Бида, Александр

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Александр Бида
Alexandre Bida
Дата рождения:

1813(1813)

Место рождения:

Тулуза

Дата смерти:

1895(1895)

Место смерти:

Бюль, Верхний Рейн, Германия

Гражданство:

Жанр:

историческая живопись
гравюра

Стиль:

романтизм

Работы на Викискладе

Александр Бида (фр. Alexandre Bida ; 1813, Тулуза — 1895, Бюль, Верхний Рейн, Германия — французский живописец, иллюстратор, представитель романтического направления в европейской живописи.





Биография

Александр Бида получил художественное образование в Париже под руководством Эжена Делакруа. Обладая талантом и склонностью к точности в деталях и, благодаря стремлению к совершенству, он вскоре создал свой собственный стиль.

В молодости Бида много раз путешествовал по Востоку, посетил Египет, Грецию, Турцию, Ливан и Палестину. Поездки дали ему богатый материал для его картин.

После персональных выставок, проведенных в 1847—1861 годах, Александр Бида стал известным художником-ориенталистом.

В 1873 году иллюстрировал Библию. Особенно известны его двадцать восемь гравюр, которые свидетельствуют о близком знакомстве художника с библейскими местностями, изображенных им.

Кроме того, он рисовал для журнала «Tour du monde» и издал иллюстрированное собрание сочинений Альфреда де Мюссе (10 т., 1866).

Избранные картины

  • Арабская кофейня,
  • Рынок рабов,
  • Возвращение из Мекки,
  • Евреи, молящиеся у стены Соломона,
  • Маронитская проповедь и др.

Источник

Напишите отзыв о статье "Бида, Александр"

Ссылки

  • [www.artcyclopedia.com/artists/bida_alexandre.html Alexandre Bida] (англ.)

Отрывок, характеризующий Бида, Александр

– Бессовестные! Право, бессовестные! – заговорил сзади их голос тихо вошедшей Мавры Кузминишны. – Эка, толсторожий, зубы то скалит. На это вас взять! Там все не прибрано, Васильич с ног сбился. Дай срок!
Игнат, поправляя поясок, перестав улыбаться и покорно опустив глаза, пошел вон из комнаты.
– Тетенька, я полегоньку, – сказал мальчик.
– Я те дам полегоньку. Постреленок! – крикнула Мавра Кузминишна, замахиваясь на него рукой. – Иди деду самовар ставь.
Мавра Кузминишна, смахнув пыль, закрыла клавикорды и, тяжело вздохнув, вышла из гостиной и заперла входную дверь.
Выйдя на двор, Мавра Кузминишна задумалась о том, куда ей идти теперь: пить ли чай к Васильичу во флигель или в кладовую прибрать то, что еще не было прибрано?
В тихой улице послышались быстрые шаги. Шаги остановились у калитки; щеколда стала стучать под рукой, старавшейся отпереть ее.
Мавра Кузминишна подошла к калитке.
– Кого надо?
– Графа, графа Илью Андреича Ростова.
– Да вы кто?
– Я офицер. Мне бы видеть нужно, – сказал русский приятный и барский голос.
Мавра Кузминишна отперла калитку. И на двор вошел лет восемнадцати круглолицый офицер, типом лица похожий на Ростовых.
– Уехали, батюшка. Вчерашнего числа в вечерни изволили уехать, – ласково сказала Мавра Кузмипишна.
Молодой офицер, стоя в калитке, как бы в нерешительности войти или не войти ему, пощелкал языком.
– Ах, какая досада!.. – проговорил он. – Мне бы вчера… Ах, как жалко!..
Мавра Кузминишна между тем внимательно и сочувственно разглядывала знакомые ей черты ростовской породы в лице молодого человека, и изорванную шинель, и стоптанные сапоги, которые были на нем.
– Вам зачем же графа надо было? – спросила она.
– Да уж… что делать! – с досадой проговорил офицер и взялся за калитку, как бы намереваясь уйти. Он опять остановился в нерешительности.
– Видите ли? – вдруг сказал он. – Я родственник графу, и он всегда очень добр был ко мне. Так вот, видите ли (он с доброй и веселой улыбкой посмотрел на свой плащ и сапоги), и обносился, и денег ничего нет; так я хотел попросить графа…
Мавра Кузминишна не дала договорить ему.
– Вы минуточку бы повременили, батюшка. Одною минуточку, – сказала она. И как только офицер отпустил руку от калитки, Мавра Кузминишна повернулась и быстрым старушечьим шагом пошла на задний двор к своему флигелю.
В то время как Мавра Кузминишна бегала к себе, офицер, опустив голову и глядя на свои прорванные сапоги, слегка улыбаясь, прохаживался по двору. «Как жалко, что я не застал дядюшку. А славная старушка! Куда она побежала? И как бы мне узнать, какими улицами мне ближе догнать полк, который теперь должен подходить к Рогожской?» – думал в это время молодой офицер. Мавра Кузминишна с испуганным и вместе решительным лицом, неся в руках свернутый клетчатый платочек, вышла из за угла. Не доходя несколько шагов, она, развернув платок, вынула из него белую двадцатипятирублевую ассигнацию и поспешно отдала ее офицеру.