библиотека США, крупнейшая библиотека мира[1]. Расположена в Вашингтоне. Является научной библиотекой Конгресса США, обслуживает правительственные органы, исследовательские учреждения, научных работников, частные фирмы и промышленные компании, школы.

Специальный отдел Библиотеки Конгресса занимается оформлением копирайта (авторских прав). Оформить копирайт можно в интернете, заполнив нужный бланк на сайте Библиотеки Конгресса.





История библиотеки

  • Основана 24 апреля 1800 года, когда президент США Джон Адамс (John Adams) подписал закон о перенесении столицы государства из Филадельфии в Вашингтон (Washington). В числе прочего, этот закон содержал и пункт о выделении 5 000 долларов (тогда весьма значительная сумма) «на приобретение книг, которые могут понадобиться Конгрессу, и создание соответствующего помещения для их хранения». Он же определял правила функционирования библиотеки, согласно которым, её посещение и доступ к ресурсам получали только президент и вице-президент США, члены Сената США и Палаты представителей (Конгресс США). Поэтому библиотеку и стали называть — «Библиотека Конгресса»
  • Первоначальный фонд составлял 740 книг и три географические карты Америки, купленные в Лондоне. Следующий президент Томас Джефферсон (Thomas Jefferson), вступивший в президентские права 4 марта 1801 года, начал серьёзно заниматься фондом Библиотеки, её ролью и значимостью. При нём библиотечный фонд стал расширяться значительно быстрее. Через 8 лет присягу президента принёс Джеймс Мэдисон на долю которого выпало тяжёлое бремя — руководство страной во время Англо-американской войны 18121814 годов.
  • В ходе войны, в августе 1814 года Вашингтон был практически выжжен англичанами. Сгорел дотла и Капитолий, где и находилась библиотека с бесценными книгами. После освобождения от британских войск того, что осталось от столицы США, Мэдисон приказал восстановить библиотеку. Экс-президент и страстный библиофил Джефферсон предложил Конгрессу приобрести его личное собрание из 6 487 томов на разных языках, которое он собирал более полувека и равного которому в США тогда не было. Америка приняла это предложение. Сумма сделки составила 23 940 долларов. С той поры, название «Библиотека Конгресса» стало созвучно с названием «Библиотека Джефферсона».
  • В 1851 году библиотеке довелось пережить второй опустошительный пожар, во время которого погибла большая часть книг, купленных у Томаса Джефферсона и приблизительно 2/3 всех книг фонда, который составлял тогда 55 000 различных изданий. Лишь год спустя из государственного бюджета было выделено 168 700 долларов на восстановление библиотеки. Львиная доля этих средств пошла на строительно-ремонтные работы.
  • В 1850-е годы в Библиотеку Конгресса были допущены министры, руководители некоторых ведомств, члены Верховного суда, наиболее уважаемые (по мнению посетителей библиотеки) представители политических партий, признанные ученые и писатели США, журналисты крупнейших американских СМИ.
  • В 1870 году, во многом стараниями, которые приложил Эйнсуорт Рэнд Споффорд — тогдашний руководитель БК, на правительственном уровне был принят указ, согласно которому, сразу же по выходу в свет на территории Соединённых Штатов любого публичного издания, в обязательном порядке один экземпляр должен передаваться в Библиотеку Конгресса. Тогда же законодательно был закреплён порядок получения и расходования денежных средств, поступающих в БК из госбюджета, предусмотрен ряд стимулов и поощрений для частных лиц, фирм, общественных объединений и партий, желающих поддержать фонд финансово или безвозмездно передать ей собрания книг, периодики, документов и т. п.
  • Герберт Патнем, руководивший библиотекой с 1899 по 1939 год, разработал удобную систему классификации книг, а в самом конце своего руководства открыл второе, специально выстроенное для Библиотеки Конгресса, здание. Филиалу присвоили имя основателя БК — Джона Адамса. На новое здание были выделены 6 500 000$. Сооружение находится в непосредственной близости от «дворца знаний» имени Томаса Джефферсона.
  • В 1907 году библиотека Конгресса приобрела за 40 000 долларов личную библиотеку красноярского купца и библиофила Г. В. Юдина, содержавшую 81 тыс. экземпляров книг и журналов, главным образом по русской истории. С тех пор это самое крупное за пределами России собрание книг на русском языке (ныне в библиотеке Конгресса насчитывается около трёхсот тысяч изданий).К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4566 дней]
  • В 1930-е годы Библиотека Джефферсона получила статус национальной, и право на первоочередное комплектование фондов за счёт средств бюджета США.
  • С 1939 по 1944 год библиотекой руководил Арчибальд Маклиш, с 1945 по 1953-й год её возглавлял Лютер Эванс, с 1954 по 1974 год «эстафету» принял Куинси Мамфорд, а с 1975 по 1987 год Дэниел Бурстин.

В 1980 году построено третье, самое большое по площади здание Библиотеки Конгресса США, которое названо именем Джеймса Мэдисона. В здании Мэдисона хранятся газеты и журналы на многих языках со всей планеты.

Руководство

14 сентября 1987 г. директором стал Джеймс Биллингтон.

Содержание и объёмы библиотечных фондов

По содержанию фонды почти универсальны (за исключением иностранной медицинской и сельскохозяйственной литературы, собираемой национальными медицинской и сельскохозяйственной библиотеками). Наиболее полно представлена литература по праву, истории, филологии, политике, по естественным и техническим наукам, а также справочно-библиографические издания.

Здесь хранятся свыше 5500 инкунабул (включая Библию Гутенберга), книжные собрания Т. Джефферсона и ряда других президентов США, коллекции произведений китайской (330 тыс. тт.) и японской (450 тыс. тт.) литератур, коллекция редких американских изданий (60 тыс. тт.).

По данным на конец 1960-х годов, фонды библиотеки насчитывали:

  • 14,5 млн книг и брошюр;
  • 132 тыс. томов переплетённых газет;
  • свыше 29 млн единиц хранения рукописных материалов;
  • 3,3 млн единиц нотно-музыкальной литературы;
  • свыше 3 млн географических карт,
  • большое число других материалов, включая кинофильмы, пластинки грамзаписей, микрофильмы и т. п.

По данным на начало 2000-х годов библиотека всего содержит свыше 130 млн единиц хранения (общая длина книжных полок — почти 850 км), в том числе:

  • более 30 млн книг и других печатных материалов на 470 языках;
  • более миллиона выпусков газет со всего мира;
  • 58 млн рукописей;
  • свыше миллиона публикаций правительства США;
  • 4,8 млн карт;
  • 12 млн фотографий;
  • 2,7 млн звукозаписей;
  • 500 тыс. микрофильмов.

Ежегодный прирост фондов — 1—3 млн единиц хранения.

По приближенной оценке объём всех фондов библиотеки, если их перевести в цифровой вид, составит 17—20 Тбайт. И хотя пока не ведётся планомерных работ в этой области, за период 19942007 годов было оцифровано около 10 % всех текстовых материалов, хранящихся в библиотеке. Примерная скорость сканирования составляет 75—200 документов в день[3].

Здания библиотеки

Библиотека Конгресса физически расположена в трёх зданиях на Капитолийском холме и в депозитарии в сельской местности штата Вирджиния. Все здания библиотеки на Капитолийском холме соединены подземными переходами, так что читатели библиотеки вынуждены проходить охрану только на входе. Библиотека также имеет отдельный депозитарий для малоиспользуемых материалов.

Здание Томаса Джефферсона

Здание Томаса Джефферсона расположено между Индепенденс-авеню, улицы Ист Кэпитол (East Capitol Street) на улицы Фёст СИ (1st Street SE). Оно было открыто в 1897 году как основное здание библиотеки и является старейшим из трёх зданий. Первоначально известное как здание библиотеки Конгресса, или главное здание, оно получило своё нынешнее название 13 июня 1980 года.

Здание Джона Адамса

Здание Джона Адамса расположено между Индепенденс-авеню, улицы Ист Кэпитол (East Capitol Street) и улицы Сэконд СИ (2nd Street SE) и прилегает к зданию Джефферсона. Здание первоначально было построено как пристройка к зданию Джефферсона. Оно открыло свои двери читателям 3 января 1939 года.

Здание мемориала Джеймса Мэдисона

Здание мемориала Джеймса Мэдисона расположено между улицами Фёст, Сэконд и Индепенденс-авеню СИ. Здание было построено в 1971—1976 годах, и служило официальным мемориалом президента Джеймса Мэдисона.

Здание Мэдисона дало приют театру Мэри Пикфорд, «залу чтения кино- и телевизионных картин» библиотеки Конгресса. Театр проводит регулярные бесплатные показы классических и современных фильмов и телевизионных шоу.

Национальный центр сохранения аудио-визуальных материалов

Национальный центр сохранения аудио-визуальных материалов, называемый иногда кампус Пакарда, — самое новое здание библиотеки Конгресса, открытое в 2007 году и расположенное в Калпепер, Вирджиния. Оно было реконструировано из бывшего хранилища ФРС и бункера Холодной войны. Кампус был спроектирован как центр хранения для всех библиотечных коллекций фильмов, телевизионных передач и музыки. Оно названо в честь Дэвида Вудли Пакарда, чей Гуманитарный институт руководил проектированием и строительством корпусов. Центральным элементом комплекса стал кинотеатр в стиле Ар-деко, который предоставляет бесплатный показ фильмов общественности каждую половину недели[4].

Организация работы библиотеки

Библиотека Конгресса имеет 18 читальных залов на 1460 читательских мест. Из библиографических изданий библиотеки Конгресса наиболее значительны «Национальный сводный каталог» («The National Union Catalog»), выходящий с 1958 года ежемесячно, и сводный каталог книг, хранящихся в библиотеках США (610 тт.).

В Москве располагается российское бюро библиотеки.

Используемые форматы

Награды

Библиотека Конгресса присуждает награды: Премию Клюге, Гершвиновскую премию, Living Legend  (англ.) и другие.

См. также

Напишите отзыв о статье "Библиотека Конгресса"

Комментарии

  1. 23,2 млн книг, 12,6 млн старых книг, периодики, подшивок газет, брошюр, технических отчётов и других печатных материалов, 3,4 млн аудиоматериалов, 68,1 млн рукописей, 5,5 млн карт, 16,7 млн микроформ, 6,6 млн нот, 15,7 млн видеоматериалов[1]

Примечания

  1. 1 2 3 [www.loc.gov/about/generalinfo.html General Information - About the Library (Library of Congress)] (англ.) (2012). Проверено 9 марта 2013. [www.webcitation.org/6F3934Knt Архивировано из первоисточника 12 марта 2013].
  2. 1 2 3 4 [www.loc.gov/about/generalinfo.html General Information - About the Library (Library of Congress)] (англ.) (2009). Проверено 16 июля 2010. [www.webcitation.org/619r7MYyU Архивировано из первоисточника 23 августа 2011]. (Проверено 10 января 2012)
  3. [www.cnews.ru/news/line/index.shtml?2007/04/17/246115 США: библиотека Конгресса оцифрована на 10 %].
  4. [www.loc.gov/loc/events/#eventlist9 Library of Congress events listing]

Ссылки

  • [www.loc.gov/index.html Официальный сайт]
  • [anovichkov.msk.ru/?p=1227 Инструкция по получению Copyright в Библиотеке Конгресса]

Отрывок, характеризующий Библиотека Конгресса

– Le Roi de Prusse… – и опять, как только к нему обратились, извинился и замолчал. Анна Павловна поморщилась. MorteMariet, приятель Ипполита, решительно обратился к нему:
– Voyons a qui en avez vous avec votre Roi de Prusse? [Ну так что ж о прусском короле?]
Ипполит засмеялся, как будто ему стыдно было своего смеха.
– Non, ce n'est rien, je voulais dire seulement… [Нет, ничего, я только хотел сказать…] (Он намерен был повторить шутку, которую он слышал в Вене, и которую он целый вечер собирался поместить.) Je voulais dire seulement, que nous avons tort de faire la guerre рour le roi de Prusse. [Я только хотел сказать, что мы напрасно воюем pour le roi de Prusse . (Непереводимая игра слов, имеющая значение: «по пустякам».)]
Борис осторожно улыбнулся так, что его улыбка могла быть отнесена к насмешке или к одобрению шутки, смотря по тому, как она будет принята. Все засмеялись.
– Il est tres mauvais, votre jeu de mot, tres spirituel, mais injuste, – грозя сморщенным пальчиком, сказала Анна Павловна. – Nous ne faisons pas la guerre pour le Roi de Prusse, mais pour les bons principes. Ah, le mechant, ce prince Hippolytel [Ваша игра слов не хороша, очень умна, но несправедлива; мы не воюем pour le roi de Prusse (т. e. по пустякам), а за добрые начала. Ах, какой он злой, этот князь Ипполит!] – сказала она.
Разговор не утихал целый вечер, обращаясь преимущественно около политических новостей. В конце вечера он особенно оживился, когда дело зашло о наградах, пожалованных государем.
– Ведь получил же в прошлом году NN табакерку с портретом, – говорил l'homme a l'esprit profond, [человек глубокого ума,] – почему же SS не может получить той же награды?
– Je vous demande pardon, une tabatiere avec le portrait de l'Empereur est une recompense, mais point une distinction, – сказал дипломат, un cadeau plutot. [Извините, табакерка с портретом Императора есть награда, а не отличие; скорее подарок.]
– Il y eu plutot des antecedents, je vous citerai Schwarzenberg. [Были примеры – Шварценберг.]
– C'est impossible, [Это невозможно,] – возразил другой.
– Пари. Le grand cordon, c'est different… [Лента – это другое дело…]
Когда все поднялись, чтоб уезжать, Элен, очень мало говорившая весь вечер, опять обратилась к Борису с просьбой и ласковым, значительным приказанием, чтобы он был у нее во вторник.
– Мне это очень нужно, – сказала она с улыбкой, оглядываясь на Анну Павловну, и Анна Павловна той грустной улыбкой, которая сопровождала ее слова при речи о своей высокой покровительнице, подтвердила желание Элен. Казалось, что в этот вечер из каких то слов, сказанных Борисом о прусском войске, Элен вдруг открыла необходимость видеть его. Она как будто обещала ему, что, когда он приедет во вторник, она объяснит ему эту необходимость.
Приехав во вторник вечером в великолепный салон Элен, Борис не получил ясного объяснения, для чего было ему необходимо приехать. Были другие гости, графиня мало говорила с ним, и только прощаясь, когда он целовал ее руку, она с странным отсутствием улыбки, неожиданно, шопотом, сказала ему: Venez demain diner… le soir. Il faut que vous veniez… Venez. [Приезжайте завтра обедать… вечером. Надо, чтоб вы приехали… Приезжайте.]
В этот свой приезд в Петербург Борис сделался близким человеком в доме графини Безуховой.


Война разгоралась, и театр ее приближался к русским границам. Всюду слышались проклятия врагу рода человеческого Бонапартию; в деревнях собирались ратники и рекруты, и с театра войны приходили разноречивые известия, как всегда ложные и потому различно перетолковываемые.
Жизнь старого князя Болконского, князя Андрея и княжны Марьи во многом изменилась с 1805 года.
В 1806 году старый князь был определен одним из восьми главнокомандующих по ополчению, назначенных тогда по всей России. Старый князь, несмотря на свою старческую слабость, особенно сделавшуюся заметной в тот период времени, когда он считал своего сына убитым, не счел себя вправе отказаться от должности, в которую был определен самим государем, и эта вновь открывшаяся ему деятельность возбудила и укрепила его. Он постоянно бывал в разъездах по трем вверенным ему губерниям; был до педантизма исполнителен в своих обязанностях, строг до жестокости с своими подчиненными, и сам доходил до малейших подробностей дела. Княжна Марья перестала уже брать у своего отца математические уроки, и только по утрам, сопутствуемая кормилицей, с маленьким князем Николаем (как звал его дед) входила в кабинет отца, когда он был дома. Грудной князь Николай жил с кормилицей и няней Савишной на половине покойной княгини, и княжна Марья большую часть дня проводила в детской, заменяя, как умела, мать маленькому племяннику. M lle Bourienne тоже, как казалось, страстно любила мальчика, и княжна Марья, часто лишая себя, уступала своей подруге наслаждение нянчить маленького ангела (как называла она племянника) и играть с ним.
У алтаря лысогорской церкви была часовня над могилой маленькой княгини, и в часовне был поставлен привезенный из Италии мраморный памятник, изображавший ангела, расправившего крылья и готовящегося подняться на небо. У ангела была немного приподнята верхняя губа, как будто он сбирался улыбнуться, и однажды князь Андрей и княжна Марья, выходя из часовни, признались друг другу, что странно, лицо этого ангела напоминало им лицо покойницы. Но что было еще страннее и чего князь Андрей не сказал сестре, было то, что в выражении, которое дал случайно художник лицу ангела, князь Андрей читал те же слова кроткой укоризны, которые он прочел тогда на лице своей мертвой жены: «Ах, зачем вы это со мной сделали?…»
Вскоре после возвращения князя Андрея, старый князь отделил сына и дал ему Богучарово, большое имение, находившееся в 40 верстах от Лысых Гор. Частью по причине тяжелых воспоминаний, связанных с Лысыми Горами, частью потому, что не всегда князь Андрей чувствовал себя в силах переносить характер отца, частью и потому, что ему нужно было уединение, князь Андрей воспользовался Богучаровым, строился там и проводил в нем большую часть времени.
Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, Петруша с бумагами пришел, – сказала одна из девушек помощниц няни, обращаясь к князю Андрею, который сидел на маленьком детском стуле и дрожащими руками, хмурясь, капал из стклянки лекарство в рюмку, налитую до половины водой.
– Что такое? – сказал он сердито, и неосторожно дрогнув рукой, перелил из стклянки в рюмку лишнее количество капель. Он выплеснул лекарство из рюмки на пол и опять спросил воды. Девушка подала ему.
В комнате стояла детская кроватка, два сундука, два кресла, стол и детские столик и стульчик, тот, на котором сидел князь Андрей. Окна были завешаны, и на столе горела одна свеча, заставленная переплетенной нотной книгой, так, чтобы свет не падал на кроватку.
– Мой друг, – обращаясь к брату, сказала княжна Марья от кроватки, у которой она стояла, – лучше подождать… после…
– Ах, сделай милость, ты всё говоришь глупости, ты и так всё дожидалась – вот и дождалась, – сказал князь Андрей озлобленным шопотом, видимо желая уколоть сестру.
– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.