Битва за Бендеры (1992)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Страницы на КПМ (тип: не указан) </tr></tr></tr>
Битва за Бендеры
Основной конфликт: Вооружённый конфликт в Приднестровье

Расположение Бендер на карте Молдавии
Дата

19 июня — 22 июля 1992

Место

Бендеры

Причина

см. Вооружённый конфликт в Приднестровье[1]

Итог

восстановление контроля ПМР над городом Бендеры

Противники
Молдавия Молдавия

Румынские волонтёры[1][2][3]

Приднестровье
бывшие подразделения 14-й российской армии, принявшие воинскую присягу ПМР[4]
Российские добровольцы[1]
</td></tr>
Командующие

Мирча Снегур
Валериу Муравски
Анатол Плугару
Николае Киртоакэ
Виктор Берлинский[5]


Ион Косташ
Павел Крянгэ
Дабижа-Казаров
Леонид Карасёв
Константин Анточ
Чиходарь


Борис Муравски[5]
Виктор Катан[5]
Михай Мамалыгэ[5]
Анатол Гамурарь[6]
Влад Гусляков[7]


Мирча Друк

Игорь Смирнов
Владимир Рыляков[1]
Гимн Пологов
Вячеслав Когут
Фёдор Добров
Том Зенович

Стефан Кицак
Николай Лепихов
Николай Астахов
Николай Мячев[8],[9]
Игорь Дудкевич[10]


Владимир Широков[6]
Владимир Антюфеев
Григорий Агре[11]
Валерий Ишков[11]
Анатолий Булда[11]


Юрий Костенко

</td></tr>
Силы сторон
См. ниже См. ниже
</td></tr>
Потери
См. ниже См. ниже
</td></tr>
</td></tr>

</table>

 
Приднестровский конфликт
Кризис в Гагаузии Дубоссары Григориополь Рыбница Бендеры (1) Бендеры (2) Бомбардировки Приднестровья

Би́тва за Бенде́ры — бои между приднестровскими силами, с одной стороны, и сторонниками территориальной целостности Молдавии, с другой стороны[12], за контроль над городом Бендеры в ходе Приднестровского конфликта с 19 июня по 22 июня 1992 года. В русскоязычных источниках упоминается, как Бендерская трагедия.

Бои шли между:

21 июля Ельциным и Снегуром были подписаны соглашения о мирном урегулировании конфликта. Они были также завизированы И. Н. Смирновым[12]. Чуть позже состоялся ввод миротворческих сил России[23][страница не указана 2485 дней],[24] в город Бендеры[25],[26][уточните ссылку (уже 2485 дней)],[1],[27][страница не указана 2485 дней], которые вошли 28 июля в Бендеры[28],[29] и принудили волонтёров ХДНФМ и ХДНП к мируК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2478 дней]. Вооружённая часть конфликта окончилась 1 августа 1992 года[1].





Содержание

Предыстория

Предшествующие события

В конце 1980-х годов в результате перестройки в Советском Союзе[30] обострились национальные вопросы. В Молдавской ССР были выдвинуты требования признать идентичность молдавского языка румынскому[12], а также перевести молдавский язык на латинскую графику и сделать его государственным[31]. В ходе конфликта о государственном языке обострились другие проблемы, в частности, национальные[30],[32],[33]. Началось образование двух противоборствующих организаций[12]: Народного фронта Молдовы[30], представлявшего интересы молдавского руководства, и оппозиционного ему «Интердвижения»[34],[35],[36]. В Молдавии после этого были выдвинуты требования признать идентичность молдавского языка румынскому[12], а также перевести молдавский язык на латинскую графику и сделать его государственным языком Молдавской ССР[37]. В августе 1989 года в Тирасполе возник ОСТК — Объединённый совет трудовых коллективов, инициировавший на левобережье Днестра череду митингов и забастовок[38]. Важным шагом к возникновению конфликта послужило опубликование в марте 1989 года законопроекта «О функционировании языков на территории Молдавской ССР»[39]. Проект был опубликован от имени Союза писателей Молдавии, на основании принятого в марте 1988 г. на пленуме Союза писателей CCCH в Москве провокационной идеи придания гос.статуса языкам титульных наций[12]. Согласно ему, родители лишались права выбора языка обучения детей, а за использование в официальном общении иного языка предусматривалась административная и, в некоторых случаях, уголовная ответственность[40].

«Пусть у меня[41] будут руки по локти в крови, но я вышвырну оккупантов, пришельцев и манкуртов за Днестр, я их выброшу из Транснистрии, и вы — румыны — настоящие хозяева этой многострадальной земли, получите их дома, их квартиры вместе с их мебелью[32],[42],[43]… Мы их заставим говорить по-румынски, уважать наш язык, нашу культуру» [44],[30],[33] (с) Леонида Лари

Законопроект вызвал негативную реакцию среди части населения, не владеющей молдавским[45]. Это привело к возникновению стихийного[34] общественного движения, выступавшего за введение в Молдавии двух государственных языков — молдавского и русского[46]. Против перевода молдавской письменности на латиницу высказывались также и некоторые молдаване[26],[12] В конце 1989—начале 1990 года в Приднестровье был проведён референдум[35],[29] об образовании Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики. 2 сентября 1990 года на II Чрезвычайном съезде депутатов всех уровней Приднестровья была провозглашена Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика в составе СССР. Незадолго до этого независимость провозгласила Гагаузия[47].

2 сентября 1990 года была провозглашена Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика (ПМССР) во главе с Игорем Смирновым. ПМССР не была признана советским руководством как союзная республика[48]. Позже, 5 ноября 1991 года, ПМССР была переименована в Приднестровскую Молдавскую Республику.

2 ноября того же года в ходе конфликта появились первые жертвы[12],[49] — трое жителей Дубоссар, погибшие во время столкновения с молдавскими силами МВД[50],[51]. В тот же день возле Бендер едва не произошли столкновения между сторонниками центрального руководства Молдавии и ОСТК[52].

23 июня Верховный Совет МССР утвердил Заключение специальной комиссии по пакту Молотова-Риббентропа, в котором создание МССР было объявлено незаконным актом[53],[12], а Бессарабия и Северная Буковина — оккупированными румынскими территориями. На основании этого Заключения 31 июля президиум Тираспольского городского совета провозгласил, что если Молдавская ССР была создана незаконно, то левобережье Днестра также было незаконно в неё включено, и президиум «не считает себя связанным какими-либо обязательствами перед руководством ССР Молдовы»[54][55], хотя в состав новообразованной ПМР были включены правобережные территории (город Бендеры и некоторые села) которые входили в состав Румынии до 1940 года.

1 сентября 1991 года в Приднестровье началась «рельсовая блокада», приведшая к принятию приднестровскими властями решения о формировании гвардии ПМР. 25 сентября[56] и 13 декабря[57],[58] произошли ещё два крупных инцидента в Дубоссарах[59].

Позиция приднестровцев была простой и очевидной — остаться в Союзе, не поддаваться националистическому[12] безумию. Беда была в том, что кроме них своей позиции не имел никто. Особенно Москва. Приднестровье оказалось в полной изоляции[12],[60]. Народный фронт с пафосом отвечал, что молдаване проживут на вине и куске мамалыги — лишь бы выйти «из-под российского сапога»[61]

После того, как в начале марта 1992 года в Дубоссарах произошёл ещё один инцидент, начались открытые военные действия[12]. 1 апреля в Бендерах произошли вооружённые столкновения, после которых в ПМР началась мобилизация. После череды боёв весной 1992 года парламент Молдавии 18 июня накануне сражения в Бендерах принял решение о мирном урегулировании конфликта и создании смешанной комиссии.

Расположение города Бендеры. Ситуация накануне сражения и его ход

Бендеры расположены на правом берегу Днестра в 10-и километрах западнее Тирасполя, от Тирасполя его отделяет река Днестр и левобережное село Парканы, населённое преимущественно болгарами, в которой бывшая советская воинская часть (во главе с подполковником И.Дудкевичем) отказалась принимать присягу нейтральной России, а приняла присягу на верность многонациональному народу Приднестровья.

Город и его окрестности связаны с остальной территорией ПМР только автомобильным и железнодорожным мостами через Днестр и село Парканы. Лодочные переправы возможны в село Бычок из микрорайона Северный на Варнице, а так же из южных окраин города в село Терновка. Так же существует прикрытая кицканским лесом объездная дорога через сёла Меренешты и Кицканы по правому берегу Днестра, три киломерта из которой севернее села Хаджимус контролируются Республикой Молдовой.

В Бендерах находится важный для региона железнодорожный узел и автомобильные пути из Молдавии на восток и юг; город является крупным промышленным центром Приднестровского региона, вторым по численности населения после столицы — города Тирасполя[62].

Накануне широкомасштабных боёв[12] в Бендерах город на 90 % контролировался приднестровскими властями (органами местного самоуправления народных депутатов ПМР) и местной милицией; и на 10 % — молдавской полицией и прибывшими из Кишинёва силами про-румынских волонтёров ХДНФМ и ХДНП. В Бендерах одновременно работали полицейское и милицейское отделение, хотя горисполком был подотчётен Тирасполю. Молдавских и приднестровских войск перед сражением в городе не было[63].

18 июня парламентарии Молдовы вместе с приднестровскими депутатами утвердили основные принципы мирного урегулирования. Однако правительство Молдовы, очевидно, стремилось прежде подавить сопротивление приднестровцев, а уже затем вести переговоры с позиции силы. Вспыхнувшая 19 июня мелкая стычка быстро переросла в уличные бои. Вечером по кишиневской и каушанской трассам в Бендеры вошли колонны бронетранспортёров, артиллерии.

К рассвету 20-го части армии Молдовы захватили ключевые пункты города, из пригорода велся миномётный обстрел города. Беспорядочная стрельба из всех видов оружия привела к большому числу жертв среди мирного населения.

Одна из мин попала в склад горюче-смазочных материалов в/ч 48414, входящей в состав 14-й армии России, — погибли российские солдаты. Несколько танков вооруженных сил ПМР пытались прорваться в Бендеры на помощь обороняющимся, но были остановлены огнём противотанковых пушек «Рапира».

Днем войска Молдовы предприняли штурм Бендерской крепости, где располагалась ракетная бригада 14-й армии. При отражении атаки ракетчики понесли потери убитыми и раненными. Весь день продолжались провокации войск Молдовы против 14-й армии, сохранявшей строгий нейтралитет.

21 и 22-го бои за город продолжались: велся миномётный обстрел, город наводнили молдавские снайперы, стрелявшие по любой движущейся цели, минировались улицы. Не было возможности убрать трупы, лежавшие на улицах, что в 30-градусную жару создавало угрозу эпидемии. Жители хоронили убитых прямо во дворах.[12]

Вооружение и подготовка войск. Нейтралитет 14-ой армии России

В сражении со стороны Молдавии принимали участие силы МВД (полиция и ОПОН), национальная армия, отряды самообороны и волонтёры. Со стороны Приднестровья участие принимали гвардия ПМР, добровольцы Черноморского казачьего войска ПМР, территориальные спасательные отряды (ТСО), местные ополченцы и немногочисленные добровольцы из России. Состояние обеих сторон накануне сражения было неудовлетворительным. В Молдавии не было завершено формирование армии республики, приднестровская республиканская гвардия также была недавно сформирована. Численность солдат, принимавших участие в конфликте с обеих сторон, трудно установить, поскольку в военных действиях принимали участие иррегулярные военизированные формирования. На молдавской стороне сражались волонтёры и наёмники из Румынии[2][3], на приднестровской — добровольцы[64] из России, с Украины и из других республик постсоветского пространства[64].

Из регулярных войск на приднестровской стороне сражались четыре моторизированных бригады бендерско-парканских ополченцев (в том числе спасатели ТСО ПМР, казаки ЧКВ ПМР, приднестровская милиция г. Бендеры, а также батальон особого назначения МГБ ПМР (1992) «Дельта» и батальон «Днестр», недоукомплектованный гвардейский 2-й Бендерский батальон), общей численностью 5000 человек[64] и небольшой части 14-й армии, принявшей воинскую присягу ПМР (точная численность её бойцов, принимавших непосредственное участие в боях, не установлена). Приднестровские ополченцы получали от 14-й армии оружие и отдельные единцы бронетехники[63] путём блокирования российских воинских частей приднестровскими женщинами.

ОБРАЩЕНИЕ
женского забастовочного комитета к женщинам Приднестровья
14-я армия держит жёсткий нейтралитет. Но каждую ночь по всей линии фронта идут перестрелки. Молдова обвиняет нас в том, что мы, нарушая пермирие, якобы первыми открываем огонь. Клеветнически обвиняя нас перед всем миром, Молдова активно накапливает боевую технику, мобилизует на фронт население[12], начиная с 16-ти лет.

22 апреля 1992 года в 17.00 отправиться на боевые позиции без оружия. Мы призываем женщин соседней Молдовы так же стать со своей стороны буфером мира с правого берега. Мы не гарантируем, что со стороны Молдовы не будет открыт огонь по Вам.
Председатель женского забастовочного комитета Приднестровья Г. С.АНДРЕЕВА

[65]

В целом, вооружение приднестровских ополченцев[66] было зачастую устаревшим[67] или учебно-боевыми[6], и его катастрофически не хватало[68]; так, к примеру, приехавший на помощь приднестровцам из Москвы юный Игорь Стрелков[69] воевал с трёхлинейной винтовкой образца 1891 года, из-за неисправности перезаряжаемой вручную, переделанной под пулемётный патрон[67].

В целом, я за время Приднестровской кампании, которая для меня длилась полтора месяца, стрелял только на вспышки, несколько раз. По ночам их стрелки проходили нейтральный квартал, вылазили на балконы и стреляли из окон, несколько раз я отвечал на вспышки. Попал — не попал? Думаю, что никуда я не попал на самом деле.

На самом деле это был совершенно жуткий дилетантизм. Но определенный опыт я приобрел. В первую очередь, хотя бы в том, что стал знать изнутри, что такое необученное, неорганизованное, плохо вооруженное ополчение. Что от него можно ожидать, а чего ожидать нельзя.[67]

Но, ещё 19 мая в районе Дубоссар в бой вступили танки Т-64, полученные гвардейцами у колонны 14-й армии в ходе её блокирования приднестровскими женщинами и пришедшими им на помощь 5-тью тысячами жителями г. Дубоссары. Молдавское руководство в ответ обвинило 14-ю армию и Россию в нарушении нейтралитета, а президент Молдовы Мирча Снегур 25 мая на сессии парламента объявил, что его страна находится в состоянии войны с Россией[70], чвто вызвало недоумение у российской стороныК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2505 дней]. На молдавской стороне сражались в Бендерах 1-й, 3-й и 4-й моторизированные пехотные батальоны и бригада ОПОНа.

Внешние изображения
Укреплённая техника гвардии ПМР
[www.otvaga2.narod.ru/otvaga2/war_primenenie/moldova_02.jpg КрАЗ, обшитый листами брони]
[www.otvaga2.narod.ru/otvaga2/war_primenenie/moldova_08.jpg «Броневик», созданный на основе КамАЗа]
[novostipmr.com/sites/default/files/field/image/201506/mr1-alxb.jpg Укреплённый плавающий транспортёр]
[www.acig.org/artman/uploads/cossack_apc_transnistria.jpg Казаки у «бронетранспортёра»]

С обеих сторон в боях были задействованы бронетехника и артиллерия[12]. В частности, с молдавской стороны это были БТР, БМП, БРДМ и МТЛБ, а также гаубицы, зенитные пушки, миномёты калибром 82 мм и 120 мм, противотанковые пушки калибром 100 мм, около 4 единиц ПТУР 9К114 Штурм и одна противоградовая установка «Алазань». К Бендерам выдвинулось несколько танков Т-55, однако их в городе и окрестностях не видели. В боях применялась авиация — два самолета МиГ-29[12]. С приднестровской стороны также были задействованы несколько десятков единиц БТР, БМП, БРДМ, МТЛБ и несколько танков, отобранных у 14-й армии[71]. Также имелось несколько миномётов, противоградовых установок «Алазань» и комплексов ЗСУ «Шилка». Численность молдавской бронетехники превосходила численность приднестровской, поэтому ополченцы и гвардейцы использовали в бою не предназначенные для ведения военных действий машины. В частности, в бой шли ПТС с укреплённой передней частью корпуса, бронированные БАТ-М, обшитые листами брони грузовые автомобили КамАЗ, КрАЗ и т. д.[72]

Штаб 14-й армии располагался в Тирасполе. Численность армейских войск 14-ой армии спорная и оценивается от 5000 до 10000 человек, соблюдавших нейтралитет. Непосредственное участие в боях за Бендеры (внутри территорий своих воинских частей) приняла лишь ракетная бригада 59-ой мотострелковой дивизии, отбивая атаку на них молдавских вооружённых сил. 14-я армия обладала несколькими десятками танков Т-64, небольшой частью из них смогли завладеть приднестровские жители. Так, ещё 19 мая в районе Дубоссар в бой вступили танки Т-64, полученные женщинами (и переданные ополченцам) у колонны 14-й армии в ходе её блокирования приднестровскими женщинами и пришедшими им на помощь 5-тью тысячами жителями г. Дубоссары.

Молдавское руководство обвинило 14-ю армию и Россию в нарушении нейтралитета[70], а президент Молдовы Мирча Снегур 25 мая на сессии парламента объявил, что его страна находится в состоянии войны с Россией[73], но Россия воевать отказалась, однако с 27 июля 1992 года поменяла командующего 14-ой армии на более жёсткого А.Лебедя.

23 июня 1992 года с документами на имя «полковника Гусева»[74] Лебедь прибыл с инспекционной поездкой от Министерства обороны России, так как офицеры штаба 14-ой армии с 23.06.1992 отказались подчиняться командующему 14-й гвардейской общевойсковой армией генералу Ю.Неткачеву, обвинив его в работе на Министерство обороны Республики Молдовы в ходе вооружённого конфликта в Приднестровье[75],[76]. В обстановке готовности подавляющего числа военнослужащих 14-ой армии к переходу вместе с вооружением под присягу многонациональному народу Приднестровья А. И. Лебедь был направлен с целью сохранения армии и её вооружения для Министерства обороны России и недопущения её перехода (практически в полном составе) под юрисдикцию ПМР.

С 27 июня 1992 года А. И. Лебедь стал командующим 14-ой гвардейской общевойсковой армией, дислоцированной в Приднестровье. Офицеры из ближнего окружения Ю.Неткачева были переведены в Кишинёв[77] в подчинение полковника Алексея Лебедя, а скомпрометировавший себя генерал Ю.Неткачев переведён был на службу в Военную академию в Москву.

Бои в городе

Инцидент на пороге Бендерской типографии, недалеко от здания полиции

По свидетельству бывшего замминистра внутренних дел Молдовы Бориса Муравского (в 1992 году он был начальником оперативного штаба всех полицейскими сил в зоне приднестровского конфликта), захват г. Бендеры силами Республики Молдовы был детально спланирован ещё 15-16 июня 1992 года, и несогласие с этим он выражал публично, но руководство Молдавии к его доводам не прислушалось, а продолжило приводить амбициозный план в действие[5].

Поводом к вводу вечером 19.06.1992 года молдавских войск в город послужил вечерний инцидент на пороге Бендерской типографии, находившейся на соседней улице от здания полиции Республики Молдовы. По версии Республики Молдовы: точно установить, кто первым открыл огонь, невозможно, поскольку стороны обвиняют в этом друг друга.

По многочисленным свидетельствам находящихся в то время на улице жителей города Бендеры, вооружённые полицейские окружили машину «Москвич» с номерами газеты «За Приднестровье» и открыли огонь из автоматов[7] (Республика Молдова считает газету листовками, так как приднестровские СМИ не имеют регистрации в Республике Молдове). Газеты из типографии забирал майор Ермаков с водителем для раздачи подписчикам-ополченцам.

Михаил В., горожанин: «Я с ребенком отдыхал на скамейке возле памятника Пушкину, недалеко от типографии. Неожиданно услышал крики. В районе типографии около десяти человек скрутили военного, находившегося рядом с „Москвичом“. Один из полицейских поднял автомат вверх и выпустил всю обойму. Спустя некоторое время началась суматоха»[7]

Обе стороны предполагают, что инцидент был спланирован противником с целью развязать открытые военные действия[63],[78].

Молдавская версия инцидента

Когда полицейские подошли к машине майора Ермакова и попросили его предъявить документы, по ним гвардейцами из засады был открыт автоматный огонь. Чтобы разобраться в случившемся, к месту событий прибыл отряд 2-го Бендерского батальона. Когда отряд приблизился к группе полиции, та открыла по нему автоматный огонь. В целях защиты гвардейцы вынуждены были открыть ответный огонь. Полицейские в целях защиты вынуждены были открыть ответный огонь и затребовать военной операции в городе.

Приднестровская версия инцидента

Десятком вооружённых полицейских 19 июня в 17-00, по звонку лояльного Молдове вахтёра с проходной типографии[7], на пороге Бендерской типографии были скручены и арестованы из засады без предъявления обвинений или ордера на арест, выходившие с пачками газет из типографии, майор Ермаков и его водитель[63], при задержании им угрожали оружием и стреляли над их головами из автомата в воздух в присутсвии жителей города и их маленьких детей; арестованных моментально этапировали в Кишинёв. Находившиеся в их руках стопки газет "За Приднестровье", взятых в типографии для расдачи подписчикам-ополченцам были конфискованы и уничтожены полицией. В городе это событие вызвало протесты мирных жителей, что привело к пикетированию ими здания полиции с 18-00 до 19-00. Одновремено из миномёта в присутствии пикетирующих со здания полиции ббыл обстрелян дворец культуры, где проходил праздничный концерт, посвящённый выпускным вечерам школьников[7]. Испугавшиеся самосуда, полицейские открыли огонь поверх голов горожан, но те не разошлись, а открыли ответный огонь поверх здания полиция. Полицейские вызвали на подкрепление две бригады бронетехники ОПОНа и национальной гвардии Молдовы, подготовленных к началу штурма г.Бендеры ещё 15-16 июня, которые прибыли в город в считанные минуты и начали войну в городе, грабя его[79] и штурмуя объекты городской инфраструктуры[5].

После 17 часов вечера 19 июня возле бендерской типографии на улице Пушкина полицией были арестиованы майор Игорь Ермаков и его водитель. По версии молдавской стороны, полицейские приказали Ермакову и водителю сложить оружие, выйти из машины и предъявить документы. Насчёт того, что происходило дальше, у каждой из противоборствующих сторон имеется своя версия. Румынская и молдавская сторона[78] утверждают, что в этот момент (или даже ещё до того, как Ермаков был задержан по группе полицейских и машине неизвестными был открыт автоматный огонь, полиция в свою очередь открыла ответный огонь. Согласно российской[80], украинской (согласно Днестрянскому), приднестровской точек зрения, после задержания майора к нему на помощь прибыли вооружённые приднестровцы, которые был обстреляны со стороны полиции. В любом случае полицейским удалось доставить задержанных и автомобиль в полицейское отделение, расположенное рядом[63]. По версии молдавской стороны, уже в воротах отделения машину обстреляли гвардейцы, что не подтвеождают жители города, находившиеся на месте событий. По версии молдавской стороны, на этот раз обстрел не прекратился, лишь усиливаясь, завязалась перестрелка.

Пальба по улице Пушкина привлекла внимание приднестровских бойцов из казармы гвардии по ул. Старого. Чтобы разобраться в ситуации, в район полиции направилась группа гвардейцев, но недалеко от места назначения попала в засаду — по гвардейцам открыли интенсивный огонь, и они залегли. На стрельбу выехали и бойцы Территориального сводного отряда (ТСО), штаб которого находился в нескольких кварталах от вооруженного инцидента. 10 минут спустя на бендерский Дворец культуры, где проходил концерт ансамбля «Червона калына» упала первая мина (Молдовы). Важно подчеркнуть, что среди первых убитых в инциденте у типографии был приднестровский журналист В. Воздвиженский. Он прибыл вместе с гвардейцами для того, чтобы снять на камеру происходящее, но в ходе боя был застрелен. Тело журналиста эвакуировали прибывшие на помощь спасатели ТСО. В кинокамере кассеты с отснятым видеоматериалом не оказалось. Может быть, когда-то более подробно об этом скажет пресс-секретарь Службы безопасности Молдовы, или в своих мемуарах напишет вышедший в отставку её сотрудник…[7]

В тот же вечер Игоря Ермакова и его водителя вывезли из Бендер в Кишинёв в МВД Молдавии и заключили в изолятор. По его заявлению, он прибыл в типографию за газетами[81]. Молдавские власти считают случай недалеко от полицейского отделения хорошо спланированной провокацией[78].

Вечером отделение полиции было окружено[78], все попытки городских властей и руководителей милиции с одной стороны и руководителей полиции с другой договориться оказались неудачными. К тому моменту в Бендерах находились проживающие в городе: часть депутатов Верховного Совета ПМР и зам.командующего приднестровской гвардией[63].

Начальник молдавской полиции Виктор Гусляков позвонил в МВД Молдавии и попросил массированной помощи, которая моментально прибыла с бронетехникой из Кишинёва (министр внутренних дел страны Константин Анточ отдал приказ о вводе в Бендеры сил МВД Молдавии, приказ о вводе в город войск национальной армии и волонтёров отдал министр обороны Ион Косташ). Руководство силами МВД приняло план: ввести в Бендеры 1-й, 3-й и 4-й пехотные батальоны, бригаду полиции (ОПОН), и их силами деблокировать полицейское отделение, потом занять мост через Днестр и занять оборону[78]. Позже, 20 июня, президент Молдавии Мирча Снегур выступил по телевидению с обращением к гражданам страны. Он мотивировал ввод сил МВД в Бендеры тем, что «приднестровские формирования совершили атаку на отдел бендерской полиции» и войска были введены для предотвращения эскалации дальнейших военных действий и восстановления конституционного порядка[63].

Ввод в Бендеры войск Молдавии и полицейских формирований

К этому времени стрельба у отдела полиции стихла. У гвардейцев и бойцов ТСО закончились боеприпасы, и они, подобрав убитых и раненых, отступили в казармы. «При стихающей стрельбе было понятно, что это провокация, и запущен в действие заранее предусмотренный механизм интервенции. Было понятно, что начавшаяся переброска и ввод Вооруженных сил в Бендеры предусматривают не только защиту полиции, а преследуют цель захватить город[68]

В 19 часов по направлению к Бендерам по Каушанской и Кишинёвской трассам выдвинулись колонны молдавской бронетехники, ОПОН, волонтёры и части национальной армии.

Согласно воспоминаний бывшего министра обороны Республики Молдовы Иона Косташа, взять Бендеры планировалось двумя группами:

  • полковник А. Гамурарь, под его командованием бригада ОПОНа должна была въехать на бронетехнике в город Бендеры с юга с каушанской трассы, пробиться к зданию полиции и выйти в центр г. Бендеры.
  • полковник Л. Карасёв (бывший офицер российской армии, перешедший под присягу Республики Молдовы), под его командованием бригада нациальной армии Молдовы должна была въехать на бронетехнике в город Бендеры с севера с кишиневской трассы, взять под контроль мост между Бендерами и селом Парканы и блокировать его с правого берега[6].

Приднестровские ополченцы в течение марта-мая 1992 года заблокировали все дороги к Бендерам, ведущие со стороны Республики Молдовы с помощью грузовой и строительной техники; кругом были выставлены посты из местных жителей, отлично разбиравшихся даже в темноте на местности, что вызвало серьёзные препятствия для вечернего ввода бронетехники в город.

Молдавская бронетехника преодолела заграждения, таранив их и расстреливая из орудий. Несколько ранее подразделений бронетехники около 21-00[68] вечера молдавские отряды волонтёров ХДНФМ и ХДНП и бригада ОПОНа прорвались в город на автобусах и БМП после двух часов боёв (сломив сопротивление приднестровских блокпостов).

Осада войсками Молдавии Бендерского горисполкома и типографии

Когда в центре города разгорелся масштабный бой, подотчётный ПМР горисполком отдал приказ по ещё фукционировавшему городскому радио объявить сбор ополченцев и добровольцев у здания горисполкома. У горисполкома[68] и у типографии шло сражение. К зданиям, внутри которых находились плохо вооружённые с миминимальным количеством боеприпасов приднестровские добровольцы (а так же работники типографии и горисполкома, депутаты Бендерского городского совета) стягивались дополнительные молдавские формирования.

С 21-00 до 24-00 19 июня 1992 года в город с обеих сторон стягивались дополнительные силы (со стороны ПМР это был лишь десяток тираспольских казаков, из числа не находившихся в тот момент под Дубоссарами или Григориополем[68] [на Кошницком плацдарме]). В полночь Бендер достигла очередная партия молдавской бронетехники, с ходу вступившая в бой с добровольцами из двух батальонов народного ополчения болгар — жителей села Парканы в то время, как официальный Тирасполь старался не вмешиваться в конфликт, пытаясь, по указанию Москвы, всё решить политическими методами. Согласно договорённостям о мирном урегулировании, подписанных с Кишинёвым, вооружённые силы ПМР 18 июня 1992 года были выведены из г. Бендеры за Днестр (за исключением милиции и территориально-спасательных отрядов, состоящих из жителей г. Бендеры). Бендерскую гвардию вывели в село Парканы в расположение перешедшей под приднестровскую присягу бывшей российской воинской части химзащиты в селе Парканы, не смотря на протесты гвардейцев — жителей города Бендеры, единственным отказавшимся выполнить приказ об отводе войск оказался взбунтовавшийся 2-ой бендерский батальон подполковника Костенко). Национальная армия Молдовы так же была выведена c Варницы в направлении соседних сёл 18 июня, но в ночь с 18 на 19 июня двухсоткилометровым марш-броском была переведена на базу под селом Бульбоки[6] бригада полковника Карасёва из-под Бельц, создавая иллюзию подготовки наступления на Григориополь и южнее Рыбницы). Стратегические приднестровские резервы и казачьи формирования были переведены 18 июня[68] под города Дубоссары и Григориополь) и не могли оперативно прибыть на защиту погибавших мирных жителей города Бендеры. Лишь в 1 час 30 минут[6] 20 июня 1992 года радио ПМР по просьбе приднестровских танкистов передало первый сигнал о сборе Народного ополчения.

Приднестровское народное ополчение и рабочие отряды Бендерских заводов оказывали разрозненное сопротивление, что позволило молдавским войскам за ночь с 19 на 20 июня занять почти весь город (кроме зданий типографии и горисполкома, а так же расположения сохранявшей нейтралитет российской военной части). Среди многочисленных свидетелей обороны Бендерского горисполкома был фотокорреспондент газеты «Известия» Валерий Кругликов, который вечером 19 июня приехал в Бендеры собирать материал, когда пришло сообщение об инциденте у типографии[68]. Походный атаман Черноморского казачьего войска ПМР Семён Дриглов погиб в боях на площади перед исполкомом в первые часы ввода войк Молдовы. Параллельно в Бендерах шла мобилизация по приказу горисполкома (который не стал дожидаться приказа из Тирасполя). Срочно были собраны приднестровские рабочие отряды из предприятий г. Бендеры[68]. Из села Гыска, расположенном южнее Бендер (и с апреля 1992 года контролируемом Молдавией) в направлении города выступил местный отряд, лояльный властям ПМР . Несмотря на интенсивные военные действия, руководство Бендер несколько раз связывалось по телефону с парламентом и правительством Молдавии. В ходе ночных вооружённых столкновений погибли гражданские лица. Соседний с Бендерами город Тирасполь заполнили десятки тысячи беженцев, выезжавших из города Бендеры в товарных вагонах по железной дороге 19-20 июня. В итоге на рассвете 20 июня в Тирасполе была объявлена мобилизация.и поднята по тревоге воинская часть в Парканах

Первые бои за мост через Днестр

В 4 часа утра 20.06.1992 года молдавский 1-й батальон мотопехоты вышел к бендерскому мосту и перекрыл его. Это позволило блокировать в Бендерах наспех в ходе ночной мобилизации сформированные многочисленые приднестровские отряды народного ополчения[68], отрезав их от Тирасполя и левобережья Днестра.

Тем временем в городе шли локальные бои: милиция и гвардейцы медлено вытеснялись силами Молдовы из здания милиции и почты (узла связи). Молдавская сторона предпринимала неоднократные безуспещные попытки штурмовать горисполком и типографию с целью выбить из них приднестровских бойцов[68]. Так же атаке подверглись воинские части России сл стороны вооружённых сил Республики Молдовы. Практически вся территория города к рассвету 20.06.1992 года контролировалась молдавскими войсками[68].

Спустя 2 часа после того, как был перекрыт мост, в 6 часов утра несколько приднестровских танков (их численность оценивается в 4—6 машин[63]) попытались по нему прорваться в Бендеры[68]. Два танка (согласно приднестровским источникам — 3[82]) были подбиты из противотанковых пушек МТ-12 «Рапира»[81], остальные прекратили наступление и повернули обратно.

Три неудачных попытки 20 июня деблокировать мост через Днестр привели к смене оперативного командования приднестровских сил: руководство по деблокированию моста принял командир республиканского ТСО, подполковник В. Широков: к казакам и ополченцам присоединились гвардейцы из Тирасполя, а так же тираспольчская милиция и спецподразделение МГБ ПМР «Дельта»[6].

20 июня молдавские войска начали занимать промышленные предприятия города, грабить их склады и вывозить оборудование и продукцию в кишинёвском направлении[63]. В районе подконтрольного ПМР левобережного села Парканы произошла интенсивная перестрелка между молдавскими силами, расположенными на правом берегу Днестра, и приднестровскими парканскими добровольцами, расположенными на левом, прорвавшимся вплавь на зашиту г. Бендеры.

Вмешательство бывших военных 14-й армии, перешедших на сторону Приднестровья

Части 14-й армии, расположенной возле Днестра, на протяжении Приднестровского конфликта соблюдали строгий нейтралитет в противостоянии Молдавии и Приднестровья. Несмотря на это, бронетехника 14-й армии попадала в руки гвардейцев. Так, приднестровские формирования в мае 1992 года получили несколько российских танков, выведя их на позиции у Дубоссар. Также части этой армии в сентябре 1991 года взяли под свой контроль Слободзею, Рыбницу, Григориополь, Дубоссары и Тирасполь. Таким образом, если бы молдавское руководство попыталось вернуть под свой контроль эти города с помощью сил МВД, ему пришлось бы столкнуться с крупными силами российских войск. Хотя 14-я армия соблюдала нейтралитет, её части, расквартированные на линии фронта, часто попадали под перекрёстный огонь. Её вмешательство в конфликт на стороне приднестровского руководства произошло после двух крупных инцидентов в Бендерах 20 июня. Днём молдавские силы МВД неудачно штурмовали Бендерскую крепость, в которой располагались ракетная бригада 14-й армии и химический батальон. В ходе боя за крепость бригада понесла незначительные потери, молдавские силы отступили. Второй инцидент произошёл после того, как по расположению армии был открыт случайный артиллерийский огонь. Армейское руководство потребовало у молдавского командования прекратить боевые действия, а позже направило войска в направлении моста через Днестр, встав на сторону Приднестровья.

К тому моменту гвардейцам удалось овладеть тремя танками Т-64[72] 59-й мотострелковой дивизии 14-й армии и направиться на них к бендерскому мосту. У моста к трём танкам присоединились ещё пять Т-64, после чего началось наступление на Бендеры. В 20 часов вечера на мосту произошёл крупный бой с использованием танков и артиллерии. Есть несколько версий боя у моста: согласно молдавской версии, приднестровцы предприняли массированную пехотную атаку при поддержке российских танков[72]; согласно приднестровской версии, гвардейцы самостоятельно атаковали мост на отобранной[72] у 14-й армии технике[81].

Ранним утром 20 июня молдавские войска вышли к мосту через Днестр и блокировали его, отрезав город Бендеры от Приднестровья. В городе милиция и гвардия по-прежнему оказывали сопротивление, заняв некоторые объекты. Несколько приднестровских танков попытались прорваться по мосту в город, однако были уничтожены войсками Республики Молдовы под командованием на данном участке бывшего российского военного[6] — полковника Карасёва. Днём молдавские силы МВД неудачно штурмовали Бендерскую крепость, в которой располагались ракетная бригада 14-й армии и химический батальон, а затем по расположению армии молдавскими войсками был открыт артиллерийский огонь. После этого инцидента воинская часть 14-й армии в селе Парканы полностью перешла на сторону Приднестровья, приняв присягу на верность многонациональному народу ПМР. Обращена была в бегство и дезертирство основная часть располагавшейся у моста вооружённой группировки Республики Молдовы (кроме офицеров). Разбегалась она в течение дня 20 июня, между несколькими приднестровскими попытками отвоевать мост, приняв танки за подразделение 14-ой армии России[83]); в итоге полковник Карасёв был вынужден в последних боях за мост выставить исключмтельно «офицерский расчет»[84]. Вечером 20 июня 1992 года гвардейцы ПМР, при поддержке танков, угнанных у 14-й армии, в пятый раз атаковали мост через Днестр. С пятой танковой атаки в итоге был деблокирован город поздним вечером 20 июля 1992 года, при этом в молдавский госпиталь были доставлены раненые в бою, до конца боровшиеся за мост, полковник Карасёв и его начальник штаба подполковник Чиходарь.

Фёдор Добров, председатель рабочего комитета города: «Когда прорвался танк и бронетранспортер, и из них стали выскакивать казаки, человек 30-40, наши выбежали из помещений с криками: „Ура!“. Но прибывшие не разобрались и открыли по ним очень плотный огонь. Потом несколько григориопольских казаков, находившиеся рядом с нами на позициях, проползли к исполкому и объяснили ситуацию, после чего те прекратили стрелять. Выяснилось, что прорывавшимся практически не объяснили, кто и где находится. Танки и подкрепления сделали своё дело, разбросав и испугав части Молдовы, находившиеся в городе. Бросая технику, они панически бежали на окраины»[6]
.

На протяжении нескольких дней в Бендерах шли уличные бои с 19 по 23 июня. К 23 июня силы Республики Молдовы были вытеснены в пригороды за Гыску и Протягайловку, а полковник Карасёв скончался в госпитале г. Кишинёва от многочисленных осколочных ран, несоместимых с жизнью. В свою очередь молдавское командование решило использовать авиацию, и 22 июня два молдавских МиГ-29 провели бомбардировку бендерского моста. Бомбы попали в Парканы, разрушив несколько жилых домов[12]. В результате бомбардировки мост не пострадал, но погибло несколько жителей села. 23 июня самолёты попытались совершить бомбардировку нефтяного терминала на Ближнем Хуторе, однако, по заявлению командования 14-й армии, один из самолётов был сбит российскими средствами ПВО[72].

Начало уличных боёв в Бендерах

После боя на мосту гвардейские формирования разбили две молдавские батареи на правом берегу Днестра и направились к горисполкому на улице Суворова. Молдавская сторона потеряла контроль над мостом, что позволило гвардейцам проникнуть в город, соединиться с уже находящимися в нём отрядами милиции и гвардейцев и к 2 часам ночи 22 июня выйти в центр Бендер[63]. В городе начались беспорядочные бои[12], масштабное столкновение между приднестровскими танками и молдавской бронетехникой произошло на улице Суворова[82]. Как молдавская, так и приднестровская стороны широко использовали артиллерию и бронетехнику. Одновременно начался исход беженцев из города. Часть мирных жителей пересекла по мосту Днестр и попала в районы, контролируемые ПМР (80 %), другая часть ушла из Бендер в безопасные районы Украины и Молдавии.

К концу дня молдавская сторона контролировала лишь юг города (в частности, населённые пункты южнее Бендер и микрорайон «Ленинский»), кварталы, прилегающие к полицейскому отделению, и кварталы, находящиеся между югом Бендер и полицейским отделением. К середине дня 22 июня в Бендерах появилась «линия фронта», разделявшая стороны. На Суворовской горе расположилась молдавская миномётная батарея, обстреливавшая подконтрольные гвардейцам территории.

Последствия

Дальнейшие события и политическое значение

После того как молдавские силы были вытеснены на окраины Бендер, уличные бои продолжались ещё несколько недель[12]. Молдавская сторона активно использовала артиллерию и снайперов[12], а также совершала рейды и вылазки на позиции противника[63]. С молдавской стороны была предпринята неудачная попытка бомбардировать мост через Днестр силами ВВС[12]. Хотя авианалёт не возымел ожидаемых результатов, и мост остался цел, он стал неожиданностью для властей ПМР и насторожил Тирасполь. Во время второго вылета на следующий день один МиГ-29 молдавских ВВС, по неподтверждённым данным российской стороны, был сбит[72].

7 июля в Приднестровье прибыли полномочные представители президента России, в тот же день было подписано соглашение о прекращении огня. 21 июля в Москве Борисом Ельциным и Мирчей Снегуром в присутствии Игоря Смирнова было подписано соглашение «О принципах урегулирования вооружённого конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдовы». С 1 августа произошло замораживание конфликта. Согласно выработанным договорённостям, в зоне конфликта был размещён трёхсторонний миротворческий контингент, созданы Объединённая Контрольная Комиссия и Совместные Миротворческие силы. В Приднестровье в качестве миротворческого контингента было размещено 3100 российских, 1200 молдавских и 1200 приднестровских военнослужащих[85].

Со второй половины 1992 года при посредничестве России начались переговоры о статусе Приднестровья, с 1993 года к мирному урегулированию присоединилась ОБСЕ, а с 1995 года — Украина[86]. В настоящее время конфликт остаётся неурегулированным. Часть левобережья Днестра и город Бендеры контролируются Приднестровьем, в свою очередь, часть территории, заявленной руководством ПМР как часть республики, контролируется Молдавией[87][88].

Жертвы, беженцы и разрушения

Данные о количестве жертв в ходе боевых действий в Бендерах противоречивы. В статистическом исследовании российского историка и публициста Ксении Мяло «Россия и СССР в войнах XX века» сообщается о 320 погибших со стороны конституционных сил Молдавии и о 425 со стороны приднестровских сил[89]. По заявлению президента ПМР Игоря Смирнова всего в Бендерах было 342 погибших и 672 раненых (возможно, имелись в виду только жители города)[90]. По другим данным, в Бендерах погибло 489 человек, из которых 132 — мирные жители, 5 — дети. Ранены 1242 человека, из которых 698 — мирные жители, 18 — дети[91]. Согласно данным общества «Мемориал» и приднестровской стороны, количество погибших такое: 203 человека, из них 169 — участники вооружённых формирований или гвардии ПМР, 34 человека (из них 10 — женщины) — гражданские лица. Ранено 245 человек, в том числе 73 женщины и 13 детей. Согласно данным румынской и молдавской стороны, погибло 77 человек, из них 37 — гражданские лица. Ранено 532 человека, из них 184 — мирные жители[63]. Численность беженцев, покинувших город, оценивается в 100 000 человек[64], из них 80 000 были зарегистрированы в Приднестровье.

В ходе боёв было повреждено и уничтожено около 1280 жилых домов, из которых 60 полностью разрушены. Также разрушены 15 объектов здравоохранения и 19 объектов образования, 5 многоэтажных жилых домов государственного жилого фонда, 603 государственных дома повреждены частично. Повреждены 46 предприятий промышленности, транспорта, строительства. В общем городу был причинён ущерб на сумму, превышающую 10 000 000 000 рублей по ценам 1992 года[91].

Уголовные преступления и нарушение прав человека

Обе стороны конфликта заявляют о массовых нарушениях прав человека в районе Бендер в июне-июле 1992 года. Кроме грабежей и разбоев стороны обвиняют друг друга в целенаправленных расстрелах мирного населения (в том числе женщин, стариков и детей)[63]. Значительные неудобства обеим сторонам доставляли снайперы и борьба с ними. Из-за постоянных снайперских и миномётных обстрелов города местные жители не могли хоронить погибших на кладбищах[12], поэтому их хоронили во дворах. Молдавская сторона для ликвидации снайперов открывали по верхним этажам жилых зданий огонь из гранатомётов, что приводило к жертвам среди гражданских лиц (членам приднестровских формирований, кроме специальных подразделений, было запрещено обстреливать жилые дома для уничтожения снайперов)[63].

Прокуратура Молдавии и МВД республики признают факт грабежа города молдавскими добровольцами и отрядами самообороны. Для борьбы с незаконным вывозом имущества из города на дорогах были расставлены патрули, задерживавшие грузовой транспорт и досматривавшие грузы. По заявлениям приднестровского руководства, с молдавской стороны имелись факты насилия над мирным населением. Так, сообщалось о насилии над выпускницами бендерских школ, среди которых значатся и погибшие[92] (бои в Бендерах совпали с выпускными вечерами в Молдавии и Приднестровье), однако по версии правоохранительных органов Молдавии «данные факты не подтвердились», так как заявления родителей погибших и изнасилованных были написаны в правоохранительные органы ПМР, а не Республики Молдовы, что не даёт возможность их расследовать. Также имеются показания, что 19 июня входящие в город части вели огонь из крупнокалиберных пулеметов, расположенных на бронетранспортерах, по жилым домам и дворам, где в тот момент укрывались мирные жители, по гражданским автомобилям с людьми. Днем 20 июня имели место случаи гибели от огня бронетехники мирных граждан, находившихся в домах, уходивших из города, а также пытавшихся оказать помощь раненым гвардейцам[63].

Преступления по расстрелу снайперов-наёмников, молдавских военнопленных, мародёров в своих рядах были совершены 2-ым Бендерским батальоном подполковника запаса Юрия Костенко, поднявшего путч против президента ПМР Игоря Смирнова. Ещё 14 апреля 1992 года прокуратура ПМР предъявила ему обвинение в совершении тяжких преступлений, но прешедшие с обвинениями к нему следователи Прокуратуры ПМР были им безжалостно расстреляны, что привело к мгновенной смерти от инфаркта Генерального прокурора ПМР В.ЧарыеваК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2485 дней]. Ночью 22 июня самовольно оставивший позиции отряд Ю.Костенко вступил в бой против российской воинской части и был частично уничтожен, а большей частью арестован для «фильтрации», батальон был расформирован. Костенко удалось уйти и скрываться три недели в Бендерах. 16 июля 1992 года Ю.Костенко был арестован на выезде из г. Бендеры российской военной комендатурой 14-ой армии и заточён на территории российской воинской части[63].

Лебедь отдал все необходимые распоряжения, и уже утром за задержанным Костенко приехали спецназовцы 14-й армии, чтобы перевезти того в комендатуру. Но сначала Костенко вывезли за город для проведения следственных действий. Неподалеку от села Владимировка военный уазик штаба 14-й армии с номером 54-26 АЛ попал в заранее спланированную засаду, был обстрелян из гранатомета и загорелся. Спецназовцы, охранявшие Костенко, получили ранения и сопротивления нападавшим оказать не смогли. Труп Костенко с отрубленными руками нашли на заднем сиденье автомобиля.

(c)М.Бергман[93]

У приднестровской стороны это убийство вызвало массу вопросов к А.Лебедю и его подчинённому М.Бергману (военному коменданту 14-ой армии и г.Тирасполь), в предварительном заключении у которых находился Костенко, которого должны были передать для суда приднестровской стороне. Главный вопрос был: «Каким образом в сгоревшей машине, где Костенко перед сожжением неизвестные отрубали руки, живыми остались спецназовцы комендатуры, и почему же они, имея спец.подготовки не оказали никакого сопротивления нападавшим, как и нападавшие не тронули их?»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2485 дней]

Расследование этого вопроса вело МГБ ПМР во главе с В.Антюфеевым, с чего и началась его непрекрощающаяся по сей день взаимная «война» против М.Бергмана, его начальника генерала А.Лебедя и его сторонников, имевшего личные счёты с Ю.Костенко ещё со времён совместной службы в Афганистане, когда никому неизвестный лейтенант Ю.Костенко избил старшего офицера А.Лебедя, обвиняя его в расстреле «договорного кишлака» союзников в войне против моджахедов[94].

Лебедю приписывают ликвидацию командира 2-го батальона республиканской гвардии Приднестровской Молдавской Республики Юрия Костенко. Костенко был арестован 16 июля — после того, как он, выдержав двухдневную осаду спецназа 14-й армии, пытался бежать на Украину. 18 июля 1992 года его труп был обнаружен в сгоревшей машине, принадлежавшей штабу 14-й армии, недалеко от села Владимировка[95]

Напишите отзыв о статье "Битва за Бендеры (1992)"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 expert.ru/2014/03/2/kak-nachalsya-pridnestrovskij-konflikt/ EXPERT.RU «Приднестровский конфликт: как все начиналось». Сергей Тихонов «Expert Online» 02 мар 2014
  2. 1 2 Kumar Rupesinghe and Valery A. Tishkov. Dynamics of the Moldova Trans-Dniester ethnic conflict (late 1980s to early 1990s) // [www.unu.edu/unupress/unupbooks/uu12ee/uu12ee0b.htm#7%20large%20scale%20inter%20ethnic%20violence Ethnicity and power in the contemporary world]. — Tokyo — New York — Paris: United Nations University Press, 1996. — ISBN 92-808-0908-3.
  3. 1 2 Richard Humphries [search.japantimes.co.jp/cgi-bin/fv20011008a2.html Transnistria: relic of a bygone era] // The Japan Times. — Oct. 8, 2001. [archive.is/Qn5t Архивировано] из первоисточника 13 июля 2012.
  4. Российская Федерация 2 апреля 1992 года объявила о том, что 14-я армия, дислоцирующаяся в Приднестровье, принедлежит ей
    Источник: [politicom.moldova.org/news/roli-rossiiskoi-federatsii-v-uregulirovanii-pridnestrovskogo-konflikta-41830-rus.html Роль Российской Федерации в урегулировании приднестровского конфликта]
  5. 1 2 3 4 5 6 www.mk.ru/social/2012/08/07/734167-konflikt-glubokoy-zamorozki.html Московский комсомолец 07.08.2012 Конфликт глубокой заморозки. Марина Перевозкина. Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26009 от 8 августа 2012
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 novostipmr.com/ru/news/15-06-20/bitva-za-bendery-chast-iii-srazhenie-za-most 20.06.15 БИТВА ЗА БЕНДЕРЫ. ЧАСТЬ III: «СРАЖЕНИЕ ЗА МОСТ»
  7. 1 2 3 4 5 6 novostipmr.com/ru/news/15-06-18/bitva-za-bendery-chast-i-incident-u-tipografii 18/06/15 БИТВА ЗА БЕНДЕРЫ. ЧАСТЬ I: «ИНЦИДЕНТ У ТИПОГРАФИИ»
  8. novostipmr.com/ru/news/12-09-10/pridnestrovskie-tankisty-otmetili-professionalnyy-prazdnik 10.09.2012 ПРИДНЕСТРОВСКИЕ ТАНКИСТЫ ОТМЕТИЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПРАЗДНИК
  9. limonka.nbp-info.com/199_article_1226838559.html Танкисты в ПМР. "Удалось привлечь таких высокопрофессиональных офицеров, как полковник Лепихов, полковник Астахов, подполковник Мячев. Эти люди закончили академии (Лепихов и Астахов), а Мячев прослужил более 25 лет в танковых частях"
  10. 1 2 www.mopmr.idknet.com/index.php/o-sluzhbe/istoriya/140-istoriya-sozdaniya-vooruzhjonnykh-sil-pridnestrovskoj-moldavskoj-respubliki Официальный сайт Министерства обороны ПМР. История создания Вооружённых сил ПМР
  11. 1 2 3 novostipmr.com/ru/news/15-06-22/bitva-za-bendery-chast-iv-perelom 22.06.15 БИТВА ЗА БЕНДЕРЫ. ЧАСТЬ IV: ПЕРЕЛОМ
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 www.nivestnik.ru/2008_1/21haritonova_21.shtml#_ednref18 ЖУРНАЛ РГГУ. Новый Исторический Вестник № 17 (1) 2008. Н. И. Харитонова. ПРИДНЕСТРОВЬЕ: ВОЙНА И ПЕРЕМИРИЕ (1990—1992 гг.)
  13. expert.ru/russian_reporter/2015/06/pravda-levogo-berega/ EXPERT.RU «Эту историю надо послушать хотя бы теперь» Ольга Андреева 19 фев 2015
    Мы хотели построить измененный Союз, без тотального партийного контроля, без издержек плановой экономики
  14. vestnik.mfa-pmr.org/engine/print.php?newsid=120 Официальный вестник Министерства иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики: перепечатка статьи из Еженедельника «Российские вести», № 39. АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ О ПРИДНЕСТРОВЬЕ И ПЯТОЙ ИМПЕРИИ
    Эта территория не поддалась ельцинско-горбачевскому распаду и деструкции. Она выстояла, туда съехались изгнанники из прежних советских республик, которые сражались за СССР и потерпели поражение, особенно прибалтийцы, эстонцы, латвийцы, литовцы.
    И все эти годы Приднестровье было маленьким осколком Советского Союза. Советский Союз сжался до размеров Приднестровья… для Приднестровья были и более страшные времена, когда его не блокировали, а просто посыпали снарядами , — и оно выстояло
    в тотальной оппозиции к Ельцину и к режиму, потому что я рассматриваю их как главных виновников распада Советского Союза. И всё, что так или иначе сопротивлялось им, всё, что в ту пору напоминало мне о моей родине, об огромной стране, вызывало глубокую симпатию и желание поддержать… Это был островок русско-советского сопротивления
  15. dediserver.eu/hosting/ethnodoc/data/19901129-1.pdf Декларация о суверенитете Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики
    Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика есть суверенное государство в составе Союза ССР. Объявление Верховным Советом ССР Молдова незаконным Закона СССР от 2 августа 1940 года «Об образовании Молдавской ССР» является исторической и политико-правовой основой государственного самоопределения народов Молдавии
    Каждый гражданин ПМССР является одновременно гражданином Союза ССР… Охрана прав, свобод и интересов граждан Приднестровской ПМССР обеспечивается Конституцией СССР
    Граждане Приднестровской МССР проходят действительеную воинскую службу в Вооруженных Силах Союза ССР… До принятия Закона ПМССР о государственной символике на территории республики применяется государственная символика СССР
    Quelle: Bessarabskij vopros i obrazovanie Pridnestrovskoj Moldavskoj Respubliki. Tiraspol’ 1993, S. 111—115. Übersetzung: Souverenitätserklärung der Transnistrischen MSSR
  16. dediserver.eu/hosting/ethnodoc/data/19901129-3.pdf Заявление Верховного Совета ПМССР об отношении к проекту нового союзного договора
  17. dediserver.eu/hosting/ethnodoc/data/19901129-2.pdf Декрет о государственной власти Приднестровской МССР
  18. zavtra.ru/content/view/pridnestrovskie-uroki-dlya-donbassa/ «Приднестровские уроки для Донбасса» Клим Подкова 22 июня 2015 Газета «Завтра»
  19. artofwar.ru/i/iwan_d/text_0260-3.shtml Днестрянский Иван 14-я общевойсковая российская армия в Приднестровском конфликте
  20. www.olvia.idknet.com/ol60-08-01.htm Обращение ветеранов Великой Отечественной войны, труда и Вооруженных Сил Приднестровской Молдавской Республики к министру обороны Российской Федерации Иванову Сергею Борисовичу
  21. www.mopmr.idknet.com/index.php/360-my-ne-mogli-postupit-inache Официальный сайт Министерства обороны ПМР. Раздел История. «Мы не могли поступить иначе»
  22. www.mopmr.idknet.com/index.php/o-sluzhbe/istoriya/648-18-maya-1992-goda-den-perekhoda-inzhenerno-sapernogo-batalona-pod-yurisdiktsiyu-pmr Официальный сайт Министерства обороны ПМР. Раздел Новости. «18 мая 1992 года — день перехода инженерно-сапёрного батальона под юрисдикцию ПМР»
  23. Бабилунга Н. В., Бомешко Б. Г. Приднестровский конфликт: исторические, демографические, политические аспекты. — Тирасполь, 1998.
  24. www.zavtra.ru/content/view/v-pridnestrove-otkryili-pamyatnik-rossijskim-mirotvortsam/ «В Приднестровье открыли памятник российским миротворцам» (фото и видео) 30 июля 2012 Газета «Завтра»
  25. ria.ru/society/20130801/953413614.html 1 августа — день памяти и скорби
  26. 1 2 Приднестровье // Молдавия. Современные тенденции развития. — С. 373.
  27. Энциклопедия. Приднестровская Молдавская Республика: Науч.-справ. изд. / А. З. Волкова и др. — Тирасполь, 2010
  28. www.zavtra.ru/content/view/minus-pridnestrove-/ «Минус Приднестровье» 30 июля 2012 Газета «Завтра»
  29. 1 2 artofwar.ru/i/iwan_d/text_0250.shtml Днестрянский Иван Кампания в Тигине. Приложение 3.
  30. 1 2 3 4 materik.ru/country/detail.php?ID=3509&print=Y Информационно-аналитический портал МАТЕРИК. Институт стран СНГ. Рошка считает, что у его партии благородное и уважаемое прошлое
  31. Этингер Я. Межнациональные конфликты в СНГ и международный опыт // Свободная мысль. −1993. — № 3
  32. 1 2 www.regnum.ru/news/polit/1480140.html ИА Лига русской молодежи: Антирусские речи Лари упоительны для румынских патриотов Бессарабии
  33. 1 2 enews.md/articles/view/2751/ Молдавский информационный портал eNews.md «НЕМНОГО О „ГЕРОЯХ“ ИЛИ 20 ЛЕТ ПО КРУГУ» ПЕЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ МОЛДАВСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ
  34. 1 2 www.dissercat.com/content/pridnestrovskii-konflikt-i-problema-nepriznannykh-gosudarstv-na-postsovetskom-prostranstve-v «Приднестровский конфликт и проблема непризнанных государств на постсоветском пространстве в конце XX — начале XXI вв.» Тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.00, 07.00.03, кандидат исторических наук Харитонова, Наталья Ивановна
  35. 1 2 Скорпк А. П., Черемисова Л. Е. «Непризнанные государства» на постсоветском пространстве // Российское государство и право: история и современность, Новочеркасск, 2005. С. 27-31
  36. Солозобов Ю. М. непризнанная Россия // ЕвроАзия. Информационно-аналитический бюллетень. Июль-Август. 2006. С. 56-59
  37. Идентичность и конфликт в постсоветских государствах / Под. ред. Олкотт М. В., Тишкова В., Малашенко А. М., 1997
  38. История Республики Молдова. С древнейших времён до наших дней = Istoria Republicii Moldova: din cele mai vechi timpuri pină în zilele noastre / Ассоциация учёных Молдовы им. Н. Милеску-Спэтару. — изд. 2-е, переработанное и дополненное. — Кишинёв: Elan Poligraf, 2002. — С. 329. — 360 с. — ISBN 9975-9719-5-4.
  39. Документальная литература:
    1. Непризнанная республика: очерки, документы, хроника. М., 1997. Т. 2.
    2. Непризнанная республика: очерки, документы, хроника. М., 1999. Т. 3.
    3. Непризнанная республика: очерки, документы, хроника. М., 1999. Т. 4.
    4. Непризнанная республика: очерки, документы, хроника. М., 1999. Т. 5.
    5. Бессарабский вопрос и образование Приднестровской Молдавской Республики. Тирасполь. 1993
  40. История Республики Молдова. С древнейших времён до наших дней / Ассоциация учёных Молдовы им. Н. Милеску-Спэтару. — Кишинёв, 2002. — С. 327.
  41. ru.publika.md/link_360631.html Биография депутата Пралментов Молдовы и Румынии поэтессы Л.Лари
  42. gzt.md/article/общество/7184/favicon.ico ИА REGNUM.ru На похороны Леониды Лари правительство выделило 20 тысяч леев
  43. www.terra.md/ru/news/moldova/sdoxla_sobaka_lari/default.aspx ПУСТЬ У МЕНЯ БУДУТ РУКИ ПО ЛОКТИ В КРОВИ, НО Я ВЫШВЫРНУ ОККУПАНТОВ, ПРИШЕЛЬЦЕВ И МАНКУРТОВ ЗА ДНЕСТР
  44. nbm-md.1gb.ru/news/main/sdoxla_sobaka_lari/default.aspx Пусть у меня будут руки по локти в крови, но я вышвырну оккупантов, пришельцев и манкуртов за Днестр
  45. Михайлов В. Русскоязычное население Молдовы на фоне национальных движений // Миграционные процессы после распада СССР, М., 1994; Он же. Субъективные основы национального движения. Саратов, 1993.
  46. Лисецкий A.M. Право на самобытность. Брянск, 1993.
  47. Маркедонов С. СНГ-2. Феномен непризнанных государств // ЕвроАзия. Информационно-аналитический бюллетень. Июль-Август. 2006. С. 6-15
  48. [bestpravo.com/ussr/data01/tex10546.htm Указ Президента СССР о мерах по нормализации обстановки в ССР Молдова.] (Известия, 1990, 23 декабря.)
  49. www.dubossary.ru/news.php?extend.1025 Экипаж машины боевой
  50. www.dubossary.ru/news.php?extend.3153 Народному ополчению — 22 года
  51. www.dubossary.ru/news.php?extend.993 20 лет назад дубоссарцы сделали свой выбор в пользу свободного государства 12.08.2010
  52. [whp057.narod.ru/st6.htm Приднестровская Молдавская Республика].
  53. voronin.md/ru/news/moldova/pizdec_92/default.aspx Информационный портал Республики Молдовы Воронин.мд 30 августа 2010 МОЛДАВИЮ РАЗВАЛИВАЛИ НЕ ПРИДНЕСТРОВЦЫ, А НФМ, СНЕГУРЫ, ХАДЫРКИ, ВИЕРУ, ЛАРИ, ДРУКИ, КОСТИНЫ, ГИМПУ И КОМПАНИЯ
  54. Приднестровье // Молдавия. Современные тенденции развития. — С. 375.
  55. Непризнанная республика. Очерки. Документы. Хроника. — М., 1997. — Т. 1. — С. 97.
  56. www.dubossary.ru/news.php?extend.2163 Сотрудники Дубоссарского РОВД отмечают 21 годовщину перехода под юрисдикцию Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики (видео) 25.09.2012
  57. novostipmr.com/ru/news/13-12-06/22-goda-nazad-grigoriopolskiy-i-slobodzeyskiy-rovd-pereshli-pod 22 года назад Григориопольский и Слободзейский РОВД перешли под юрисдикцию Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики 06.12.2013
  58. www.dubossary.ru/news.php?extend.3795 В Дубоссарах почтили память павших защитников республики (видео) 13.12.2014
  59. www.coldwar.ru/conflicts/pmr/moldavia.php Ивановский Сергей. Приднестровский конфликт
  60. Гросул В.Я. Русофилы и русофобы в истории Молдавии // Россия и страны ближнего зарубежья. М., 1997
  61. expert.ru/russian_reporter/2015/06/pravda-levogo-berega/ EXPERT.RU "Эту историю надо послушать хотя бы теперь" Ольга Андреева 19 фев 2015
  62. [www.tiraspol.net/cities.asp?town=bendery Бендеры] (рус.). Приднестровье online. Проверено 16 июля 2009. [www.webcitation.org/652hcDVjX Архивировано из первоисточника 29 января 2012].
  63. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Коллектив «Мемориал» [www.memo.ru/hr/hotpoints/moldavia/benderyr.htm Массовые и наиболее серьёзные нарушения прав человека и положение в зоне вооружённого конфликта в г. Бендеры. Июнь-июль 1992]. — 1992.
  64. 1 2 3 4 [www.osce.org/documents/mm/1994/06/455_en.pdf Transnistrian conflict. Origins and main issues] (англ.) // OSCE. P. 4
  65. Г. С. Андреева. Фотоальбом «Женщины Приднестровья». Издательство: Совместное приднестровско-турецкое предприятие «ТУР-ПРИ», стр. 47. Тирасполь-1996
  66. antimaydan.info/2015/04/strelkov_vpervye_o_lichnom_284067.html 15.04.2015 Видео-рассказ № 3 И.Стрелкова о своей биографии
    ЦИТАТА:
    «На войну идут снаряжёнными Уходят голыми С войны ничего не берут». Часть 3
  67. 1 2 3 n-rossia.ru/igor-strelkov-vspominaet-trehlineika-v-pridnestrove/ Экслюзивное интервью экс-министра обороны ДНР Игоря Стрелкова «Русской Весне» (Rusnext.ru). 11.07.2015 «Игорь Стрелков вспоминает: „Трехлинейка“ в Приднестровье»
  68. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 novostipmr.com/ru/news/15-06-19/bitva-za-bendery-chast-ii-osada-gorispolkoma 19.06.15 БИТВА ЗА БЕНДЕРЫ. ЧАСТЬ II: «ОСАДА ГОРИСПОЛКОМА»
  69. antimaydan.info/2015/04/strelkov_vpervye_o_lichnom_284067.html 15.04.2015 Видео-рассказ № 1 И.Стрелкова о своей биографии. Часть 1
  70. 1 2 ЛАРИСА Ъ-ЕВТУШИК. [www.kommersant.ru/doc/4950?isSearch=True Перестрелка перешла в перепалку], Журнал "Коммерсантъ Власть" (01.06.1992).
  71. artofwar.ru/i/iwan_d/text_0780.shtml Днестрянский Иван Стальной эпос южного леса.
    ПРИМЕЧАНИЕ: Угнанные приднестровцами танки у 14-армии России, вошедшие в г.Бендеры были в подчинении полковника ПМР (бывшего подполковника РФ) Н.Астахова и его подчинённых, отказавшихся от присяги «нейтральной» России. Они приняли присягу ПМР, как и офицеры, которых 14-ая армия считала своими (в том числе полковник И.Дудкевич). Так как приказа на их увольнение не было от МО РФ, а ПМР не признана Россией, военный комендант РФ М.Бергман, соместно с Республикой Молдовой вёл операции по их задержанию, как дезертиров и расхитетелей военного имущества</span> </li>
  72. 1 2 3 4 5 6 Alexandru Stratulat & Tom Cooper [www.acig.org/artman/publish/article_281.shtml War in Moldova, 1992] (англ.). — 2003.
  73. К.Мяло «Россия и последние войны XX-ого века»
  74. Лебедь, Александр Иванович. Грядет время созидателей (предисловие от С. Полушина) // За державу обидно..... — М.: Редакция газеты «Московская правда», 1995. — 464 с. — 15 000 экз. — ISBN 5-7482-0006-6.
  75. www.oa-14.narod.ru/konflikt-4.htm 14 Гвардейская Общевойсковая Армия. Конфликт (из записок полковника Чернобривого В. Н.)
  76. приднестровец.рф/pridnestrove-novosti/news/bendery/pamyati-aleksandra-ivanovicha-lebedya/ Памяти Александра Ивановича Лебедя
  77. [artofwar.ru/i/iwan_d/text_0260-3.shtml 14-я общевойсковая российская армия в Приднестровском конфликте]
  78. 1 2 3 4 5 Viorel Cibotaru. [www.nato.int/acad/fellow/95-97/cibotaru.pdf Moldovan security concerns: development and perspectives]. P. 8
  79. www.youtube.com/watch?v=30m_uCRDpfo YOUTUBE Видео (кинохроника). Приднестровье 1992. Материалы видеоприложения «Советский воин», которые были показаны в эфире программы 1 канала «до 16-ти и старше» в 1992 г.
  80. К. Г. Мяло. Книга « РОССИЯ И ПОСЛЕДНИЕ ВОЙНЫ XX ВЕКА (1989—2000)» на либ.рус в Интернете
  81. 1 2 3 [nvo.ng.ru/history/2001-06-29/5_memory.html Бендеры-92: горькая память] (рус.) // Независимое военное обозрение. — 2002.
  82. 1 2 [nvpmr.wordpress.com/2008/06/23/агрессор-должен-быть-назван-агрессор/ Агрессор должен быть назван агрессором] (рус.) // Приднестровская газета «Воля». — 2008.
  83. www.youtube.com/watch?v=sm3LpmhUXHY Т-64БВ, война в Приднестровье
  84. artofwar.ru/i/iwan_d/text_0250-3.shtml Днестрянский Иван «Путч» подполковника Костенко. Факты и причины. Приложение 5.
  85. [www.mil.ru/848/1045/1272/17521/17598/index.shtml Совместные Миротворческие силы в Приднестровском регионе Республики Молдова] (рус.) // Министерство обороны Российской Федерации. [web.archive.org/20070312130418/www.mil.ru/848/1045/1272/17521/17598/index.shtml Архивировано] из первоисточника 12 марта 2007.
  86. Andrei Panici [docs.google.com/gview?a=v&q=cache:3dYXNFXqJswJ:miris.eurac.edu/mugs2/do/blob.pdf%3Ftype%3Dpdf%26serial%3D1047909431571+battle+of+bender+transnistria+1992&hl=ru&gl=ua Romanian nationalism in the Republic of Moldova] (англ.).
  87. [geo.1september.ru/article.php?ID=200201704 Новое административное устройство Молдавии]
  88. [www.vspmr.org/Law/?ID=319 Государственный реестр ПМР] в законе «Об административно-территориальном устройстве Приднестровской Молдавской Республики»
  89. Россия и СССР в войнах XX века. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — С. 556.
  90. [bayki.com/info/10733/print Тирасполь благодарит Ющенко за план]
  91. 1 2 Худяков В. В. В цветущих акациях город… Бендеры: люди, события, факты. — Бендеры: Полиграфист, 1999. — С. 377. — ISBN 5-88568-090-6.
  92. [maxpark.com/community/129/content/1286860 ОТРАЖЕНИЕ ВОЕННОЙ АГРЕССИИ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА ПРОТИВ ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ]
  93. artofwar.ru/i/iwan_d/text_0140.shtml Иван Днестрянский. Анафема Михаилу Бергману. Приложение 7.
  94. zavtra.ru/content/view/1996-11-053ruzkoy/ Газета «Завтра» 4 ноября 1996 В.Шурыгин «Лебедь и Руцкой»
  95. www.specnaz.ru/articles/192/27/1695.htm Спецназ России. Газета международной ассоциации ветеранов антитеррора «Альфа» 04.10.2012 «ПУТЬ ГЕНЕРАЛА ЛЕБЕДЯ».
    Автор: Константин КРЫЛОВ
  96. </ol>

Документальное видео (кинохроника)

  • [www.youtube.com/watch?v=30m_uCRDpfo YOUTUBE Видео (кинохроника). Приднестровье 1992. Материалы видеоприложения «Советский воин», которые были показаны в эфире программы 1 канала «до 16-ти и старше» в 1992 г.]
  • [www.youtube.com/watch?v=LdmAaFuXR0U YOUTUBE Видео (кинохроника). Уличные бои в Бендерах (Приднестровье, июнь 1992)]
  • [www.youtube.com/watch?v=V0SShmOFoIk YOUTUBE Видео (кинохроника). Война в Приднестровье (Лето 1992 г.).mp4]
  • [www.youtube.com/watch?v=C77NLp-He1I YOUTUBE Видео (кинохроника). Т-64БВ в боях за г. Бендеры (Приднестровье, июнь 1992)]
  • [www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=_5fMXX3PRxU Бендеры — Видео-хроника 1992 г]
  • [www.youtube.com/watch?v=9y_fFEbNjh0 YOUTUBE Видео (кинохроника). Бендеры. Война (Приднестровье, июнь 1992)]

Литература

На русском (источники России)

  • [www.nivestnik.ru/2008_1/21haritonova_21.shtml#_ednref18 Н. И. Харитонова. ПРИДНЕСТРОВЬЕ: ВОЙНА И ПЕРЕМИРИЕ (1990—1992 гг.)]. Журнал Российского Государственного Гуманитарного Университета «Новый Исторический Вестникъ», № 17(1), 2008 год
  • [www.dissercat.com/content/pridnestrovskii-konflikt-i-problema-nepriznannykh-gosudarstv-na-postsovetskom-prostranstve-v «Приднестровский конфликт и проблема непризнанных государств на постсоветском пространстве в конце XX — начале XXI вв.»] Тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.00, 07.00.03, кандидат исторических наук Н. И. Харитонова
  • Гросул В. Я. Русофилы и русофобы в истории Молдавии // Россия и страны ближнего зарубежья. М., 1997
  • К.Мяло «Россия и последние войны XX-ого века»
  • 1. Непризнанная республика: очерки, документы, хроника. М., 1997. Т. 2.
  • 2. Непризнанная республика: очерки, документы, хроника. М., 1999. Т. 3.
  • 3. Непризнанная республика: очерки, документы, хроника. М., 1999. Т. 4.
  • 4. Непризнанная республика: очерки, документы, хроника. М., 1999. Т. 5.
  • Коллектив «Мемориал» [www.memo.ru/hr/hotpoints/moldavia/benderyr.htm Массовые и наиболее серьёзные нарушения прав человека и положение в зоне вооружённого конфликта в г. Бендеры. Июнь-июль 1992]. — 1992.
  • Этингер Я. Межнациональные конфликты в СНГ и международный опыт // Свободная мысль. −1993. — № 3
  • Лисецкий A.M. Право на самобытность. Брянск, 1993.
  • [mreadz.com/new/index.php?id=280661&pages=34 А.Макашов Книга «Трагедия СССР. Кто ответит за развал»]
  • [www.hrono.ru/text/ru/taras1104.html Написанное болью Ефим Бершин. Дикое поле. Приднестровский разлом. — М.: Текст/журнал «Дружба народов». — 2002.]
  • ОЛЕГ Ъ-МЕДВЕДЕВ. [www.kommersant.ru/doc/3707?isSearch=True Выдь на Днестр. Чей стон раздается?], Журнал "Коммерсантъ Власть" (30.03.1992).
  • Михайлов В. Русскоязычное население Молдовы на фоне национальных движений // Миграционные процессы после распада СССР, М., 1994

На русском (источники Приднестровья)

  • [novostipmr.com/ru/news/15-06-18/bitva-za-bendery-chast-i-incident-u-tipografii|БИТВА ЗА БЕНДЕРЫ. ЧАСТЬ I: «ИНЦИДЕНТ У ТИПОГРАФИИ»]. Задокументированные в 1992-ом году показания участников и очевидцев событий, фотодокументы 19-22.06.1992 Публикация от 18.06.2015 года
  • [novostipmr.com/ru/news/15-06-19/bitva-za-bendery-chast-ii-osada-gorispolkoma|БИТВА ЗА БЕНДЕРЫ. ЧАСТЬ II: «ОСАДА ГОРИСПОЛКОМА»]. Задокументированные в 1992-ом году показания участников и очевидцев событий, фотодокументы 19-22.06.1992. Публикация от 19.06.2015 года
  • [novostipmr.com/ru/news/15-06-20/bitva-za-bendery-chast-iii-srazhenie-za-most|БИТВА ЗА БЕНДЕРЫ. ЧАСТЬ III: «СРАЖЕНИЕ ЗА МОСТ»]. Задокументированные в 1992-ом году показания участников и очевидцев событий, фотодокументы 19-22.06.1992. Публикация от 20.06.2015 года
  • [novostipmr.com/ru/news/15-06-22/bitva-za-bendery-chast-iv-perelom|БИТВА ЗА БЕНДЕРЫ. ЧАСТЬ IV: ПЕРЕЛОМ]. Задокументированные в 1992-ом году показания участников и очевидцев событий, фотодокументы 19-22.06.1992. Публикация от 22.06.2015 года
  • Энциклопедия. Приднестровская Молдавская Республика: Науч.-справ. изд. / А. З. Волкова и др. — Тирасполь, 2010
  • Г. С. Андреева. Фотоальбом «Женщины Приднестровья». Издательство: Совместное приднестровско-турецкое предприятие «ТУР-ПРИ», Тирасполь-1996
  • Бабилунга Н. В., Бомешко Б. Г. Приднестровский конфликт: исторические, демографические, политические аспекты. — Тирасполь, 1998.
  • [mkspmr.idknet.com/content/view/813/2/ Общие новости Верховного Совета] // Пресс центр межведомственного координационного совета при президенте ПМР. — 02.03.2007.
  • [maxpark.com/community/129/content/1286860 ОТРАЖЕНИЕ ВОЕННОЙ АГРЕССИИ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА ПРОТИВ ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ]
  • Худяков В. В. В цветущих акациях город… Бендеры: люди, события, факты. — Бендеры: Полиграфист, 1999. — ISBN 5-88568-090-6.
  • Воловой Г.П. Кровавое лето в Бендерах. — Бендеры: Полиграфист, 1993. — ISBN 5-88568-091-4.

На русском (источники Украины)

  • [artofwar.ru/i/iwan_d/text_0250.shtml Днестрянский Иван. Кампания в Тигине. Приложение 3.]
  • [artofwar.ru/i/iwan_d/text_0250-3.shtml Иван Днестрянский. «Путч» подполковника Костенко. Факты и причины. Приложение 5.]
  • [artofwar.ru/i/iwan_d/text_0780.shtml Днестрянский Иван. Стальной эпос южного леса]
  • [artofwar.ru/i/iwan_d/text_0500.shtml Иван Днестрянский. Копии документов на арест Ю. Костенко 24.04.1992 Прокуратурой ПМР по уголовному делу]
  • [artofwar.ru/i/iwan_d/text_0450.shtml Иван Днестрянский. БРОНЗОВЫЙ ЛЕБЕДЬ НАД ПРИДНЕСТРОВЬЕМ]

На русском (источники Молдавии)

  • История Республики Молдова. С древнейших времён до наших дней = Istoria Republicii Moldova: din cele mai vechi timpuri pină în zilele noastre / Ассоциация учёных Молдовы им. Н. Милеску-Спэтару. — изд. 2-е, переработанное и дополненное. — Кишинёв: Elan Poligraf, 2002. — С. 326—335. — 360 с. — ISBN 9975-9719-5-4.
  • Стати В. История Молдовы.. — Кишинёв: Tipografia Centrală, 2002. — С. 391—403. — 480 с. — ISBN 9975-9504-1-8.
  • Приднестровье // Молдавия. Современные тенденции развития.
  • Руссу И. Г. Заметки о Смутном времени. — Кишинёв, 1999.

На румынском (источники Румынии)

  • Anatolie Muntean, Nicolae Ciubotaru — «Războiul de pe Nistru», Ager — Economistul Publishing House, Bucharest 2004
  • Mihai Grecu, Anatol Ranu — «Trupele ruse în Republica Moldova (Culegere de documente i materiale)», Editura «Litera International», 2004

На английском (международные источники)

  • Andrei Panici [docs.google.com/gview?a=v&q=cache:3dYXNFXqJswJ:miris.eurac.edu/mugs2/do/blob.pdf%3Ftype%3Dpdf%26serial%3D1047909431571+battle+of+bender+transnistria+1992&hl=ru&gl=ua Romanian nationalism in the Republic of Moldova] (англ.).

Ссылки

  • [www.nivestnik.ru/2008_1/21haritonova_21.shtml#_ednref18 ЖУРНАЛ РГГУ. Новый исторический вестник № 17 (1) 2008. Н. И. Харитонова. ПРИДНЕСТРОВЬЕ: ВОЙНА И ПЕРЕМИРИЕ (1990—1992 гг.)]
  • [expert.ru/russian_reporter/2015/06/pravda-levogo-berega/ EXPERT.RU «Эту историю надо послушать хотя бы теперь» Ольга Андреева 19 фев 2015]
  • [www.zavtra.ru/content/view/pyat-vojn-generala-antyufeeva-/ Пять войн генерала Антюфеева]
  • [www.coldwar.ru/conflicts/pmr/moldavia.php Ивановский Сергей. Приднестровский конфликт]
  • [whp057.narod.ru/st6.htm Приднестровская Молдавская Республика].
  • [war.freemd.info/?id=escalation Приднестровский сайт. История войны]
  • [www.pmr.idknet.com/wiki/index.php/Категория:Книга_Памяти Книга Памяти защитников Приднестровья]
  • [www.mopmr.idknet.com/index.php/o-sluzhbe/istoriya/140-istoriya-sozdaniya-vooruzhjonnykh-sil-pridnestrovskoj-moldavskoj-respubliki Официальный сайт Министерства обороны ПМР. История создания Вооружённых сил ПМР]
  • [19iyunya1992.moy.su/ Молдавский сайт на русском языке о событиях в Бендерах 1992 года]
  • [www.transnistria.md/ro/index.html Молдавский сайт на румынском языке о событиях в Приднестровье]
  • [www.segodnya.ua/news/14396229.html 20 лет войне на Днестре: Бендерская трагедия окончательно расколола Молдавию. segodnya.ua. 19 Июня, 2012]
  • Richard Humphries [search.japantimes.co.jp/cgi-bin/fv20011008a2.html Transnistria: relic of a bygone era] // The Japan Times. — Oct. 8, 2001. [archive.is/Qn5t Архивировано] из первоисточника 13 июля 2012.

Отрывок, характеризующий Битва за Бендеры (1992)

– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…
– Да ведь это так… Вы всё к сердцу очень принимаете, – сказал Пьер и стал раскладывать пасьянс.
Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.
Дело же, очевидно, было так: позиция была избрана по реке Колоче, пересекающей большую дорогу не под прямым, а под острым углом, так что левый фланг был в Шевардине, правый около селения Нового и центр в Бородине, при слиянии рек Колочи и Во йны. Позиция эта, под прикрытием реки Колочи, для армии, имеющей целью остановить неприятеля, движущегося по Смоленской дороге к Москве, очевидна для всякого, кто посмотрит на Бородинское поле, забыв о том, как произошло сражение.
Наполеон, выехав 24 го к Валуеву, не увидал (как говорится в историях) позицию русских от Утицы к Бородину (он не мог увидать эту позицию, потому что ее не было) и не увидал передового поста русской армии, а наткнулся в преследовании русского арьергарда на левый фланг позиции русских, на Шевардинский редут, и неожиданно для русских перевел войска через Колочу. И русские, не успев вступить в генеральное сражение, отступили своим левым крылом из позиции, которую они намеревались занять, и заняли новую позицию, которая была не предвидена и не укреплена. Перейдя на левую сторону Колочи, влево от дороги, Наполеон передвинул все будущее сражение справа налево (со стороны русских) и перенес его в поле между Утицей, Семеновским и Бородиным (в это поле, не имеющее в себе ничего более выгодного для позиции, чем всякое другое поле в России), и на этом поле произошло все сражение 26 го числа. В грубой форме план предполагаемого сражения и происшедшего сражения будет следующий:

Ежели бы Наполеон не выехал вечером 24 го числа на Колочу и не велел бы тотчас же вечером атаковать редут, а начал бы атаку на другой день утром, то никто бы не усомнился в том, что Шевардинский редут был левый фланг нашей позиции; и сражение произошло бы так, как мы его ожидали. В таком случае мы, вероятно, еще упорнее бы защищали Шевардинский редут, наш левый фланг; атаковали бы Наполеона в центре или справа, и 24 го произошло бы генеральное сражение на той позиции, которая была укреплена и предвидена. Но так как атака на наш левый фланг произошла вечером, вслед за отступлением нашего арьергарда, то есть непосредственно после сражения при Гридневой, и так как русские военачальники не хотели или не успели начать тогда же 24 го вечером генерального сражения, то первое и главное действие Бородинского сражения было проиграно еще 24 го числа и, очевидно, вело к проигрышу и того, которое было дано 26 го числа.
После потери Шевардинского редута к утру 25 го числа мы оказались без позиции на левом фланге и были поставлены в необходимость отогнуть наше левое крыло и поспешно укреплять его где ни попало.
Но мало того, что 26 го августа русские войска стояли только под защитой слабых, неконченных укреплений, – невыгода этого положения увеличилась еще тем, что русские военачальники, не признав вполне совершившегося факта (потери позиции на левом фланге и перенесения всего будущего поля сражения справа налево), оставались в своей растянутой позиции от села Нового до Утицы и вследствие того должны были передвигать свои войска во время сражения справа налево. Таким образом, во все время сражения русские имели против всей французской армии, направленной на наше левое крыло, вдвое слабейшие силы. (Действия Понятовского против Утицы и Уварова на правом фланге французов составляли отдельные от хода сражения действия.)
Итак, Бородинское сражение произошло совсем не так, как (стараясь скрыть ошибки наших военачальников и вследствие того умаляя славу русского войска и народа) описывают его. Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько только слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов, то есть в таких условиях, в которых не только немыслимо было драться десять часов и сделать сражение нерешительным, но немыслимо было удержать в продолжение трех часов армию от совершенного разгрома и бегства.


25 го утром Пьер выезжал из Можайска. На спуске с огромной крутой и кривой горы, ведущей из города, мимо стоящего на горе направо собора, в котором шла служба и благовестили, Пьер вылез из экипажа и пошел пешком. За ним спускался на горе какой то конный полк с песельниками впереди. Навстречу ему поднимался поезд телег с раненными во вчерашнем деле. Возчики мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с одной стороны на другую. Телеги, на которых лежали и сидели по три и по четыре солдата раненых, прыгали по набросанным в виде мостовой камням на крутом подъеме. Раненые, обвязанные тряпками, бледные, с поджатыми губами и нахмуренными бровями, держась за грядки, прыгали и толкались в телегах. Все почти с наивным детским любопытством смотрели на белую шляпу и зеленый фрак Пьера.
Кучер Пьера сердито кричал на обоз раненых, чтобы они держали к одной. Кавалерийский полк с песнями, спускаясь с горы, надвинулся на дрожки Пьера и стеснил дорогу. Пьер остановился, прижавшись к краю скопанной в горе дороги. Из за откоса горы солнце не доставало в углубление дороги, тут было холодно, сыро; над головой Пьера было яркое августовское утро, и весело разносился трезвон. Одна подвода с ранеными остановилась у края дороги подле самого Пьера. Возчик в лаптях, запыхавшись, подбежал к своей телеге, подсунул камень под задние нешиненые колеса и стал оправлять шлею на своей ставшей лошаденке.
Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.
Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась и надавила Пьера. Кто то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, подходил к иконе.
Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он, возвращаясь к Татариновой, подошел к молебну. Пьер тотчас же узнал Кутузова по его особенной, отличавшейся от всех фигуре.
В длинном сюртуке на огромном толщиной теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своей ныряющей, раскачивающейся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. За Кутузовым был Бенигсен и свита. Несмотря на присутствие главнокомандующего, обратившего на себя внимание всех высших чинов, ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться.
Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, тяжело опустился на колена, кланяясь в землю, и долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости. Седая голова его подергивалась от усилий. Наконец он встал и с детски наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералитет последовал его примеру; потом офицеры, и за ними, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь, с взволнованными лицами, полезли солдаты и ополченцы.


Покачиваясь от давки, охватившей его, Пьер оглядывался вокруг себя.
– Граф, Петр Кирилыч! Вы как здесь? – сказал чей то голос. Пьер оглянулся.
Борис Друбецкой, обчищая рукой коленки, которые он запачкал (вероятно, тоже прикладываясь к иконе), улыбаясь подходил к Пьеру. Борис был одет элегантно, с оттенком походной воинственности. На нем был длинный сюртук и плеть через плечо, так же, как у Кутузова.
Кутузов между тем подошел к деревне и сел в тени ближайшего дома на лавку, которую бегом принес один казак, а другой поспешно покрыл ковриком. Огромная блестящая свита окружила главнокомандующего.
Икона тронулась дальше, сопутствуемая толпой. Пьер шагах в тридцати от Кутузова остановился, разговаривая с Борисом.
Пьер объяснил свое намерение участвовать в сражении и осмотреть позицию.
– Вот как сделайте, – сказал Борис. – Je vous ferai les honneurs du camp. [Я вас буду угощать лагерем.] Лучше всего вы увидите все оттуда, где будет граф Бенигсен. Я ведь при нем состою. Я ему доложу. А если хотите объехать позицию, то поедемте с нами: мы сейчас едем на левый фланг. А потом вернемся, и милости прошу у меня ночевать, и партию составим. Вы ведь знакомы с Дмитрием Сергеичем? Он вот тут стоит, – он указал третий дом в Горках.
– Но мне бы хотелось видеть правый фланг; говорят, он очень силен, – сказал Пьер. – Я бы хотел проехать от Москвы реки и всю позицию.
– Ну, это после можете, а главный – левый фланг…
– Да, да. А где полк князя Болконского, не можете вы указать мне? – спросил Пьер.
– Андрея Николаевича? мы мимо проедем, я вас проведу к нему.
– Что ж левый фланг? – спросил Пьер.
– По правде вам сказать, entre nous, [между нами,] левый фланг наш бог знает в каком положении, – сказал Борис, доверчиво понижая голос, – граф Бенигсен совсем не то предполагал. Он предполагал укрепить вон тот курган, совсем не так… но, – Борис пожал плечами. – Светлейший не захотел, или ему наговорили. Ведь… – И Борис не договорил, потому что в это время к Пьеру подошел Кайсаров, адъютант Кутузова. – А! Паисий Сергеич, – сказал Борис, с свободной улыбкой обращаясь к Кайсарову, – А я вот стараюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как мог светлейший так верно угадать замыслы французов!
– Вы про левый фланг? – сказал Кайсаров.
– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.
Пьер не знал того, что войска эти были поставлены не для защиты позиции, как думал Бенигсен, а были поставлены в скрытое место для засады, то есть для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на подвигавшегося неприятеля. Бенигсен не знал этого и передвинул войска вперед по особенным соображениям, не сказав об этом главнокомандующему.


Князь Андрей в этот ясный августовский вечер 25 го числа лежал, облокотившись на руку, в разломанном сарае деревни Князькова, на краю расположения своего полка. В отверстие сломанной стены он смотрел на шедшую вдоль по забору полосу тридцатилетних берез с обрубленными нижними сучьями, на пашню с разбитыми на ней копнами овса и на кустарник, по которому виднелись дымы костров – солдатских кухонь.
Как ни тесна и никому не нужна и ни тяжка теперь казалась князю Андрею его жизнь, он так же, как и семь лет тому назад в Аустерлице накануне сражения, чувствовал себя взволнованным и раздраженным.
Приказания на завтрашнее сражение были отданы и получены им. Делать ему было больше нечего. Но мысли самые простые, ясные и потому страшные мысли не оставляли его в покое. Он знал, что завтрашнее сражение должно было быть самое страшное изо всех тех, в которых он участвовал, и возможность смерти в первый раз в его жизни, без всякого отношения к житейскому, без соображений о том, как она подействует на других, а только по отношению к нему самому, к его душе, с живостью, почти с достоверностью, просто и ужасно, представилась ему. И с высоты этого представления все, что прежде мучило и занимало его, вдруг осветилось холодным белым светом, без теней, без перспективы, без различия очертаний. Вся жизнь представилась ему волшебным фонарем, в который он долго смотрел сквозь стекло и при искусственном освещении. Теперь он увидал вдруг, без стекла, при ярком дневном свете, эти дурно намалеванные картины. «Да, да, вот они те волновавшие и восхищавшие и мучившие меня ложные образы, – говорил он себе, перебирая в своем воображении главные картины своего волшебного фонаря жизни, глядя теперь на них при этом холодном белом свете дня – ясной мысли о смерти. – Вот они, эти грубо намалеванные фигуры, которые представлялись чем то прекрасным и таинственным. Слава, общественное благо, любовь к женщине, самое отечество – как велики казались мне эти картины, какого глубокого смысла казались они исполненными! И все это так просто, бледно и грубо при холодном белом свете того утра, которое, я чувствую, поднимается для меня». Три главные горя его жизни в особенности останавливали его внимание. Его любовь к женщине, смерть его отца и французское нашествие, захватившее половину России. «Любовь!.. Эта девочка, мне казавшаяся преисполненною таинственных сил. Как же я любил ее! я делал поэтические планы о любви, о счастии с нею. О милый мальчик! – с злостью вслух проговорил он. – Как же! я верил в какую то идеальную любовь, которая должна была мне сохранить ее верность за целый год моего отсутствия! Как нежный голубок басни, она должна была зачахнуть в разлуке со мной. А все это гораздо проще… Все это ужасно просто, гадко!
Отец тоже строил в Лысых Горах и думал, что это его место, его земля, его воздух, его мужики; а пришел Наполеон и, не зная об его существовании, как щепку с дороги, столкнул его, и развалились его Лысые Горы и вся его жизнь. А княжна Марья говорит, что это испытание, посланное свыше. Для чего же испытание, когда его уже нет и не будет? никогда больше не будет! Его нет! Так кому же это испытание? Отечество, погибель Москвы! А завтра меня убьет – и не француз даже, а свой, как вчера разрядил солдат ружье около моего уха, и придут французы, возьмут меня за ноги и за голову и швырнут в яму, чтоб я не вонял им под носом, и сложатся новые условия жизни, которые будут также привычны для других, и я не буду знать про них, и меня не будет».
Он поглядел на полосу берез с их неподвижной желтизной, зеленью и белой корой, блестящих на солнце. «Умереть, чтобы меня убили завтра, чтобы меня не было… чтобы все это было, а меня бы не было». Он живо представил себе отсутствие себя в этой жизни. И эти березы с их светом и тенью, и эти курчавые облака, и этот дым костров – все вокруг преобразилось для него и показалось чем то страшным и угрожающим. Мороз пробежал по его спине. Быстро встав, он вышел из сарая и стал ходить.
За сараем послышались голоса.
– Кто там? – окликнул князь Андрей.
Красноносый капитан Тимохин, бывший ротный командир Долохова, теперь, за убылью офицеров, батальонный командир, робко вошел в сарай. За ним вошли адъютант и казначей полка.
Князь Андрей поспешно встал, выслушал то, что по службе имели передать ему офицеры, передал им еще некоторые приказания и сбирался отпустить их, когда из за сарая послышался знакомый, пришепетывающий голос.
– Que diable! [Черт возьми!] – сказал голос человека, стукнувшегося обо что то.
Князь Андрей, выглянув из сарая, увидал подходящего к нему Пьера, который споткнулся на лежавшую жердь и чуть не упал. Князю Андрею вообще неприятно было видеть людей из своего мира, в особенности же Пьера, который напоминал ему все те тяжелые минуты, которые он пережил в последний приезд в Москву.
– А, вот как! – сказал он. – Какими судьбами? Вот не ждал.
В то время как он говорил это, в глазах его и выражении всего лица было больше чем сухость – была враждебность, которую тотчас же заметил Пьер. Он подходил к сараю в самом оживленном состоянии духа, но, увидав выражение лица князя Андрея, он почувствовал себя стесненным и неловким.
– Я приехал… так… знаете… приехал… мне интересно, – сказал Пьер, уже столько раз в этот день бессмысленно повторявший это слово «интересно». – Я хотел видеть сражение.
– Да, да, а братья масоны что говорят о войне? Как предотвратить ее? – сказал князь Андрей насмешливо. – Ну что Москва? Что мои? Приехали ли наконец в Москву? – спросил он серьезно.
– Приехали. Жюли Друбецкая говорила мне. Я поехал к ним и не застал. Они уехали в подмосковную.


Офицеры хотели откланяться, но князь Андрей, как будто не желая оставаться с глазу на глаз с своим другом, предложил им посидеть и напиться чаю. Подали скамейки и чай. Офицеры не без удивления смотрели на толстую, громадную фигуру Пьера и слушали его рассказы о Москве и о расположении наших войск, которые ему удалось объездить. Князь Андрей молчал, и лицо его так было неприятно, что Пьер обращался более к добродушному батальонному командиру Тимохину, чем к Болконскому.
– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.
– В такую минуту? – укоризненно сказал Пьер.
– В такую минуту, – повторил князь Андрей, – для них это только такая минута, в которую можно подкопаться под врага и получить лишний крестик или ленточку. Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там вверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!
– Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, – проговорил Тимохин. – Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку, пить: не такой день, говорят. – Все помолчали.
Офицеры поднялись. Князь Андрей вышел с ними за сарай, отдавая последние приказания адъютанту. Когда офицеры ушли, Пьер подошел к князю Андрею и только что хотел начать разговор, как по дороге недалеко от сарая застучали копыта трех лошадей, и, взглянув по этому направлению, князь Андрей узнал Вольцогена с Клаузевицем, сопутствуемых казаком. Они близко проехали, продолжая разговаривать, и Пьер с Андреем невольно услыхали следующие фразы:
– Der Krieg muss im Raum verlegt werden. Der Ansicht kann ich nicht genug Preis geben, [Война должна быть перенесена в пространство. Это воззрение я не могу достаточно восхвалить (нем.) ] – говорил один.
– O ja, – сказал другой голос, – da der Zweck ist nur den Feind zu schwachen, so kann man gewiss nicht den Verlust der Privatpersonen in Achtung nehmen. [О да, так как цель состоит в том, чтобы ослабить неприятеля, то нельзя принимать во внимание потери частных лиц (нем.) ]
– O ja, [О да (нем.) ] – подтвердил первый голос.
– Да, im Raum verlegen, [перенести в пространство (нем.) ] – повторил, злобно фыркая носом, князь Андрей, когда они проехали. – Im Raum то [В пространстве (нем.) ] у меня остался отец, и сын, и сестра в Лысых Горах. Ему это все равно. Вот оно то, что я тебе говорил, – эти господа немцы завтра не выиграют сражение, а только нагадят, сколько их сил будет, потому что в его немецкой голове только рассуждения, не стоящие выеденного яйца, а в сердце нет того, что одно только и нужно на завтра, – то, что есть в Тимохине. Они всю Европу отдали ему и приехали нас учить – славные учители! – опять взвизгнул его голос.
– Так вы думаете, что завтрашнее сражение будет выиграно? – сказал Пьер.
– Да, да, – рассеянно сказал князь Андрей. – Одно, что бы я сделал, ежели бы имел власть, – начал он опять, – я не брал бы пленных. Что такое пленные? Это рыцарство. Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить. Ежели они враги мои, то не могут быть друзьями, как бы они там ни разговаривали в Тильзите.
– Да, да, – проговорил Пьер, блестящими глазами глядя на князя Андрея, – я совершенно, совершенно согласен с вами!
Тот вопрос, который с Можайской горы и во весь этот день тревожил Пьера, теперь представился ему совершенно ясным и вполне разрешенным. Он понял теперь весь смысл и все значение этой войны и предстоящего сражения. Все, что он видел в этот день, все значительные, строгие выражения лиц, которые он мельком видел, осветились для него новым светом. Он понял ту скрытую (latente), как говорится в физике, теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти.
– Не брать пленных, – продолжал князь Андрей. – Это одно изменило бы всю войну и сделало бы ее менее жестокой. А то мы играли в войну – вот что скверно, мы великодушничаем и тому подобное. Это великодушничанье и чувствительность – вроде великодушия и чувствительности барыни, с которой делается дурнота, когда она видит убиваемого теленка; она так добра, что не может видеть кровь, но она с аппетитом кушает этого теленка под соусом. Нам толкуют о правах войны, о рыцарстве, о парламентерстве, щадить несчастных и так далее. Все вздор. Я видел в 1805 году рыцарство, парламентерство: нас надули, мы надули. Грабят чужие дома, пускают фальшивые ассигнации, да хуже всего – убивают моих детей, моего отца и говорят о правилах войны и великодушии к врагам. Не брать пленных, а убивать и идти на смерть! Кто дошел до этого так, как я, теми же страданиями…
Князь Андрей, думавший, что ему было все равно, возьмут ли или не возьмут Москву так, как взяли Смоленск, внезапно остановился в своей речи от неожиданной судороги, схватившей его за горло. Он прошелся несколько раз молча, но тлаза его лихорадочно блестели, и губа дрожала, когда он опять стал говорить:
– Ежели бы не было великодушничанья на войне, то мы шли бы только тогда, когда стоит того идти на верную смерть, как теперь. Тогда не было бы войны за то, что Павел Иваныч обидел Михаила Иваныча. А ежели война как теперь, так война. И тогда интенсивность войск была бы не та, как теперь. Тогда бы все эти вестфальцы и гессенцы, которых ведет Наполеон, не пошли бы за ним в Россию, и мы бы не ходили драться в Австрию и в Пруссию, сами не зная зачем. Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьезно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка. А то война – это любимая забава праздных и легкомысленных людей… Военное сословие самое почетное. А что такое война, что нужно для успеха в военном деле, какие нравы военного общества? Цель войны – убийство, орудия войны – шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии; обман и ложь, называемые военными хитростями; нравы военного сословия – отсутствие свободы, то есть дисциплина, праздность, невежество, жестокость, разврат, пьянство. И несмотря на то – это высшее сословие, почитаемое всеми. Все цари, кроме китайского, носят военный мундир, и тому, кто больше убил народа, дают большую награду… Сойдутся, как завтра, на убийство друг друга, перебьют, перекалечат десятки тысяч людей, а потом будут служить благодарственные молебны за то, что побили много люден (которых число еще прибавляют), и провозглашают победу, полагая, что чем больше побито людей, тем больше заслуга. Как бог оттуда смотрит и слушает их! – тонким, пискливым голосом прокричал князь Андрей. – Ах, душа моя, последнее время мне стало тяжело жить. Я вижу, что стал понимать слишком много. А не годится человеку вкушать от древа познания добра и зла… Ну, да не надолго! – прибавил он. – Однако ты спишь, да и мне пера, поезжай в Горки, – вдруг сказал князь Андрей.
– О нет! – отвечал Пьер, испуганно соболезнующими глазами глядя на князя Андрея.
– Поезжай, поезжай: перед сраженьем нужно выспаться, – повторил князь Андрей. Он быстро подошел к Пьеру, обнял его и поцеловал. – Прощай, ступай, – прокричал он. – Увидимся ли, нет… – и он, поспешно повернувшись, ушел в сарай.
Было уже темно, и Пьер не мог разобрать того выражения, которое было на лице князя Андрея, было ли оно злобно или нежно.
Пьер постоял несколько времени молча, раздумывая, пойти ли за ним или ехать домой. «Нет, ему не нужно! – решил сам собой Пьер, – и я знаю, что это наше последнее свидание». Он тяжело вздохнул и поехал назад в Горки.
Князь Андрей, вернувшись в сарай, лег на ковер, но не мог спать.
Он закрыл глаза. Одни образы сменялись другими. На одном он долго, радостно остановился. Он живо вспомнил один вечер в Петербурге. Наташа с оживленным, взволнованным лицом рассказывала ему, как она в прошлое лето, ходя за грибами, заблудилась в большом лесу. Она несвязно описывала ему и глушь леса, и свои чувства, и разговоры с пчельником, которого она встретила, и, всякую минуту прерываясь в своем рассказе, говорила: «Нет, не могу, я не так рассказываю; нет, вы не понимаете», – несмотря на то, что князь Андрей успокоивал ее, говоря, что он понимает, и действительно понимал все, что она хотела сказать. Наташа была недовольна своими словами, – она чувствовала, что не выходило то страстно поэтическое ощущение, которое она испытала в этот день и которое она хотела выворотить наружу. «Это такая прелесть был этот старик, и темно так в лесу… и такие добрые у него… нет, я не умею рассказать», – говорила она, краснея и волнуясь. Князь Андрей улыбнулся теперь той же радостной улыбкой, которой он улыбался тогда, глядя ей в глаза. «Я понимал ее, – думал князь Андрей. – Не только понимал, но эту то душевную силу, эту искренность, эту открытость душевную, эту то душу ее, которую как будто связывало тело, эту то душу я и любил в ней… так сильно, так счастливо любил…» И вдруг он вспомнил о том, чем кончилась его любовь. «Ему ничего этого не нужно было. Он ничего этого не видел и не понимал. Он видел в ней хорошенькую и свеженькую девочку, с которой он не удостоил связать свою судьбу. А я? И до сих пор он жив и весел».
Князь Андрей, как будто кто нибудь обжег его, вскочил и стал опять ходить перед сараем.


25 го августа, накануне Бородинского сражения, префект дворца императора французов m r de Beausset и полковник Fabvier приехали, первый из Парижа, второй из Мадрида, к императору Наполеону в его стоянку у Валуева.
Переодевшись в придворный мундир, m r de Beausset приказал нести впереди себя привезенную им императору посылку и вошел в первое отделение палатки Наполеона, где, переговариваясь с окружавшими его адъютантами Наполеона, занялся раскупориванием ящика.
Fabvier, не входя в палатку, остановился, разговорясь с знакомыми генералами, у входа в нее.
Император Наполеон еще не выходил из своей спальни и оканчивал свой туалет. Он, пофыркивая и покряхтывая, поворачивался то толстой спиной, то обросшей жирной грудью под щетку, которою камердинер растирал его тело. Другой камердинер, придерживая пальцем склянку, брызгал одеколоном на выхоленное тело императора с таким выражением, которое говорило, что он один мог знать, сколько и куда надо брызнуть одеколону. Короткие волосы Наполеона были мокры и спутаны на лоб. Но лицо его, хоть опухшее и желтое, выражало физическое удовольствие: «Allez ferme, allez toujours…» [Ну еще, крепче…] – приговаривал он, пожимаясь и покряхтывая, растиравшему камердинеру. Адъютант, вошедший в спальню с тем, чтобы доложить императору о том, сколько было во вчерашнем деле взято пленных, передав то, что нужно было, стоял у двери, ожидая позволения уйти. Наполеон, сморщась, взглянул исподлобья на адъютанта.
– Point de prisonniers, – повторил он слова адъютанта. – Il se font demolir. Tant pis pour l'armee russe, – сказал он. – Allez toujours, allez ferme, [Нет пленных. Они заставляют истреблять себя. Тем хуже для русской армии. Ну еще, ну крепче…] – проговорил он, горбатясь и подставляя свои жирные плечи.
– C'est bien! Faites entrer monsieur de Beausset, ainsi que Fabvier, [Хорошо! Пускай войдет де Боссе, и Фабвье тоже.] – сказал он адъютанту, кивнув головой.
– Oui, Sire, [Слушаю, государь.] – и адъютант исчез в дверь палатки. Два камердинера быстро одели его величество, и он, в гвардейском синем мундире, твердыми, быстрыми шагами вышел в приемную.
Боссе в это время торопился руками, устанавливая привезенный им подарок от императрицы на двух стульях, прямо перед входом императора. Но император так неожиданно скоро оделся и вышел, что он не успел вполне приготовить сюрприза.
Наполеон тотчас заметил то, что они делали, и догадался, что они были еще не готовы. Он не захотел лишить их удовольствия сделать ему сюрприз. Он притворился, что не видит господина Боссе, и подозвал к себе Фабвье. Наполеон слушал, строго нахмурившись и молча, то, что говорил Фабвье ему о храбрости и преданности его войск, дравшихся при Саламанке на другом конце Европы и имевших только одну мысль – быть достойными своего императора, и один страх – не угодить ему. Результат сражения был печальный. Наполеон делал иронические замечания во время рассказа Fabvier, как будто он не предполагал, чтобы дело могло идти иначе в его отсутствие.
– Я должен поправить это в Москве, – сказал Наполеон. – A tantot, [До свиданья.] – прибавил он и подозвал де Боссе, который в это время уже успел приготовить сюрприз, уставив что то на стульях, и накрыл что то покрывалом.
Де Боссе низко поклонился тем придворным французским поклоном, которым умели кланяться только старые слуги Бурбонов, и подошел, подавая конверт.
Наполеон весело обратился к нему и подрал его за ухо.
– Вы поспешили, очень рад. Ну, что говорит Париж? – сказал он, вдруг изменяя свое прежде строгое выражение на самое ласковое.
– Sire, tout Paris regrette votre absence, [Государь, весь Париж сожалеет о вашем отсутствии.] – как и должно, ответил де Боссе. Но хотя Наполеон знал, что Боссе должен сказать это или тому подобное, хотя он в свои ясные минуты знал, что это было неправда, ему приятно было это слышать от де Боссе. Он опять удостоил его прикосновения за ухо.
– Je suis fache, de vous avoir fait faire tant de chemin, [Очень сожалею, что заставил вас проехаться так далеко.] – сказал он.
– Sire! Je ne m'attendais pas a moins qu'a vous trouver aux portes de Moscou, [Я ожидал не менее того, как найти вас, государь, у ворот Москвы.] – сказал Боссе.
Наполеон улыбнулся и, рассеянно подняв голову, оглянулся направо. Адъютант плывущим шагом подошел с золотой табакеркой и подставил ее. Наполеон взял ее.
– Да, хорошо случилось для вас, – сказал он, приставляя раскрытую табакерку к носу, – вы любите путешествовать, через три дня вы увидите Москву. Вы, верно, не ждали увидать азиатскую столицу. Вы сделаете приятное путешествие.
Боссе поклонился с благодарностью за эту внимательность к его (неизвестной ему до сей поры) склонности путешествовать.
– А! это что? – сказал Наполеон, заметив, что все придворные смотрели на что то, покрытое покрывалом. Боссе с придворной ловкостью, не показывая спины, сделал вполуоборот два шага назад и в одно и то же время сдернул покрывало и проговорил:
– Подарок вашему величеству от императрицы.
Это был яркими красками написанный Жераром портрет мальчика, рожденного от Наполеона и дочери австрийского императора, которого почему то все называли королем Рима.
Весьма красивый курчавый мальчик, со взглядом, похожим на взгляд Христа в Сикстинской мадонне, изображен был играющим в бильбоке. Шар представлял земной шар, а палочка в другой руке изображала скипетр.
Хотя и не совсем ясно было, что именно хотел выразить живописец, представив так называемого короля Рима протыкающим земной шар палочкой, но аллегория эта, так же как и всем видевшим картину в Париже, так и Наполеону, очевидно, показалась ясною и весьма понравилась.
– Roi de Rome, [Римский король.] – сказал он, грациозным жестом руки указывая на портрет. – Admirable! [Чудесно!] – С свойственной итальянцам способностью изменять произвольно выражение лица, он подошел к портрету и сделал вид задумчивой нежности. Он чувствовал, что то, что он скажет и сделает теперь, – есть история. И ему казалось, что лучшее, что он может сделать теперь, – это то, чтобы он с своим величием, вследствие которого сын его в бильбоке играл земным шаром, чтобы он выказал, в противоположность этого величия, самую простую отеческую нежность. Глаза его отуманились, он подвинулся, оглянулся на стул (стул подскочил под него) и сел на него против портрета. Один жест его – и все на цыпочках вышли, предоставляя самому себе и его чувству великого человека.
Посидев несколько времени и дотронувшись, сам не зная для чего, рукой до шероховатости блика портрета, он встал и опять позвал Боссе и дежурного. Он приказал вынести портрет перед палатку, с тем, чтобы не лишить старую гвардию, стоявшую около его палатки, счастья видеть римского короля, сына и наследника их обожаемого государя.
Как он и ожидал, в то время как он завтракал с господином Боссе, удостоившимся этой чести, перед палаткой слышались восторженные клики сбежавшихся к портрету офицеров и солдат старой гвардии.
– Vive l'Empereur! Vive le Roi de Rome! Vive l'Empereur! [Да здравствует император! Да здравствует римский король!] – слышались восторженные голоса.
После завтрака Наполеон, в присутствии Боссе, продиктовал свой приказ по армии.
– Courte et energique! [Короткий и энергический!] – проговорил Наполеон, когда он прочел сам сразу без поправок написанную прокламацию. В приказе было:
«Воины! Вот сражение, которого вы столько желали. Победа зависит от вас. Она необходима для нас; она доставит нам все нужное: удобные квартиры и скорое возвращение в отечество. Действуйте так, как вы действовали при Аустерлице, Фридланде, Витебске и Смоленске. Пусть позднейшее потомство с гордостью вспомнит о ваших подвигах в сей день. Да скажут о каждом из вас: он был в великой битве под Москвою!»
– De la Moskowa! [Под Москвою!] – повторил Наполеон, и, пригласив к своей прогулке господина Боссе, любившего путешествовать, он вышел из палатки к оседланным лошадям.
– Votre Majeste a trop de bonte, [Вы слишком добры, ваше величество,] – сказал Боссе на приглашение сопутствовать императору: ему хотелось спать и он не умел и боялся ездить верхом.
Но Наполеон кивнул головой путешественнику, и Боссе должен был ехать. Когда Наполеон вышел из палатки, крики гвардейцев пред портретом его сына еще более усилились. Наполеон нахмурился.
– Снимите его, – сказал он, грациозно величественным жестом указывая на портрет. – Ему еще рано видеть поле сражения.
Боссе, закрыв глаза и склонив голову, глубоко вздохнул, этим жестом показывая, как он умел ценить и понимать слова императора.


Весь этот день 25 августа, как говорят его историки, Наполеон провел на коне, осматривая местность, обсуживая планы, представляемые ему его маршалами, и отдавая лично приказания своим генералам.