Бородулин, Владислав Геннадьевич

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Владисла́в Генна́дьевич Бороду́лин (1968, Верхний Уфалей) — журналист, бывший главный редактор газеты «Коммерсантъ» и шеф-редактор объединённой редакции издательского дома «Коммерсантъ», бывший главный редактор интернет-издания «Газета.Ру». С 2010 года занимает пост директора по стратегическому развитию управляющей компании аэропорта «Пулково».



Биография

Владислав Бородулин родился в городе Верхний Уфалей Челябинской области в 1968 году. Вырос в Казахстане в городе Актау[1][2].

В 1992 году Бородулин окончил Московский авиационный институт, но по специальности не работал и занялся журналистикой[3][4]. В том же году Бородулин пришёл в отдел экономической политики газеты «Коммерсантъ Daily». Начинал с должности корреспондента-стажёра, впоследствии работал заместителем главного редактора журнала «Коммерсантъ-Деньги»[1][2].

В 1997 году Бородулин возглавил отдел экономической политики газеты «Коммерсантъ Daily»[1][2].

В 1998 году Бородулин занял пост главного редактора еженедельника «Коммерсантъ-Власть»[3][1]. Из издательского дома Бородулин, по данным ряда СМИ, ушёл летом 1999 года, через несколько месяцев после конфликта с шеф-редактором издательского дома Рафом Шакировым. Причиной разногласий стала опубликованная 24 марта 1999 года статья Бородулина «15 млрд долларов потеряла Россия благодаря Примакову», в которой речь шла о последствиях резонансного «разворота над Атлантикой» и отмены визита премьер-министра РФ Евгения Примакова в США[5]. По разъяснению бывшего главреда Шакирова в 2015 году, памфлет Бородулина был срочно организован в его отсутствие Борисом Березовским. В тот же день Шакиров принёс премьеру извинения за публикацию, где действия Примакова описывались в примитивной и анекдотичной форме, подчеркнув, что «это не позиция редакции», материал опубликован без ведома главного редактора и «нанёс огромный ущерб газете "Коммерсантъ"»[6][7].

В сентябре 1999 года Бородулин стал главным редактором интернет-сайта «Газета. Ру»[3], принадлежащего бывшему вице-президенту «ЮКОСа» Леониду Невзлину[8].

В июне 2005 года Бородулин был назначен шеф-редактором объединённой редакции ИД «Коммерсантъ»[1], а в сентябре стал главным редактором газеты «Коммерсантъ»[1].

В августе 2006 года, после приобретения ИД «Коммерсантъ» предпринимателем Алишером Усмановым, Бородулин сохранил за собой оба своих поста[9], однако через месяц Бородулин сообщил об уходе из «Коммерсанта». В интервью РИА Новости Бородулин отметил, что его решение об уходе было согласовано с новым владельцем издания и не было указанием сверху[10][11].

После этого бывший журналист отправился изучать авиационный бизнес, по его словам, в «лучшем аэрокосмическом университете Земли Embry–Riddle Aeronautical University». В июне 2010 года Бородулин был назначен директором по стратегическому развитию ООО «Воздушные ворота северной столицы», управляющей компании аэропорта «Пулково» в Санкт-Петербурге[12][13][14].

Напишите отзыв о статье "Бородулин, Владислав Геннадьевич"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Александр Войтюк. «Наибольшую опасность свободе слова представляют не власти, а кадровый кризис». — Новости СМИ, 18.11.2005
  2. 1 2 3 Бородулин Владислав Геннадьевич. — Атлас контент-менеджеров Медиа Атлас (mediaatlas.ru)
  3. 1 2 3 Владимир Ленский стал гендиректором ИД «Коммерсант», Владислав Бородулин — шеф-редактором. — NEWSru.com, 22.06.2005
  4. Упорный слух: «Коммерсант» может возглавить Владислав Бородулин. — Лениздат. Ру, 20.06.2005
  5. Смена власти в «Коммерсанте». — Взгляд, деловая газета, 29.12.2005
  6. Независимая газета, 27 марта 1999 «„КОММЕРСАНТЪ“ ОСТАЛСЯ БЕЗ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА»]
  7. [www.mk.ru/politics/2015/06/26/razvernut-samolet-nad-atlantikoy-nikto-bolshe-ne-smozhet.html Развернуть самолет над Атлантикой никто больше не сможет]
  8. Сергей Рубцов. Гибель газетного «Титаника», или «Коммерсант» разбушевался. — МедиаМетр (интернет-издание), 19.10.2005
  9. Алина Ребель. Васильеву не поздно пить «Боржоми». — Газета.ru, 12.09.2006
  10. Главным редактором газеты «Коммерсант» стал Андрей Васильев. — РИА Новости, 29.09.2006
  11. Главный редактор «Коммерсанта» Бородулин в пятницу покидает свой пост. — РИА Новости, 29.09.2006
  12. Владислав Бородулин. — Сноб
  13. Строить новое «Пулково» будет бывший шеф-редактор «Коммерсанта». — Фонтанка.ру, 24.06.2010
  14. Александр Цыганков, Петр Канаев. Владислав Бородулин определит стратегию Пулкова. — Infox.ru, 24.06.2010

Отрывок, характеризующий Бородулин, Владислав Геннадьевич

– Как прикажу? Пускай едут все, вот и всё… А сумасшедших выпустить в городе. Когда у нас сумасшедшие армиями командуют, так этим и бог велел.
На вопрос о колодниках, которые сидели в яме, граф сердито крикнул на смотрителя:
– Что ж, тебе два батальона конвоя дать, которого нет? Пустить их, и всё!
– Ваше сиятельство, есть политические: Мешков, Верещагин.
– Верещагин! Он еще не повешен? – крикнул Растопчин. – Привести его ко мне.


К девяти часам утра, когда войска уже двинулись через Москву, никто больше не приходил спрашивать распоряжений графа. Все, кто мог ехать, ехали сами собой; те, кто оставались, решали сами с собой, что им надо было делать.
Граф велел подавать лошадей, чтобы ехать в Сокольники, и, нахмуренный, желтый и молчаливый, сложив руки, сидел в своем кабинете.
Каждому администратору в спокойное, не бурное время кажется, что только его усилиями движется всо ему подведомственное народонаселение, и в этом сознании своей необходимости каждый администратор чувствует главную награду за свои труды и усилия. Понятно, что до тех пор, пока историческое море спокойно, правителю администратору, с своей утлой лодочкой упирающемуся шестом в корабль народа и самому двигающемуся, должно казаться, что его усилиями двигается корабль, в который он упирается. Но стоит подняться буре, взволноваться морю и двинуться самому кораблю, и тогда уж заблуждение невозможно. Корабль идет своим громадным, независимым ходом, шест не достает до двинувшегося корабля, и правитель вдруг из положения властителя, источника силы, переходит в ничтожного, бесполезного и слабого человека.
Растопчин чувствовал это, и это то раздражало его. Полицеймейстер, которого остановила толпа, вместе с адъютантом, который пришел доложить, что лошади готовы, вошли к графу. Оба были бледны, и полицеймейстер, передав об исполнении своего поручения, сообщил, что на дворе графа стояла огромная толпа народа, желавшая его видеть.
Растопчин, ни слова не отвечая, встал и быстрыми шагами направился в свою роскошную светлую гостиную, подошел к двери балкона, взялся за ручку, оставил ее и перешел к окну, из которого виднее была вся толпа. Высокий малый стоял в передних рядах и с строгим лицом, размахивая рукой, говорил что то. Окровавленный кузнец с мрачным видом стоял подле него. Сквозь закрытые окна слышен был гул голосов.
– Готов экипаж? – сказал Растопчин, отходя от окна.
– Готов, ваше сиятельство, – сказал адъютант.
Растопчин опять подошел к двери балкона.
– Да чего они хотят? – спросил он у полицеймейстера.
– Ваше сиятельство, они говорят, что собрались идти на французов по вашему приказанью, про измену что то кричали. Но буйная толпа, ваше сиятельство. Я насилу уехал. Ваше сиятельство, осмелюсь предложить…
– Извольте идти, я без вас знаю, что делать, – сердито крикнул Растопчин. Он стоял у двери балкона, глядя на толпу. «Вот что они сделали с Россией! Вот что они сделали со мной!» – думал Растопчин, чувствуя поднимающийся в своей душе неудержимый гнев против кого то того, кому можно было приписать причину всего случившегося. Как это часто бывает с горячими людьми, гнев уже владел им, но он искал еще для него предмета. «La voila la populace, la lie du peuple, – думал он, глядя на толпу, – la plebe qu'ils ont soulevee par leur sottise. Il leur faut une victime, [„Вот он, народец, эти подонки народонаселения, плебеи, которых они подняли своею глупостью! Им нужна жертва“.] – пришло ему в голову, глядя на размахивающего рукой высокого малого. И по тому самому это пришло ему в голову, что ему самому нужна была эта жертва, этот предмет для своего гнева.
– Готов экипаж? – в другой раз спросил он.
– Готов, ваше сиятельство. Что прикажете насчет Верещагина? Он ждет у крыльца, – отвечал адъютант.
– А! – вскрикнул Растопчин, как пораженный каким то неожиданным воспоминанием.
И, быстро отворив дверь, он вышел решительными шагами на балкон. Говор вдруг умолк, шапки и картузы снялись, и все глаза поднялись к вышедшему графу.
– Здравствуйте, ребята! – сказал граф быстро и громко. – Спасибо, что пришли. Я сейчас выйду к вам, но прежде всего нам надо управиться с злодеем. Нам надо наказать злодея, от которого погибла Москва. Подождите меня! – И граф так же быстро вернулся в покои, крепко хлопнув дверью.
По толпе пробежал одобрительный ропот удовольствия. «Он, значит, злодеев управит усех! А ты говоришь француз… он тебе всю дистанцию развяжет!» – говорили люди, как будто упрекая друг друга в своем маловерии.
Через несколько минут из парадных дверей поспешно вышел офицер, приказал что то, и драгуны вытянулись. Толпа от балкона жадно подвинулась к крыльцу. Выйдя гневно быстрыми шагами на крыльцо, Растопчин поспешно оглянулся вокруг себя, как бы отыскивая кого то.