Битва при Ландскруне

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Битва при Ландскруне
Основной конфликт: Датско-шведская война (1675—1679)

Битва при Ландскруне, худ. Й.Ф. Лемке
Дата

14 июля, 1677 года

Место

Ландскруна, Швеция

Итог

победа шведов

Противники
Швеция Дания-Норвегия
Командующие
Карл XI
Симон Грундель-Хельмфельдт (швед.)
Кристиан V
Йоахим Рюдигер фон Гольц
Силы сторон
13,000:[1]

5,000 пехотинцев,
4,000 кавалеристов,
4,000 ополченцев

12,000:[1]

5,000 пехотинцев,
7,000 кавалеристов

Потери
1,800 убитых, раненых и пленных [1] 2,500 убитых, раненых и пленных [1]
 
Датско-шведская война 1675—1679
БорнхольмЭландКёгеХальмстадЛундМальмёЛандскрунаМарстрандЗахват ЕмтландаЗахват БохусленаУддевалла

Битва при Ландскруне — сражение между шведской и датской армиями, состоявшееся 14 июля 1677 года в ходе датско-шведской войны 1675—1679 годов.





Предыстория

12 июля шведская армия из 10000 солдат, усиленная 4000 ополченцев из Смоланда, оставила свой лагерь возле Клиппана и двинулась на юг. Шведы планировали атаковать датскую армию, которая была ослаблена потерями при Мальмё, прежде чем она получит подкрепления из Германии и Австрии. Датчане, однако, уже успели вернуться в Ландскруну и расположились лагерем на холмах к западу от города.

Ход сражения

Рано утром 14 июля Карл XI разбил свою армию на четыре колонны и начал движение на датчан. Но как только шведы приблизились к вражескому лагерю, они обнаружили, что он пуст. Это вызвало некоторое замешательство среди шведских генералов. Большинство из них предполагали, что датский король Кристиан V отступили к Ландскруне, и что шведы должны прервать операцию. Однако Карл был полон решимости дать бой и направился к датскому лагерю.

Между тем в течение ночи Кристиан V провел свою армию вниз с холмов и выстроил её за земляным валом с намерением устроить засаду шведам. Шведский генерал Ашеберг заметил датские войска за валом. Шведы остановились примерно на час и в девять часов выстроились в две линии на северо-востоке, в конце болота. Хотя генералы отговаривали Кристиана, король решил покинуть свою выгодную позицию за валом и атаковать шведов. Две армии начали движение навстречу друг другу и вскоре были разделены только небольшой долиной. Артиллерия начала перестрелку, но ни одна из сторон не была готова атаковать через долину.

Наконец Карл XI и его гвардия на правом фланге устремилась вниз по склону холма и вверх по его другой стороне. Они были немедленно окружены и едва не попали в плен, но в итоге были спасены кавалерией. Остальная часть шведского правого крыла вступила в схватку, и началась битва. Менее чем за час датское левое крыло было разгромлено, и датская артиллерия оказалась в руках шведов.

На датском правом фланге командовал сам Кристиан V. Противостоявший ему шведский фельдмаршал Симон Грундель-Хельмфельт был убит, и шведское левое крыло рассыпалось. Однако, усиленные 4000 ополченцев, шведы смогли отступить и перегруппироваться.

В центре датчане захватили инициативу, и генерал Руссенштайн повел свои полки в атаку. Его левый фланг оказался незащищенным, и туда ударила шведская кавалерия. Осознав бесперспективность дальнейших действий, Кристиан V оставил поле боя в 16:00. К 18:00 все датские войска покинули поле битвы, и шведы удалились в бывший датский лагерь.

Последствия

Причины датской поражения, возможно, кроются в соперничестве между генералами, а также в том, что датские подразделения были смешаны в течение ночи. Датчане также не использовали свой успех на правом фланге, что дало шведам время, чтобы перегруппировать свои подразделения.

При этом шведская победа не оказала особого влияния на исход войны. Пока датчане были сильнее на море и контролировали Ландскруну, они могли легко привезти подкрепление в Сконе. Шведская армия насчитывала 7000 солдат, но этого было недостаточно, чтобы взять Ландскруну. После нескольких стычек у Кристианстада основная часть шведской армии двинулась на север на зимние квартиры.

Напишите отзыв о статье "Битва при Ландскруне"

Примечания

  1. 1 2 3 4 Ericson etc (2003). Svenska slagfält. p. 247.

Литература

  •  (швед.) Ericson etc (2003). Svenska slagfält.

Отрывок, характеризующий Битва при Ландскруне

«Как я не видала ничего? Как могло это зайти так далеко? Неужели она разлюбила князя Андрея? И как могла она допустить до этого Курагина? Он обманщик и злодей, это ясно. Что будет с Nicolas, с милым, благородным Nicolas, когда он узнает про это? Так вот что значило ее взволнованное, решительное и неестественное лицо третьего дня, и вчера, и нынче, думала Соня; но не может быть, чтобы она любила его! Вероятно, не зная от кого, она распечатала это письмо. Вероятно, она оскорблена. Она не может этого сделать!»
Соня утерла слезы и подошла к Наташе, опять вглядываясь в ее лицо.
– Наташа! – сказала она чуть слышно.
Наташа проснулась и увидала Соню.
– А, вернулась?
И с решительностью и нежностью, которая бывает в минуты пробуждения, она обняла подругу, но заметив смущение на лице Сони, лицо Наташи выразило смущение и подозрительность.
– Соня, ты прочла письмо? – сказала она.
– Да, – тихо сказала Соня.
Наташа восторженно улыбнулась.
– Нет, Соня, я не могу больше! – сказала она. – Я не могу больше скрывать от тебя. Ты знаешь, мы любим друг друга!… Соня, голубчик, он пишет… Соня…
Соня, как бы не веря своим ушам, смотрела во все глаза на Наташу.
– А Болконский? – сказала она.
– Ах, Соня, ах коли бы ты могла знать, как я счастлива! – сказала Наташа. – Ты не знаешь, что такое любовь…
– Но, Наташа, неужели то всё кончено?
Наташа большими, открытыми глазами смотрела на Соню, как будто не понимая ее вопроса.
– Что ж, ты отказываешь князю Андрею? – сказала Соня.
– Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай, – с мгновенной досадой сказала Наташа.
– Нет, я не могу этому верить, – повторила Соня. – Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг… Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я тебе не верю, ты шалишь. В три дня забыть всё и так…
– Три дня, – сказала Наташа. – Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Ты этого не можешь понять. Соня, постой, садись тут. – Наташа обняла и поцеловала ее.
– Мне говорили, что это бывает и ты верно слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, и я раба его, и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня? – говорила Наташа с счастливым и испуганным лицом.
– Но ты подумай, что ты делаешь, – говорила Соня, – я не могу этого так оставить. Эти тайные письма… Как ты могла его допустить до этого? – говорила она с ужасом и с отвращением, которое она с трудом скрывала.
– Я тебе говорила, – отвечала Наташа, – что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!
– Так я не допущу до этого, я расскажу, – с прорвавшимися слезами вскрикнула Соня.
– Что ты, ради Бога… Ежели ты расскажешь, ты мой враг, – заговорила Наташа. – Ты хочешь моего несчастия, ты хочешь, чтоб нас разлучили…
Увидав этот страх Наташи, Соня заплакала слезами стыда и жалости за свою подругу.
– Но что было между вами? – спросила она. – Что он говорил тебе? Зачем он не ездит в дом?
Наташа не отвечала на ее вопрос.
– Ради Бога, Соня, никому не говори, не мучай меня, – упрашивала Наташа. – Ты помни, что нельзя вмешиваться в такие дела. Я тебе открыла…
– Но зачем эти тайны! Отчего же он не ездит в дом? – спрашивала Соня. – Отчего он прямо не ищет твоей руки? Ведь князь Андрей дал тебе полную свободу, ежели уж так; но я не верю этому. Наташа, ты подумала, какие могут быть тайные причины ?
Наташа удивленными глазами смотрела на Соню. Видно, ей самой в первый раз представлялся этот вопрос и она не знала, что отвечать на него.
– Какие причины, не знаю. Но стало быть есть причины!
Соня вздохнула и недоверчиво покачала головой.
– Ежели бы были причины… – начала она. Но Наташа угадывая ее сомнение, испуганно перебила ее.
– Соня, нельзя сомневаться в нем, нельзя, нельзя, ты понимаешь ли? – прокричала она.
– Любит ли он тебя?
– Любит ли? – повторила Наташа с улыбкой сожаления о непонятливости своей подруги. – Ведь ты прочла письмо, ты видела его?
– Но если он неблагородный человек?
– Он!… неблагородный человек? Коли бы ты знала! – говорила Наташа.
– Если он благородный человек, то он или должен объявить свое намерение, или перестать видеться с тобой; и ежели ты не хочешь этого сделать, то я сделаю это, я напишу ему, я скажу папа, – решительно сказала Соня.