Боровняк, Йожеф

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Йожеф Боровняк
Jožef Borovnjak
Дата рождения:

9 февраля 1826(1826-02-09)

Место рождения:

Ивановци, Королевство Венгрия, Австрийская империя

Дата смерти:

19 сентября 1909(1909-09-19) (83 года)

Место смерти:

Цанкова, Австро-Венгрия

Гражданство:

Австро-Венгрия

Род деятельности:

священник, прозаик, политик

Направление:

национализм, католицизм

Язык произведений:

прекмурский

Йожеф Боровняк (венг. Borovnják József, словен. Jožef Borovnjak; 9 февраля 1826, Ивановци — 19 сентября 1909, Цанкова) — словенский (прекмурский) писатель, политик и римско-католический священник в Венгрии.



Биография

Родился близ Мурска-Соботы, в деревне Ивановци на территории сегодняшней Словении. Его отец Штеван Боровняк был богатым ресторатором, а мать Каталин Гомбоши имела благородное происхождение. Первоначально их семья была протестантской, но позже отец Йожефа перешёл в католицизм из-за их внутрисемейных отношений.

С 1851 по 1852 годы Боровняк служил священником в церкви святого Стефана Хардинга в деревне Apátistvánfalva, регион Ваш. Позднее был священником в городах Град и Цанкове (где он и умер).

Боровняк был защитником местного прекмурско-словенского диалекта. На нём он писал книги, например, катехизис и молитвенник. В 1877 году он переиздал прекмурский перевод Евангелия авторства Миклоша Кизмича уже после смерти последнего. Боровняк также был специалистом по мирному улаживанию политических конфликтов.

Работы

  • Jezus moje poslenje (Jesus is my desire),
  • Veliki katekizmus (Великий Катехизис)
  • Kniga molitvena sztara szlovenszka (Старословенский молитвенник)
  • Dühovna hrana (Дом души)
  • Máli politicsni vodnik (Малое политическое зеркало)
  • Szvéti Angel Csuvár (Святой ангел-хранитель)

Напишите отзыв о статье "Боровняк, Йожеф"

Литература

  • Anton Trstenjak: Slovenci na Ogrskem Narodopisna in književna črtica, OBJAVA ARHIVSKIH VIROV, Maribor 2006.


К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Боровняк, Йожеф



Князь Андрей уезжал на другой день вечером. Старый князь, не отступая от своего порядка, после обеда ушел к себе. Маленькая княгиня была у золовки. Князь Андрей, одевшись в дорожный сюртук без эполет, в отведенных ему покоях укладывался с своим камердинером. Сам осмотрев коляску и укладку чемоданов, он велел закладывать. В комнате оставались только те вещи, которые князь Андрей всегда брал с собой: шкатулка, большой серебряный погребец, два турецких пистолета и шашка, подарок отца, привезенный из под Очакова. Все эти дорожные принадлежности были в большом порядке у князя Андрея: всё было ново, чисто, в суконных чехлах, старательно завязано тесемочками.
В минуты отъезда и перемены жизни на людей, способных обдумывать свои поступки, обыкновенно находит серьезное настроение мыслей. В эти минуты обыкновенно поверяется прошедшее и делаются планы будущего. Лицо князя Андрея было очень задумчиво и нежно. Он, заложив руки назад, быстро ходил по комнате из угла в угол, глядя вперед себя, и задумчиво покачивал головой. Страшно ли ему было итти на войну, грустно ли бросить жену, – может быть, и то и другое, только, видимо, не желая, чтоб его видели в таком положении, услыхав шаги в сенях, он торопливо высвободил руки, остановился у стола, как будто увязывал чехол шкатулки, и принял свое всегдашнее, спокойное и непроницаемое выражение. Это были тяжелые шаги княжны Марьи.
– Мне сказали, что ты велел закладывать, – сказала она, запыхавшись (она, видно, бежала), – а мне так хотелось еще поговорить с тобой наедине. Бог знает, на сколько времени опять расстаемся. Ты не сердишься, что я пришла? Ты очень переменился, Андрюша, – прибавила она как бы в объяснение такого вопроса.
Она улыбнулась, произнося слово «Андрюша». Видно, ей самой было странно подумать, что этот строгий, красивый мужчина был тот самый Андрюша, худой, шаловливый мальчик, товарищ детства.
– А где Lise? – спросил он, только улыбкой отвечая на ее вопрос.
– Она так устала, что заснула у меня в комнате на диване. Ax, Andre! Que! tresor de femme vous avez, [Ax, Андрей! Какое сокровище твоя жена,] – сказала она, усаживаясь на диван против брата. – Она совершенный ребенок, такой милый, веселый ребенок. Я так ее полюбила.
Князь Андрей молчал, но княжна заметила ироническое и презрительное выражение, появившееся на его лице.