Библиотечно-библиографическая классификация

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Сегодня Библиотечно-библиографическая классификация (ББК) — национальная классификационная система России. Применение ББК и других классификационных систем в России регламентируется рядом Государственных стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу.





Ведение ББК (авторское право)

В соответствии с соглашением 2000 г. авторским правом на ББК располагают 3 библиотеки — соавторы ББК:

Координационным федеральным межведомственным центром по ведению ББК является Научно-исследовательский центр развития ББК (НИЦ ББК), функционирующий в качестве подразделения РГБ. В соответствии с законодательством об авторском праве любое издание, так или иначе относящееся к ББК, должно быть согласовано с НИЦ ББК.

Главным редактором ББК является крупнейший отечественный специалист в области систематизации документов и создания классификационных библиотечных систем — Э. Р. Сукиасян.

Классы ББК

Индексы ББК для научных библиотек Название раздела Индексы ББК для массовых библиотек
А Общенаучное и междисциплинарное знание 1
Б/Е Естественные науки 2
Б Естественные науки в целом 20
В Физико-математические науки 22
Г Химические науки 24
Д Науки о Земле 26
Е Биологические науки 28
Ж/О Техника. Технические науки 3
Ж Техника и технические науки в целом 30
З1/7 Энергетика 31
З8/9 Радиоэлектроника 32
И Горное дело 33
К Технология металлов. Машиностроение. Приборостроение 34
Л1/7 Химическая технология. Химические производства 35
Л8/9 Пищевые производства 36
М Технология древесины. Производства легкой промышленности. Домоводство. Бытовые услуги. Полиграфическое производство. Фотокинотехника 37
Н Строительство 38
О Транспорт 39
П Сельское и лесное хозяйство. Сельскохозяйственные и лесохозяйственные науки 4
Р Здравоохранение. Медицинские науки 5
С/Ю Социальные (Общественные) и гуманитарные науки 6/8
С Социальные науки в целом. Обществознание 60
Т История. Исторические науки 63
У Экономика. Экономические науки 65
Ф Политика. Политическая наука 66
Х Право. Юридические науки 67
Ц Военное дело. Военная наука 68
Ч Культура. Наука. Просвещение 7
Ч1 Культура. Культурология 71
Ч2 Наука. Науковедение 72
Ч4 Образование. Педагогические науки 74
Ч5 Физическая культура и спорт 75
Ч6 Средства массовой информации. Книжное дело 76
Ч7 Культурно-досуговая деятельность 77
Ч8 Библиотечная, библиографическая и научно-информационная деятельность 78
Ч9 Охрана памятников истории и культуры. Музейное дело. Выставочное дело. Архивное дело 79
Ш Филологические науки. Художественная литература 80/84
Ш0 Филологические науки в целом 80
Ш1 Языкознание (лингвистика) 81
Ш2 Фольклор. Фольклористика 82
Ш3 Литературоведение 83
Ш4 Художественная литература 84
Щ Искусство. Искусствознание 85
Щ03 История искусства 85.03
Щ1 Изобразительное искусство и архитектура 85.1
Щ3 Музыка и зрелищные искусства 85.3
Щ7 Другие виды и формы искусства 85.7
Э Религия 86
Э2 Религия в целом. Религиоведение 86.2
Э3 Отдельные религии 86.3
Э4 Мистика. Магия. Эзотерика и оккультизм 86.4
Э7 Свободомыслие 86.7
Ю0/8 Философия 87
Ю0 Философия в целом 87.0
Ю1 Метафизика. Онтология 87.1
Ю2 Гносеология (эпистемология). Философия науки 87.2
Ю3 История философии 87.3
Ю4 Логика 87.4
Ю5 Философская антропология. Аксиология 87.5
Ю6 Социальная философия 87.6
Ю7 Этика 87.7
Ю8 Эстетика 87.8
Ю9 Психология 88
Я Литература универсального содержания 9

Таблицы ББК

Для того, чтобы библиотечную классификацию можно было использовать в библиотеках, её оформляют в виде книги — таблиц классификации. Таблицы классификаций — это пособие, предназначенное для определения классификационных индексов с целью упорядочения документов в фонде и библиографической записи в систематическом каталоге в соответствии с используемой в библиотеке системой классификации.

Варианты таблиц ББК

  • Универсальные
    • Полные
    • Средние
    • Сокращенные.
  • Отраслевые.

В 2000 г. соавторами ББК: Российской государственной библиотекой, Российской национальной библиотекой и Библиотекой Российской Академии наук — подписано соглашение. В соответствии с этим соглашением ББК переходит на новую типологию изданий, а система таблиц ББК включает 3 варианта: полные (эталонные), средние и сокращенные таблицы. Такое деление заимствовано из международной практики издания таблиц классификации ДКД, УДК. Полные, средние и сокращенные таблицы согласованы между собой по структуре и индексации и различаются только по степени детализации (глубине раскрытия) таблиц.

Структура таблиц ББК

  • Основные таблицы
  • Таблицы специальных типовых делений
  • Таблицы общих типовых делений
  • Алфавитно-предметный указатель.

Структура основных таблиц ББК

Первый ряд основных таблиц — семь отделов, разделён на подотделы, составляющие второй ряд делений, подотделы, в результате последующего дробления образуют третий ряд делений и так далее. Все деления имеют условные обозначения, которые называются индексами. По своей форме индексы могут быть однородными, состоящими только из арабских цифр, или смешанными, когда в их состав входят и цифры и буквы. Для удобства пользования в каждом из подотделов «Таблиц» показаны основные деления ступени, а в особо сложных по построению отделах даны также подразделы.

Во многих рубриках «Таблиц» есть ссылки и отсылки. Назначение их различно.

  • Ссылки, обозначенные словами «см. также» связывают родственные по содержанию отрасли знания.
  • Отсылки — обозначены словом «см.» — предостерегают от неверного решения, а кроме того, подсказывают, в какой именно раздел надо отнести книгу.

Структура общих типовых делений (ОТД)

ОТД подразделяются на три вида:

  • тематические, обозначающие повторяющиеся во всех или многих отраслях знания признаки содержания произведений печати;
  • формальные, характеризующие форму и назначение произведений печати;
  • территориальные, отражающие систему территориальных понятий; политических, политико-административных, а также неадминистративных.

Тематические и формальные общие типовые деления позволяют образовывать специальные рубрики для разных видов произведений печати: словарей, справочников, учебников и т. п.; выделить особенно важные понятия, которые типичны для разных отраслей знания: философские вопросы науки, её методологию, руководство и управление, организацию и охрану труда, технику безопасности труда, методику и технику научных исследований, историю науки и другое. Индексы ОТД обозначаются строчными буквами русского алфавита: в, г, к, л, и, с, у, р, ц, я.

Следующая группа типовых делений — территориальные типовые деления предназначены для образования рубрик, обозначающих местность (территорию, регион) в отделах истории, географии и некоторых других.

Особенность таблиц территориальных типовых делений (ТТД) заключается в том, что они представлены в двух вариантах: для естественных наук, где большую роль играют неадминистративные территории, и для общественных наук. ТТД согласованы между собой, имеют общий основной ряд, одинаковые буквенные значения политических и политико-административных территорий; детализация их определяется спецификой наук.

Структура специальных типовых делений

Помимо типовых делений, имеющих одинаковое значение во всех отделах «Таблиц», внутри «Основных делений классификации» существуют специальные типовые деления (СТД). Специальные типовые деления разработаны во многих отделах ББК, они присоединяются к индексу основных таблиц через дефис.

Алфавитно-предметный указатель (АПУ)

В АПУ наименования предметов и понятий расположены в порядке строго алфавита, а рядом указан индекс, под которым их можно найти в «Таблицах», помогает в разыскивании нужной рубрики. Он также показывает, как один и тот же предмет представлен в разных отраслях знания в зависимости от того, с какой точки зрения он рассматривается. В АПУ включены понятия и предметы как содержащиеся в «Таблицах», так и отсутствующие в них. Система отсылок, действующая в АПУ, связывает не только понятия внутри указателя, но и предлагает методические решения, полезные при систематизации.

Пример:

Термин АПУ Индекс таблиц ББК
Ковка 34.623
Ковры как предмет прикладного искусства 85.126
Ковры, производство 37.273
Кодирование 32.811.4
Кожа 28.706
Кожа, болезни 55.83
Кожа, гигиена 51.204.1
Кожаные изделия 37.256

Последовательность применения индексов

Индексы знаки препинания
индексы общих типовых делений точка
индексы территориальных типовых делений скобка
индексы специальных типовых делений тире
индексы общих типовых делений нет

Пример:

81.411.2-3я73

81.411.2 Русский язык Индекс общих типовых делений
-3 Лексикология Индекс специальных типовых делений
я73 Учебные издания для вузов Индекс общих типовых делений

Примеры

  • 81.411.2-4

Орфографический словарь русского языка : 106000 слов / ред.: С. Г. Бархударов, И. Ф. Протченко, Л. И. Скворцов. 15-е изд. — М. : Русский язык, 1978. — 478 с.

81 — «Языкознание»

81.40/59 — «Индоевропейские языки в целом»

81.41 — «Славянские языки»

81.411 — «Восточнославянские языки»

81.411.2  — «Русский язык»

81.411.2-4  — «Русский язык. Словари».

  • 42.112 : 40.0 (235.54)

Каневская И. Ю. Биологические особенности и приемы адаптивной технологии возделывания тритикале в степной зоне Поволжья : автореф. дис. … канд. с/х. наук / И. Ю. Каневская. — Саратов, 2006. — 19 с.

42 — «Специальное (частное) растениеводство»

42.1 — «Полеводство»

42.11 — «Зерновые и зернобобовые культуры»

42.112 — «Зерновые культуры»

40.0 — «Сельскохозяйственная биология (агробиология)»

235.54 — «Поволжье».

  • 65.321.8

Кузнецова Н. А. Развитие системы сельскохозяйственных потребительских кооперативов : автореф. дис. д-ра. экон. наук / Н. А. Кузнецова. Саратов, 2005. 44 с.

65 — «Экономика. Экономические науки»

65.2/4 — «Сектора и отрасли экономики»

65.32 — «Экономика сельского хозяйства»

65.321 — «Экономика сельскохозяйственных предприятий»

65.321.8 — «Сельскохозяйственные кооперативы».

См. также

Печатные издания таблиц ББК

Эталонный, базовый вариант таблиц ББК — полные таблицы ББК в 25 выпусках, 30 книгах (1960—1968 гг.) с последующими дополнениями и исправлениями. Решено не публиковать их более в виде книжного издания: эталон ББК будет поддерживаться в машиночитаемом виде.

Средние таблицы ББК предназначены для систематизации литературы в библиотеках разных типов и видов: универсальных научных, высших учебных заведений, отраслевых и специализированных. Последнее масштабное издание планируется издать в течение нескольких лет (первый выпуск вышел в 2001 году) отдельными, последовательно пронумерованными выпусками. В новой редакции средних таблиц значительно переработаны многие разделы наук, пересмотрена структура отдельных разделов, уточнена научная периодизация, расширены возможности типизации.

  1. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. В 9 вып. Вып. 1: 660/63 С/Т Социальные науки в целом. Обществознание. История. Исторические науки : практическое пособие / Рос. гос. -бка, Рос. нац. б-ка, Б-ка Рос. акад. наук. — Москва : Либерея, 2001. — 320 с.
  2. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. В 9 вып. Вып. 2: 65/68 У/Ц Экономика. Экономические науки. Политика. Политология. Право. Юридические науки. Военное дело. Военная наука : практическое пособие / Рос. гос. -бка, Рос. нац. б-ка, Б-ка Рос. акад. наук. — Москва : Либерея-Бибинформ, 2005. — 560 с.
  3. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. В 9 вып. Вып. 3: 4/5 П/Р Сельское и лесное хозяйство. Сельскохозяйственные и лесохозяйственные науки. Здравоохранение. Медицинские науки : практическое пособие / Рос. гос. -бка, Рос. нац. б-ка, Б-ка Рос. акад. наук. — Москва : Либерея-Бибинформ, 2007. — 560 с.
  4. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. В 9 вып. Вып. 4: 7 Ч Культура. Наука. Просвещение : практическое пособие / Рос. гос. -бка, Рос. нац. б-ка, Б-ка Рос. акад. наук. — Москва : Пашков дом, 2011. — 336 с.
  5. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. В 9 вып. Вып. 5: 80/88 Ш/Ю Филологические науки. Художественная литература. Искусство. Искусствознание. Религия. Философия. Психология : практическое пособие / Рос. гос. -бка, Рос. нац. б-ка, Б-ка Рос. акад. наук. — Москва : Пашков дом, 2012. — 600 с.
  6. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. В 9 вып. Вып. 6: 3 Ж/О Техника. Технические науки : практическое пособие / Рос. гос. -бка, Рос. нац. б-ка, Б-ка Рос. акад. наук. — Москва : Пашков дом, 2013. — 784 с.

Сокращенные таблицы ББК в одном томе заменяет вариант для массовых библиотек. Таблицы ББК для массовых библиотек состоят из нескольких видов таблиц: основных, общих, территориальных и специальных типовых делений. В издании высокий уровень методического оснащения, развернутый АПУ и методическое введение. Сокращенное издание выходит в свет с интервалом 8-10 лет. Последнее второе издание вышло в свет в конце девяностых. Многие разделы устарели, были дополнены и расширены в последних «Средних таблицах ББК».

Библиотечно-библиографическая классификация : рабочие таблицы для массовых библиотек. — Москва : Либерея, 1999. — 688 с.

Напишите отзыв о статье "Библиотечно-библиографическая классификация"

Ссылки

  • [lbc.rsl.ru/ ББК в интерфейсе рабочего места систематизатора]
  • [www.rsl.ru/ru/news/n180/ Итоговые документы Всероссийского совещания библиотек — методических центров на тему «Средние таблицы ББК. Организация, методика, технология использования»]
  • [referat.tver.ru/cat39/referat9283/ Сукиасян Э. Р. Библиотечно-библиографическая классификация: история разработки и развития, современное состояние и перспективы]

Отрывок, характеризующий Библиотечно-библиографическая классификация

Вскоре после приезда Ростовых в Петербург, Берг сделал предложение Вере, и предложение его было принято.
Несмотря на то, что в Москве Ростовы принадлежали к высшему обществу, сами того не зная и не думая о том, к какому они принадлежали обществу, в Петербурге общество их было смешанное и неопределенное. В Петербурге они были провинциалы, до которых не спускались те самые люди, которых, не спрашивая их к какому они принадлежат обществу, в Москве кормили Ростовы.
Ростовы в Петербурге жили так же гостеприимно, как и в Москве, и на их ужинах сходились самые разнообразные лица: соседи по Отрадному, старые небогатые помещики с дочерьми и фрейлина Перонская, Пьер Безухов и сын уездного почтмейстера, служивший в Петербурге. Из мужчин домашними людьми в доме Ростовых в Петербурге очень скоро сделались Борис, Пьер, которого, встретив на улице, затащил к себе старый граф, и Берг, который целые дни проводил у Ростовых и оказывал старшей графине Вере такое внимание, которое может оказывать молодой человек, намеревающийся сделать предложение.
Берг недаром показывал всем свою раненую в Аустерлицком сражении правую руку и держал совершенно не нужную шпагу в левой. Он так упорно и с такою значительностью рассказывал всем это событие, что все поверили в целесообразность и достоинство этого поступка, и Берг получил за Аустерлиц две награды.
В Финляндской войне ему удалось также отличиться. Он поднял осколок гранаты, которым был убит адъютант подле главнокомандующего и поднес начальнику этот осколок. Так же как и после Аустерлица, он так долго и упорно рассказывал всем про это событие, что все поверили тоже, что надо было это сделать, и за Финляндскую войну Берг получил две награды. В 19 м году он был капитан гвардии с орденами и занимал в Петербурге какие то особенные выгодные места.
Хотя некоторые вольнодумцы и улыбались, когда им говорили про достоинства Берга, нельзя было не согласиться, что Берг был исправный, храбрый офицер, на отличном счету у начальства, и нравственный молодой человек с блестящей карьерой впереди и даже прочным положением в обществе.
Четыре года тому назад, встретившись в партере московского театра с товарищем немцем, Берг указал ему на Веру Ростову и по немецки сказал: «Das soll mein Weib werden», [Она должна быть моей женой,] и с той минуты решил жениться на ней. Теперь, в Петербурге, сообразив положение Ростовых и свое, он решил, что пришло время, и сделал предложение.
Предложение Берга было принято сначала с нелестным для него недоумением. Сначала представилось странно, что сын темного, лифляндского дворянина делает предложение графине Ростовой; но главное свойство характера Берга состояло в таком наивном и добродушном эгоизме, что невольно Ростовы подумали, что это будет хорошо, ежели он сам так твердо убежден, что это хорошо и даже очень хорошо. Притом же дела Ростовых были очень расстроены, чего не мог не знать жених, а главное, Вере было 24 года, она выезжала везде, и, несмотря на то, что она несомненно была хороша и рассудительна, до сих пор никто никогда ей не сделал предложения. Согласие было дано.
– Вот видите ли, – говорил Берг своему товарищу, которого он называл другом только потому, что он знал, что у всех людей бывают друзья. – Вот видите ли, я всё это сообразил, и я бы не женился, ежели бы не обдумал всего, и это почему нибудь было бы неудобно. А теперь напротив, папенька и маменька мои теперь обеспечены, я им устроил эту аренду в Остзейском крае, а мне прожить можно в Петербурге при моем жалованьи, при ее состоянии и при моей аккуратности. Прожить можно хорошо. Я не из за денег женюсь, я считаю это неблагородно, но надо, чтоб жена принесла свое, а муж свое. У меня служба – у нее связи и маленькие средства. Это в наше время что нибудь такое значит, не так ли? А главное она прекрасная, почтенная девушка и любит меня…
Берг покраснел и улыбнулся.
– И я люблю ее, потому что у нее характер рассудительный – очень хороший. Вот другая ее сестра – одной фамилии, а совсем другое, и неприятный характер, и ума нет того, и эдакое, знаете?… Неприятно… А моя невеста… Вот будете приходить к нам… – продолжал Берг, он хотел сказать обедать, но раздумал и сказал: «чай пить», и, проткнув его быстро языком, выпустил круглое, маленькое колечко табачного дыма, олицетворявшее вполне его мечты о счастьи.
Подле первого чувства недоуменья, возбужденного в родителях предложением Берга, в семействе водворилась обычная в таких случаях праздничность и радость, но радость была не искренняя, а внешняя. В чувствах родных относительно этой свадьбы были заметны замешательство и стыдливость. Как будто им совестно было теперь за то, что они мало любили Веру, и теперь так охотно сбывали ее с рук. Больше всех смущен был старый граф. Он вероятно не умел бы назвать того, что было причиной его смущенья, а причина эта была его денежные дела. Он решительно не знал, что у него есть, сколько у него долгов и что он в состоянии будет дать в приданое Вере. Когда родились дочери, каждой было назначено по 300 душ в приданое; но одна из этих деревень была уж продана, другая заложена и так просрочена, что должна была продаваться, поэтому отдать имение было невозможно. Денег тоже не было.
Берг уже более месяца был женихом и только неделя оставалась до свадьбы, а граф еще не решил с собой вопроса о приданом и не говорил об этом с женою. Граф то хотел отделить Вере рязанское именье, то хотел продать лес, то занять денег под вексель. За несколько дней до свадьбы Берг вошел рано утром в кабинет к графу и с приятной улыбкой почтительно попросил будущего тестя объявить ему, что будет дано за графиней Верой. Граф так смутился при этом давно предчувствуемом вопросе, что сказал необдуманно первое, что пришло ему в голову.
– Люблю, что позаботился, люблю, останешься доволен…
И он, похлопав Берга по плечу, встал, желая прекратить разговор. Но Берг, приятно улыбаясь, объяснил, что, ежели он не будет знать верно, что будет дано за Верой, и не получит вперед хотя части того, что назначено ей, то он принужден будет отказаться.
– Потому что рассудите, граф, ежели бы я теперь позволил себе жениться, не имея определенных средств для поддержания своей жены, я поступил бы подло…
Разговор кончился тем, что граф, желая быть великодушным и не подвергаться новым просьбам, сказал, что он выдает вексель в 80 тысяч. Берг кротко улыбнулся, поцеловал графа в плечо и сказал, что он очень благодарен, но никак не может теперь устроиться в новой жизни, не получив чистыми деньгами 30 тысяч. – Хотя бы 20 тысяч, граф, – прибавил он; – а вексель тогда только в 60 тысяч.
– Да, да, хорошо, – скороговоркой заговорил граф, – только уж извини, дружок, 20 тысяч я дам, а вексель кроме того на 80 тысяч дам. Так то, поцелуй меня.


Наташе было 16 лет, и был 1809 год, тот самый, до которого она четыре года тому назад по пальцам считала с Борисом после того, как она с ним поцеловалась. С тех пор она ни разу не видала Бориса. Перед Соней и с матерью, когда разговор заходил о Борисе, она совершенно свободно говорила, как о деле решенном, что всё, что было прежде, – было ребячество, про которое не стоило и говорить, и которое давно было забыто. Но в самой тайной глубине ее души, вопрос о том, было ли обязательство к Борису шуткой или важным, связывающим обещанием, мучил ее.
С самых тех пор, как Борис в 1805 году из Москвы уехал в армию, он не видался с Ростовыми. Несколько раз он бывал в Москве, проезжал недалеко от Отрадного, но ни разу не был у Ростовых.
Наташе приходило иногда к голову, что он не хотел видеть ее, и эти догадки ее подтверждались тем грустным тоном, которым говаривали о нем старшие:
– В нынешнем веке не помнят старых друзей, – говорила графиня вслед за упоминанием о Борисе.
Анна Михайловна, в последнее время реже бывавшая у Ростовых, тоже держала себя как то особенно достойно, и всякий раз восторженно и благодарно говорила о достоинствах своего сына и о блестящей карьере, на которой он находился. Когда Ростовы приехали в Петербург, Борис приехал к ним с визитом.
Он ехал к ним не без волнения. Воспоминание о Наташе было самым поэтическим воспоминанием Бориса. Но вместе с тем он ехал с твердым намерением ясно дать почувствовать и ей, и родным ее, что детские отношения между ним и Наташей не могут быть обязательством ни для нее, ни для него. У него было блестящее положение в обществе, благодаря интимности с графиней Безуховой, блестящее положение на службе, благодаря покровительству важного лица, доверием которого он вполне пользовался, и у него были зарождающиеся планы женитьбы на одной из самых богатых невест Петербурга, которые очень легко могли осуществиться. Когда Борис вошел в гостиную Ростовых, Наташа была в своей комнате. Узнав о его приезде, она раскрасневшись почти вбежала в гостиную, сияя более чем ласковой улыбкой.
Борис помнил ту Наташу в коротеньком платье, с черными, блестящими из под локон глазами и с отчаянным, детским смехом, которую он знал 4 года тому назад, и потому, когда вошла совсем другая Наташа, он смутился, и лицо его выразило восторженное удивление. Это выражение его лица обрадовало Наташу.
– Что, узнаешь свою маленькую приятельницу шалунью? – сказала графиня. Борис поцеловал руку Наташи и сказал, что он удивлен происшедшей в ней переменой.
– Как вы похорошели!
«Еще бы!», отвечали смеющиеся глаза Наташи.
– А папа постарел? – спросила она. Наташа села и, не вступая в разговор Бориса с графиней, молча рассматривала своего детского жениха до малейших подробностей. Он чувствовал на себе тяжесть этого упорного, ласкового взгляда и изредка взглядывал на нее.
Мундир, шпоры, галстук, прическа Бориса, всё это было самое модное и сomme il faut [вполне порядочно]. Это сейчас заметила Наташа. Он сидел немножко боком на кресле подле графини, поправляя правой рукой чистейшую, облитую перчатку на левой, говорил с особенным, утонченным поджатием губ об увеселениях высшего петербургского света и с кроткой насмешливостью вспоминал о прежних московских временах и московских знакомых. Не нечаянно, как это чувствовала Наташа, он упомянул, называя высшую аристократию, о бале посланника, на котором он был, о приглашениях к NN и к SS.
Наташа сидела всё время молча, исподлобья глядя на него. Взгляд этот всё больше и больше, и беспокоил, и смущал Бориса. Он чаще оглядывался на Наташу и прерывался в рассказах. Он просидел не больше 10 минут и встал, раскланиваясь. Всё те же любопытные, вызывающие и несколько насмешливые глаза смотрели на него. После первого своего посещения, Борис сказал себе, что Наташа для него точно так же привлекательна, как и прежде, но что он не должен отдаваться этому чувству, потому что женитьба на ней – девушке почти без состояния, – была бы гибелью его карьеры, а возобновление прежних отношений без цели женитьбы было бы неблагородным поступком. Борис решил сам с собою избегать встреч с Наташей, нo, несмотря на это решение, приехал через несколько дней и стал ездить часто и целые дни проводить у Ростовых. Ему представлялось, что ему необходимо было объясниться с Наташей, сказать ей, что всё старое должно быть забыто, что, несмотря на всё… она не может быть его женой, что у него нет состояния, и ее никогда не отдадут за него. Но ему всё не удавалось и неловко было приступить к этому объяснению. С каждым днем он более и более запутывался. Наташа, по замечанию матери и Сони, казалась по старому влюбленной в Бориса. Она пела ему его любимые песни, показывала ему свой альбом, заставляла его писать в него, не позволяла поминать ему о старом, давая понимать, как прекрасно было новое; и каждый день он уезжал в тумане, не сказав того, что намерен был сказать, сам не зная, что он делал и для чего он приезжал, и чем это кончится. Борис перестал бывать у Элен, ежедневно получал укоризненные записки от нее и всё таки целые дни проводил у Ростовых.


Однажды вечером, когда старая графиня, вздыхая и крехтя, в ночном чепце и кофточке, без накладных буклей, и с одним бедным пучком волос, выступавшим из под белого, коленкорового чепчика, клала на коврике земные поклоны вечерней молитвы, ее дверь скрипнула, и в туфлях на босу ногу, тоже в кофточке и в папильотках, вбежала Наташа. Графиня оглянулась и нахмурилась. Она дочитывала свою последнюю молитву: «Неужели мне одр сей гроб будет?» Молитвенное настроение ее было уничтожено. Наташа, красная, оживленная, увидав мать на молитве, вдруг остановилась на своем бегу, присела и невольно высунула язык, грозясь самой себе. Заметив, что мать продолжала молитву, она на цыпочках подбежала к кровати, быстро скользнув одной маленькой ножкой о другую, скинула туфли и прыгнула на тот одр, за который графиня боялась, как бы он не был ее гробом. Одр этот был высокий, перинный, с пятью всё уменьшающимися подушками. Наташа вскочила, утонула в перине, перевалилась к стенке и начала возиться под одеялом, укладываясь, подгибая коленки к подбородку, брыкая ногами и чуть слышно смеясь, то закрываясь с головой, то взглядывая на мать. Графиня кончила молитву и с строгим лицом подошла к постели; но, увидав, что Наташа закрыта с головой, улыбнулась своей доброй, слабой улыбкой.
– Ну, ну, ну, – сказала мать.
– Мама, можно поговорить, да? – сказала Hаташa. – Ну, в душку один раз, ну еще, и будет. – И она обхватила шею матери и поцеловала ее под подбородок. В обращении своем с матерью Наташа выказывала внешнюю грубость манеры, но так была чутка и ловка, что как бы она ни обхватила руками мать, она всегда умела это сделать так, чтобы матери не было ни больно, ни неприятно, ни неловко.
– Ну, об чем же нынче? – сказала мать, устроившись на подушках и подождав, пока Наташа, также перекатившись раза два через себя, не легла с ней рядом под одним одеялом, выпростав руки и приняв серьезное выражение.
Эти ночные посещения Наташи, совершавшиеся до возвращения графа из клуба, были одним из любимейших наслаждений матери и дочери.
– Об чем же нынче? А мне нужно тебе сказать…
Наташа закрыла рукою рот матери.
– О Борисе… Я знаю, – сказала она серьезно, – я затем и пришла. Не говорите, я знаю. Нет, скажите! – Она отпустила руку. – Скажите, мама. Он мил?
– Наташа, тебе 16 лет, в твои года я была замужем. Ты говоришь, что Боря мил. Он очень мил, и я его люблю как сына, но что же ты хочешь?… Что ты думаешь? Ты ему совсем вскружила голову, я это вижу…