Болгарский язык

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Болгарский язык
Самоназвание:

Български език

Страны:

Болгария, Македония, Украина, Сербия, Румыния, Греция, Турция, Молдавия, Албания, Россия

Регионы:

Балканский полуостров

Официальный статус:

Болгария
Европейский союз Европейский союз
Афон
Региональный или язык меньшинства[1]:
Румыния Румыния
Словакия Словакия
Украина Украина[2]
Сербия Сербия (общины Босилеград и Димитровград[3])

Регулирующая организация:

Институт болгарского языка[bg] Болгарской академии наук

Общее число говорящих:

между 8[4] и 9 млн[5][6].

Рейтинг:

86

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Славянская ветвь
Южнославянская группа
Восточная подгруппа
Письменность:

кириллица (болгарский алфавит)

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

бол 115

ISO 639-1:

bg

ISO 639-2:

bul

ISO 639-3:

bul

См. также: Проект:Лингвистика

Болга́рский язы́к (български език) — язык болгар, относящийся к южной подгруппе славянской группы индоевропейской языковой семьи. Официальный язык Республики Болгарии. На болгарском написана обширная художественная и научная литература. Общее количество говорящих на болгарском языке в мире на 2014 год — около 9 миллионов человек.

В отличие от большинства славянских языков, в болгарском языке падежи почти исчезли, зато используются определённый, неопределённый[7] и так называемый «нулевой» артикль. За исключением болгарского и близкого к нему македонского, другие славянские языки артиклей не имеют.

Лексически болгарский язык довольно близок к церковнославянскому и до сих пор содержит множество слов, которые считаются архаичными в восточнославянских языках. По историческим причинам болгарский содержит также много слов тюркского происхождения. Примечательное сходство русского и болгарского лексиконов проходит именно через церковь, тогда как стилистически болгарскому гораздо ближе сербский, хорватский и македонский языки.





Диалекты

Болгарский языковой ареал разделяется на две основные диалектные области — восточную и западную. Границей между этими областями, проходящей по территории Болгарии с севера на юг, является изофона произношения гласных на месте ѣ[8][9].

По классификации, опубликованной в издании «Болгарская диалектология» (под редакцией С. Стойкова), восточноболгарские говоры подразделяются на мизийские, балканские и рупские, а западноболгарские говоры — на северо-западные, юго-западные и крайнезападные[10][11][12]. Согласно диалектологической карте болгарского языка, опубликованной отделением диалектологии и лингвистической географии Института болгарского языка[bg], восточноболгарские говоры подразделяют на северо-восточные и юго-восточные, а западноболгарские говоры — на северо-западные и юго-западные[13].

Помимо различий в рефлексах праславянской ѣ, болгарские диалекты характеризуются различиями в произношении гласных на месте праславянской носовой гласной ѫ, в рефлексах сочетаний *tj, *dj, в наличии и степени редукции безударных гласных, в количестве и дистрибуции палатализованных согласных, в развитии членных форм, в наличии или отсутствии тех или иных форм косвенных падежей, во флексиях глаголов настоящего времени, в формах частиц для образования будущего времени и т. д.[14]

Письменность

В основе болгарского алфавита (българска азбука) лежит кириллица, он состоит из 30 букв:

буква болгарское
название
основной
аллофон (МФА)
другие
аллофоны
А а а [a]
Б б бъ [b]
В в въ [v]
Г г гъ [g]
Д д дъ [d]
Е е е [ɛ]
Ж ж жъ [ʒ]
З з зъ [z]
И и и [i]
Й й и кратко [j]
К к къ [k]
Л л лъ [l]
М м мъ [m]
Н н нъ [n]
О о о [ɔ] [о]
буква болгарское
название
основной
аллофон (МФА)
другие
аллофоны
П п пъ [p]
Р р ръ [r]
С с съ [s]
Т т тъ [t]
У у у [u]
Ф ф фъ [f]
Х х хъ [x]
Ц ц цъ [t͡s]
Ч ч чъ [ʧ]
Ш ш шъ [ʃ]
Щ щ штъ [ʃt]
Ъ ъ ер голям [ɤ̞] [ə]
Ь ь ер малък -
Ю ю йу [ju] [u]
Я я йа [ja] [jɐ]

В результате проведённой в 1945 году языковой реформы из болгарского алфавита были исключены буквы ять Ѣ (называемый «е двойно» — «е двойное») и юс большой Ѫ (голям юс)[15][16]. Ять был заменён на я или е, юс большой — на ъ. Реформа 1945 года также отменила написание букв ъ и ь на конце слов (градъ — современное град, царь — современное цар).

Примеры изменения орфографии после 1945 года:
до реформы после реформы
бѣли
цѣлъ
бели
цял
Ваньо
търгъ
царь
човѣкъ
Ваньо
търг
цар
човек
ще бѫдѫ
тѣ сѫ
ще бъда
те са

История

Болгарский язык относится к южной подгруппе славянских языков. В своём историческом развитии он прошёл четыре основных периода:

Староболгарский

Болгарский язык является самым первым славянским языком, получившим письменную форму. Начало формирования [письменного] староболгарского (известного также как старославянский и церковнославянский) языка связывается с созданием в 862 году Константином (Кириллом) и Мефодием славянской азбуки. В 885 г. князь Борис I принимает под своё покровительство учеников Кирилла и Мефодия, бежавших от преследований из Моравии. В 886 г. ученик Кирилла и Мефодия — Климент Охридский, был отправлен в область Кутмицевица (нынешный запад Македонии и восток Албании). Климент создал в Охриде книжную школу и по существу создал новый алфавит, адаптацию греческого и латинского алфавитов на лад болгарского языка. Климент назвал новый алфавит кириллицей по имени своего учителя. В этот период созданы древнейшие памятники старославянского письма, использующие как глаголицу, так и кириллицу.

На протяжении своей истории болгарский язык переживает ряд существенных изменений как в области фонетики, так и в области морфологии и синтаксиса. Значительная часть фонетических изменений болгарского языка, очевидно, была подготовлена его предшествующей фонетической эволюцией. Таковы, например, исчезновение особого звука «Ѣ», исчезновение носовых гласных и как следствие — «смена юсов» (то есть ошибочная замена на письме носового «О» (большой юс), носовым гласным «Е» (малый юс), и наоборот); прояснение и удлинение или отпадение сверхкратких звуков «Ъ» и «Ь» (так называемое «падение редуцированных»). Эта эволюция могла быть поддержана отсутствием данных звуков в языках соседних народов, с которыми болгары состояли в торговых и иных сношениях (в языке семиградских и македонских болгар, живших изолированно, носовые гласные, например, ещё долго сохранялись). Появление в Македонии XIV в. палатальных звуков «К» и «Г», возможно, объясняется влиянием сербского языка, который в связи с расширением сербского государства и усилением роли сербских феодалов стал на некоторое время общим литературным языком болгар и сербов. (Здесь следует отметить, что в Болгарии македонцев считают болгарской этнической группой, а не отдельным народом — отсюда и отношение к македонскому языку как к диалекту).

Среднеболгарский

Произошедшие коренные изменения в грамматическом строе болгарского языка, такие как исчезновение ряда падежных и глагольных форм, появление членных форм (форм с постпозитивным артиклем -ът(а)-, -та, -то, -те) и общий поворот к аналитическому строю языка в болгарском языке XV—XVI веков, могут быть отчасти объяснены совпадением некоторых звуков, а следовательно и окончаний (например, окончания именительного падежа единственного числа женского рода с окончаниями винительного падежа). Другой причиной могло быть влияние соседних языков, например албанского, греческого и особенно румынского языка, в котором наблюдается та же картина. Влияния эти не были, однако, сильны, хотя болгары этой эпохи, согласно историческим свидетельствам, были сильнее всего связаны именно с румынами; определённое значение могло иметь также влияние турецкого языка, но последнее, за некоторыми исключениями (например, распространённые в болгарском языке суффиксы «-лия-», «-лък-» и «-джия-»), сказалось в основном в лексике. Наконец, ускорению процесса разложения старого синтетического строя болгарского языка и возникновению нового аналитического строя могла способствовать смена языка болгарских феодалов и духовенства языком народной массы. При завоевании Болгарии турками боярство и духовенство были частью уничтожены, частью изгнаны, частью отуречены. В последующую эпоху турецкого владычества все классы Болгарии находились до известной степени в одинаково бесправном положении («райя»). Это, при наличии преследования литературного болгарского языка, должно было выдвинуть на первый план язык народной массы.

Новоболгарский

Языковые контакты с соседними балканскими неславянскими языками и последовательность культурных влияний отразилась на лексике болгарского языка. Необходимость заимствования древнеболгарским языком ряда слов производственной, экономической и религиозной сферы из балканского субстрата, как и из новогреческого, турецкого и западноевропейских языков была вызвана процессами и связями в экономической и политической жизни с соседними народами. Тюркоязычные племена протоболгар, смешавшиеся с местными славянскими племенами в самом начале этногенеза болгарского народа, внесли самый первый, хотя и незначительный, вклад в тюркоязычный пласт болгарского языка. С XIV века болгарский язык, в результате завоевания Болгарии турками, подвергся сильному воздействию со стороны османско-турецкого языка: в середине XIX века из 30 тысяч болгарских слов около 5 тысяч были турецкого (в том числе персидского и арабского) происхождения; можно полагать, что ранее доля заимствований была ещё выше; в XVIII веке, например, в некоторых частях Болгарии (в Северо-восточной Болгарии и в окрестностях Варны) болгарский язык под давлением турецкого почти полностью вышел из употребления, а население восприняло турецкий язык, иногда сохраняя при этом принадлежность к православной церкви (например в Варне). Среди массы турецких слов, проникших в болгарский язык, следует отметить обозначения наиболее распространённых у турок орудий производства (стадо, жеребец, загон), экономических и общественных отношений (торговля, богач). Греческий язык также оказал заметное влияние на все сферы болгарского языка, но сильнее всего греческое влияние проявлялось в церковной терминологии и словах высокого стиля.

Но самые существенные изменения связаны с формированием современного литературного болгарского языка, начавшимся в период Болгарского национального возрождения (вторая половина XVIII века — 1878 год). Кроме изменений в лексике, таких как, например, замена тюркизмов славянскими аналогами, в болгарском языке происходят и изменения морфологии — окончательно исчезают падежные формы и инфинитив глагола, а литературный язык воспринимает употребление определённого артикля («член»). Эти особенности, наряду с другими, такими как, например, наличие девяти глагольных времён и четырёх наклонений, сильно отличают болгарский от всех других славянских языков.

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Гласные в болгарском языке[17]
Нелабиализованные
<center>Лабиализованные
переднего ряда заднего ряда переднего ряда заднего ряда
Верхний подъём <center>и <center>у
Средний подъём <center>е <center>ъ <center>о
Нижний подъём <center>а
Согласные в болгарском языке[17]
<center>Сонорные <center>Шумные
<center>взрывные <center>фрикативные <center>аффрикативные
<center>звонкие <center>глухие <center>звонкие <center>глухие <center>глухие
Губные твёрдые <center>м <center>б <center>п <center>в <center>ф
мягкие <center>мʲ <center>бʲ <center>пʲ <center>вʲ <center>фʲ
Переднеязычные зубные твёрдые <center>л, р, н <center>д <center>т <center>з <center>с <center>ц
мягкие <center>лʲ, рʲ <center>дʲ <center>тʲ <center>зʲ <center>сʲ <center>цʲ
Переднеязычные дёсенные твёрдые <center>ж <center>ш (шт) <center>ч
Середнеязычные мягкие <center>й
Заднеязычные твёрдые <center>г <center>к <center>х
мягкие <center>гʲ <center>кʲ <center>хʲ

Сонанты «р», «л» (слогообразующие согласные), существовавшие в староболгарском языке, дали в современном болгарском сочетание сонорных «р», «л» и гласного «ъ». Корневой гласный «ъ» становится так называемым «беглым», и может менять своё местоположение и произноситься перед сонорным согласным или после него: аз държа (я держу), но дръж (держи!). В отличие от русского (сон → сна), ни одна другая гласная в болгарском не является беглой.

Морфология

Грамматические числа в болгарском языке в основном такие же, как в русском — единственное и множественное, но у существительных мужского рода есть особая так называемая счётная («бро̀йна») форма. У существительных, имеющих такую форму, ударение никогда не падает на последний слог. Примеры: един стол (один стул), два сто̀ла (два стула), осемнадесет сто̀ла (восемнадцать стульев), много столове (много стульев); един кон (один конь), два ко̀ня (два коня́), двадесет ко̀ня (двадцать коней), няколко ко̀ня (несколько коней), много коне (много коней). Эта форма используется только для существительных, не обозначающих людей, например нельзя сказать *два министъра, а двама министри.

В болгарском языке имеются остаточные падежные формы у личных местоимений: краткая форма — ще го видя (вин., я его увижу), да му дам (дат., чтобы дать ему); полная форма — при него има вода (род., у него есть вода), на него е съдено (дат., ему суждено) и у вопросительных местоимений: Кого виждаш? (Кого ты видишь?) и На кого е съдено? (кому суждено?). Собственные имена существительные очень часто имеют форму звательного падежа, например, Иване, Петре, жено (жена моя!). Есть падежные флексии и в словах, употреблённых в некоторых фразеологизмах (чаще всего славянского корня), напр. «Слава Богу!», совпадающее с русским.

Числительное

Числительное имя в болгарском языке[17]
<center>Число <center>Количественные <center>Порядковые
<center>м. р. <center>ж. р. <center>ср. р. <center>м. р. <center>ж. р. <center>ср. р. <center>мн. ч.
1 един една едно първи първа първо първи
изкл. - мн. ч. едни
2 два <center>две втори втора второ втори
3 три трети трета трето трети
4 че́тири четвъ́рти четвърта четвърто четвърти
5 пет пети пета пето пети
6 шест шести шеста шесто шести
7 седем седми седма седмо седми
8 осем осми осма осмо осми
9 девет девети девета девето девети
10 десет десети десета десето десети
11 единадесет единадесети единадесета единадесето единаддесети
12 дванадесет дванадесети дванадесета дванадесето дванадесети
13 тринадесет тринадесети тринадесета тринадесето тринадесети
14 четиринадесет четиринадесети четиринадесета четиринадесето четиринадесети
15 петнадесет петнадесети петнадесета петнадесето петнадесети
16 шестнадесет шестнадесети шестнадесета шестнадесето шестнадесети
17 седемнадесет седемнадесети седемнадесета седемнадесето седемнадесети
18 осемнадесет осемнадесети осемнадесета осемнадесето осемнадесети
19 деветнадесет деветнадесети деветнадесета деветнадесето деветнадесети
20 двадесет двадесети двадесета двадесето двадесети
21 двадесет и един двадесет и една двадесет и едно двадесет и първи двадесет и първа двадесет и първо двадесет и първи
22 двадесет и два двадесет и две двадесет и втори двадесет и втора двадесет и второ двадесет и втори
23 двадесет и три двадесет и трети двадесет и трета двадесет и трето двадесет и трети
24 двадесет и четири двадесет и четвърти двадесет и четвърта двадесет и четвърто двадесет и четвърти
25 двадесет и пет двадесет и пети двадесет и пета двадесет и пето двадесет и пети
26 двадесет и шест двадесет и шести двадесет и шеста двадесет и шесто двадесет и шести
27 двадесет и седем двадесет и седми двадесет и седма двадесет и седмо двадесет и седми
28 двадесет и осем двадесет и осми двадесет и осма двадесет и осмо двадесет и осми
29 двадесет и девет двадесет и девети двадесет и девета двадесет и девето двадесет и девети
30 тридесет тридесети тридесета тридесето тридесети
31 тридесет и един тридесет и една тридесет и едно тридесет и първи тридесет и първа тридесет и първо тридесет и първи
32 тридесет и два тридесет и две тридесет и втори тридесет и втора тридесет и второ тридесет и втори
33 тридесет и три тридесет и трети тридесет и трета тридесет и трето тридесет и трети
40 четиридесет четиридесети четиридесета четиридесето четиридесети
50 петдесет петдесети петдесета петдесето петдесети
60 шестдесет шестдесети шестдесета шестдесето шестдесети
70 седемдесет седемдесети седемдесета седемдесето седемдесети
80 осемдесет осемдесети осемдесета осемдесето осемдесети
90 деветдесет деветдесети деветдесета деветдесето деветдесети
100 сто стотен стотна стотно стотни
101 сто и един сто и една сто и едно сто и първи сто и първа сто и първо сто и първи
102 сто и два сто и две сто и втори сто и втора сто и второ сто и втори
103 сто и три сто и трети сто и трета сто и трето сто и трети
200 двеста двустотен двустотна двустотно двустотни
300 триста тристотен тристотна тристотно тристотни
400 четиристотин четиристотен четиристотна четиристотно четиристотни
500 петстотин петстотен петстотна петстотно петстотни
978 деветстотин седемдесет и осем деветстотин седемдесет и осми деветстотин седемдесет и осма деветстотин седемдесет и осмо деветстотин седемдесет и осми
1000 хиляда хиляден хилядна хилядно хилядни
1001 хиляда и един хиляда и една хиляда и едно хиляда и първи хиляда и първа хиляда и първо хиляда и първи
1101 хиляда сто и един хиляда сто и една хиляда сто и едно хиляда сто и първи хиляда сто и първа хиляда сто и първо хиляда сто и първи
2000 две хиляди двехиляден двехилядна двехилядно двехилядни
2156 две хиляди сто петдесет и шест двехиляди сто петдесет и шести двехиляди сто петдесет и шеста двехиляди сто петдесет и шесто двехиляди сто петдесет и шести
3000 три хиляди трихиляден трихилядна трихилядно трихилядни
4000 четири хиляди четирихиляден четирихилядна четирихилядно четирихилядни
5000 пет хиляди петхиляден петхилядна петхилядно петхилядни
10000 десет хиляди десетхиляден десетхилядна десетхилядно десетхилядни
19000 деветнадесет хиляди деветнадесетхиляден деветнадесетхилядна деветнадесетхилядно деветнадесетхилядни
163279 сто шестдесет и три хиляди двеста седемдесет, и девет сто шестдесет и три хиляди двеста седемдесет, и девети сто шестдесет и три хиляди двеста седемдесет, и девета сто шестдесет и три хиляди двеста седемдесет, и девето сто шестдесет и три хиляди двеста седемдесет, и девети
1000000 един милион милионен милионна милионно милионни
2000000 два милиона двумилионен двумилионна двумилионно двумилионни
1·109 милиард милиарден милиардна милиардно милиардни
1·1012 трилион трилионен трилионна трилионно трилионни
1·1015 квадрилион квадрилионен квадрилионна квадрилионно квадрилионни

Местоимения

В отличие от имён существительных и прилагательных, некоторые местоимения (прежде всего личные) имеют формы именительного, винительного и дательного падежей.

Личное и возвратное местоимения в болгарском языке[17]
Число Падеж 1-е лицо 2-е лицо <center>3-е лицо Возвратное местоимение
м. р. ж. р. ср. р.
<center>Ед. <center>Им. <center>аз <center>ти <center>той <center>тя <center>то <center>-
<center>Вин. <center>ме́не
мен
ме
<center>те́бе
теб
те
<center>не́го
го
<center>нея
я
<center>не́го
го
<center>се́бе
се
<center>Дат. <center>ме́не
мен
ми
<center>те́бе
теб
ти
<center>не́му
му
<center>неи
неи́
и́
<center>нему
му
<center>се́бе
си
<center>Мн. <center>Им. <center>ние
ний
<center>вие
вий
<center>те <center>-
<center>Вин. <center>нас
ни
<center>вас
ви
<center>тях
ги
<center>Дат. <center>нам
ни
<center>вам
ви
<center>тям
им
Притяжательное местоимение в болгарском языке[17]
<center>Число <center>Лицо <center>м. р. <center>ж. р. <center>ср. р. <center>мн. ч.
(для всех родов)
<center>Ед. <center>1 <center>мой <center>мо́я <center>мо́е <center>мо́и
<center>2 <center>твой <center>тво́я <center>тво́е <center>тво́и
<center>3
(м. и ср. р.)
<center>не́гов <center>не́гова <center>не́гово <center>не́гови
<center>3
(ж. р.)
<center>не́ин <center>не́йна <center>не́йно <center>не́йни
<center>Мн. <center>1 <center>наш <center>на́ша <center>на́ше <center>на́ши
<center>2 <center>ваш <center>ва́ша <center>ва́ше <center>ва́ши
<center>3 <center>те́хен <center>тя́хна <center>тя́хно <center>те́хни

Местоимение не́гов употребляется в том случае, если лицо мужского или среднего рода, не́ин — если лицо женского рода. Напр., не́гов мо́лив «его карандаш», не́ин мо́лив «её карандаш»; не́гова кни́га «его книга», не́йна кни́га «её книга».

Возвратные местоимения имеют следующие притяжательные формы: «свой, сво́я, сво́е; сво́и».

Краткие формы притяжательного и возвратного местоимений омонимичны кратким формам личного и возвратного местоимений в дат. п.: ми, ти, му, и́, ни, ви, им, си. Ма́йка ми «моя мать», баща́ му «его отец», сестри́те ви «ваши сестры», брат и́ «её брат».

Артикли

Артикли (члени) применяются в болгарском для определения объекта разговора касательно его подтекста, причём, в отличие от языков романской группы, используются только в определённой форме (то есть неопределённая подразумевается во всех остальных случаях). Разницу между применением определённой и неопределённой форм составляет вопрос «Какой?», на который может быть только два ответа: «какой-то» (неопределённая форма) или же «тот, который» (определённая форма). То же самое касается женского и среднего родов, например:

  • Аз съм водач → «Я — руководитель» (то есть «Я — один из числа руководителей», следовательно, определения не требуется);
  • Аз съм водачът на търговска фирма → «Я — руководитель коммерческой фирмы» (то есть «Я — тот, кто руководит какой-то там фирмой», следовательно, определению подлежит лишь руководящее лицо);
  • Аз съм водачът на търговската фирма «Echo» → «Я — руководитель коммерческой фирмы „Echo“» (то есть «Я — тот, кто руководит той фирмой, которая носит название „Echo“», следовательно и само лицо, и фирма должны быть определены).

Болгарский определённый артикль («определителен член»), как и в румынском языке, является постпозитивным (см. Расположение артикля). Кроме того, для существительных и прилагательных мужского рода есть две формы: «полный член» -ът (при окончании на звонкую согласную)/-ят (при окончании на глухую согласную) для подлежащего и «неполный член», аналогично, / для дополнения. Например: пътят влиза в града («дорога входит в город») и градът се виждаше от пътя («город был виден с дороги»). Разделение появилось в результате реформы 1945 года, до реформы восточные диалекты использовали исключительно неполный член, а западные — полный. В некоторых регионах до сих пор можно найти употребление полного члена в дополнении. Для женского, среднего, и множественного родов используются артикли -та, -то и -те независимо от окончания слов.

Глагол

Имеет такие категории: лицо, число, вид, время, залог и наклонение. Кроме того, болгарские глаголы делятся на три большие группы — спряжения (в отличие от русского языка, в болгарском сохранилось старое спряжение с тематическим гласным -а-). Как и в русском языке, у болгарского глагола два числа и три лица.

Система видов в болгарском языке включает совершенный и несовершенный вид, как и в русском. Способы образования вторичных глаголов совершенного и несовершенного вида в целом сходны с русскими (приставочный и суффиксальный способы): пиша — напиша, плача — поплача, видя — виждам, отворя — отварям.

В болгарском языке сохранились старые формы прошедшего времени глагола — аорист, перфект, имперфект и плюсквамперфект, которые были утрачены большинством славянских языков, включая русский. Также в болгарском языке есть 4 наклонения: кроме трёх общих для славянских языков наклонений (изъявительного, повелительного и сослагательного), в болгарском есть ещё четвёртое — пересказывательное наклонение, которое используется для описания действий, свидетелем которых говорящий не был, то есть которые для говорящего не являются полностью достоверными.

Важным отличием от подавляющего большинства славянских языков является отсутствие в болгарском языке инфинитива. Словарной формой глагола является форма 1 л. ед. ч. настоящего времени: пиша, чета, говоря, давам. Вместо инфинитива в болгарском языке часто используется конструкция с частицей «да» и формой настоящего времени: искам да напиша писмо — хочу написать письмо.

Изъявительное наклонение

Действие представляется реальным, говорящий является свидетелем: Ядеш хляба с чубрица.

Повелительное наклонение (императив)

Говорящий требует совершения действия: Яжте хляба с чубрица! (2 л., мн.ч.)

Условное наклонение (кондиционал)

Говорящий предполагает, что при наличии определённого условия, действие будет совершено: Ако имаше хляб, би ли го ял с чубрица?

Так же условное наклонение используется при учтивых просьбах: Би ли ми подал чадъра?

Пересказывательное наклонение (ренаратив)

Говорящий не был прямым свидетелем: «Той изял хляба с чубрица».

Настоящее время (сегашно време)

В отличие от русского языка, настоящее время глаголов совершенного вида не имеет значения будущего времени и употребляется только в придаточных предложениях и «да»-конструкциях. Настоящее время глаголов несовершенного вида употребляется примерно так же, как в русском языке. Образцы спряжения (искам — хотеть, търся — искать, чета — читать):

  • аз искам, търся, чета
  • ти искаш, търсиш, четеш
  • той иска, търси, чете
  • ние искаме, търсим, четем
  • вие искате, търсите, четете
  • те искат, търсят, четат
Аорист (минало свършено време)

В русском языке форма аориста вышла из употребления, в то время как в болгарском она является одной из наиболее употребимых форм глагола. Аорист образуется от глаголов обоих видов и обозначает одиночное действие в прошедшем, которое не связано с настоящим: «вчера написах писмо на майка — вчера я написал письмо маме». Аорист глаголов несовершенного вида передает однократное длительное действие, которое прервалось или завершилось к моменту речи: «той не спа цяла нощ — он не спал целую ночь». Примеры спряжения:

  • аз исках, търсих, четох
  • ти иска, търси, чете
  • той иска, търси, чете
  • ние искахме, търсихме, четохме
  • вие искахте, търсихте, четохте
  • те искаха, търсиха, четоха
Имперфект (минало несвършено време)

Форма имперфекта также отсутствует в современном русском языке. В болгарском языке она, напротив, достаточно широко употребима. Имперфект от глаголов несовершенного вида обозначает действие в прошедшем, которое а) длилось и не прекращалось в определенный момент в прошедшем; б) регулярно повторялось в определенный период в прошедшем: а) «като излязохме навън, видяхме че валеше — когда мы вышли на улицу, увидели, что шел дождь»; б) «цялата есен всеки ден 'валеше' — всю осень каждый день шел дождь». Имперфект от глаголов совершенного вида в болгарском языке употребляется фактически только в придаточных предложениях после предлогов «като, когато, щом» для описания ряда повторяющихся завершенных действий в прошедшем: «като подадяха книги на библиотекарката, тя записваше информацията от картичките в големия журнал — как они подавали книги библиотекарю, она записывала информацию с карточек в большой журнал». Примеры спряжения:

  • аз исках, търсех, четях
  • ти искаше, търсеше, четеше
  • той искаше, търсеше, четеше
  • ние искахме, търсехме, четяхме
  • вие искахте, търсехте, четяхте
  • те искаха, търсеха, четяха
Перфект (минало неопределено време)

Перфект в болгарском языке соответствует русскому прошедшему времени, но, в отличие от русского, употребляется с вспомогательным глаголом «съм (быть)». Он означает действие, которое совершилось в прошедшем, но имеет логический результат в настоящем: «аз никога не съм бил в Украйна — я никогда не был на Украине». Время действия большой роли не играет. Примеры спряжения:

  • аз съм искал/-a, търсил/-a, чел/-a
  • ти си искал/-a, търсил/-a, чел/-a
  • той е искал/-a/-o, търсил/-a/-o, чел/-a/-o
  • ние сме искали, търсили, чели
  • вие сте искали, търсили, чели
  • те са искали, търсили, чели
Плюсквамперфект (минало предварително време)

Третья сохранившаяся форма прошедшего времени в болгарском языке, которая была утрачена русским литературным языком (но отчасти сохранилась в севернорусском наречии и некоторых других говорахК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2145 дней]), — это форма прошедшего предварительного времени. Данная временная форма обозначает действие, которое произошло ранее какого-то другого действия или определенного момента в прошлом: «като дойдохме, той беше написал писмото — когда мы пришли, он (уже) написал письмо». Примеры спряжения:

  • аз бях искал/-a, търсил/-a, чел/-a
  • ти беше искал/-a, търсил/-a, чел/-a
  • той беше искал/-a/-o, търсил/-a/-o, чел/-a/-o
  • ние бяхме искали, търсили, чели
  • вие бяхте искали, търсили, чели
  • те бяха искали, търсили, чели
Будущее время

Будущее время в болгарском языке, в отличие от русского, образуется одинаково для глаголов совершенного и несовершенного вида — с помощью частицы «ще» (которая по происхождению является формой 3 л. ед. ч. наст. времени глагола «ща») и настоящего времени глагола:

Оно тоже, как и прошедшее время, имеет 4 формы:

будущее

  • аз ще искам, търся, чета
  • ти ще искаш, търсиш, четеш
  • той ще иска, търси, чете
  • ние ще искаме, търсим, четем
  • вие ще искате, търсите, четете
  • те ще искат, търсят, четат

Отрицательная форма будущего времени образуется особо:

  • аз няма да искам, търся, чета
  • ти няма да искаш, търсиш, четеш
  • той няма да иска, търси, чете
  • ние няма да искаме, търсим, четем
  • вие няма да искате, търсите, четете
  • те няма да искат, търсят, четат

будущее предварительное

  • ще съм хо̀дил(а), ще си хо̀дил(а), ще е хо̀дил(а), ще сме хо̀дили, ще сте хо̀дили, ще са хо̀дили

Отрицательная форма:

  • няма да съм хо̀дил(а), няма да си хо̀дил(а), няма да е хо̀дил(а), няма да сме хо̀дили, няма да сте хо̀дили, няма да са хо̀дили

будущее в прошлом

  • щях да хо̀дя, щеше да хо̀диш, щеше да хо̀ди, щяхме да хо̀дим, щяхте да хо̀дите, щяха да хо̀дят

Отрицательная форма:

  • нямаше да хо̀дя, нямаше да хо̀дѝш, нямаше да хо̀ди, нямаше да хо̀дим, нямаше да хо̀дите, нямаше да хо̀дят'

и будущее предварительное в прошлом

  • щях да съм хо̀дил, щеше да си хо̀дил, щеше да е хо̀дил, щяхме да сме хо̀дили, щяхте да сте хо̀дили, щяха да са хо̀дили

Отрицательная форма:

  • нямаше да съм хо̀дил(а), нямаше да си хо̀дил(а), нямаше да е хо̀дил(а), нямаше да сме хо̀дили, нямаше да сте хо̀дили, нямаше да са хо̀дили

См. также

Напишите отзыв о статье "Болгарский язык"

Примечания

  1. [conventions.coe.int/treaty/Commun/ListeDeclarations.asp?NT=148&CM=1&DF=&CL=ENG&VL=1 Council of Europe] (англ.). — List of declarations made with respect to treaty No. 148. European Charter for Regional or Minority Languages. [www.webcitation.org/6CPkliYoS Архивировано из первоисточника 24 ноября 2012]. (Проверено 14 марта 2014)
  2. [zakon2.rada.gov.ua/laws/show/5029-17 Закон Украины «Об основах государственной языковой политики», статья 7, пункт 2 (на украинском)]
  3. Катунин Д.А. Статус языков в современном сербском законодательстве как реализация языковой политики государства // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. - 2008. - № 2. - С. 143
  4. Lewis, M. Paul (ed.) [www.ethnologue.com/show_language.asp?code=bul Bulgarian]. Ethnologue: Languages of the World, Seventeenth edition. SIL International (2014). Проверено 4 август 2014.
  5. [www.lmp.ucla.edu/Profile.aspx?menu=004&LangID=37 UCLA Center for World Languages - UCLA International Institute, Bulgarian.]
  6. [www.bbc.co.uk/languages/european_languages/languages/bulgarian.shtml BBC - Languages across Europe, Bulgarian.]
  7. Софийский университет «Св. Климент Охридский», Учебные программы для специальности Болгарская филология — [www.slav.uni-sofia.bg/Subjects/bfmorph.htm «Современный болгарский язык. Морфология»] (на болгарском)
  8. Бернштейн С. Б. [tapemark.narod.ru/les/076a.html Болгарский язык] // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  9. Маслов, 2005, с. 69.
  10. Маслов, 2005, с. 69—70.
  11. Стойков С. [www.promacedonia.org/jchorb/st/st_2_b_izt_0.htm Българска диалектология. II. Териториални диалекти. Б. Географско разпределение на българските диалекти. Източни говори. Разпределение на източните говори] (болг.) С. 101. София: Книги за Македония (2002). (Проверено 29 января 2016)
  12. Стойков С. [www.promacedonia.org/jchorb/st/st_2_b_zap_0.htm Българска диалектология. II. Териториални диалекти. Б. Географско разпределение на българските диалекти. Западни говори. Характерни особености на западните говори] (болг.) С. 145. София: Книги за Македония (2002). (Проверено 29 января 2016)
  13. [ibl.bas.bg/wp-content/uploads/2014/09/Dialektna_delitba.pdf Диалектната делитба на българския език] (болг.) C. 1—15. Институт болгарского языка[bg]. Българска диалектология и лингвистична география. Карта на диалектната делитба на българския език. (Проверено 29 января 2016)
  14. Маслов, 2005, с. 70.
  15. [bg.wikisource.org/wiki/Правила_и_речник_за_употреба_на_ят_от_1940 Правила и речник за употреба на ят от 1940]
  16. [bg.wikisource.org/wiki/Правила_за_ят_в_Правописното_упътване_на_Тодор_Иванчев Правила за ят в Правописното упътване на Тодор Иванчев]
  17. 1 2 3 4 5 Болгарско-русский словарь. С. Б. Бернштейн. Москва, «Русский язык», 1986. Около 58 000 слов. Издание 3-е, стереотипное. 768 с. ц.:5р.73к.

Литература

  1. Маслов Ю. С. Болгарский язык // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 69—102. — ISBN 5-87444-216-2.
  2. Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.
  3. В статье использован текст Г. К. Данилова, перешедший в общественное достояние.
  4. Лось И. Л. Болгарский язык // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на болгарском языке
«Начална страница»

В Викисловаре список слов болгарского языка содержится в категории «Болгарский язык»
  • [www.ibl.bas.bg/ Институт болгарского языка Болгарской Академии наук (по-болгарски)]
  • [www.ethnologue.com/show_language.asp?code=bul Болгарский язык в Ethnologue]
  • [www.zruv.com/ Болгарский словарь синонимов]

Словари


Отрывок, характеризующий Болгарский язык

– Петр Кириллович, что ж, пойдем покурить…
Пьер находился в смущении и нерешительности. Непривычно блестящие и оживленные глаза Наташи беспрестанно, больше чем ласково обращавшиеся на него, привели его в это состояние.
– Нет, я, кажется, домой поеду…
– Как домой, да вы вечер у нас хотели… И то редко стали бывать. А эта моя… – сказал добродушно граф, указывая на Наташу, – только при вас и весела…
– Да, я забыл… Мне непременно надо домой… Дела… – поспешно сказал Пьер.
– Ну так до свидания, – сказал граф, совсем уходя из комнаты.
– Отчего вы уезжаете? Отчего вы расстроены? Отчего?.. – спросила Пьера Наташа, вызывающе глядя ему в глаза.
«Оттого, что я тебя люблю! – хотел он сказать, но он не сказал этого, до слез покраснел и опустил глаза.
– Оттого, что мне лучше реже бывать у вас… Оттого… нет, просто у меня дела.
– Отчего? нет, скажите, – решительно начала было Наташа и вдруг замолчала. Они оба испуганно и смущенно смотрели друг на друга. Он попытался усмехнуться, но не мог: улыбка его выразила страдание, и он молча поцеловал ее руку и вышел.
Пьер решил сам с собою не бывать больше у Ростовых.


Петя, после полученного им решительного отказа, ушел в свою комнату и там, запершись от всех, горько плакал. Все сделали, как будто ничего не заметили, когда он к чаю пришел молчаливый и мрачный, с заплаканными глазами.
На другой день приехал государь. Несколько человек дворовых Ростовых отпросились пойти поглядеть царя. В это утро Петя долго одевался, причесывался и устроивал воротнички так, как у больших. Он хмурился перед зеркалом, делал жесты, пожимал плечами и, наконец, никому не сказавши, надел фуражку и вышел из дома с заднего крыльца, стараясь не быть замеченным. Петя решился идти прямо к тому месту, где был государь, и прямо объяснить какому нибудь камергеру (Пете казалось, что государя всегда окружают камергеры), что он, граф Ростов, несмотря на свою молодость, желает служить отечеству, что молодость не может быть препятствием для преданности и что он готов… Петя, в то время как он собирался, приготовил много прекрасных слов, которые он скажет камергеру.
Петя рассчитывал на успех своего представления государю именно потому, что он ребенок (Петя думал даже, как все удивятся его молодости), а вместе с тем в устройстве своих воротничков, в прическе и в степенной медлительной походке он хотел представить из себя старого человека. Но чем дальше он шел, чем больше он развлекался все прибывающим и прибывающим у Кремля народом, тем больше он забывал соблюдение степенности и медлительности, свойственных взрослым людям. Подходя к Кремлю, он уже стал заботиться о том, чтобы его не затолкали, и решительно, с угрожающим видом выставил по бокам локти. Но в Троицких воротах, несмотря на всю его решительность, люди, которые, вероятно, не знали, с какой патриотической целью он шел в Кремль, так прижали его к стене, что он должен был покориться и остановиться, пока в ворота с гудящим под сводами звуком проезжали экипажи. Около Пети стояла баба с лакеем, два купца и отставной солдат. Постояв несколько времени в воротах, Петя, не дождавшись того, чтобы все экипажи проехали, прежде других хотел тронуться дальше и начал решительно работать локтями; но баба, стоявшая против него, на которую он первую направил свои локти, сердито крикнула на него:
– Что, барчук, толкаешься, видишь – все стоят. Что ж лезть то!
– Так и все полезут, – сказал лакей и, тоже начав работать локтями, затискал Петю в вонючий угол ворот.
Петя отер руками пот, покрывавший его лицо, и поправил размочившиеся от пота воротнички, которые он так хорошо, как у больших, устроил дома.
Петя чувствовал, что он имеет непрезентабельный вид, и боялся, что ежели таким он представится камергерам, то его не допустят до государя. Но оправиться и перейти в другое место не было никакой возможности от тесноты. Один из проезжавших генералов был знакомый Ростовых. Петя хотел просить его помощи, но счел, что это было бы противно мужеству. Когда все экипажи проехали, толпа хлынула и вынесла и Петю на площадь, которая была вся занята народом. Не только по площади, но на откосах, на крышах, везде был народ. Только что Петя очутился на площади, он явственно услыхал наполнявшие весь Кремль звуки колоколов и радостного народного говора.
Одно время на площади было просторнее, но вдруг все головы открылись, все бросилось еще куда то вперед. Петю сдавили так, что он не мог дышать, и все закричало: «Ура! урра! ура!Петя поднимался на цыпочки, толкался, щипался, но ничего не мог видеть, кроме народа вокруг себя.
На всех лицах было одно общее выражение умиления и восторга. Одна купчиха, стоявшая подле Пети, рыдала, и слезы текли у нее из глаз.
– Отец, ангел, батюшка! – приговаривала она, отирая пальцем слезы.
– Ура! – кричали со всех сторон. С минуту толпа простояла на одном месте; но потом опять бросилась вперед.
Петя, сам себя не помня, стиснув зубы и зверски выкатив глаза, бросился вперед, работая локтями и крича «ура!», как будто он готов был и себя и всех убить в эту минуту, но с боков его лезли точно такие же зверские лица с такими же криками «ура!».
«Так вот что такое государь! – думал Петя. – Нет, нельзя мне самому подать ему прошение, это слишком смело!Несмотря на то, он все так же отчаянно пробивался вперед, и из за спин передних ему мелькнуло пустое пространство с устланным красным сукном ходом; но в это время толпа заколебалась назад (спереди полицейские отталкивали надвинувшихся слишком близко к шествию; государь проходил из дворца в Успенский собор), и Петя неожиданно получил в бок такой удар по ребрам и так был придавлен, что вдруг в глазах его все помутилось и он потерял сознание. Когда он пришел в себя, какое то духовное лицо, с пучком седевших волос назади, в потертой синей рясе, вероятно, дьячок, одной рукой держал его под мышку, другой охранял от напиравшей толпы.
– Барчонка задавили! – говорил дьячок. – Что ж так!.. легче… задавили, задавили!
Государь прошел в Успенский собор. Толпа опять разровнялась, и дьячок вывел Петю, бледного и не дышащего, к царь пушке. Несколько лиц пожалели Петю, и вдруг вся толпа обратилась к нему, и уже вокруг него произошла давка. Те, которые стояли ближе, услуживали ему, расстегивали его сюртучок, усаживали на возвышение пушки и укоряли кого то, – тех, кто раздавил его.
– Этак до смерти раздавить можно. Что же это! Душегубство делать! Вишь, сердечный, как скатерть белый стал, – говорили голоса.
Петя скоро опомнился, краска вернулась ему в лицо, боль прошла, и за эту временную неприятность он получил место на пушке, с которой он надеялся увидать долженствующего пройти назад государя. Петя уже не думал теперь о подаче прошения. Уже только ему бы увидать его – и то он бы считал себя счастливым!
Во время службы в Успенском соборе – соединенного молебствия по случаю приезда государя и благодарственной молитвы за заключение мира с турками – толпа пораспространилась; появились покрикивающие продавцы квасу, пряников, мака, до которого был особенно охотник Петя, и послышались обыкновенные разговоры. Одна купчиха показывала свою разорванную шаль и сообщала, как дорого она была куплена; другая говорила, что нынче все шелковые материи дороги стали. Дьячок, спаситель Пети, разговаривал с чиновником о том, кто и кто служит нынче с преосвященным. Дьячок несколько раз повторял слово соборне, которого не понимал Петя. Два молодые мещанина шутили с дворовыми девушками, грызущими орехи. Все эти разговоры, в особенности шуточки с девушками, для Пети в его возрасте имевшие особенную привлекательность, все эти разговоры теперь не занимали Петю; ou сидел на своем возвышении пушки, все так же волнуясь при мысли о государе и о своей любви к нему. Совпадение чувства боли и страха, когда его сдавили, с чувством восторга еще более усилило в нем сознание важности этой минуты.
Вдруг с набережной послышались пушечные выстрелы (это стреляли в ознаменование мира с турками), и толпа стремительно бросилась к набережной – смотреть, как стреляют. Петя тоже хотел бежать туда, но дьячок, взявший под свое покровительство барчонка, не пустил его. Еще продолжались выстрелы, когда из Успенского собора выбежали офицеры, генералы, камергеры, потом уже не так поспешно вышли еще другие, опять снялись шапки с голов, и те, которые убежали смотреть пушки, бежали назад. Наконец вышли еще четверо мужчин в мундирах и лентах из дверей собора. «Ура! Ура! – опять закричала толпа.
– Который? Который? – плачущим голосом спрашивал вокруг себя Петя, но никто не отвечал ему; все были слишком увлечены, и Петя, выбрав одного из этих четырех лиц, которого он из за слез, выступивших ему от радости на глаза, не мог ясно разглядеть, сосредоточил на него весь свой восторг, хотя это был не государь, закричал «ура!неистовым голосом и решил, что завтра же, чего бы это ему ни стоило, он будет военным.
Толпа побежала за государем, проводила его до дворца и стала расходиться. Было уже поздно, и Петя ничего не ел, и пот лил с него градом; но он не уходил домой и вместе с уменьшившейся, но еще довольно большой толпой стоял перед дворцом, во время обеда государя, глядя в окна дворца, ожидая еще чего то и завидуя одинаково и сановникам, подъезжавшим к крыльцу – к обеду государя, и камер лакеям, служившим за столом и мелькавшим в окнах.
За обедом государя Валуев сказал, оглянувшись в окно:
– Народ все еще надеется увидать ваше величество.
Обед уже кончился, государь встал и, доедая бисквит, вышел на балкон. Народ, с Петей в середине, бросился к балкону.
– Ангел, отец! Ура, батюшка!.. – кричали народ и Петя, и опять бабы и некоторые мужчины послабее, в том числе и Петя, заплакали от счастия. Довольно большой обломок бисквита, который держал в руке государь, отломившись, упал на перилы балкона, с перил на землю. Ближе всех стоявший кучер в поддевке бросился к этому кусочку бисквита и схватил его. Некоторые из толпы бросились к кучеру. Заметив это, государь велел подать себе тарелку бисквитов и стал кидать бисквиты с балкона. Глаза Пети налились кровью, опасность быть задавленным еще более возбуждала его, он бросился на бисквиты. Он не знал зачем, но нужно было взять один бисквит из рук царя, и нужно было не поддаться. Он бросился и сбил с ног старушку, ловившую бисквит. Но старушка не считала себя побежденною, хотя и лежала на земле (старушка ловила бисквиты и не попадала руками). Петя коленкой отбил ее руку, схватил бисквит и, как будто боясь опоздать, опять закричал «ура!», уже охриплым голосом.
Государь ушел, и после этого большая часть народа стала расходиться.
– Вот я говорил, что еще подождать – так и вышло, – с разных сторон радостно говорили в народе.
Как ни счастлив был Петя, но ему все таки грустно было идти домой и знать, что все наслаждение этого дня кончилось. Из Кремля Петя пошел не домой, а к своему товарищу Оболенскому, которому было пятнадцать лет и который тоже поступал в полк. Вернувшись домой, он решительно и твердо объявил, что ежели его не пустят, то он убежит. И на другой день, хотя и не совсем еще сдавшись, но граф Илья Андреич поехал узнавать, как бы пристроить Петю куда нибудь побезопаснее.


15 го числа утром, на третий день после этого, у Слободского дворца стояло бесчисленное количество экипажей.
Залы были полны. В первой были дворяне в мундирах, во второй купцы с медалями, в бородах и синих кафтанах. По зале Дворянского собрания шел гул и движение. У одного большого стола, под портретом государя, сидели на стульях с высокими спинками важнейшие вельможи; но большинство дворян ходило по зале.
Все дворяне, те самые, которых каждый день видал Пьер то в клубе, то в их домах, – все были в мундирах, кто в екатерининских, кто в павловских, кто в новых александровских, кто в общем дворянском, и этот общий характер мундира придавал что то странное и фантастическое этим старым и молодым, самым разнообразным и знакомым лицам. Особенно поразительны были старики, подслеповатые, беззубые, плешивые, оплывшие желтым жиром или сморщенные, худые. Они большей частью сидели на местах и молчали, и ежели ходили и говорили, то пристроивались к кому нибудь помоложе. Так же как на лицах толпы, которую на площади видел Петя, на всех этих лицах была поразительна черта противоположности: общего ожидания чего то торжественного и обыкновенного, вчерашнего – бостонной партии, Петрушки повара, здоровья Зинаиды Дмитриевны и т. п.
Пьер, с раннего утра стянутый в неловком, сделавшемся ему узким дворянском мундире, был в залах. Он был в волнении: необыкновенное собрание не только дворянства, но и купечества – сословий, etats generaux – вызвало в нем целый ряд давно оставленных, но глубоко врезавшихся в его душе мыслей о Contrat social [Общественный договор] и французской революции. Замеченные им в воззвании слова, что государь прибудет в столицу для совещания с своим народом, утверждали его в этом взгляде. И он, полагая, что в этом смысле приближается что то важное, то, чего он ждал давно, ходил, присматривался, прислушивался к говору, но нигде не находил выражения тех мыслей, которые занимали его.
Был прочтен манифест государя, вызвавший восторг, и потом все разбрелись, разговаривая. Кроме обычных интересов, Пьер слышал толки о том, где стоять предводителям в то время, как войдет государь, когда дать бал государю, разделиться ли по уездам или всей губернией… и т. д.; но как скоро дело касалось войны и того, для чего было собрано дворянство, толки были нерешительны и неопределенны. Все больше желали слушать, чем говорить.
Один мужчина средних лет, мужественный, красивый, в отставном морском мундире, говорил в одной из зал, и около него столпились. Пьер подошел к образовавшемуся кружку около говоруна и стал прислушиваться. Граф Илья Андреич в своем екатерининском, воеводском кафтане, ходивший с приятной улыбкой между толпой, со всеми знакомый, подошел тоже к этой группе и стал слушать с своей доброй улыбкой, как он всегда слушал, в знак согласия с говорившим одобрительно кивая головой. Отставной моряк говорил очень смело; это видно было по выражению лиц, его слушавших, и по тому, что известные Пьеру за самых покорных и тихих людей неодобрительно отходили от него или противоречили. Пьер протолкался в середину кружка, прислушался и убедился, что говоривший действительно был либерал, но совсем в другом смысле, чем думал Пьер. Моряк говорил тем особенно звучным, певучим, дворянским баритоном, с приятным грассированием и сокращением согласных, тем голосом, которым покрикивают: «Чеаек, трубку!», и тому подобное. Он говорил с привычкой разгула и власти в голосе.
– Что ж, что смоляне предложили ополченцев госуаю. Разве нам смоляне указ? Ежели буародное дворянство Московской губернии найдет нужным, оно может выказать свою преданность государю импературу другими средствами. Разве мы забыли ополченье в седьмом году! Только что нажились кутейники да воры грабители…
Граф Илья Андреич, сладко улыбаясь, одобрительно кивал головой.
– И что же, разве наши ополченцы составили пользу для государства? Никакой! только разорили наши хозяйства. Лучше еще набор… а то вернется к вам ни солдат, ни мужик, и только один разврат. Дворяне не жалеют своего живота, мы сами поголовно пойдем, возьмем еще рекрут, и всем нам только клич кликни гусай (он так выговаривал государь), мы все умрем за него, – прибавил оратор одушевляясь.
Илья Андреич проглатывал слюни от удовольствия и толкал Пьера, но Пьеру захотелось также говорить. Он выдвинулся вперед, чувствуя себя одушевленным, сам не зная еще чем и сам не зная еще, что он скажет. Он только что открыл рот, чтобы говорить, как один сенатор, совершенно без зубов, с умным и сердитым лицом, стоявший близко от оратора, перебил Пьера. С видимой привычкой вести прения и держать вопросы, он заговорил тихо, но слышно:
– Я полагаю, милостивый государь, – шамкая беззубым ртом, сказал сенатор, – что мы призваны сюда не для того, чтобы обсуждать, что удобнее для государства в настоящую минуту – набор или ополчение. Мы призваны для того, чтобы отвечать на то воззвание, которым нас удостоил государь император. А судить о том, что удобнее – набор или ополчение, мы предоставим судить высшей власти…
Пьер вдруг нашел исход своему одушевлению. Он ожесточился против сенатора, вносящего эту правильность и узкость воззрений в предстоящие занятия дворянства. Пьер выступил вперед и остановил его. Он сам не знал, что он будет говорить, но начал оживленно, изредка прорываясь французскими словами и книжно выражаясь по русски.
– Извините меня, ваше превосходительство, – начал он (Пьер был хорошо знаком с этим сенатором, но считал здесь необходимым обращаться к нему официально), – хотя я не согласен с господином… (Пьер запнулся. Ему хотелось сказать mon tres honorable preopinant), [мой многоуважаемый оппонент,] – с господином… que je n'ai pas L'honneur de connaitre; [которого я не имею чести знать] но я полагаю, что сословие дворянства, кроме выражения своего сочувствия и восторга, призвано также для того, чтобы и обсудить те меры, которыми мы можем помочь отечеству. Я полагаю, – говорил он, воодушевляясь, – что государь был бы сам недоволен, ежели бы он нашел в нас только владельцев мужиков, которых мы отдаем ему, и… chair a canon [мясо для пушек], которую мы из себя делаем, но не нашел бы в нас со… со… совета.
Многие поотошли от кружка, заметив презрительную улыбку сенатора и то, что Пьер говорит вольно; только Илья Андреич был доволен речью Пьера, как он был доволен речью моряка, сенатора и вообще всегда тою речью, которую он последнею слышал.
– Я полагаю, что прежде чем обсуждать эти вопросы, – продолжал Пьер, – мы должны спросить у государя, почтительнейше просить его величество коммюникировать нам, сколько у нас войска, в каком положении находятся наши войска и армии, и тогда…
Но Пьер не успел договорить этих слов, как с трех сторон вдруг напали на него. Сильнее всех напал на него давно знакомый ему, всегда хорошо расположенный к нему игрок в бостон, Степан Степанович Апраксин. Степан Степанович был в мундире, и, от мундира ли, или от других причин, Пьер увидал перед собой совсем другого человека. Степан Степанович, с вдруг проявившейся старческой злобой на лице, закричал на Пьера:
– Во первых, доложу вам, что мы не имеем права спрашивать об этом государя, а во вторых, ежели было бы такое право у российского дворянства, то государь не может нам ответить. Войска движутся сообразно с движениями неприятеля – войска убывают и прибывают…
Другой голос человека, среднего роста, лет сорока, которого Пьер в прежние времена видал у цыган и знал за нехорошего игрока в карты и который, тоже измененный в мундире, придвинулся к Пьеру, перебил Апраксина.
– Да и не время рассуждать, – говорил голос этого дворянина, – а нужно действовать: война в России. Враг наш идет, чтобы погубить Россию, чтобы поругать могилы наших отцов, чтоб увезти жен, детей. – Дворянин ударил себя в грудь. – Мы все встанем, все поголовно пойдем, все за царя батюшку! – кричал он, выкатывая кровью налившиеся глаза. Несколько одобряющих голосов послышалось из толпы. – Мы русские и не пожалеем крови своей для защиты веры, престола и отечества. А бредни надо оставить, ежели мы сыны отечества. Мы покажем Европе, как Россия восстает за Россию, – кричал дворянин.
Пьер хотел возражать, но не мог сказать ни слова. Он чувствовал, что звук его слов, независимо от того, какую они заключали мысль, был менее слышен, чем звук слов оживленного дворянина.
Илья Андреич одобривал сзади кружка; некоторые бойко поворачивались плечом к оратору при конце фразы и говорили:
– Вот так, так! Это так!
Пьер хотел сказать, что он не прочь ни от пожертвований ни деньгами, ни мужиками, ни собой, но что надо бы знать состояние дел, чтобы помогать ему, но он не мог говорить. Много голосов кричало и говорило вместе, так что Илья Андреич не успевал кивать всем; и группа увеличивалась, распадалась, опять сходилась и двинулась вся, гудя говором, в большую залу, к большому столу. Пьеру не только не удавалось говорить, но его грубо перебивали, отталкивали, отворачивались от него, как от общего врага. Это не оттого происходило, что недовольны были смыслом его речи, – ее и забыли после большого количества речей, последовавших за ней, – но для одушевления толпы нужно было иметь ощутительный предмет любви и ощутительный предмет ненависти. Пьер сделался последним. Много ораторов говорило после оживленного дворянина, и все говорили в том же тоне. Многие говорили прекрасно и оригинально.
Издатель Русского вестника Глинка, которого узнали («писатель, писатель! – послышалось в толпе), сказал, что ад должно отражать адом, что он видел ребенка, улыбающегося при блеске молнии и при раскатах грома, но что мы не будем этим ребенком.
– Да, да, при раскатах грома! – повторяли одобрительно в задних рядах.
Толпа подошла к большому столу, у которого, в мундирах, в лентах, седые, плешивые, сидели семидесятилетние вельможи старики, которых почти всех, по домам с шутами и в клубах за бостоном, видал Пьер. Толпа подошла к столу, не переставая гудеть. Один за другим, и иногда два вместе, прижатые сзади к высоким спинкам стульев налегающею толпой, говорили ораторы. Стоявшие сзади замечали, чего не досказал говоривший оратор, и торопились сказать это пропущенное. Другие, в этой жаре и тесноте, шарили в своей голове, не найдется ли какая мысль, и торопились говорить ее. Знакомые Пьеру старички вельможи сидели и оглядывались то на того, то на другого, и выражение большей части из них говорило только, что им очень жарко. Пьер, однако, чувствовал себя взволнованным, и общее чувство желания показать, что нам всё нипочем, выражавшееся больше в звуках и выражениях лиц, чем в смысле речей, сообщалось и ему. Он не отрекся от своих мыслей, но чувствовал себя в чем то виноватым и желал оправдаться.
– Я сказал только, что нам удобнее было бы делать пожертвования, когда мы будем знать, в чем нужда, – стараясь перекричать другие голоса, проговорил он.
Один ближайший старичок оглянулся на него, но тотчас был отвлечен криком, начавшимся на другой стороне стола.
– Да, Москва будет сдана! Она будет искупительницей! – кричал один.
– Он враг человечества! – кричал другой. – Позвольте мне говорить… Господа, вы меня давите…


В это время быстрыми шагами перед расступившейся толпой дворян, в генеральском мундире, с лентой через плечо, с своим высунутым подбородком и быстрыми глазами, вошел граф Растопчин.
– Государь император сейчас будет, – сказал Растопчин, – я только что оттуда. Я полагаю, что в том положении, в котором мы находимся, судить много нечего. Государь удостоил собрать нас и купечество, – сказал граф Растопчин. – Оттуда польются миллионы (он указал на залу купцов), а наше дело выставить ополчение и не щадить себя… Это меньшее, что мы можем сделать!
Начались совещания между одними вельможами, сидевшими за столом. Все совещание прошло больше чем тихо. Оно даже казалось грустно, когда, после всего прежнего шума, поодиночке были слышны старые голоса, говорившие один: «согласен», другой для разнообразия: «и я того же мнения», и т. д.
Было велено секретарю писать постановление московского дворянства о том, что москвичи, подобно смолянам, жертвуют по десять человек с тысячи и полное обмундирование. Господа заседавшие встали, как бы облегченные, загремели стульями и пошли по зале разминать ноги, забирая кое кого под руку и разговаривая.
– Государь! Государь! – вдруг разнеслось по залам, и вся толпа бросилась к выходу.
По широкому ходу, между стеной дворян, государь прошел в залу. На всех лицах выражалось почтительное и испуганное любопытство. Пьер стоял довольно далеко и не мог вполне расслышать речи государя. Он понял только, по тому, что он слышал, что государь говорил об опасности, в которой находилось государство, и о надеждах, которые он возлагал на московское дворянство. Государю отвечал другой голос, сообщавший о только что состоявшемся постановлении дворянства.
– Господа! – сказал дрогнувший голос государя; толпа зашелестила и опять затихла, и Пьер ясно услыхал столь приятно человеческий и тронутый голос государя, который говорил: – Никогда я не сомневался в усердии русского дворянства. Но в этот день оно превзошло мои ожидания. Благодарю вас от лица отечества. Господа, будем действовать – время всего дороже…
Государь замолчал, толпа стала тесниться вокруг него, и со всех сторон слышались восторженные восклицания.
– Да, всего дороже… царское слово, – рыдая, говорил сзади голос Ильи Андреича, ничего не слышавшего, но все понимавшего по своему.
Из залы дворянства государь прошел в залу купечества. Он пробыл там около десяти минут. Пьер в числе других увидал государя, выходящего из залы купечества со слезами умиления на глазах. Как потом узнали, государь только что начал речь купцам, как слезы брызнули из его глаз, и он дрожащим голосом договорил ее. Когда Пьер увидал государя, он выходил, сопутствуемый двумя купцами. Один был знаком Пьеру, толстый откупщик, другой – голова, с худым, узкобородым, желтым лицом. Оба они плакали. У худого стояли слезы, но толстый откупщик рыдал, как ребенок, и все твердил:
– И жизнь и имущество возьми, ваше величество!
Пьер не чувствовал в эту минуту уже ничего, кроме желания показать, что все ему нипочем и что он всем готов жертвовать. Как упрек ему представлялась его речь с конституционным направлением; он искал случая загладить это. Узнав, что граф Мамонов жертвует полк, Безухов тут же объявил графу Растопчину, что он отдает тысячу человек и их содержание.
Старик Ростов без слез не мог рассказать жене того, что было, и тут же согласился на просьбу Пети и сам поехал записывать его.
На другой день государь уехал. Все собранные дворяне сняли мундиры, опять разместились по домам и клубам и, покряхтывая, отдавали приказания управляющим об ополчении, и удивлялись тому, что они наделали.



Наполеон начал войну с Россией потому, что он не мог не приехать в Дрезден, не мог не отуманиться почестями, не мог не надеть польского мундира, не поддаться предприимчивому впечатлению июньского утра, не мог воздержаться от вспышки гнева в присутствии Куракина и потом Балашева.
Александр отказывался от всех переговоров потому, что он лично чувствовал себя оскорбленным. Барклай де Толли старался наилучшим образом управлять армией для того, чтобы исполнить свой долг и заслужить славу великого полководца. Ростов поскакал в атаку на французов потому, что он не мог удержаться от желания проскакаться по ровному полю. И так точно, вследствие своих личных свойств, привычек, условий и целей, действовали все те неперечислимые лица, участники этой войны. Они боялись, тщеславились, радовались, негодовали, рассуждали, полагая, что они знают то, что они делают, и что делают для себя, а все были непроизвольными орудиями истории и производили скрытую от них, но понятную для нас работу. Такова неизменная судьба всех практических деятелей, и тем не свободнее, чем выше они стоят в людской иерархии.
Теперь деятели 1812 го года давно сошли с своих мест, их личные интересы исчезли бесследно, и одни исторические результаты того времени перед нами.
Но допустим, что должны были люди Европы, под предводительством Наполеона, зайти в глубь России и там погибнуть, и вся противуречащая сама себе, бессмысленная, жестокая деятельность людей – участников этой войны, становится для нас понятною.
Провидение заставляло всех этих людей, стремясь к достижению своих личных целей, содействовать исполнению одного огромного результата, о котором ни один человек (ни Наполеон, ни Александр, ни еще менее кто либо из участников войны) не имел ни малейшего чаяния.
Теперь нам ясно, что было в 1812 м году причиной погибели французской армии. Никто не станет спорить, что причиной погибели французских войск Наполеона было, с одной стороны, вступление их в позднее время без приготовления к зимнему походу в глубь России, а с другой стороны, характер, который приняла война от сожжения русских городов и возбуждения ненависти к врагу в русском народе. Но тогда не только никто не предвидел того (что теперь кажется очевидным), что только этим путем могла погибнуть восьмисоттысячная, лучшая в мире и предводимая лучшим полководцем армия в столкновении с вдвое слабейшей, неопытной и предводимой неопытными полководцами – русской армией; не только никто не предвидел этого, но все усилия со стороны русских были постоянно устремляемы на то, чтобы помешать тому, что одно могло спасти Россию, и со стороны французов, несмотря на опытность и так называемый военный гений Наполеона, были устремлены все усилия к тому, чтобы растянуться в конце лета до Москвы, то есть сделать то самое, что должно было погубить их.
В исторических сочинениях о 1812 м годе авторы французы очень любят говорить о том, как Наполеон чувствовал опасность растяжения своей линии, как он искал сражения, как маршалы его советовали ему остановиться в Смоленске, и приводить другие подобные доводы, доказывающие, что тогда уже будто понята была опасность кампании; а авторы русские еще более любят говорить о том, как с начала кампании существовал план скифской войны заманивания Наполеона в глубь России, и приписывают этот план кто Пфулю, кто какому то французу, кто Толю, кто самому императору Александру, указывая на записки, проекты и письма, в которых действительно находятся намеки на этот образ действий. Но все эти намеки на предвидение того, что случилось, как со стороны французов так и со стороны русских выставляются теперь только потому, что событие оправдало их. Ежели бы событие не совершилось, то намеки эти были бы забыты, как забыты теперь тысячи и миллионы противоположных намеков и предположений, бывших в ходу тогда, но оказавшихся несправедливыми и потому забытых. Об исходе каждого совершающегося события всегда бывает так много предположений, что, чем бы оно ни кончилось, всегда найдутся люди, которые скажут: «Я тогда еще сказал, что это так будет», забывая совсем, что в числе бесчисленных предположений были делаемы и совершенно противоположные.
Предположения о сознании Наполеоном опасности растяжения линии и со стороны русских – о завлечении неприятеля в глубь России – принадлежат, очевидно, к этому разряду, и историки только с большой натяжкой могут приписывать такие соображения Наполеону и его маршалам и такие планы русским военачальникам. Все факты совершенно противоречат таким предположениям. Не только во все время войны со стороны русских не было желания заманить французов в глубь России, но все было делаемо для того, чтобы остановить их с первого вступления их в Россию, и не только Наполеон не боялся растяжения своей линии, но он радовался, как торжеству, каждому своему шагу вперед и очень лениво, не так, как в прежние свои кампании, искал сражения.
При самом начале кампании армии наши разрезаны, и единственная цель, к которой мы стремимся, состоит в том, чтобы соединить их, хотя для того, чтобы отступать и завлекать неприятеля в глубь страны, в соединении армий не представляется выгод. Император находится при армии для воодушевления ее в отстаивании каждого шага русской земли, а не для отступления. Устроивается громадный Дрисский лагерь по плану Пфуля и не предполагается отступать далее. Государь делает упреки главнокомандующим за каждый шаг отступления. Не только сожжение Москвы, но допущение неприятеля до Смоленска не может даже представиться воображению императора, и когда армии соединяются, то государь негодует за то, что Смоленск взят и сожжен и не дано пред стенами его генерального сражения.
Так думает государь, но русские военачальники и все русские люди еще более негодуют при мысли о том, что наши отступают в глубь страны.
Наполеон, разрезав армии, движется в глубь страны и упускает несколько случаев сражения. В августе месяце он в Смоленске и думает только о том, как бы ему идти дальше, хотя, как мы теперь видим, это движение вперед для него очевидно пагубно.
Факты говорят очевидно, что ни Наполеон не предвидел опасности в движении на Москву, ни Александр и русские военачальники не думали тогда о заманивании Наполеона, а думали о противном. Завлечение Наполеона в глубь страны произошло не по чьему нибудь плану (никто и не верил в возможность этого), а произошло от сложнейшей игры интриг, целей, желаний людей – участников войны, не угадывавших того, что должно быть, и того, что было единственным спасением России. Все происходит нечаянно. Армии разрезаны при начале кампании. Мы стараемся соединить их с очевидной целью дать сражение и удержать наступление неприятеля, но и этом стремлении к соединению, избегая сражений с сильнейшим неприятелем и невольно отходя под острым углом, мы заводим французов до Смоленска. Но мало того сказать, что мы отходим под острым углом потому, что французы двигаются между обеими армиями, – угол этот делается еще острее, и мы еще дальше уходим потому, что Барклай де Толли, непопулярный немец, ненавистен Багратиону (имеющему стать под его начальство), и Багратион, командуя 2 й армией, старается как можно дольше не присоединяться к Барклаю, чтобы не стать под его команду. Багратион долго не присоединяется (хотя в этом главная цель всех начальствующих лиц) потому, что ему кажется, что он на этом марше ставит в опасность свою армию и что выгоднее всего для него отступить левее и южнее, беспокоя с фланга и тыла неприятеля и комплектуя свою армию в Украине. А кажется, и придумано это им потому, что ему не хочется подчиняться ненавистному и младшему чином немцу Барклаю.
Император находится при армии, чтобы воодушевлять ее, а присутствие его и незнание на что решиться, и огромное количество советников и планов уничтожают энергию действий 1 й армии, и армия отступает.
В Дрисском лагере предположено остановиться; но неожиданно Паулучи, метящий в главнокомандующие, своей энергией действует на Александра, и весь план Пфуля бросается, и все дело поручается Барклаю, Но так как Барклай не внушает доверия, власть его ограничивают.
Армии раздроблены, нет единства начальства, Барклай не популярен; но из этой путаницы, раздробления и непопулярности немца главнокомандующего, с одной стороны, вытекает нерешительность и избежание сражения (от которого нельзя бы было удержаться, ежели бы армии были вместе и не Барклай был бы начальником), с другой стороны, – все большее и большее негодование против немцев и возбуждение патриотического духа.
Наконец государь уезжает из армии, и как единственный и удобнейший предлог для его отъезда избирается мысль, что ему надо воодушевить народ в столицах для возбуждения народной войны. И эта поездка государя и Москву утрояет силы русского войска.
Государь отъезжает из армии для того, чтобы не стеснять единство власти главнокомандующего, и надеется, что будут приняты более решительные меры; но положение начальства армий еще более путается и ослабевает. Бенигсен, великий князь и рой генерал адъютантов остаются при армии с тем, чтобы следить за действиями главнокомандующего и возбуждать его к энергии, и Барклай, еще менее чувствуя себя свободным под глазами всех этих глаз государевых, делается еще осторожнее для решительных действий и избегает сражений.
Барклай стоит за осторожность. Цесаревич намекает на измену и требует генерального сражения. Любомирский, Браницкий, Влоцкий и тому подобные так раздувают весь этот шум, что Барклай, под предлогом доставления бумаг государю, отсылает поляков генерал адъютантов в Петербург и входит в открытую борьбу с Бенигсеном и великим князем.