Битва под Неменчином

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Битва под Неменчином
Основной конфликт: Восстание Костюшко
Дата

27 апреля 1794

Место

город Неменчине, ныне Вильнюсский район, Литва

Итог

Победа литовских войск

Противники
Речь Посполитая Россия
Командующие
подполковник Стефан Грабовский полковник Киреев
Силы сторон
360 солдат и 2 орудия 1 450 солдат
Потери
134 человека и 2 орудия 280 человек

Бой под Неменчином состоялся 27 апреля 1794 года во время польского восстания под предводительством Тадеуша Костюшко (март — ноябрь 1794 года.

Сражение между литовским отрядом подполковника Стефана Грабовского и русского отряда под командованием донского полковника Киреева под Неменчине (21 км к северо-востоку от Вильно) завершилось победой литовской армии.



Битва

После восстания в Вильно столичный комендант Якуб Ясинский узнал, что в Неменчине стоит небольшой русский отряд под начальством полковника Киреева (450 солдат). Он состоял из остатков русского гарнизона в Вильно. Якуб Ясинский отправил 26 апреля против русских подполковника Стефана Грабовского.

В это время, в ночь с 26 на 27 апреля, полковник Киреев соединился с однотысячным отрядом Фёдора Левица, который отступил из Вильно по правому берегу р. Вилии. Стефан Грабовский с отрядом из 360 солдат и 2 орудий на рассвете 27 апреля выступил из Неменчине и напал на превосходящие силы русских (1450 солдат).

Произошёл чрезвычайно ожесточенный штыковой бой. Из-за значительного превосходства русских подполковник Стефан Грабовский отступил обратно в Неменчине, куда вскоре прибыл с подкреплением майор Игнацы Эйдзятович (150 солдат). Донской полковник Киреев, узнав о прибытии подкрепления в Неменчине, начал отступать вдоль р. Вилии в сторону Михалишек.

В бою литовцы потеряли 134 солдата и 2 орудия, а русские — 280 солдат.

Источники

  • Andrzej Zahorski, Wypisy źródłowe do historii polskiej sztuki wojennej. Polska sztuka wojenna w okresie powstania kościuszkowskiego, Zeszyt dziesiąty, Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, Warszawa 1960.
  • Bolesław Twardowski: Wojsko Polskie Kościuszki w roku 1794. Poznań: Księgarnia Katolicka, 1894.

Напишите отзыв о статье "Битва под Неменчином"

Отрывок, характеризующий Битва под Неменчином

– Говорить ей теперь… нельзя, – все таки сказала княжна Марья.
– Но что же мне делать?
– Поручите это мне, – сказала княжна Марья. – Я знаю…
Пьер смотрел в глаза княжне Марье.
– Ну, ну… – говорил он.
– Я знаю, что она любит… полюбит вас, – поправилась княжна Марья.
Не успела она сказать эти слова, как Пьер вскочил и с испуганным лицом схватил за руку княжну Марью.
– Отчего вы думаете? Вы думаете, что я могу надеяться? Вы думаете?!
– Да, думаю, – улыбаясь, сказала княжна Марья. – Напишите родителям. И поручите мне. Я скажу ей, когда будет можно. Я желаю этого. И сердце мое чувствует, что это будет.
– Нет, это не может быть! Как я счастлив! Но это не может быть… Как я счастлив! Нет, не может быть! – говорил Пьер, целуя руки княжны Марьи.
– Вы поезжайте в Петербург; это лучше. А я напишу вам, – сказала она.
– В Петербург? Ехать? Хорошо, да, ехать. Но завтра я могу приехать к вам?
На другой день Пьер приехал проститься. Наташа была менее оживлена, чем в прежние дни; но в этот день, иногда взглянув ей в глаза, Пьер чувствовал, что он исчезает, что ни его, ни ее нет больше, а есть одно чувство счастья. «Неужели? Нет, не может быть», – говорил он себе при каждом ее взгляде, жесте, слове, наполнявших его душу радостью.
Когда он, прощаясь с нею, взял ее тонкую, худую руку, он невольно несколько дольше удержал ее в своей.
«Неужели эта рука, это лицо, эти глаза, все это чуждое мне сокровище женской прелести, неужели это все будет вечно мое, привычное, такое же, каким я сам для себя? Нет, это невозможно!..»
– Прощайте, граф, – сказала она ему громко. – Я очень буду ждать вас, – прибавила она шепотом.
И эти простые слова, взгляд и выражение лица, сопровождавшие их, в продолжение двух месяцев составляли предмет неистощимых воспоминаний, объяснений и счастливых мечтаний Пьера. «Я очень буду ждать вас… Да, да, как она сказала? Да, я очень буду ждать вас. Ах, как я счастлив! Что ж это такое, как я счастлив!» – говорил себе Пьер.


В душе Пьера теперь не происходило ничего подобного тому, что происходило в ней в подобных же обстоятельствах во время его сватовства с Элен.
Он не повторял, как тогда, с болезненным стыдом слов, сказанных им, не говорил себе: «Ах, зачем я не сказал этого, и зачем, зачем я сказал тогда „je vous aime“?» [я люблю вас] Теперь, напротив, каждое слово ее, свое он повторял в своем воображении со всеми подробностями лица, улыбки и ничего не хотел ни убавить, ни прибавить: хотел только повторять. Сомнений в том, хорошо ли, или дурно то, что он предпринял, – теперь не было и тени. Одно только страшное сомнение иногда приходило ему в голову. Не во сне ли все это? Не ошиблась ли княжна Марья? Не слишком ли я горд и самонадеян? Я верю; а вдруг, что и должно случиться, княжна Марья скажет ей, а она улыбнется и ответит: «Как странно! Он, верно, ошибся. Разве он не знает, что он человек, просто человек, а я?.. Я совсем другое, высшее».