Битва за Кобрин

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Не следует путать со сражением Отечественной войны 1812 года.
Битва за Кобрин
Основной конфликт: Польская кампания вермахта (Вторая мировая война)

Дислокации войск Польши и Германии на 17 сентября
Дата

14-18 сентября 1939

Место

Кобрин, Польша (ныне Белоруссия)

Итог

неопределённый

Противники
Третий рейх Третий рейх Польша Польша
Командующие
Хайнц Гудериан Адам Эплер
Силы сторон
19-й танковый корпус 60-я пехотная дивизия
Потери
неизвестны неизвестны
  События в Польше в сентябре 1939 года

Польская кампания вермахта Словацкое вторжение в Польшу Польский поход Красной армии военные преступления


Побережье (Гданьская бухта Вестерплатте Гданьск Оксивская Скала Хельская коса) • Граница Жоры Кроянты Хойнице Королевский лес Мокра Ченстохова Пщина Выра Млава Грудзёндз Боры Тухольские Йорданув Венгерская горка Буковец Борова гора Райсько Ружан Петроков Томашув-Мазовецки Пултуск Лодзь Ломжа Визна Воля-Цырусова Барак Илжа Новогруд Варшава Бзура Ярослав Калушин Пшемысль Брвинов Львов Миньск-Мазовецки Сохачев Брест Модлин Яворув Хайновка Красныстав Кобрин Яновские леса Томашов-Любельски Вильно Вулка-Венглова Гродно Пальмиры Ломянки Чесники Красноброд Хусынне Владиполь Шацк Парчев Вытычно Коцк

Битва за Кобрин — одно из сражений в ходе немецкого вторжения в Польшу, которое шло с 14 по 18 сентября 1939 года между немецким 19-м танковым корпусом генерала Хайнца Гудериана и импровизированной польской «кобринской» пехотной дивизией полковника Адама Эплера. Битва шла одновременно с боем за Брест.





Подготовка

После прорыва польской обороны в битве под Визной немецкие войска под командованием генерала Хайнца Гудериана двинулись в сторону Бреста, Ковеля и Кобрина. Их целью было разделение территории Польши на две части, чтобы помешать организации линии обороны на востоке от реки Западный Буг.

Битва

14 сентября 1939 части 19-го танкового корпуса достигнули Бреста и Кобрина. В Бресте располагались небольшие силы под командованием генерала Константина Плисовского, а Кобрин обороняла импровизированная 60-я пехотная дивизия полковника Адама Эплера. Когда полковник Эплер получил донесение о приближении немецких войск, он приказал 2-му батальону 84-го пехотного полка провести отвлекающий манёвр в районе железнодорожной станции Жабинка и деревень Тевли и Огородники. Одовременно 2-й батальон 83-го пехотного полка занялся укреплением позиций вдоль болотистых берегов реки Тростяницы.

15 сентября силы Эплера были замечены немцами и были атакованы бомбардировщиками Люфтваффе, а на следующий день произошло столкновение с основными силами гитлеровцев. После шестичасового боя немцы отошли, понеся значительные потери. Польский батальон захватил несколько орудий и танков, но не мог ими воспользоваться из-за недостатка топлива, после чего отошёл за основную линию польской обороны.

На рассвете 17 сентября разведывательный отряд немецкой 2-й мотопехотной дивизии достиг польской линии. Их попытка обойти поляков с фланга по кладбищу в деревне Федьковичи была отбита благодаря помощи 100-мм гаубиц. Польский батальон отошёл к деревне Пески, где организовал ещё одну засаду. Днём их снова безуспешно атаковала немецкая дивизия.

Основные бои развернулись 18 сентября. Первоначально немцы добились успеха, сумев захватить территории, которые преграждали дорогу на Берёзу-Картускую и путь к основным польским силам. Ожесточённые бои шли также близ канала Королевы Боны, однако немцы так и не сумели в этот день взять Кобрин, а у поляков не было сил, чтобы отбросить врага от окрестностей Кобрина.

Итоги

Получив известия о вступлении советских войск и о первых столкновениях опергруппы «Полесье» с 23-м стрелковым корпусом РККА, генерал Франтишек Клееберг разослал всем формированиям опергруппы «Полесье» (в том числе и 60-й пехотной дивизии) приказ о немедленном прекращении вооружённого сопротивления и отступлении на юг, в направлении пинских болот.

Выполняя приказ, 60-я пехотная дивизия покинула Кобрин и отступила в сторону Дивина. Генерал Клееберг также перенёс штаб опергруппы «Полесье» из Пинска в Любешов.

Напишите отзыв о статье "Битва за Кобрин"

Литература

Colonel Adam Epler. Ostatni żołnierz polski kampanii 1939 roku. — Tel Aviv: Sekcja Oświaty i Kultury WP na Środkowym Wschodzie, 1942.

Отрывок, характеризующий Битва за Кобрин

– Ну, вообще как можно больше говорите. Его страсть – аудиенции; а говорить сам он не любит и не умеет, как увидите.


На выходе император Франц только пристально вгляделся в лицо князя Андрея, стоявшего в назначенном месте между австрийскими офицерами, и кивнул ему своей длинной головой. Но после выхода вчерашний флигель адъютант с учтивостью передал Болконскому желание императора дать ему аудиенцию.
Император Франц принял его, стоя посредине комнаты. Перед тем как начинать разговор, князя Андрея поразило то, что император как будто смешался, не зная, что сказать, и покраснел.
– Скажите, когда началось сражение? – спросил он поспешно.
Князь Андрей отвечал. После этого вопроса следовали другие, столь же простые вопросы: «здоров ли Кутузов? как давно выехал он из Кремса?» и т. п. Император говорил с таким выражением, как будто вся цель его состояла только в том, чтобы сделать известное количество вопросов. Ответы же на эти вопросы, как было слишком очевидно, не могли интересовать его.
– В котором часу началось сражение? – спросил император.
– Не могу донести вашему величеству, в котором часу началось сражение с фронта, но в Дюренштейне, где я находился, войско начало атаку в 6 часу вечера, – сказал Болконский, оживляясь и при этом случае предполагая, что ему удастся представить уже готовое в его голове правдивое описание всего того, что он знал и видел.
Но император улыбнулся и перебил его:
– Сколько миль?
– Откуда и докуда, ваше величество?
– От Дюренштейна до Кремса?
– Три с половиною мили, ваше величество.
– Французы оставили левый берег?
– Как доносили лазутчики, в ночь на плотах переправились последние.
– Достаточно ли фуража в Кремсе?
– Фураж не был доставлен в том количестве…
Император перебил его.
– В котором часу убит генерал Шмит?…
– В семь часов, кажется.
– В 7 часов. Очень печально! Очень печально!
Император сказал, что он благодарит, и поклонился. Князь Андрей вышел и тотчас же со всех сторон был окружен придворными. Со всех сторон глядели на него ласковые глаза и слышались ласковые слова. Вчерашний флигель адъютант делал ему упреки, зачем он не остановился во дворце, и предлагал ему свой дом. Военный министр подошел, поздравляя его с орденом Марии Терезии З й степени, которым жаловал его император. Камергер императрицы приглашал его к ее величеству. Эрцгерцогиня тоже желала его видеть. Он не знал, кому отвечать, и несколько секунд собирался с мыслями. Русский посланник взял его за плечо, отвел к окну и стал говорить с ним.
Вопреки словам Билибина, известие, привезенное им, было принято радостно. Назначено было благодарственное молебствие. Кутузов был награжден Марией Терезией большого креста, и вся армия получила награды. Болконский получал приглашения со всех сторон и всё утро должен был делать визиты главным сановникам Австрии. Окончив свои визиты в пятом часу вечера, мысленно сочиняя письмо отцу о сражении и о своей поездке в Брюнн, князь Андрей возвращался домой к Билибину. У крыльца дома, занимаемого Билибиным, стояла до половины уложенная вещами бричка, и Франц, слуга Билибина, с трудом таща чемодан, вышел из двери.
Прежде чем ехать к Билибину, князь Андрей поехал в книжную лавку запастись на поход книгами и засиделся в лавке.
– Что такое? – спросил Болконский.
– Ach, Erlaucht? – сказал Франц, с трудом взваливая чемодан в бричку. – Wir ziehen noch weiter. Der Bosewicht ist schon wieder hinter uns her! [Ах, ваше сиятельство! Мы отправляемся еще далее. Злодей уж опять за нами по пятам.]
– Что такое? Что? – спрашивал князь Андрей.
Билибин вышел навстречу Болконскому. На всегда спокойном лице Билибина было волнение.
– Non, non, avouez que c'est charmant, – говорил он, – cette histoire du pont de Thabor (мост в Вене). Ils l'ont passe sans coup ferir. [Нет, нет, признайтесь, что это прелесть, эта история с Таборским мостом. Они перешли его без сопротивления.]
Князь Андрей ничего не понимал.
– Да откуда же вы, что вы не знаете того, что уже знают все кучера в городе?