Бокас-дель-Торо (провинция)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Бокас-дель-Торо
исп. Bocas del Toro
Флаг
Страна

Панама

Статус

провинция

Включает

4 округа

Административный центр

Бокас-дель-Торо

Дата образования

1903

Губернатор

Ubaldo Vallejos[1]

Население (2010)

125 461[2] (8-е место)

Плотность

27,27 чел./км² (7-е место)

Площадь

4 601 км²
(8-е место)

blank300.png|300px]]

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

[[file:blank300.png
Часовой пояс

UTC-5

Код ISO 3166-2

PA-1

[www.bocasdeltoro.com Официальный сайт]
Координаты: 9°10′ с. ш. 82°30′ з. д. / 9.167° с. ш. 82.500° з. д. / 9.167; -82.500 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=9.167&mlon=-82.500&zoom=12 (O)] (Я)

Бокас-дель-Торо (исп. Bocas del Toro, в пер. уста быка) — провинция в Панаме.





География

Провинция Бокас-дель-Торо расположена на крайнем северо-западе Панамы и прилегает к её границе с Коста-Рикой. Помимо территорий на материке, в её состав входит архипелаг того же названия (Бокас-дель-Торо).

Площадь всей провинции составляет 4 601 км². Численность населения равна 125 461 человек (на 2010 год).

История

Территорию нынешней провинции Бокас-дель-Торо (остров Колон) ещё в 1502 году посетил Христофор Колумб. В 1834 году, когда эта местность входила в Великую Колумбию, был образован округ Бокас-дель-Торо. С 1903 года — провинция Бокас-дель-Торо. В 1941 году она была разделена на 2 округа, в 1945 эти округа были снова объединены в одну провинцию. В 1997 году в ней был учреждён заповедник Ньобе-Бугле.

Административное деление

В административном отношении провинция разделена на четыре округа:

  • Альмиранте (Almirante).
  • Бокас-дель-Торо, включает в себя административный центр провинции. Расположен на острове Колон. Площадь округа составляет 430 км². Образован в 1855 году.
  • Чангинола (Changuinola). Площадь — 4 005 км². Образован в 1970 году.
  • Чирики-Гранде (Chiriquí Grande). Площадь — 208 км². Образован в 1903 году.

Туризм

Провинция Бокас-дель-Торо и в первую очередь архипелаг представляют собой второй по значению туристический объект в Панаме (после столицы страны). Отдыхающих привлекают пляжи и виды Карибского моря, мягкий тропический климат, а также различные достопримечательности, например — морской национальный парк Остров Бастиментос. На островах созданы прекрасные условия для сёрфинга, глубоководных погружений, дайвинга, лодочных экскурсий и т. п.

В 2001-м году на архипелаге Бокас-дель-Торо велись съемки реалити-шоу «Последний герой-1».

Напишите отзыв о статье "Бокас-дель-Торо (провинция)"

Примечания

  1. [www.gacetaoficial.gob.pa/pdfTemp/27571/47338.pdf Decreto 317 de 2 de julio de 2014 - Gaceta Oficial de Panamá]
  2. [statoids.com/upa.html Статистика на сайте statoids.com] (англ.).

Отрывок, характеризующий Бокас-дель-Торо (провинция)

– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.