Боливия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Многонациональное Государство Боливия
исп. Estado Plurinacional de Bolivia
кечуа Buliwya Achka nasyunkunap Mama llaqta
аймара Wuliwya Suyu
гуар. Tetã Volívia
Флаг Герб
Девиз: «¡La unión es la fuerza!
(с исп. — «Единство есть сила!»)»
Гимн: «Bolivianos, el hado propicio»
Дата независимости 6 августа 1825 (от Испании)
Официальные языки испанский, кечуа, аймара, гуарани и ещё 33 языка.
Столица Сукре[i 1]
Крупнейшие города Санта-Крус-де-ла-Сиерра, Эль-Альто, Ла-Пас, Кочабамба
Форма правления Президентская республика[1]
Президент
Вице-президент
Эво Моралес
Альваро Гарсиа Линера
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
27-я в мире
1 098 581 км²
1,29
Население
• Оценка (2013)
Плотность

10 461 053[2] чел. (82-е)
9,9 чел./км²
ВВП
  • Итого (2008)
  • На душу населения

43,570 млрд[3] долл. (101-й)
4345[3] долл.
ИЧР (2013) 0,675[4] (средний) (108-е место)
Названия жителей боливийцы, боливиец, боливийка
Валюта Боливиано (BOB, код 68)
Интернет-домен .bo
Телефонный код +591
Часовой пояс −4
  1. Большая часть правительственных учреждений находится в Ла-Пасе
Координаты: 16°42′43″ ю. ш. 64°39′58″ з. д. / 16.71194° ю. ш. 64.66611° з. д. / -16.71194; -64.66611 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-16.71194&mlon=-64.66611&zoom=12 (O)] (Я)

Боли́вия (исп. Bolivia, кечуа Buliwya, аймара Wuliwya, гуар. Volívia), официальное название — Многонациона́льное Госуда́рство Боли́вия (исп. Estado Plurinacional de Bolivia [esˈtaðo pluɾinasjoˈnal de βoˈliβja]) — государство в центральной части Южной Америки.

Боливия граничит на севере и северо-востоке с Бразилией, на юго-востоке — с Парагваем, на юге — с Аргентиной, на юго-западе и западе — с Чили и Перу. Не имеет выхода к морю, однако в 2010 году подписан договор с Перу о передаче в аренду на 99 лет небольшого прибрежного участка для строительства порта[5].





История

В 14 веке территория современной Боливии, населенная племенами аймара, кечуа и другими, была завоевана государством инков.

Имеет дипломатические отношения с Российской Федерацией (установлены с СССР 18.04.1945).

Государственное устройство

Республика. Глава государства и правительства — президент, избираемый населением на один 5-летний срок. С 22 января 2006 года — Хуан Эво Моралес. Президент возглавляет правительство, утверждает состав кабинета министров, является главнокомандующим вооружёнными силами.

Избранным считается кандидат, набравший простое большинство голосов (более 50 % голосов). Если победитель не определён, парламент на совместном заседании обеих палат избирает президента из двух кандидатов, получивших простое большинство голосов.

По результату референдума в январе 2009 года об изменении конституции (введение привилегий для индейцев и введение госконтроля над экономикой) очередные выборы президента и парламента прошли досрочно, 6 декабря 2009 года. Моралес получил право баллотироваться на второй президентский срок и одержал на выборах уверенную победу (свыше 60,01 % голосов)[14].

Двухпалатный парламент — 36 сенаторов и 130 депутатов, избираются на 5-летний срок.

Политические партии

По итогам выборов в октябре 2014 года:

В Боливии имеется ещё 6 легальных партий, не представленных в парламенте.

Политическая обстановка

10 июня 2005 года временным главой Боливии стал Председатель Верховного суда Эдуардо Родригес (Eduardo Rodriguez), заменивший Карлоса Месу (Carlos Mesa), подавшего в отставку 5 июня.

По боливийским законам, в случае досрочной отставки президента его полномочия должны перейти главе верхней палаты парламента, в случае его самоотвода — спикеру нижней палаты. Поскольку оба действующих политика отклонили предложение занять пост главы страны, то власть принял «человек номер три» в списке — председатель Верховного суда.

Причиной отставки Карлоса Месы стали антиправительственные демонстрации, участники которых обвинили его в крахе экономики страны, а также выдвинули требования — национализация нефтяной и газовой промышленности и внесение изменений в конституцию страны.

18 декабря 2005 года проведены президентские выборы на которых победу одержал леворадикальный кандидат Эво Моралес, возглавляющий Движение к социализму. Отрыв Эво Моралеса от ближайшего соперника Хорхе Кирога составил более 15 %. Одновременно состоялись выборы 27 сенаторов и 150 депутатов в национальный конгресс.

Эво Моралес (по прозвищу Эль Эво) — первый в истории Боливии президент — этнический индеец. В ходе своей кампании он обещал национализировать нефтегазовую промышленность, признать недействительными контракты на разработку нефти и газа иностранными корпорациями (американской ExxonMobil, испано-аргентинской Repsol YPF, бразильской Petrobras, французской Total, британской British Gas), отказаться от уплаты внешнего долга и разрешить выращивание коки.

Эво Моралес — выходец из крестьян, представитель аймара, одного из крупнейших в Южной Америке индейских племён, друг Фиделя Кастро и Уго Чавеса, свою предвыборную кампанию построил на патриотических лозунгах, выступая с резкой критикой «американского империализма и неолиберализма».

Политическая карьера Эво Моралеса тесно связана с крестьянской борьбой. В 1997 году, будучи лидером Ассоциации производителей коки Боливии, он баллотировался в конгресс, чтобы защищать крестьян от властей, уничтожающих плантации коки. В парламенте проявил себя ярым антиглобалистом, постепенно перейдя к критике капитализма как такового. Позже Эво Моралес возглавил выступления крестьян, за что лишён депутатского мандата, но завоевал ещё большую популярность.

Боливия в настоящее время уже наряду с Колумбией и Перу является основным поставщиком кокаина на мировой рынок. В 2005 году производство этого наркотика выросло в Боливии ещё на треть. По данным ООН, площадь плантаций коки в стране составляет более 23 тыс. гектаров. Эль Эво заявляет, что кока, не как наркотик, безвредна, и предлагает организовать в Боливии производство прохладительных напитков, жвачки и мыла на основе коки. Администрация США крайне озабочена подобными инициативами.

Своё отношение к этой проблеме Моралес выразил в интервью российскому каналу «Вести»[15]:

Господин президент, объясните мне одну вещь, пожалуйста. Здесь, в России, в вашей политике многие кое-чего не понимают. С одной стороны, вы сами только что назвали наркотрафик главным внутренним врагом Боливии, и в свой первый же визит в Москву подписали с Россией конвенцию о совместной борьбе с этим злом. Раньше такое соглашение у вас было и с США. Но вы, будучи до этого лидером профсоюза тех, кто выращивает коку, когда стали президентом, посла США из Боливии выслали, а соглашение о борьбе с наркотиками с США расторгли. Так какова точно ваша политическая позиция по коке?


— Во-первых, листья коки в их естественном состоянии — это ещё одно сельскохозяйственное растение: лечебное и съедобное. Никакого вреда здоровью человека от него нет. Конечно, совсем другое дело — это когда с помощью химических реагентов из коки получают кокаин. Но кокаин мы и не защищаем, с этим мы и сами боремся. Ну, а во-вторых, для США борьба с наркотрафиком — не более, чем ширма. А на самом деле — геополитика, повод обеспечить присутствие. И не только своего посла, но и таких организаций, как ЦРУ и Управление по борьбе с наркотиками. Но и это управление, на самом деле, занимается, прежде всего, активным политическим вмешательством.

Боливия обладает вторыми по величине запасами природного газа в Южной Америке после Венесуэлы и богата другими полезными ископаемыми, тем не менее она остаётся беднейшим государством континента (по данным МВФ, за чертой бедности находится около 70 % населения страны).

Автономия и сепаратизм регионов

В 1995 году в стране принят закон о децентрализации, предоставивший регионам (департаментам) значительные политические и экономические полномочия. После прихода к власти Моралеса население т. н. «полумесяца» — 6 наиболее развитых регионов юга и востока страны (департаменты Санта-Крус, Бени, Пандо, Тариха, Кочабамба, Чукисака), где проживает 58 % населения и в основном за счёт нефте-газодобычи производится 80 % ВВП страны, выразило резкое недовольство новой политикой центральных властей по национализации и перераспределению доходов в пользу бедных горных индейских регионов. В июле и декабре 2006 г. в южных и восточных регионах прошли муниципальные референдумы и съезды муниципальных советов, по результатам которых объявлено стремление создать новое государственное образование «Нация равнин Боливии», на что центральные власти ответили, что не допустят распада страны всеми средствами, включая военные. Однако противоречия лишь нарастали и вылились в жёсткое противостояние между «левыми» центральными властями и «правой» региональной оппозицией, вплоть до эпизодических актов насилия. Для закрепления единства страны и политики перераспределения доходов центральными властями в декабре 2007 г. изменена конституция, после чего последовал конституционный кризис, разрешить который запланировано проведением конституционного референдума, который, однако, отложен решением конституционного совещания из-за позиции представителей развитых регионов. В мае и июле 2008 г., несмотря на акты насилия, в департаментах «полумесяца» прошли региональные референдумы, на которых большинство голосующих высказалось за широчайшую экономическую и политическую автономию, граничащую с сепаратизмом. Региональные власти объявили о курсе на создание «суверенной Новой Республики Боливия» — субъекта международного права с собственными законодательной и судебной властью, правительством, милицией, налоговой системой и бюджетом, правом заключать международные соглашения. Центральные власти объявили региональные референдумы неконституционными и нелегитимными и провели в августе 2008 г. референдум о доверии, на котором 60 % голосующих поддержало политику Моралеса при бойкоте большинства населения мятежных регионов.

Референдум о новой конституции

29 января 2009 года Центральная избирательная комиссия Боливии после подсчета 98,83 % голосов сообщила, что за новую конституцию, предложенную Эво Моралесом, проголосовало 61,67 % граждан страны[16]. Согласно ей, государство закрепляет за собой контроль над ключевыми секторами экономики. Запасы газа и другие природные ресурсы провозглашаются национальным достоянием. Новая конституция также отменяет статус католицизма как официальной религии и значительно расширяет права коренных жителей страны — индейцев[17]. Помимо испанского, статус государственного получают языки всех индейских народностей страны. Также предусматривается введение лимитирования размера земельных владений, обязательное изучение языков индейских народностей, государственный контроль над ключевыми секторами экономики. Все запасы природных ресурсов должны будут перейти в национальное достояние[18]. Согласно новой конституции в парламент страны войдут группы национальных меньшинств. Кроме того, предлагается почитать на государственном уровне богиню земледелия и плодородия древних индейцев — Пачамаму[19].

Административное деление

В территориально-административном отношении Боливия разделена на 9 департаментов, каждый из которых, в свою очередь, делится на провинции.

Географические данные

Площадь Боливии составляет 1 098 580 км². Она занимает 27 место в списке стран по площади после Эфиопии.

Боливия не имеет выхода к морю с 1879 года, когда она потеряла прибрежную область Антофагаста в Тихоокеанской войне с Чили. Однако выход в Атлантический океан у Боливии есть — по реке Парагвай, а 20 октября 2010 года Боливия и Перу заключили договор аренды, по которому на 99 лет Боливии передаётся небольшой участок берега для строительства порта. Таким образом, спустя 127 лет Боливия вновь получила доступ и к Тихому океану[5].

На территории Боливии представлено огромное разнообразие экологических зон. Западные высокогорья страны расположены в Андах, в том числе плато Альтиплано. Восточные низкие равнины включают в себя большие районы амазонских тропических лесов и Чако. Самая высокая точка страны — потухший вулкан Сахама (6542 м), расположенный в департаменте Оруро. Озеро Титикака расположено на границе Боливии и Перу. Самый крупный в мире солончак Уюни расположен в юго-западной части страны, в департаменте Потоси.

Наиболее крупные города Боливии: Ла-Пас, Эль-Альто, Санта-Крус-де-ла-Сьерра и Кочабамба.

Боливия имеет сухопутные границы с пятью странами: Аргентиной — 832 километра, Бразилией — 3423 километра, Чили — 860 километров, Парагваем — 750 километров, и Перу — 1075 километров.

Экономика

Боливия обладает богатыми природными ресурсами — олово, газ, нефть, цинк, вольфрам, сурьма, серебро, железо, литий[20], свинец, золото, лес, гидроэнергетические ресурсы. При этом Боливия остаётся одной из беднейших и наименее экономически развитых стран Латинской АмерикиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 952 дня].

ВВП на душу населения в 2010 году — 4,8 тыс. долл. (150-е место в мире). Безработица — 8,5 % (в 2009), ниже уровня бедности — 60 % населения (в 2006).

Сельское хозяйство (11 % ВВП, 40 % работающих) — соя, кофе, кока, хлопчатник, кукуруза, сахарный тростник, рис, картофель; лесозаготовки.

Животноводство: крупный рогатый скот, овцеводство

Промышленность (37 % ВВП, 17 % работающих) — добыча олова и нефти, пищевая промышленность, табак, ручные ремёсла, одежда.

Сфера обслуживания — 52 % ВВП, 43 % работающих.

Внешняя торговля

Экспорт — 6,1 млрд долл. (2010) — газ, соя, сырая нефть, цинковая руда, олово.

Основные покупатели — Бразилия 41 %, США 14 %, Япония 6 %.

Импорт — 5,0 млрд долл. (2010) — нефтепродукты, продовольствие, автомобили.

Основные поставщики — Бразилия 27 %, Аргентина 16 %, США 13 %, Чили 9 %, Перу 7 %.

Международные отношения

Вооружённые силы

Население

Численность населения — 10,5 млн (оценка на 2013 год).

Годовой прирост — 1,7 % (фертильность — 3,1 рождений на женщину).

Средняя продолжительность жизни — 64 года у мужчин, 70 лет у женщин.

Этно-расовый состав — индейцы 55 % (в основном кечуа и аймара), метисы 30 %, белые 15 %. Проживают потомки русских староверов.

Языки — 37 официальных государственных языков[21] (первое место в мире по количеству): испанский 60,7 %, кечуа 21,2 %, аймара 14,6 %; другие языки 3,6 %.

Религии — католики 59 %, протестанты (евангелические методисты, Ассамблеи Бога и др.) 11 %, Атеисты и агностики 12 %, Инканизм 15 %, Буддизм и другие 3 %.

Грамотность — 93 % мужчин, 81 % женщин (по переписи 2001 года); 97,5 % мужчин, 92,5 % женщин (по переписи 2012 года)[22].

См. также

Напишите отзыв о статье "Боливия"

Примечания

  1. Государства и территории мира. Справочные сведения. // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 15. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  2. Census.gov. [www.census.gov/population/international/data/countryrank/rank.php Country Rank. Countries and Areas Ranked by Population: 2013]. U.S. Department of Commerce (2013). Проверено 9 мая 2013. [www.webcitation.org/6GUHbJYCI Архивировано из первоисточника 9 мая 2013].
  3. 1 2 [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2009/02/weodata/weorept.aspx?sy=2006&ey=2009&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=218&s=NGDPD%2CNGDPDPC%2CPPPGDP%2CPPPPC%2CLP&grp=0&a=&pr.x=54&pr.y=12 Bolivia]. International Monetary Fund. [www.webcitation.org/616hsNcOD Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  4. [hdr.undp.org/en/media/HDR2013_EN_Complete.pdf Human Development Report 2013](недоступная ссылка — история). United Nations Development Programme (14 марта 2013). Проверено 14 марта 2013.
  5. 1 2 [lenta.ru/news/2010/10/21/gift/ Перу подарила Боливии выход к морю]
  6. Боливия. БСЭ, 1969—1978
  7. [whc.unesco.org/en/list/420 City of Potosí — UNESCO World Heritage Centre]
  8. [www.cervantesvirtual.com/servlet/SirveObras/07039511944669539732268/index.htm El mundo desde Potosí: vida y reflexiones de Bartolomé Arzans de Orsúa y Vela]
  9. Боливия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  10. Документальный фильм «Корпорация The Corporation» Марк Ахбар, Дженнифер Эббот, 2003
  11. [ru.mondediplo.com/article688.html Результаты приватизации воды в мире], Франк Пупо, 2003
  12. [web.archive.org/web/20110812125443/news.mail.ru/politics/2652925/ Боливия из Республики превратилась в «Многонациональное государство».], «mail.ru», 10.06.2009
  13. [lenta.ru/news/2010/10/21/gift/ Lenta.ru: В мире: Перу подарила Боливии выход к морю]
  14. [www.vesti.ru/doc.html?id=329710&cid=9 Эво Моралес одержал победу на выборах в Боливии]
  15. [www.vesti.ru/doc.html?id=255884&cid=5 Вести. Ru: Моралес: возвращение России в Латинскую Америку — огромный удар по США]
  16. [www.rian.ru/world/20090129/160397415.html За новую конституцию проголосовали 61,67 % боливийцев — Центризбирком]. РИА Новости (29 января 2009). Проверено 13 августа 2010. [www.webcitation.org/616hsufsK Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  17. [top.rbc.ru/politics/09/02/2009/279134.shtml Э. Моралес лишил католицизм статуса официальной религии Боливии]
  18. [www.eurosmi.ru/jiteli_bolivii_prinyali_novuyu_konstitutsiyu.html Жители Боливии приняли новую конституцию — В мире]
  19. [www.mignews.com/news/politic/world/260109_62137_84897.html MIGnews | Политика | Жители Боливии одобрили проект конституции Моралеса]
  20. designmind.frogdesign.com/files/u10/Lithium_Article_Eric_Burns.pdf
  21. Artículo 5, Parágrafo I. de la Constitución Política del Estado de Bolivia (исп.)
  22. [www.bolivianland.net/UserFiles/File/0ParaDescripciones/1-Estadistica-Bolivia/Bolivia-CENSO-2012-Ruso.pdf Образование в Боливии]PDF
  23. </ol>

Литература

  • История Боливии с древнейших времён до начала XXI века / Отв. ред. Е. А. Ларин, А. А. Щелчков. — М. : Наука, 2015. — 699 с. — ISBN 978-5-02-039183-3.</span>

Ссылки

  • [www.bolivianland.net/ruso/contenidonf.php?idcontenido=2 Последние экономические новости Боливии]
  • [liberea.gerodot.ru/neoglot/selitvo.htm Война за селитру] — В Либерее «Нового Геродота»
  • [shogi.ru/Bol/ Переводы боливийской литературы]
  • [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/bl.html Данные о Боливии в Книге Фактов ЦРУ].
  • [www.bolivianland.net/ruso/contenidoss.php?idcontenido=1 Полная информация о Боливии]
  • [www.conflictologist.org/main/konflikty-vojni-perevoroti-v-latinskoj-amerike.htm#bolivia Материалы по новейшей истории Боливии].
  • [www.constituteproject.org/constitution/Bolivia_2009.pdf Конституция Боливии] (англ.)


Отрывок, характеризующий Боливия

– Я не знаю, что со мной нынче. Не слушайте меня, забудьте, что я вам сказала.
Вся веселость Пьера исчезла. Он озабоченно расспрашивал княжну, просил ее высказать всё, поверить ему свое горе; но она только повторила, что просит его забыть то, что она сказала, что она не помнит, что она сказала, и что у нее нет горя, кроме того, которое он знает – горя о том, что женитьба князя Андрея угрожает поссорить отца с сыном.
– Слышали ли вы про Ростовых? – спросила она, чтобы переменить разговор. – Мне говорили, что они скоро будут. Andre я тоже жду каждый день. Я бы желала, чтоб они увиделись здесь.
– А как он смотрит теперь на это дело? – спросил Пьер, под он разумея старого князя. Княжна Марья покачала головой.
– Но что же делать? До года остается только несколько месяцев. И это не может быть. Я бы только желала избавить брата от первых минут. Я желала бы, чтобы они скорее приехали. Я надеюсь сойтись с нею. Вы их давно знаете, – сказала княжна Марья, – скажите мне, положа руку на сердце, всю истинную правду, что это за девушка и как вы находите ее? Но всю правду; потому что, вы понимаете, Андрей так много рискует, делая это против воли отца, что я бы желала знать…
Неясный инстинкт сказал Пьеру, что в этих оговорках и повторяемых просьбах сказать всю правду, выражалось недоброжелательство княжны Марьи к своей будущей невестке, что ей хотелось, чтобы Пьер не одобрил выбора князя Андрея; но Пьер сказал то, что он скорее чувствовал, чем думал.
– Я не знаю, как отвечать на ваш вопрос, – сказал он, покраснев, сам не зная от чего. – Я решительно не знаю, что это за девушка; я никак не могу анализировать ее. Она обворожительна. А отчего, я не знаю: вот всё, что можно про нее сказать. – Княжна Марья вздохнула и выражение ее лица сказало: «Да, я этого ожидала и боялась».
– Умна она? – спросила княжна Марья. Пьер задумался.
– Я думаю нет, – сказал он, – а впрочем да. Она не удостоивает быть умной… Да нет, она обворожительна, и больше ничего. – Княжна Марья опять неодобрительно покачала головой.
– Ах, я так желаю любить ее! Вы ей это скажите, ежели увидите ее прежде меня.
– Я слышал, что они на днях будут, – сказал Пьер.
Княжна Марья сообщила Пьеру свой план о том, как она, только что приедут Ростовы, сблизится с будущей невесткой и постарается приучить к ней старого князя.


Женитьба на богатой невесте в Петербурге не удалась Борису и он с этой же целью приехал в Москву. В Москве Борис находился в нерешительности между двумя самыми богатыми невестами – Жюли и княжной Марьей. Хотя княжна Марья, несмотря на свою некрасивость, и казалась ему привлекательнее Жюли, ему почему то неловко было ухаживать за Болконской. В последнее свое свиданье с ней, в именины старого князя, на все его попытки заговорить с ней о чувствах, она отвечала ему невпопад и очевидно не слушала его.
Жюли, напротив, хотя и особенным, одной ей свойственным способом, но охотно принимала его ухаживанье.
Жюли было 27 лет. После смерти своих братьев, она стала очень богата. Она была теперь совершенно некрасива; но думала, что она не только так же хороша, но еще гораздо больше привлекательна, чем была прежде. В этом заблуждении поддерживало ее то, что во первых она стала очень богатой невестой, а во вторых то, что чем старее она становилась, тем она была безопаснее для мужчин, тем свободнее было мужчинам обращаться с нею и, не принимая на себя никаких обязательств, пользоваться ее ужинами, вечерами и оживленным обществом, собиравшимся у нее. Мужчина, который десять лет назад побоялся бы ездить каждый день в дом, где была 17 ти летняя барышня, чтобы не компрометировать ее и не связать себя, теперь ездил к ней смело каждый день и обращался с ней не как с барышней невестой, а как с знакомой, не имеющей пола.
Дом Карагиных был в эту зиму в Москве самым приятным и гостеприимным домом. Кроме званых вечеров и обедов, каждый день у Карагиных собиралось большое общество, в особенности мужчин, ужинающих в 12 м часу ночи и засиживающихся до 3 го часу. Не было бала, гулянья, театра, который бы пропускала Жюли. Туалеты ее были всегда самые модные. Но, несмотря на это, Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни, и ожидает успокоения только там . Она усвоила себе тон девушки, понесшей великое разочарованье, девушки, как будто потерявшей любимого человека или жестоко обманутой им. Хотя ничего подобного с ней не случилось, на нее смотрели, как на такую, и сама она даже верила, что она много пострадала в жизни. Эта меланхолия, не мешавшая ей веселиться, не мешала бывавшим у нее молодым людям приятно проводить время. Каждый гость, приезжая к ним, отдавал свой долг меланхолическому настроению хозяйки и потом занимался и светскими разговорами, и танцами, и умственными играми, и турнирами буриме, которые были в моде у Карагиных. Только некоторые молодые люди, в числе которых был и Борис, более углублялись в меланхолическое настроение Жюли, и с этими молодыми людьми она имела более продолжительные и уединенные разговоры о тщете всего мирского, и им открывала свои альбомы, исписанные грустными изображениями, изречениями и стихами.
Жюли была особенно ласкова к Борису: жалела о его раннем разочаровании в жизни, предлагала ему те утешения дружбы, которые она могла предложить, сама так много пострадав в жизни, и открыла ему свой альбом. Борис нарисовал ей в альбом два дерева и написал: Arbres rustiques, vos sombres rameaux secouent sur moi les tenebres et la melancolie. [Сельские деревья, ваши темные сучья стряхивают на меня мрак и меланхолию.]
В другом месте он нарисовал гробницу и написал:
«La mort est secourable et la mort est tranquille
«Ah! contre les douleurs il n'y a pas d'autre asile».
[Смерть спасительна и смерть спокойна;
О! против страданий нет другого убежища.]
Жюли сказала, что это прелестно.
– II y a quelque chose de si ravissant dans le sourire de la melancolie, [Есть что то бесконечно обворожительное в улыбке меланхолии,] – сказала она Борису слово в слово выписанное это место из книги.
– C'est un rayon de lumiere dans l'ombre, une nuance entre la douleur et le desespoir, qui montre la consolation possible. [Это луч света в тени, оттенок между печалью и отчаянием, который указывает на возможность утешения.] – На это Борис написал ей стихи:
«Aliment de poison d'une ame trop sensible,
«Toi, sans qui le bonheur me serait impossible,
«Tendre melancolie, ah, viens me consoler,
«Viens calmer les tourments de ma sombre retraite
«Et mele une douceur secrete
«A ces pleurs, que je sens couler».
[Ядовитая пища слишком чувствительной души,
Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно,
Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить,
Приди, утиши муки моего мрачного уединения
И присоедини тайную сладость
К этим слезам, которых я чувствую течение.]
Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.
Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса). Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли.
– Toujours charmante et melancolique, cette chere Julieie, [Она все так же прелестна и меланхолична, эта милая Жюли.] – говорила она дочери. – Борис говорит, что он отдыхает душой в вашем доме. Он так много понес разочарований и так чувствителен, – говорила она матери.
– Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать! Да и кто может не любить ее? Это такое неземное существо! Ах, Борис, Борис! – Она замолкала на минуту. – И как мне жалко ее maman, – продолжала она, – нынче она показывала мне отчеты и письма из Пензы (у них огромное имение) и она бедная всё сама одна: ее так обманывают!
Борис чуть заметно улыбался, слушая мать. Он кротко смеялся над ее простодушной хитростью, но выслушивал и иногда выспрашивал ее внимательно о пензенских и нижегородских имениях.
Жюли уже давно ожидала предложенья от своего меланхолического обожателя и готова была принять его; но какое то тайное чувство отвращения к ней, к ее страстному желанию выйти замуж, к ее ненатуральности, и чувство ужаса перед отречением от возможности настоящей любви еще останавливало Бориса. Срок его отпуска уже кончался. Целые дни и каждый божий день он проводил у Карагиных, и каждый день, рассуждая сам с собою, Борис говорил себе, что он завтра сделает предложение. Но в присутствии Жюли, глядя на ее красное лицо и подбородок, почти всегда осыпанный пудрой, на ее влажные глаза и на выражение лица, изъявлявшего всегдашнюю готовность из меланхолии тотчас же перейти к неестественному восторгу супружеского счастия, Борис не мог произнести решительного слова: несмотря на то, что он уже давно в воображении своем считал себя обладателем пензенских и нижегородских имений и распределял употребление с них доходов. Жюли видела нерешительность Бориса и иногда ей приходила мысль, что она противна ему; но тотчас же женское самообольщение представляло ей утешение, и она говорила себе, что он застенчив только от любви. Меланхолия ее однако начинала переходить в раздражительность, и не задолго перед отъездом Бориса, она предприняла решительный план. В то самое время как кончался срок отпуска Бориса, в Москве и, само собой разумеется, в гостиной Карагиных, появился Анатоль Курагин, и Жюли, неожиданно оставив меланхолию, стала очень весела и внимательна к Курагину.
– Mon cher, – сказала Анна Михайловна сыну, – je sais de bonne source que le Prince Basile envoie son fils a Moscou pour lui faire epouser Julieie. [Мой милый, я знаю из верных источников, что князь Василий присылает своего сына в Москву, для того чтобы женить его на Жюли.] Я так люблю Жюли, что мне жалко бы было ее. Как ты думаешь, мой друг? – сказала Анна Михайловна.
Мысль остаться в дураках и даром потерять весь этот месяц тяжелой меланхолической службы при Жюли и видеть все расписанные уже и употребленные как следует в его воображении доходы с пензенских имений в руках другого – в особенности в руках глупого Анатоля, оскорбляла Бориса. Он поехал к Карагиным с твердым намерением сделать предложение. Жюли встретила его с веселым и беззаботным видом, небрежно рассказывала о том, как ей весело было на вчерашнем бале, и спрашивала, когда он едет. Несмотря на то, что Борис приехал с намерением говорить о своей любви и потому намеревался быть нежным, он раздражительно начал говорить о женском непостоянстве: о том, как женщины легко могут переходить от грусти к радости и что у них расположение духа зависит только от того, кто за ними ухаживает. Жюли оскорбилась и сказала, что это правда, что для женщины нужно разнообразие, что всё одно и то же надоест каждому.
– Для этого я бы советовал вам… – начал было Борис, желая сказать ей колкость; но в ту же минуту ему пришла оскорбительная мысль, что он может уехать из Москвы, не достигнув своей цели и даром потеряв свои труды (чего с ним никогда ни в чем не бывало). Он остановился в середине речи, опустил глаза, чтоб не видать ее неприятно раздраженного и нерешительного лица и сказал: – Я совсем не с тем, чтобы ссориться с вами приехал сюда. Напротив… – Он взглянул на нее, чтобы увериться, можно ли продолжать. Всё раздражение ее вдруг исчезло, и беспокойные, просящие глаза были с жадным ожиданием устремлены на него. «Я всегда могу устроиться так, чтобы редко видеть ее», подумал Борис. «А дело начато и должно быть сделано!» Он вспыхнул румянцем, поднял на нее глаза и сказал ей: – «Вы знаете мои чувства к вам!» Говорить больше не нужно было: лицо Жюли сияло торжеством и самодовольством; но она заставила Бориса сказать ей всё, что говорится в таких случаях, сказать, что он любит ее, и никогда ни одну женщину не любил более ее. Она знала, что за пензенские имения и нижегородские леса она могла требовать этого и она получила то, что требовала.
Жених с невестой, не поминая более о деревьях, обсыпающих их мраком и меланхолией, делали планы о будущем устройстве блестящего дома в Петербурге, делали визиты и приготавливали всё для блестящей свадьбы.


Граф Илья Андреич в конце января с Наташей и Соней приехал в Москву. Графиня всё была нездорова, и не могла ехать, – а нельзя было ждать ее выздоровления: князя Андрея ждали в Москву каждый день; кроме того нужно было закупать приданое, нужно было продавать подмосковную и нужно было воспользоваться присутствием старого князя в Москве, чтобы представить ему его будущую невестку. Дом Ростовых в Москве был не топлен; кроме того они приехали на короткое время, графини не было с ними, а потому Илья Андреич решился остановиться в Москве у Марьи Дмитриевны Ахросимовой, давно предлагавшей графу свое гостеприимство.
Поздно вечером четыре возка Ростовых въехали во двор Марьи Дмитриевны в старой Конюшенной. Марья Дмитриевна жила одна. Дочь свою она уже выдала замуж. Сыновья ее все были на службе.
Она держалась всё так же прямо, говорила также прямо, громко и решительно всем свое мнение, и всем своим существом как будто упрекала других людей за всякие слабости, страсти и увлечения, которых возможности она не признавала. С раннего утра в куцавейке, она занималась домашним хозяйством, потом ездила: по праздникам к обедни и от обедни в остроги и тюрьмы, где у нее бывали дела, о которых она никому не говорила, а по будням, одевшись, дома принимала просителей разных сословий, которые каждый день приходили к ней, и потом обедала; за обедом сытным и вкусным всегда бывало человека три четыре гостей, после обеда делала партию в бостон; на ночь заставляла себе читать газеты и новые книги, а сама вязала. Редко она делала исключения для выездов, и ежели выезжала, то ездила только к самым важным лицам в городе.
Она еще не ложилась, когда приехали Ростовы, и в передней завизжала дверь на блоке, пропуская входивших с холода Ростовых и их прислугу. Марья Дмитриевна, с очками спущенными на нос, закинув назад голову, стояла в дверях залы и с строгим, сердитым видом смотрела на входящих. Можно бы было подумать, что она озлоблена против приезжих и сейчас выгонит их, ежели бы она не отдавала в это время заботливых приказаний людям о том, как разместить гостей и их вещи.
– Графские? – сюда неси, говорила она, указывая на чемоданы и ни с кем не здороваясь. – Барышни, сюда налево. Ну, вы что лебезите! – крикнула она на девок. – Самовар чтобы согреть! – Пополнела, похорошела, – проговорила она, притянув к себе за капор разрумянившуюся с мороза Наташу. – Фу, холодная! Да раздевайся же скорее, – крикнула она на графа, хотевшего подойти к ее руке. – Замерз, небось. Рому к чаю подать! Сонюшка, bonjour, – сказала она Соне, этим французским приветствием оттеняя свое слегка презрительное и ласковое отношение к Соне.
Когда все, раздевшись и оправившись с дороги, пришли к чаю, Марья Дмитриевна по порядку перецеловала всех.
– Душой рада, что приехали и что у меня остановились, – говорила она. – Давно пора, – сказала она, значительно взглянув на Наташу… – старик здесь и сына ждут со дня на день. Надо, надо с ним познакомиться. Ну да об этом после поговорим, – прибавила она, оглянув Соню взглядом, показывавшим, что она при ней не желает говорить об этом. – Теперь слушай, – обратилась она к графу, – завтра что же тебе надо? За кем пошлешь? Шиншина? – она загнула один палец; – плаксу Анну Михайловну? – два. Она здесь с сыном. Женится сын то! Потом Безухова чтоль? И он здесь с женой. Он от нее убежал, а она за ним прискакала. Он обедал у меня в середу. Ну, а их – она указала на барышень – завтра свожу к Иверской, а потом и к Обер Шельме заедем. Ведь, небось, всё новое делать будете? С меня не берите, нынче рукава, вот что! Намедни княжна Ирина Васильевна молодая ко мне приехала: страх глядеть, точно два боченка на руки надела. Ведь нынче, что день – новая мода. Да у тебя то у самого какие дела? – обратилась она строго к графу.
– Всё вдруг подошло, – отвечал граф. – Тряпки покупать, а тут еще покупатель на подмосковную и на дом. Уж ежели милость ваша будет, я времечко выберу, съезжу в Маринское на денек, вам девчат моих прикину.
– Хорошо, хорошо, у меня целы будут. У меня как в Опекунском совете. Я их и вывезу куда надо, и побраню, и поласкаю, – сказала Марья Дмитриевна, дотрогиваясь большой рукой до щеки любимицы и крестницы своей Наташи.
На другой день утром Марья Дмитриевна свозила барышень к Иверской и к m me Обер Шальме, которая так боялась Марьи Дмитриевны, что всегда в убыток уступала ей наряды, только бы поскорее выжить ее от себя. Марья Дмитриевна заказала почти всё приданое. Вернувшись она выгнала всех кроме Наташи из комнаты и подозвала свою любимицу к своему креслу.
– Ну теперь поговорим. Поздравляю тебя с женишком. Подцепила молодца! Я рада за тебя; и его с таких лет знаю (она указала на аршин от земли). – Наташа радостно краснела. – Я его люблю и всю семью его. Теперь слушай. Ты ведь знаешь, старик князь Николай очень не желал, чтоб сын женился. Нравный старик! Оно, разумеется, князь Андрей не дитя, и без него обойдется, да против воли в семью входить нехорошо. Надо мирно, любовно. Ты умница, сумеешь обойтись как надо. Ты добренько и умненько обойдись. Вот всё и хорошо будет.
Наташа молчала, как думала Марья Дмитриевна от застенчивости, но в сущности Наташе было неприятно, что вмешивались в ее дело любви князя Андрея, которое представлялось ей таким особенным от всех людских дел, что никто, по ее понятиям, не мог понимать его. Она любила и знала одного князя Андрея, он любил ее и должен был приехать на днях и взять ее. Больше ей ничего не нужно было.
– Ты видишь ли, я его давно знаю, и Машеньку, твою золовку, люблю. Золовки – колотовки, ну а уж эта мухи не обидит. Она меня просила ее с тобой свести. Ты завтра с отцом к ней поедешь, да приласкайся хорошенько: ты моложе ее. Как твой то приедет, а уж ты и с сестрой и с отцом знакома, и тебя полюбили. Так или нет? Ведь лучше будет?
– Лучше, – неохотно отвечала Наташа.


На другой день, по совету Марьи Дмитриевны, граф Илья Андреич поехал с Наташей к князю Николаю Андреичу. Граф с невеселым духом собирался на этот визит: в душе ему было страшно. Последнее свидание во время ополчения, когда граф в ответ на свое приглашение к обеду выслушал горячий выговор за недоставление людей, было памятно графу Илье Андреичу. Наташа, одевшись в свое лучшее платье, была напротив в самом веселом расположении духа. «Не может быть, чтобы они не полюбили меня, думала она: меня все всегда любили. И я так готова сделать для них всё, что они пожелают, так готова полюбить его – за то, что он отец, а ее за то, что она сестра, что не за что им не полюбить меня!»
Они подъехали к старому, мрачному дому на Вздвиженке и вошли в сени.
– Ну, Господи благослови, – проговорил граф, полу шутя, полу серьезно; но Наташа заметила, что отец ее заторопился, входя в переднюю, и робко, тихо спросил, дома ли князь и княжна. После доклада о их приезде между прислугой князя произошло смятение. Лакей, побежавший докладывать о них, был остановлен другим лакеем в зале и они шептали о чем то. В залу выбежала горничная девушка, и торопливо тоже говорила что то, упоминая о княжне. Наконец один старый, с сердитым видом лакей вышел и доложил Ростовым, что князь принять не может, а княжна просит к себе. Первая навстречу гостям вышла m lle Bourienne. Она особенно учтиво встретила отца с дочерью и проводила их к княжне. Княжна с взволнованным, испуганным и покрытым красными пятнами лицом выбежала, тяжело ступая, навстречу к гостям, и тщетно пытаясь казаться свободной и радушной. Наташа с первого взгляда не понравилась княжне Марье. Она ей показалась слишком нарядной, легкомысленно веселой и тщеславной. Княжна Марья не знала, что прежде, чем она увидала свою будущую невестку, она уже была дурно расположена к ней по невольной зависти к ее красоте, молодости и счастию и по ревности к любви своего брата. Кроме этого непреодолимого чувства антипатии к ней, княжна Марья в эту минуту была взволнована еще тем, что при докладе о приезде Ростовых, князь закричал, что ему их не нужно, что пусть княжна Марья принимает, если хочет, а чтоб к нему их не пускали. Княжна Марья решилась принять Ростовых, но всякую минуту боялась, как бы князь не сделал какую нибудь выходку, так как он казался очень взволнованным приездом Ростовых.
– Ну вот, я вам, княжна милая, привез мою певунью, – сказал граф, расшаркиваясь и беспокойно оглядываясь, как будто он боялся, не взойдет ли старый князь. – Уж как я рад, что вы познакомились… Жаль, жаль, что князь всё нездоров, – и сказав еще несколько общих фраз он встал. – Ежели позволите, княжна, на четверть часика вам прикинуть мою Наташу, я бы съездил, тут два шага, на Собачью Площадку, к Анне Семеновне, и заеду за ней.
Илья Андреич придумал эту дипломатическую хитрость для того, чтобы дать простор будущей золовке объясниться с своей невесткой (как он сказал это после дочери) и еще для того, чтобы избежать возможности встречи с князем, которого он боялся. Он не сказал этого дочери, но Наташа поняла этот страх и беспокойство своего отца и почувствовала себя оскорбленною. Она покраснела за своего отца, еще более рассердилась за то, что покраснела и смелым, вызывающим взглядом, говорившим про то, что она никого не боится, взглянула на княжну. Княжна сказала графу, что очень рада и просит его только пробыть подольше у Анны Семеновны, и Илья Андреич уехал.
M lle Bourienne, несмотря на беспокойные, бросаемые на нее взгляды княжны Марьи, желавшей с глазу на глаз поговорить с Наташей, не выходила из комнаты и держала твердо разговор о московских удовольствиях и театрах. Наташа была оскорблена замешательством, происшедшим в передней, беспокойством своего отца и неестественным тоном княжны, которая – ей казалось – делала милость, принимая ее. И потом всё ей было неприятно. Княжна Марья ей не нравилась. Она казалась ей очень дурной собою, притворной и сухою. Наташа вдруг нравственно съёжилась и приняла невольно такой небрежный тон, который еще более отталкивал от нее княжну Марью. После пяти минут тяжелого, притворного разговора, послышались приближающиеся быстрые шаги в туфлях. Лицо княжны Марьи выразило испуг, дверь комнаты отворилась и вошел князь в белом колпаке и халате.
– Ах, сударыня, – заговорил он, – сударыня, графиня… графиня Ростова, коли не ошибаюсь… прошу извинить, извинить… не знал, сударыня. Видит Бог не знал, что вы удостоили нас своим посещением, к дочери зашел в таком костюме. Извинить прошу… видит Бог не знал, – повторил он так не натурально, ударяя на слово Бог и так неприятно, что княжна Марья стояла, опустив глаза, не смея взглянуть ни на отца, ни на Наташу. Наташа, встав и присев, тоже не знала, что ей делать. Одна m lle Bourienne приятно улыбалась.
– Прошу извинить, прошу извинить! Видит Бог не знал, – пробурчал старик и, осмотрев с головы до ног Наташу, вышел. M lle Bourienne первая нашлась после этого появления и начала разговор про нездоровье князя. Наташа и княжна Марья молча смотрели друг на друга, и чем дольше они молча смотрели друг на друга, не высказывая того, что им нужно было высказать, тем недоброжелательнее они думали друг о друге.
Когда граф вернулся, Наташа неучтиво обрадовалась ему и заторопилась уезжать: она почти ненавидела в эту минуту эту старую сухую княжну, которая могла поставить ее в такое неловкое положение и провести с ней полчаса, ничего не сказав о князе Андрее. «Ведь я не могла же начать первая говорить о нем при этой француженке», думала Наташа. Княжна Марья между тем мучилась тем же самым. Она знала, что ей надо было сказать Наташе, но она не могла этого сделать и потому, что m lle Bourienne мешала ей, и потому, что она сама не знала, отчего ей так тяжело было начать говорить об этом браке. Когда уже граф выходил из комнаты, княжна Марья быстрыми шагами подошла к Наташе, взяла ее за руки и, тяжело вздохнув, сказала: «Постойте, мне надо…» Наташа насмешливо, сама не зная над чем, смотрела на княжну Марью.
– Милая Натали, – сказала княжна Марья, – знайте, что я рада тому, что брат нашел счастье… – Она остановилась, чувствуя, что она говорит неправду. Наташа заметила эту остановку и угадала причину ее.