Лукомников, Герман Геннадьевич

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Бонифаций (поэт)»)
Перейти к: навигация, поиск
Герман Геннадьевич Лукомников

Герман Лукомников (2003)
Псевдонимы:

Бонифаций

Дата рождения:

6 мая 1962(1962-05-06) (62 года)

Место рождения:

Баку

Род деятельности:

поэт, прозаик

Годы творчества:

с 1990 г.

Направление:

комбинаторная поэзия

Язык произведений:

русский

Ге́рман Генна́дьевич Луко́мников (род. 6 мая 1962, Баку) — русский поэт, прозаик, палиндромист, перформансист, составитель антологий. До начала 1994 г. подписывался псевдонимом Бонифаций.





Биография

Родился 6 мая 1962 г. в Баку. Отец — поэт и художник Геннадий Ильич Лукомников. С 13 лет живет в Москве. Стихи пишет с детства; с 1990 г. полностью посвятил себя литературной работе.

С 1989 г. выступал с чтением произведений отца и своих собственных; начиная с 1990 г. сотрудничал с газетой «Гуманитарный фонд»(первые публикации). Печатался также в журналах «Знамя», «Огонек», Новое литературное обозрение, «Соло» и др., в газетах и альманахах. Многие стихи Бонифация и Г. Лукомникова публиковались как детские в журналах «Весёлые картинки», «Фигли-мигли», «Вовочка». Постоянно сотрудничает с художницей Асей Флитман.

Стихи, написанные под псевдонимом Бонифаций, были включены в антологию «Самиздат века» (Самиздат века. / Сост. А. И. Стреляный, Г. В. Сапгир, В. С. Бахтин, Н. Г. Ордынский. — Минск-М.: Полифакт, 1997), в различные антологии авангардной поэзии, проза — в антологию новейшей прозы «Время рожать» (Время рожать: Сборник /Сост. В. В. Ерофеев. — М.: Подкова; Деконт+, 2001), в сборник «Очень короткие тексты» (Очень короткие тексты: В сторону антологии. — М.: НЛО).

В декабре 1991 г. вместе с Андреем Белашкиным подготовил и провел первый фестиваль палиндрома, а в 1992 г. — первую конференцию по проблемам палиндрома, что способствовало популяризации палиндрома и положило начало консолидации поэтов-палиндромистов. В 1993-94 гг. составил [www.screen.ru/vadvad/Vadvad/Arp/ первую антологию русского палиндрома], а в 2001 г., совместно с Сергеем Фединым и при консультации Дмитрия Авалиани составил Антологию русского палиндрома, комбинаторной и рукописной поэзии (М.: Гелиос АРВ, 2002).

В 2005 г. вместе с Игорем Карауловым провёл 1-й и 2-й фестивали поэзии Живого Журнала «Каррент поэтри».

Как составитель и редактор подготовил к изданию книги Юрия Смирнова «Слова на бумаге» (М.: культурный слой, 2004) и (совместно с В. И. Орловым) Даниила Соложева «Стихотворения» (М.: Летний сад, 2011).

Один из составителей (вместе с И. Ахметьевым, В. Орловым и А. Урицким) двухтомной антологии «Русские стихи 1950—2000 годов» (М.: Летний сад, 2010).

Регулярно выступает с чтением своих стихов, участвовал в слэмах (победитель первого российско-украинского слэма, лауреат Coupe du Monde de Slam Poésie 2015[1]). Ведет блог в Живом Журнале под ником «lukomnikov_1». Помимо основного, ведет еще несколько блогов, [www.livejournal.com/users/cmuxu/ в одном из которых] с февраля 2012 г. выкладывает вышеупомянутую двухтомную антологию.

Книги Бонифация

  • Вѣшнія воды: Сборник срамной лирики. — М.: Издательская квартира Андрея Белашкина, 1993. — 48 с.
  • Стихи. — СПб, Красный матрос, 1997. — 44 с. Илл. Эврики Джанглла.
  • Птицелов (оплот-идея). — Казань, 1997. — 20 с. Илл. Эврики Джанглла. Палиндром-целовертень. «Рекомендовано для средних учебных заведений как диктант с обратной орфографической проверкой».
  • Бонифаций и Герман Лукомников. Стих нашёл. — М.: Дом детской книги, 2000. — 16 с. Сост. М.Есеновский. Рис. Д.Герасимовой. Для семейного чтения.
  • Бонифаций и Ася Флитман. Мы буковки. — М.: А и Б, 2001. — [96 с.]

Книги Германа Лукомникова

  • Бонифаций и Герман Лукомников. Стих нашёл. — М.: Дом детской книги, 2000. — 16 с. Сост. М. Есеновский. Рис. Д.Герасимовой. Для семейного чтения.
  • Дмитрий Кузьмин. Стихотворения Германа Лукомникова. Осень 2000: Произведения, написанные [Лукомниковым!] с 1 сентября по 30 ноября 2000 года. — М.: Издательская квартира Андрея Белашкина; Изд-во А и Б, 2001. — 36 с.
  • Японские поэты + Герман Лукомников. Бабочки полет, или Хокку плюс. — М.-СПб.: Красный Матрос, 2001. — 100 с. Идея В.Белоброва и О.Попова. Использованы переводы Веры Марковой. Художник Ася Флитман.
  • Стихи сезона. Зима 2000/2001: Произведения, написанные с 1 декабря 2000 по 28 февраля 2001 года. — М.: Издательская квартира Андрея Белашкина; Изд-во А и Б, 2001. — 28 с.
  • Антология русского палиндрома, комбинаторной и рукописной поэзии / Сост. и коммент. Г. Лукомникова и С. Федина; Консультант Д. Авалиани. — М.: Гелиос АРВ, 2002. — 272 с. — ISBN 5-85438-044-7.
  • Лукомников Г. (Бонифаций). Слова: Книга стихотворений. — М.: Издание Льва Шпринца, 2003. — 108 с.
  • Бонифаций и Герман Лукомников. При виде лис во мраке/ Илл. Аси Флитман. — М.: Самокат, 2011. — 96 с.

Напишите отзыв о статье "Лукомников, Герман Геннадьевич"

Литература

  • «Книжное обозрение», 12 марта 1994, с.7. Д.Кузьмин (под псевдонимом Р.Нант).
  • А.Урицкий. Нарушитель // «Знамя», № 12, 1997.
  • И.Кукулин. От перестроечного карнавала к новой акционности. Текст II // НЛО, № 51 (2001).
  • [www.ng.ru/fakty/2015-10-08/3_semenova.html Елена Семенова. Скульптура во времени. «Полет разборов» при участии Германа Лукомникова] // Независимая газета. Приложение НГ-Exlibris. 08.10.2015

Примечания

  1. [www.grandslam2015.com Grand Slam de Poésie 2015]

Ссылки

  • [www.litkarta.ru/russia/moscow/persons/lukomnikov-g/ Герман Лукомников] на сайте «Новая литературная карта России»
  • [www.rvb.ru/np/publication/01text/47/04bonifacy.htm Герман Лукомников] на сайте «Неофициальная поэзия»
  • [www.topos.ru/article/2953 Автобиография]
  • [www.vavilon.ru/bgl/index.html Собрание сочинений Бонифация и Германа Лукомникова на сайте «Вавилон»]
  • [www.screen.ru/bukovki/ Мы буковки. Стихи Бонифация, картины Аси Флитман.]
  • [slovomir.narod.ru/slovarevo/leftA.html Антология русского палиндрома, комбинаторной и рукописной поэзии на сайте С.Федина]
  • [lukomnikov-1.livejournal.com/ lukomnikov-1] — Герман Лукомников в «Живом Журнале»
  • [cmuxu.livejournal.com/ Антология "Русские стихи 1950-2000" в Живом журнале]
  • [www.kykymber.ru/authors.php?author=203 Публикации Германа Лукомникова в журнале «Кукумбер» и статья Ольги Корф о писателе]

Отрывок, характеризующий Лукомников, Герман Геннадьевич

Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.
То, что Наполеон согласился с Мутоном и что войска пошли назад, не доказывает того, что он приказал это, но что силы, действовавшие на всю армию, в смысле направления ее по Можайской дороге, одновременно действовали и на Наполеона.


Когда человек находится в движении, он всегда придумывает себе цель этого движения. Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что то хорошее есть за этими тысячью верст. Нужно представление об обетованной земле для того, чтобы иметь силы двигаться.
Обетованная земля при наступлении французов была Москва, при отступлении была родина. Но родина была слишком далеко, и для человека, идущего тысячу верст, непременно нужно сказать себе, забыв о конечной цели: «Нынче я приду за сорок верст на место отдыха и ночлега», и в первый переход это место отдыха заслоняет конечную цель и сосредоточивает на себе все желанья и надежды. Те стремления, которые выражаются в отдельном человеке, всегда увеличиваются в толпе.
Для французов, пошедших назад по старой Смоленской дороге, конечная цель родины была слишком отдалена, и ближайшая цель, та, к которой, в огромной пропорции усиливаясь в толпе, стремились все желанья и надежды, – была Смоленск. Не потому, чтобы люди знала, что в Смоленске было много провианту и свежих войск, не потому, чтобы им говорили это (напротив, высшие чины армии и сам Наполеон знали, что там мало провианта), но потому, что это одно могло им дать силу двигаться и переносить настоящие лишения. Они, и те, которые знали, и те, которые не знали, одинаково обманывая себя, как к обетованной земле, стремились к Смоленску.
Выйдя на большую дорогу, французы с поразительной энергией, с быстротою неслыханной побежали к своей выдуманной цели. Кроме этой причины общего стремления, связывавшей в одно целое толпы французов и придававшей им некоторую энергию, была еще другая причина, связывавшая их. Причина эта состояла в их количестве. Сама огромная масса их, как в физическом законе притяжения, притягивала к себе отдельные атомы людей. Они двигались своей стотысячной массой как целым государством.
Каждый человек из них желал только одного – отдаться в плен, избавиться от всех ужасов и несчастий. Но, с одной стороны, сила общего стремления к цели Смоленска увлекала каждою в одном и том же направлении; с другой стороны – нельзя было корпусу отдаться в плен роте, и, несмотря на то, что французы пользовались всяким удобным случаем для того, чтобы отделаться друг от друга и при малейшем приличном предлоге отдаваться в плен, предлоги эти не всегда случались. Самое число их и тесное, быстрое движение лишало их этой возможности и делало для русских не только трудным, но невозможным остановить это движение, на которое направлена была вся энергия массы французов. Механическое разрывание тела не могло ускорить дальше известного предела совершавшийся процесс разложения.