Биржай

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Биржай
лит. Biržai
Герб
Страна
Литва
Статус
городское староство, центр староства и района
Уезд
Паневежский
Район
Координаты
Первое упоминание
Прежние названия
Биржи, Бирже
Город с
Площадь
16,35 км²
Высота над уровнем моря
≈55 м
Тип климата
Население
13 762[1] человек (2011)
Плотность
873 чел./км²
Названия жителей
биржа́ец, биржа́йцы[2]
Часовой пояс
Телефонный код
+370 450
Почтовый индекс
LT-41001
Официальный сайт

[www.birzai.lt/ zai.lt]  (лит.)</div>

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Би́ржай[3] (лит. Biržai, польск. Birże, рус. Биржи,[4] Бирже[5]) — город на севере Литвы. Административный центр самоуправления Биржайского района, Ширвенского и Биржайского городского староств. Также является центром Биржайского деканата и прихода, и местом расположения дирекции Биржайского регионального парка.





География

Расположен в 201 км к северу от Вильнюса, недалеко от границы с Латвией, у озера Ширвена (лит. Širvėna), на реках Апащя (лит. Apaščia) и Аглуона (лит. Agluona). Конечная станция железнодорожной ветки от Паневежиса (67 км; проложена в 1938).

Население

В 1858 насчитывалось ок. 2 700 человек, в 1897 — 4 413, в 1968 количество жителей превысило 10 тыс. В 2005 насчитывалось 14 999 жителей. На на 1 июля 2013 г. — 11755 человек.11)

Динамика населения с 1823 по 2011
1823 1858[6] 1891[4] 1897пер. 1923пер. 1931
2000 2682 3000 4413 5315 5705
1939 1959пер. 1964[7] 1970пер. 1975[8] 1976[9]
8281 8624 9400 11 160 13 400 13 700
1979пер. 1989пер. 2001пер.[10] 2010[1] 2011пер.[1] -
14 401 15 907 15 262 14 276 13 762 -
</div>

Название

По одной версии, название связано с литовским названием берёзы (лит. beržas), поскольку поселение было основано в большом березняке. По другой версии, название обязано слову (лит. biržė), означающему порубку, участок вырубленного леса.

История

Первое упоминание местности в письменных источниках относится к 1455 году, когда Казимир Ягеллон подарил лежащие здесь земли одному из Радзивиллов, которые и владели Биржами XVII века.

Первый костёл был построен в 1500 году. Как местечко Биржи упоминаются в 1520 году. Местечко лежало на важном стратегическом тракте Рига — Вильна. С 1547 года Биржи стали центром Бирженского княжества. В 15641731 Биржами владела протестантсткая ветвь Радзивиллов. В 1587 протекающие у Бирж реки были запружены и образовался первый в Литве пруд — озеро Ширвены (Ширвена, лит. Širvenos ežeras). В 1589 местечко получило магдебургские права. В начале XVII века здесь обосновались Трокские караимы.

Город сильно пострадал во время войн со Швецией в 1625 и 1657. В 1701 здесь был заключён Биржайский договор между русским царём Петром I и польским королём Августом II о совместных действиях против шведов. Биржайский замок был во время Северной войны в 1704 разрушен шведами.

В 1731 город перешёл в собственность несвижской ветви Радзивиллов, затем к Тышкевичам (1794). В 1815 и 1822 Биржи проездом посещал император Александр I.

С 1844 майорат Тышкевичей.

С 1950 районный центр Литовской ССР.

Экономика

Пивоваренный завод, также льноткацкая фабрика, заводы: льнообрабатывающий, железобетонных конструкций, консервный и маслодельный.

Биржай считается пивной столицей Литвы, так как в городе и его районе (а также в соседних Пасвальском и Купишкском) сильно развито домашнее пивоварение. Лучшее пиво некоторых домашних пивоварен даже продается в пивных ресторанах и барах ВильнюсаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2039 дней].

Достопримечательности

Краеведческий музей. Биржайский замок-дворец (1985).

Города-побратимы

Напишите отзыв о статье "Биржай"

Примечания

  1. 1 2 3 [www.stat.gov.lt/en/catalog/download_release/?id=3741&download=1&doc=1968 Lithuania Demographic Yearbook (2010)] stat.gov.lt
  2. Городецкая И. Л., Левашов Е. А.  [books.google.com/books?id=Do8dAQAAMAAJ&dq=%D0%91%D0%B8%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%B9 Биржай] // Русские названия жителей: Словарь-справочник. — М.: АСТ, 2003. — С. 49. — 363 с. — 5000 экз. — ISBN 5-17-016914-0.
  3. Ф. Л. Агеенко. [gramota.ru/slovari/dic/?ag=x&word=%E1%E8%F0%E6%E0%E9 Русское словесное ударение. Словарь имён собственных]. — М: ЭНАС, 2001.
  4. 1 2 Биржи // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. Генеральная карта Виленской губернии (1820 год)
  6. [www.knigafund.ru/books/1054/read#page269 Биржи]. Географическо-статистический словарь Российской Империи, T. 1 (Аа — Гямъ-маликъ). СПб, 1862, C. 259
  7. Biržai. Mažoji lietuviškoji tarybinė enciklopedija, T. 1 (A — J). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1966, 238 psl.  (лит.)
  8. Biržai. Lietuviškoji tarybinė enciklopedija, II t. Vilnius: Mokslo ir enciklopedijų leidybos institutas, 1977. T.II: Bangladešas-Demokratinis, 167 psl.  (лит.)
  9. Biržai. Tarybų Lietuvos enciklopedija, T. 1 (A-Grūdas). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1985, 257 psl.  (лит.)
  10. [www.stat.gov.lt/uploads/docs/Siauliu_apskritis.pdf Данные переписи населения 2001 года, Шяуляйский уезд]  (лит.)

11. Statistics Lithuania, OSP. M3010219 Population as of 1 July by town / city (2008—2013)

Ссылки

Топографические карты

  • Лист карты O-35-XXXI Биржай. Масштаб: 1 : 200 000. Состояние местности на 1982 год. Издание 1984 г.

Отрывок, характеризующий Биржай

– Ой, батюшки, убили до смерти, убили человека! – завизжала баба, вышедшая из соседних ворот. Толпа народа собралась около окровавленного кузнеца.
– Мало ты народ то грабил, рубахи снимал, – сказал чей то голос, обращаясь к целовальнику, – что ж ты человека убил? Разбойник!
Высокий малый, стоя на крыльце, мутными глазами водил то на целовальника, то на кузнецов, как бы соображая, с кем теперь следует драться.
– Душегуб! – вдруг крикнул он на целовальника. – Вяжи его, ребята!
– Как же, связал одного такого то! – крикнул целовальник, отмахнувшись от набросившихся на него людей, и, сорвав с себя шапку, он бросил ее на землю. Как будто действие это имело какое то таинственно угрожающее значение, фабричные, обступившие целовальника, остановились в нерешительности.
– Порядок то я, брат, знаю очень прекрасно. Я до частного дойду. Ты думаешь, не дойду? Разбойничать то нонче никому не велят! – прокричал целовальник, поднимая шапку.
– И пойдем, ишь ты! И пойдем… ишь ты! – повторяли друг за другом целовальник и высокий малый, и оба вместе двинулись вперед по улице. Окровавленный кузнец шел рядом с ними. Фабричные и посторонний народ с говором и криком шли за ними.
У угла Маросейки, против большого с запертыми ставнями дома, на котором была вывеска сапожного мастера, стояли с унылыми лицами человек двадцать сапожников, худых, истомленных людей в халатах и оборванных чуйках.
– Он народ разочти как следует! – говорил худой мастеровой с жидкой бородйой и нахмуренными бровями. – А что ж, он нашу кровь сосал – да и квит. Он нас водил, водил – всю неделю. А теперь довел до последнего конца, а сам уехал.
Увидав народ и окровавленного человека, говоривший мастеровой замолчал, и все сапожники с поспешным любопытством присоединились к двигавшейся толпе.
– Куда идет народ то?
– Известно куда, к начальству идет.
– Что ж, али взаправду наша не взяла сила?
– А ты думал как! Гляди ко, что народ говорит.
Слышались вопросы и ответы. Целовальник, воспользовавшись увеличением толпы, отстал от народа и вернулся к своему кабаку.
Высокий малый, не замечая исчезновения своего врага целовальника, размахивая оголенной рукой, не переставал говорить, обращая тем на себя общее внимание. На него то преимущественно жался народ, предполагая от него получить разрешение занимавших всех вопросов.
– Он покажи порядок, закон покажи, на то начальство поставлено! Так ли я говорю, православные? – говорил высокий малый, чуть заметно улыбаясь.
– Он думает, и начальства нет? Разве без начальства можно? А то грабить то мало ли их.
– Что пустое говорить! – отзывалось в толпе. – Как же, так и бросят Москву то! Тебе на смех сказали, а ты и поверил. Мало ли войсков наших идет. Так его и пустили! На то начальство. Вон послушай, что народ то бает, – говорили, указывая на высокого малого.
У стены Китай города другая небольшая кучка людей окружала человека в фризовой шинели, держащего в руках бумагу.
– Указ, указ читают! Указ читают! – послышалось в толпе, и народ хлынул к чтецу.
Человек в фризовой шинели читал афишку от 31 го августа. Когда толпа окружила его, он как бы смутился, но на требование высокого малого, протеснившегося до него, он с легким дрожанием в голосе начал читать афишку сначала.
«Я завтра рано еду к светлейшему князю, – читал он (светлеющему! – торжественно, улыбаясь ртом и хмуря брови, повторил высокий малый), – чтобы с ним переговорить, действовать и помогать войскам истреблять злодеев; станем и мы из них дух… – продолжал чтец и остановился („Видал?“ – победоносно прокричал малый. – Он тебе всю дистанцию развяжет…»)… – искоренять и этих гостей к черту отправлять; я приеду назад к обеду, и примемся за дело, сделаем, доделаем и злодеев отделаем».
Последние слова были прочтены чтецом в совершенном молчании. Высокий малый грустно опустил голову. Очевидно было, что никто не понял этих последних слов. В особенности слова: «я приеду завтра к обеду», видимо, даже огорчили и чтеца и слушателей. Понимание народа было настроено на высокий лад, а это было слишком просто и ненужно понятно; это было то самое, что каждый из них мог бы сказать и что поэтому не мог говорить указ, исходящий от высшей власти.
Все стояли в унылом молчании. Высокий малый водил губами и пошатывался.
– У него спросить бы!.. Это сам и есть?.. Как же, успросил!.. А то что ж… Он укажет… – вдруг послышалось в задних рядах толпы, и общее внимание обратилось на выезжавшие на площадь дрожки полицеймейстера, сопутствуемого двумя конными драгунами.
Полицеймейстер, ездивший в это утро по приказанию графа сжигать барки и, по случаю этого поручения, выручивший большую сумму денег, находившуюся у него в эту минуту в кармане, увидав двинувшуюся к нему толпу людей, приказал кучеру остановиться.
– Что за народ? – крикнул он на людей, разрозненно и робко приближавшихся к дрожкам. – Что за народ? Я вас спрашиваю? – повторил полицеймейстер, не получавший ответа.
– Они, ваше благородие, – сказал приказный во фризовой шинели, – они, ваше высокородие, по объявлению сиятельнейшего графа, не щадя живота, желали послужить, а не то чтобы бунт какой, как сказано от сиятельнейшего графа…
– Граф не уехал, он здесь, и об вас распоряжение будет, – сказал полицеймейстер. – Пошел! – сказал он кучеру. Толпа остановилась, скучиваясь около тех, которые слышали то, что сказало начальство, и глядя на отъезжающие дрожки.
Полицеймейстер в это время испуганно оглянулся, что то сказал кучеру, и лошади его поехали быстрее.
– Обман, ребята! Веди к самому! – крикнул голос высокого малого. – Не пущай, ребята! Пущай отчет подаст! Держи! – закричали голоса, и народ бегом бросился за дрожками.