Битва под Салатами

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Битва под Салатами
Основной конфликт: Восстание Костюшко
Дата

29 июля 1794 года

Место

село Салаты, ныне - Зарасайский район, Утенский уезд, Литва

Итог

Победа литовских повстанцев

Противники
Речь Посполитая Россия
Командующие
генерал-лейтенант князь Ромуальд Гедройц генерал-поручик князь Сергей Фёдорович Голицын
Силы сторон
ок. 600 человек и 4 орудия 2 500 — 3 000 человек и 11 орудий
Потери
неизвестно неизвестно

Битва под Салатами произошла 29 июля 1794 года во время польского восстания под руководством Тадеуша Костюшко.



Битва

Рано утром, после четырёх часов, литовские повстанцы наткнулись на русские силы (2,5 — 3 тыс. чел.), которые, веря в своё превосходство, начали атаковать. Литовцы встретили русскую пехоту массивным артиллерийским огнём, заставив противника остановиться.

Затем в течение почти четырёх часов обе стороны обменивались артиллерийским огнём. Литовские артиллеристы показали своё превосходство, подорвав у врага два воза амуниции, а сами потеряли только один. Генерал-лейтенант Ромуальд Гедройц отправил в атаку свою пехоту вместе с пикинерами и косеньерами. Внезапная атака</span>ruen литовцев вынудила русских выстроиться в каре для успешной обороны.

Князь Ромуальд Гедройц бросил литовскую кавалерию в тыл русского каре, а на фланги отправил пехоту при поддержке артиллерийского огня. В результате литовских атак русское каре разорвалось. Русские солдаты в панике стали отступать, многие утонули в реке. Литовцы захватили пушки, боеприпасы и большое количество амуниции.

Несмотря на преимущество русских в численности и вооружении, литовские повстанцы одержали победу над регулярным царским войском.

Источники

  • Andrzej Zahorski, Wypisy źródłowe do historii polskiej sztuki wojennej. Polska sztuka wojenna w okresie powstania kościuszkowskiego, Zeszyt dziesiąty, Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, Warszawa 1960.
  • Bolesław Twardowski: Wojsko Polskie Kościuszki w roku 1794. Poznań: Księgarnia Katolicka, 1894.
  • Mała Encyklopedia Wojskowa, 1967, Wydanie I

Напишите отзыв о статье "Битва под Салатами"

Отрывок, характеризующий Битва под Салатами


«Кто они? Зачем они? Что им нужно? И когда всё это кончится?» думал Ростов, глядя на переменявшиеся перед ним тени. Боль в руке становилась всё мучительнее. Сон клонил непреодолимо, в глазах прыгали красные круги, и впечатление этих голосов и этих лиц и чувство одиночества сливались с чувством боли. Это они, эти солдаты, раненые и нераненые, – это они то и давили, и тяготили, и выворачивали жилы, и жгли мясо в его разломанной руке и плече. Чтобы избавиться от них, он закрыл глаза.
Он забылся на одну минуту, но в этот короткий промежуток забвения он видел во сне бесчисленное количество предметов: он видел свою мать и ее большую белую руку, видел худенькие плечи Сони, глаза и смех Наташи, и Денисова с его голосом и усами, и Телянина, и всю свою историю с Теляниным и Богданычем. Вся эта история была одно и то же, что этот солдат с резким голосом, и эта то вся история и этот то солдат так мучительно, неотступно держали, давили и все в одну сторону тянули его руку. Он пытался устраняться от них, но они не отпускали ни на волос, ни на секунду его плечо. Оно бы не болело, оно было бы здорово, ежели б они не тянули его; но нельзя было избавиться от них.
Он открыл глаза и поглядел вверх. Черный полог ночи на аршин висел над светом углей. В этом свете летали порошинки падавшего снега. Тушин не возвращался, лекарь не приходил. Он был один, только какой то солдатик сидел теперь голый по другую сторону огня и грел свое худое желтое тело.
«Никому не нужен я! – думал Ростов. – Некому ни помочь, ни пожалеть. А был же и я когда то дома, сильный, веселый, любимый». – Он вздохнул и со вздохом невольно застонал.
– Ай болит что? – спросил солдатик, встряхивая свою рубаху над огнем, и, не дожидаясь ответа, крякнув, прибавил: – Мало ли за день народу попортили – страсть!
Ростов не слушал солдата. Он смотрел на порхавшие над огнем снежинки и вспоминал русскую зиму с теплым, светлым домом, пушистою шубой, быстрыми санями, здоровым телом и со всею любовью и заботою семьи. «И зачем я пошел сюда!» думал он.
На другой день французы не возобновляли нападения, и остаток Багратионова отряда присоединился к армии Кутузова.



Князь Василий не обдумывал своих планов. Он еще менее думал сделать людям зло для того, чтобы приобрести выгоду. Он был только светский человек, успевший в свете и сделавший привычку из этого успеха. У него постоянно, смотря по обстоятельствам, по сближениям с людьми, составлялись различные планы и соображения, в которых он сам не отдавал себе хорошенько отчета, но которые составляли весь интерес его жизни. Не один и не два таких плана и соображения бывало у него в ходу, а десятки, из которых одни только начинали представляться ему, другие достигались, третьи уничтожались. Он не говорил себе, например: «Этот человек теперь в силе, я должен приобрести его доверие и дружбу и через него устроить себе выдачу единовременного пособия», или он не говорил себе: «Вот Пьер богат, я должен заманить его жениться на дочери и занять нужные мне 40 тысяч»; но человек в силе встречался ему, и в ту же минуту инстинкт подсказывал ему, что этот человек может быть полезен, и князь Василий сближался с ним и при первой возможности, без приготовления, по инстинкту, льстил, делался фамильярен, говорил о том, о чем нужно было.