Борьба на летних Олимпийских играх 1908

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Борьба на
летних Олимпийских играх 1908
Греко-римский стиль
До 66,6 кг
До 73,0 кг
До 93,0 кг
Свыше 93,0 кг
Вольный стиль
До 54,0 кг
До 60,3 кг
До 66,6 кг
До 73,0 кг
Свыше 73,0 кг

Соревнования по борьбе на IV летних Олимпийских играх прошли с 20 по 25 июля. Впервые прошли состязания одновременно по греко-римской и вольной борьбе. В них участвовали 115 спортсменов из 14 стран, которые соревновались за девять комплектов медалей.





Медали

Общий медальный зачёт

(Жирным выделено самое большое количество медалей в своей категории; принимающая страна также выделена)

Общее количество медалей
Место Страна Золото Серебро Бронза Всего
1

 Великобритания

3 4 4 11
2

 США

2 0 0 2
3

 Финляндия

1 1 1 3
4

 Швеция

1 1 0 2
5

 Венгрия

1 0 0 1

 Италия

1 0 0 1
7

 Россия

0 2 0 2
8

 Норвегия

0 1 0 1
9

 Дания

0 0 3 3
10

 Канада

0 0 1 1

Медалисты в греко-римской борьбе

Дисциплина Золото Серебро Бронза
До 66,6 кг
(147 фунтов)

 Энрико Порро
Италия

 Николай Орлов
Россия

 Арво Линден
Финляндия

До 73,0 кг
(161 фунтов)

 Фритьоф Мортенссон
Швеция

 Мауриц Андерссон
Швеция

 Андерс Андерсен
Дания

До 93,0 кг
(205 фунтов)

 Вернер Векман
Финляндия

 Юрьё Саарела
Финляндия

 Карл Йенсен
Дания

Свыше 93,0 кг
(205 фунтов)

 Ричард Вейс
Венгрия

 Александр Петров
Россия

 Сёрен Йенсен
Дания

Медалисты в вольной борьбе

Дисциплина Золото Серебро Бронза
До 54,0 кг
(119 фунтов)

 Джордж Менерт
США

 Уильям Пресс
Великобритания

 Обер Коте
Канада

До 60,3 кг
(133 фунтов)

 Джордж Доул
США

 Джеймс Слим
Великобритания

 Уильям Макки
Великобритания

До 66,6 кг
(147 фунтов)

 Джордж де Релуискоу
Великобритания

 Уильям Вуд
Великобритания

 Альберт Джингелл
Великобритания

До 73,0 кг
(161 фунтов)

 Стэнли Бейкон
Великобритания

 Джордж де Релуискоу
Великобритания

 Фредерик Бек
Великобритания

Свыше 73,0 кг
(161 фунтов)

 Джордж О’Келли
Великобритания

 Якоб Гундерсон
Норвегия

 Эдвард Барретт
Великобритания

Страны

В соревнованиях по борьбе участвовали 117 спортсменов из 14 стран:
В скобках указано количество спортсменов

 Бельгия (4)

 Богемия (4)

 Великобритания (53)

 Венгрия (7)

 Германия (1)

 Дания (11)

 Италия (1)

 Канада (1)

 Нидерланды (9)

 Норвегия (1)

 Россия (4)

 США (6)

 Финляндия (4)

 Швеция (9)

Напишите отзыв о статье "Борьба на летних Олимпийских играх 1908"

Ссылки

  • [www.olympic.org/uk/athletes/results/search_r_uk.asp Медалисты соревнований на сайте МОК]  (англ.)
  • [comdat.w.interia.pl/1908LONnr2.pdf Результаты соревнований]  (польск.)

Отрывок, характеризующий Борьба на летних Олимпийских играх 1908

Грабеж французов, чем больше он продолжался, тем больше разрушал богатства Москвы и силы грабителей. Грабеж русских, с которого началось занятие русскими столицы, чем дольше он продолжался, чем больше было в нем участников, тем быстрее восстановлял он богатство Москвы и правильную жизнь города.
Кроме грабителей, народ самый разнообразный, влекомый – кто любопытством, кто долгом службы, кто расчетом, – домовладельцы, духовенство, высшие и низшие чиновники, торговцы, ремесленники, мужики – с разных сторон, как кровь к сердцу, – приливали к Москве.
Через неделю уже мужики, приезжавшие с пустыми подводами, для того чтоб увозить вещи, были останавливаемы начальством и принуждаемы к тому, чтобы вывозить мертвые тела из города. Другие мужики, прослышав про неудачу товарищей, приезжали в город с хлебом, овсом, сеном, сбивая цену друг другу до цены ниже прежней. Артели плотников, надеясь на дорогие заработки, каждый день входили в Москву, и со всех сторон рубились новые, чинились погорелые дома. Купцы в балаганах открывали торговлю. Харчевни, постоялые дворы устраивались в обгорелых домах. Духовенство возобновило службу во многих не погоревших церквах. Жертвователи приносили разграбленные церковные вещи. Чиновники прилаживали свои столы с сукном и шкафы с бумагами в маленьких комнатах. Высшее начальство и полиция распоряжались раздачею оставшегося после французов добра. Хозяева тех домов, в которых было много оставлено свезенных из других домов вещей, жаловались на несправедливость своза всех вещей в Грановитую палату; другие настаивали на том, что французы из разных домов свезли вещи в одно место, и оттого несправедливо отдавать хозяину дома те вещи, которые у него найдены. Бранили полицию; подкупали ее; писали вдесятеро сметы на погоревшие казенные вещи; требовали вспомоществований. Граф Растопчин писал свои прокламации.


В конце января Пьер приехал в Москву и поселился в уцелевшем флигеле. Он съездил к графу Растопчину, к некоторым знакомым, вернувшимся в Москву, и собирался на третий день ехать в Петербург. Все торжествовали победу; все кипело жизнью в разоренной и оживающей столице. Пьеру все были рады; все желали видеть его, и все расспрашивали его про то, что он видел. Пьер чувствовал себя особенно дружелюбно расположенным ко всем людям, которых он встречал; но невольно теперь он держал себя со всеми людьми настороже, так, чтобы не связать себя чем нибудь. Он на все вопросы, которые ему делали, – важные или самые ничтожные, – отвечал одинаково неопределенно; спрашивали ли у него: где он будет жить? будет ли он строиться? когда он едет в Петербург и возьмется ли свезти ящичек? – он отвечал: да, может быть, я думаю, и т. д.
О Ростовых он слышал, что они в Костроме, и мысль о Наташе редко приходила ему. Ежели она и приходила, то только как приятное воспоминание давно прошедшего. Он чувствовал себя не только свободным от житейских условий, но и от этого чувства, которое он, как ему казалось, умышленно напустил на себя.
На третий день своего приезда в Москву он узнал от Друбецких, что княжна Марья в Москве. Смерть, страдания, последние дни князя Андрея часто занимали Пьера и теперь с новой живостью пришли ему в голову. Узнав за обедом, что княжна Марья в Москве и живет в своем не сгоревшем доме на Вздвиженке, он в тот же вечер поехал к ней.
Дорогой к княжне Марье Пьер не переставая думал о князе Андрее, о своей дружбе с ним, о различных с ним встречах и в особенности о последней в Бородине.
«Неужели он умер в том злобном настроении, в котором он был тогда? Неужели не открылось ему перед смертью объяснение жизни?» – думал Пьер. Он вспомнил о Каратаеве, о его смерти и невольно стал сравнивать этих двух людей, столь различных и вместе с тем столь похожих по любви, которую он имел к обоим, и потому, что оба жили и оба умерли.
В самом серьезном расположении духа Пьер подъехал к дому старого князя. Дом этот уцелел. В нем видны были следы разрушения, но характер дома был тот же. Встретивший Пьера старый официант с строгим лицом, как будто желая дать почувствовать гостю, что отсутствие князя не нарушает порядка дома, сказал, что княжна изволили пройти в свои комнаты и принимают по воскресеньям.
– Доложи; может быть, примут, – сказал Пьер.
– Слушаю с, – отвечал официант, – пожалуйте в портретную.
Через несколько минут к Пьеру вышли официант и Десаль. Десаль от имени княжны передал Пьеру, что она очень рада видеть его и просит, если он извинит ее за бесцеремонность, войти наверх, в ее комнаты.
В невысокой комнатке, освещенной одной свечой, сидела княжна и еще кто то с нею, в черном платье. Пьер помнил, что при княжне всегда были компаньонки. Кто такие и какие они, эти компаньонки, Пьер не знал и не помнил. «Это одна из компаньонок», – подумал он, взглянув на даму в черном платье.
Княжна быстро встала ему навстречу и протянула руку.
– Да, – сказала она, всматриваясь в его изменившееся лицо, после того как он поцеловал ее руку, – вот как мы с вами встречаемся. Он и последнее время часто говорил про вас, – сказала она, переводя свои глаза с Пьера на компаньонку с застенчивостью, которая на мгновение поразила Пьера.
– Я так была рада, узнав о вашем спасенье. Это было единственное радостное известие, которое мы получили с давнего времени. – Опять еще беспокойнее княжна оглянулась на компаньонку и хотела что то сказать; но Пьер перебил ее.