Бог Отец

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Христианство
Портал:Христианство

Библия
Ветхий Завет · Новый Завет
Апокрифы
Евангелие
Десять заповедей
Нагорная проповедь

Троица
Бог Отец
Бог Сын (Иисус Христос)
Бог Святой Дух

История христианства
Хронология христианства
Раннее христианство
Гностическое христианство
Апостолы
Вселенские соборы
Великий раскол
Крестовые походы
Реформация
Народное христианство

Христианское богословие
Грехопадение · Грех · Благодать
Ипостасный союз
Искупительная жертва · Христология
Спасение · Добродетели
Христианское богослужение · Таинства
Церковь · Эсхатология

Ветви христианства
Католицизм · Православие · Протестантизм
Древние восточные церкви · Антитринитаризм
Численность христиан

Критика христианства
Критика Библии · Возможные источники текста Библии


Бог Оте́ц (греч. Ο Θεός Πατήρ, лат. Deus Pater) — в христианском тринитарном богословии Бог Отец — первая, начальная и причинная ипостась Святой Троицы.

Христианство верит, что Он — Творец мира и человека: «Отец — есть предначинательная причина всего существующего»[1]. Догмат о Боге Отце закреплён в Никео-Цареградском Символе веры:

Ве́рую во Еди́ного Бо́га Отца́ Вседержи́теля, Творца́ не́бу и земли́, ви́димым же всем и неви́димым.

При этом во всём творении и последующем промышлении об ангелах, о людях, о животных, о растениях, о материальных вещах и стихиях, в равной степени всегда участвуют все три Ипостаси Троицы:

Словом Господа сотворены небеса, и Духом уст Его — все воинство их.

Ириней Лионский называет Превечное Слово (Бог Сын) и Дух двумя руками Отца[2].

Бог Сын назвал всех людей Своими братьями:

Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.
отцом себе не называйте никого на земле, и́бо один у вас Отец, Который на небесах.
Я сказал: вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы.

Много писавший о догмате троичности Григорий Богослов даёт следующие характеристики Бога Отца:

  • …будем представлять и называть Отца безначальным и началом — началом как Причину, как Источника, как присносущный Свет…
  • …Отец безначален, потому что ни от кого иного, даже от Себя самого не заимствовал своё бытие.
  • …Дух исходит от Отца: не любопытствуй знать, как исходит.

Греческие богословы считали божественное Лицо Бога Отца началом единства Троицы[3], давшим другим ипостасям их происхождение: «к Единому возводятся Те, Которые происходят от Него, будучи Тремя по вере…»[4]. Поэтому Троица мыслится как Божье Царство — Монархия — Единоначалие Отца — абсолютное Всемогущество в смиренном самопожертвовании.

Согласно христианскому вероучению, Бог Отец познаётся только через Сына Божьего:

никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть

В самом высшем христианском таинстве Евхари́стии — центре жизни православного христианина, почти все молитвы обращены только к Лицу Бога Отца[5].

По причине того, что Бог Отец не являлся людям в видимом образе, Стоглавый собор запретил особые изображения Бога Отца: Сопрестолие, Отечество (икона), Ветхий денми, Распятие в лоне Отчем, Саваоф, Шестоднев, Всевидящее Око, Отче наш, Премудрость Божия и другие. Единственным достойным признано символическое изображение Бога Отца в образе одного из трёх Лиц на иконе Троица преподобного Андрея РублёваК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1175 дней]. В некоторых православных храмах присутствуют изображения Бога Отца в виде седовласого Старца, вверху иконостаса в чине праотцов, в куполе храма, на иконах[6].

Согласно «Лекциям по философии религии» Гегеля, Бог Отец — первое определение абсолютной идеи. Это чистая идеальность и чистое единство с самим собой, абстрактное мышление всеобщего предмета, диалектически вызывающее абсолютное разделение, а далее триединство[7].



См. также

Напишите отзыв о статье "Бог Отец"

Примечания

  1. Василий Великий. PG 32, 136.
  2. Bishop Kallistos Ware. The Orthodox Way. — London-Oxford, 1979. — P. 44
  3. Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви (Глава III. Бог-Троица)
  4. Григорий Богослов. PG, t. 36, col. 148 D-149 А.
  5. [ruskline.ru/analitika/2013/04/05/pnevmatologicheskoe_izmerenie_evharistii Пневматологическое измерение Евхаристии]
  6. [www.sedmitza.ru/text/715337.html Об изображении Бога Отца в Православной Церкви]
  7. см. особенно Гегель Г. В. Ф. Философия религии. В 2 т. Т.2. — С.223-232, то же кратко в «Феноменологии духа»


Отрывок, характеризующий Бог Отец

Наряд Сони был лучше всех. Ее усы и брови необыкновенно шли к ней. Все говорили ей, что она очень хороша, и она находилась в несвойственном ей оживленно энергическом настроении. Какой то внутренний голос говорил ей, что нынче или никогда решится ее судьба, и она в своем мужском платье казалась совсем другим человеком. Луиза Ивановна согласилась, и через полчаса четыре тройки с колокольчиками и бубенчиками, визжа и свистя подрезами по морозному снегу, подъехали к крыльцу.
Наташа первая дала тон святочного веселья, и это веселье, отражаясь от одного к другому, всё более и более усиливалось и дошло до высшей степени в то время, когда все вышли на мороз, и переговариваясь, перекликаясь, смеясь и крича, расселись в сани.
Две тройки были разгонные, третья тройка старого графа с орловским рысаком в корню; четвертая собственная Николая с его низеньким, вороным, косматым коренником. Николай в своем старушечьем наряде, на который он надел гусарский, подпоясанный плащ, стоял в середине своих саней, подобрав вожжи.
Было так светло, что он видел отблескивающие на месячном свете бляхи и глаза лошадей, испуганно оглядывавшихся на седоков, шумевших под темным навесом подъезда.
В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. В сани старого графа сели Диммлер с женой и Петя; в остальные расселись наряженные дворовые.
– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.
– След заячий, много следов! – прозвучал в морозном скованном воздухе голос Наташи.
– Как видно, Nicolas! – сказал голос Сони. – Николай оглянулся на Соню и пригнулся, чтоб ближе рассмотреть ее лицо. Какое то совсем новое, милое, лицо, с черными бровями и усами, в лунном свете, близко и далеко, выглядывало из соболей.
«Это прежде была Соня», подумал Николай. Он ближе вгляделся в нее и улыбнулся.
– Вы что, Nicolas?
– Ничего, – сказал он и повернулся опять к лошадям.
Выехав на торную, большую дорогу, примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – Впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара. Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.
«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку.